Испытание Аида

Испытание Аида

АННОТАЦИЯ

А что если бы Боги Греции не погибли, как опрометчиво заявляют некоторые из историков? Давайте на пару минут, ну хорошо! На один миг допустим, что существует параллельная реальность и в ней все еще обитают Зевс, Посейдон, Аид, да и вся эта «шайка-лейка» великих и всемогущих. Разумеется, никакой аналогии с нашем миром, никаких исторически параллелей. Просто исключительно совпадение по именам, и быть может… по характерам… Однажды Аиду свалилось счастье, хотя Бог царства мертвых был уверен, что это, во-первых, происки братьев, а во-вторых, сущее испытание. Но обо всем по порядку…

Следи за историей на ПРОДАМАН

 

{От автора:

Вы увлекаетесь историей на столько, чтобы в выходные не погружаться в таинственные миры, придуманные авторами, а с остервенением разыскивать в Интернете крохи информации по Древним Богам? А вот мне посчастливилось. И все бы ничего, если бы…

За окном был великолепный воскресный день, обильно поливаемый весенним солнышком, сквозь полураскрытую форточку доносилось первое робкое пение пташек, а дети ошалевшие от волшебства погоды, орали не хуже мартовских котов. Я же, клацнув механической мышкой на очередной крестик в правом верхнем углу экрана ноутбука, закрыла поисковый браузер.

- Все, больше не могу! – хрипло произнесла, с ненавистью рассматривая морское побережье, красовавшееся на экране ноута. – Боги, греки, уроки… Каждый родителей первый раз учится в школе, когда сам еще ребенок, а потом, сколько детей, столько и вариантов окончания школы.

- Дорогая, может тебе прогуляться? – из кухни раздался голос супруга вызвав на моем лице кривую ухмылку.

Сознание подбросила пару колких ответов, но лень пересилила все остальное. Тяжело опираясь на рабочий стол, я с характерным хлопком закрыла учебник истории, после чего громогласно объявив, что с меня хватит, отбыла в спальню, где завалилась спать, запихнув голову под подушку.

Пробовали спать в таком положение? Во-о-от… И никогда не пробуйте. Кислорода мало, а потому мозг стал вытворять те еще кульбиты. Собственно, эти самые выверты и представлены ниже.}

[Ярость родителя или авторское негодование]

***

- Черт!

Взвыв не хуже кота, которому прищемили причинное место, я подпрыгивала на одной ноге, пытаясь дотянуться до другой. Новые, ну хорошо – вру, прошлогодние туфли приказали долго жить. Каблук сиротливо раскачивался в так подергиванию ноги, тогда как я с ненавистью взирала на будущий финансовый ущерб. И главное! Третий день работы. Я вся такая «причепуренная» вихляя пятой точкой двигаюсь к лифту и нате вам. Мокрый пол. Нога в одну строну, я в другую, а каблук решил укорениться посередине.

- А зарплата только в конце месяца, да и то больше похожа на подачку для поддержания штанов, - причитала я, стоя на одной ноге.

Это только в фильмах-боевиках герои шустро отламывают каблуки от модельных туфель, в моем же случае или туфельки не Prado, или я не бой-баба. И главное, по всем законам жанра сейчас должен был появиться мужчина моей мечты, доломать каблук, а затем на руках отнести мою тушку в кабинет, где под завистливые взгляды сотрудниц опустить в кресло.

- Мечтать не вредно, - выдохнула я.

Скрючившись в три погибели, я сняла вторую туфлю и наплевав на капроновые колготки, побрела к лифту. Понятно, что без кредита мне не выжить. Там, где туфельки, там и чулочки, хотя… А, была не была, куплю в этот раз без каблука, пусть судьба обломится!

Двери бесшумно разъехались, радуя пустотой кабины. Если повезет, то не так уж и опозорюсь. Обратив внимание на приглушенное специальной пленкой зеркало, я смогла рассмотреть горящий взгляд, нервно обкусанные губы, растрепанную прическу и почему-то след бледно-розовой помады на белоснежной блузке. Глупо было предполагать, что, просидев три года дома в качестве фрилансера, смогу быстро акклиматизироваться в офисе. Да, я упертая и целеустремленная, но в этот раз целеустремлённость зашкаливала, а результат был на лицо, точнее на лице.

- М-да, Юлия Владимировна, красота по вам скулит.

Попытка стереть помаду привела к размазанному пятну, волосы послушно укладываюсь в пучок с одной стороны, нагло вылезали с другой, а брошенные в углу туфли давили на психику. Лишь когда мне удалось справится с узлом на затылке, и пару раз пощипав щеки вернуть подобие румянца на скулах, замерла.

- А чего лифт то так долго едет? Всего с пятого на второй этаж спускаюсь…

Стоило словам сорваться с губ, как лифт замер, свет погас, а я позорно заскулила. Кабину несколько раз тряхнуло, отчего я приложилась сначала к одной стене, зачем к противоположной, осознавая, что синяками обзавелась минимум на неделю, а затем…

Господи, как же я орала, кажется напрочь оглушив саму себя. Но ощущать себя внутри лифтовой кабины, которая находится в свободном падение – непередаваемые ощущения. Мат, срывающийся с моих губ закончился за долго до того, как кабина, шмякнувшись, позволила упасть и мне.

Мгновенная боль, затмила разум поглотив его в звенящей черноте!

***

- Вскрывайте корпус, там что-то застряло!

Сквозь гул в ушах, я услышала отдаленный крик, после чего икры от странного оборудования, вскрывающие стену кабины, кинулись ко мне, обещая сжечь заживо.

- Я не что-то, я кто-то! – стараясь перекричать рев инструмента, проорала я.

- Может в пресс?! Душа бы уже просочилась, а там так явно мусор, - раздался каркающий голос в тот миг, когда в стене показалось лезвие циркулярной пилы.

- Я не мусор! – что было сил проорала, на карачках подползая к стене.

Пару раз ударив кулаком, взвыла от тупой боли во всем теле. Лезвие пропала, на его месте появились два металлических зубца, которые потянули часть стены наружу.

- Дионис мне в друзья! – раздался возглас от морды, заглянувшей внутрь.

- Мне капец… - проскулила в этот же момент я, пятясь в противоположный угол.

- Ты глянь! – воскликнула морда. – Живая! Интересно надолго ли? С каких пор нам души в упаковках кидают?

Говоривший исчез и я, забыв про то, что утрам обильно накрасила глаза тушью и подводкой, активно растерла очи кулаками. Лишь опустив взгляд на руки, ужаснулась тому что сделала, но…

- Смотри, уже разлагаться начала! – воскликнула другая морда, заглянувшая внутрь. – Сейчас глаза вывалятся. Может это какая-то особо скоропортящаяся душа?

- Деликатес для Цербера? – уточнил кто-то не попадающий в объектив моего зрения.

- С каких пор Цербер жрет упаковку? – возмутилась морда, придирчиво меня осматривающая.

Внутри меня все сжалось в малюсенький шарик и распалилось до бела, желая взорваться в любой момент. Цербер? Что-то до боли знакомое… Кажется это из мифа… Эх, где там мой историк, в которого были влюблены все девочки, тогда как он смотрел лишь на нашу престарелую географичку? Когда же это было?! А главное где?!

- Так может Цербера и позовем? – озадачился тот, кого я до сих пор не видела.

В этот момент изучающего меня отодвинули и в дырку заглянула первая морда.

- Нет, это она из мазюкалась в каком-то говне. Когда разлагаются приятно воняют, а это все еще духами пышет, надо бы ее из реки полить, а то у Цербера аллергия на цветочные запахи. Так давайте ее оттуда выковарим, - предложила морда, после чего скрылась и в дырке отразилась лишь темнота.

Господи! Как там молиться? Блин и почему, когда надо из головы все выветривается со скоростью торнадо? Цербер… Морды… Да откуда же это?!

Лифт, а точнее то что от него осталось, стали поворачивать. На карачках я поползла, чтобы позорно не свалиться. Бац. На голову упала одна туфля. Бац, вторая приложила по пятой точке. И сложно сказать где именно стало больнее. Как только моя рука уперлось во что-то другое по ощущениям. Кабину дёрнули вверх, и я практически высыпалась наружу. Упав на задницу, не скрывая ужаса озиралась ровно до той минуты, пока не увидела огромную зверюгу, что мчалась как раз на меня.

- Мама… - прошептала я. – Мать моя! – заорала, когда осознала весь кошмар.

Вскочив, тут же побежала в противоположную сторону, в кровь раздирая ноги, так как поверхность была похожа на ровно сложенные лезвия. Удар в спину, позволил пролететь вперед пару метров, и пузом упасть на выступающий камень. Желание двигаться пропало в туже секунду. Надо мной зависла страшная морда, а стекающая с пасти зеленая светящаяся жидкость до боли напоминала кислоту. Благо капала она мимо.

- Я не вкусная, я не мертвая, и я! Я только брокколи питалась, я же ху-де-ла… – провыла в надежде, что меня поймут. – Я внутри черствая и не полезная… Не ешьте меня.

- Что здесь происходит?! – грозный окрик оглушил, заставив и без того трепещущую внутри душу, из последних сил обнять желающее выпрыгнуть сердце. – Цербер, фу! Брось падаль!

- Я не падаль, - всхлипнув простонала, сползая с камня вниз.

Утерев грязным и почему-то рваным рукавом когда-то белоснежной блузки, выступившие слезы, я позволила себе бегло осмотреться. Небо? Если оно здесь предусматривалось, то лично я его не видела, надо мной, правда очень высоко был неровный каменный свод. Казалось я находилась в пещере гигантских размеров. Черная земля, казалась вулканического происхождения, а то что я вначале приняла за острые лезвия, оказалось торчащими камушками. Даже моих познаний в географии хватило, чтобы рассмотреть залежи руды, и каких-то камней. Не исключена, что в последствие и при правильной обработка, очень даже драгоценных. В десяти метрах над поверхностью и в равной удаленности друг от друга висели гигантские шары, распространяющие желтоватое свечение. Уж не знаю, ради света они тут были или ради тепла, но босиком и в разодранной одежде холодна мне не было. Может я и правда умерла?

В сознание всплыли смутные ассоциации. Черный мир, страшный пес или зверь с тремя головами, а их и правда было три, да еще и слюни кислотные и страшные морды… Ад?!

Стоп! Цербер! Значит?

- Аид, это выплюнула триста пятнадцатая шахта и Козик решил, что внутри что-то есть, - произнесла та морда, что склонялась второй.

Аид… Аид! Цербер! Мать моя женщина! Боги Греции! Миф о Древнегреческих Богах. Черт! Я где?!

Мой взгляд по мимо воли метнулся к мужчине и замер, словно мушка, зависшая напротив включенной лампы. Кажется, сейчас меня будут умертвлять… Вспоминая все те рисунки, что я видела в книгах могу лишь прохрипеть: люди, уж не знаю, кого вы там рисовали, но Аид – другой! Высокий, скорее даже мощный. Хм… Двухстворчатый шкаф напоминает. А дальше… Ну не могу я описать, а то описаюсь, при том от страха. Могу сказать лишь одно, или я клиническая идиотка, или именно так должен выглядеть мужчина МОЕЙ мечты. Пока я пожирала жадными глазенками объект вожделения, мужчина, не скрывая удручающих эмоция, рассматривал меня.

- А почему живая? – поинтересовался Аид.

- Убить?! – пыша радостью подскочил Козик.

Взглянув на эту козлиную морду, я сразу оценила юмор того, кто раздавал имена. Существо по комплекции походило на человека. Прямоходящее, правда вместо ног красовались козлиные копытца, а вместо лица, собственно козлиная морда. Особо улыбнули витые рожки несимметрично находящиеся на голове.

- Не торопись, - нахмурился Аид. – Тут кажется могут быть варианты…

- Зевс? – подобострастно подсказал тот, что обладал мордой пекинеса, в остальном как и Козик походил на человекоподобное существо

Мужчина – мечта, едва заметно качнул головой. Подняв руку, он потер подбородок, после чего почесал за ухом урчащего цербера. Правда счастье досталось лишь одной голове, две другие нахально облизывалась, не упуская меня из виду.

- Посейдон? – подсказал Козик.

- Это ж как братцем должно быть скучно, чтобы швырять в мир мертвых, живых, да еще и в таком неприглядном виде… - вроде как размышляя вслух произнес Аид. – Такие гадости, - при этом мужчина прошелся по мне взглядом-сканером, - ближе к моей бывшей теще. Да и бывшая женушка любит именно так мелочиться…

Теща? Женушка? Вот зря я на уроках истории любовные романы штудировала, сейчас бы хотя бы осознала, о чем, а точнее о ком речь. Из потаенных глубин сознание вылезло: и было три брата.

Тьфу!

Сразу перескочила на сказку о Царевне – лягушке и логика выдала: а младший вовсе был дурак. И все бы ничего, если бы в роли младшего я не представила Аида. Тряхнув головой, постаралась выплеснуть мусор, а услышав, замерла.

- Дергается вся, больная что ли? – поинтересовался Козик.

- Даже если больная, она в преисподней, что может быть хуже? – будничным тоном осведомился Аид.

Окружающие его морды включая Цербера, повернулись сначала ко мне, затем синхронно кивнули и вернулись к подобострастному созерцанию мужчины - мечты.

- Разве Госпожа Персефона при всей ее любви к людям могла пожертвовать живой? – раздался робкий голос «пекинеса».

- Она вряд ли, - потирая подбородок отозвался Аид, - а вот мать ее, Деметра, та могла. Уверен, у Зевса даже не спросила.

- А может она утопленница? – поинтересовался Козик.

- А ты видишь, чтобы она была мокрой? – не скрывая сарказма изрек Аид. – И потом, у Посейдона каждая русалка на счету. У этой же ни хвоста, ни жабер, да и на морскую соблазнительницу эта панда не тянет.

- Я не панда! – пискнула в ответ, оскорбленная до глубины души.

- А почему глаза черные? – не скрывая сарказма задал вопрос Аид, спустившись до уровня обещания со смертной, или со смертницей, тут смотря что ставить в приоритеты.

- Запачкалась! - запальчиво выдала я, показывая грязные кулаки.

- Та-а-ак… – протянул мужчина-мечта.

Замерли все, а некоторые, включая меня даже дышать перестали. Аид отпихнул излишне наглую морду Цербера, вынул их кармана брюк, что заставило меня оторваться от созерцания лица мужчины, дабы окинуть весь образ жадным взглядом. И если честно, то увиденное меня слегка шокировало, хотя, казалось бы, ты милочка под землей, куда уж больше-то? Ан нет, есть еще сюрпризы. Так вот, Аид, облаченный в мужской костюм, будто только что от портного, блеснул белозубой улыбкой, что гармонировала с белоснежным же платком, вытер руки и…

- Козик, деву в мой дворец. Отмыть, переодеть и пусть Гуля ее накормит, - на это я лишь икнула, - как живую накормит, - уточнил Аид, по-своему расценив мой «ик». – Пес, - и наконец-то я осознала, как кличут пекинеса, а что, ему подходит, - позаботься о том, чтобы нимфы узнали, что в моем царстве объявилась живая.

-Слушаюсь, Господин, - склонил голову «пикенес». – Сдается мне сплетницы и часа не вытерпят, как Афина с Афродитой все будут знать, а там уже и до Зевса долетит слушок-то…

- Пес, мне казалось в твоей голове больше мозгов. Если девки захотят большего, то сами поспешат к Зевсу, ну на крайней случай Гере доложат, но чтобы вмешивать нашу строптивую красотку… Не-е-ет… Хотя… О! Сделай так, чтобы и нимфы узнали, и Афродита… Посмотрим кому такая информация больше по вкусу.

- Слушаюсь, Господин, - еще раз склонился Пес, после чего поспешил в ту сторону откуда слышались стоны и крики.

- Козик, пусть Гуля позаботится о нашей жертве игр, не спроста ее закинуло именно ко мне. Можно было бы убить, но не чую я в ней души, что мне бы предназначалась, - произнося это Аид окунул меня в свои очи, и я аж задрожала от предвкушения.

Тут же смутившись, отвела взор мысленно ругая себя и надеясь, что мат мой не долетит до сознания Аида. Хватит и того, что я млею от одного только вида Бога «мертвого царства».

Козлик подскочил и пока я хлопала ресницами, щелкнул пальцами перед моим носом. Тело обмякло, а голос пропал. Мою тушку бесцеремонно взвалили на плечо, ощутимо приложив пятерней по пятой точке, после чего копыта зацокали по черной поверхности, а я пыталась удержать голову, чтобы не тыкаться носом в задницу козлу. Пару раз мой взор улавливал приближающуюся темную реку. Вот только сознание отказывалось помогать в диагностике места и событий меня окружающих.

Да, Царство Аида. Да, преисподняя. Да, тут не место живым. Вот только мертвой я точно не была.

***

Мельтешение перед глазами заставило организм содрогнуться в приступах не слишком приличных для девушки. Усилием воли я сдержалась.

Шаг. Голова ударяется об задницу козла, затем яркая вспышка, я жмурюсь, чтобы через пару шагов ощутить, как мою тушку кидают на что-то мягкое. Глаза открыть не могу – слезятся.

- Гуля!

Крик Козика оглушил на столько, что я потянула руки к бедным ушкам, параллельно отмечая, что опять ощущаю собственное тело и кажется могу говорить.

- Гулька! – повторно гаркнул прихвостень Аида.

В этот момент я справилась с недугом и разлепила веки. Окинув жадным взором помещение, в волнение села, таращась по сторонам. Небольшая комната включала в себя практически безразмерную кровать, под, о ужас, розовым балдахином, резной комод, не более полутора метров в высоту и две абсолютно одинаковых двери. Пока я беззвучно открывала рот, пытаясь сформулировать вопрос, одна из дверей распахнулась, явив… Скорее всего это была девушка.

- Чего орем? – прозвучал удивительно мелодичный голос из уст «газели».

Нет ну правда, стройное девичье тело венчала голова газели с такими удивительными глазами, что хотелось всплакнуть от умиления. Гуля сделала пару шагов внутрь, не обращая внимания, что дверь за ее спиной захлопнулась, после чего сложила руки перед собой, как раз на кармашек белоснежного передничка, так как была красотка облачена явно в наряд горничной, и пару раз взмахнув пышными ресничками, слегка передернула ушком, привлекая мое удивленное внимание к крохотным кисточкам на кончиках ушей.

Полностью игнорируя мой шок, Козик пересказал приказ Аида, а затем щелкнул хвостом, который я только сейчас удосужилась заметить и исчез в взвившийся от пола серой дымке.

- Это что?! – ахнула я, тыкая на еще клубящийся дым.

- Хм, сера, - пожала плечами Гуля. – Слуги Аида все так перемещаются. Тут милочка, пешком не набегаешься. Живая значит… Ну что ж ты такая чумазая-то? – всплеснула руками девушка, более придирчиво меня осмотрев. – Идем, вымою для начала.

Не к месту вспомнились «русские народные сказки». Там правда Баба Яга была, но она тоже сначала мыла, потом кормила, так сказать фаршировала, а потом на лопату и в печь. И так эта аналогия мне не понравилась, что я замотала головой, пятясь по кровати в дальней угол.

- Эй, припадочная! – взвилась Гуля. – Ты сейчас все покрывало попачкаешь, Афина потом орать же будет как убиваемая!

- Афина?! – ахнула я, пулей слетев с кровати. – А что Афина делает у Аида?!

- Ну, милочка моя, личная жизнь нашего Господина, это его личная жизнь, - забавно закатив глаза под веки выдала «газель».

- Аид с Афиной?! Но! Но! Аид же женат на Персефоне! – выдала я самое яркое воспоминание из уроков по истории.

- Был! – припечатала Гуля. – И слава Зевсу, что он забрал свое чудовище обратно, правда говорят до Олимпа не довел, по дороге у людей потерял.

- У людей? – зацепилась я за самое важное. – А где люди?!

- Ну так известно где, - пожала плечиками «газель», - на земле. Только мир наш замкнулся, доходит до часа икс, разлетается на мелкие осколки, а на затем все сначала. Одно и тоже… Эх… Если нам это так надоело, то представляешь какого людям?

- Сдается мне люди не в курсе, - задумчиво произнесла я. – Ну по крайней мере я даже не догадывалась, что все вы, – я ткнула пальчиком в Гулю, - греческие боги, еще существуете.

- Какие боги?! – насторожилась «газель».

- Греческие, - уверенно ответила я.

- Хм, не знаю таких, - отмахнулась девушка. – Идем мыться, скоро тут будет весело, а тебе бы еще поесть, а то второй раз могут и не покормить.

***

Сложно сказать сколько прошло времени, так как шторы на окнах были плотно задернуты, а под потолком комнаты висело два прозрачных шара с живым огнем, но по ощущениям не менее трех часов. Я с жадностью рассматривала свой новый образ в мутном овальном зеркале, пытаясь понять, что не так?

- А ты хорошенькая, - произнесла Гуля, сканируя меня своими звериными глазами. – Хрупкая слишком, но человеку это простительно. Интересно, зачем ты Аиду?

- Надеюсь не для жертвоприношений, - пробурчала я.

Лимонное платье, создавало слишком сильный контраст с темными волосами, карими глазами, которые умелыми руками «газели» превратились в блюдцеобразные очи. Крупные кудри, которые казались приклеенными друг к другу, удивительным каскадом спадали на плечи и обнаженную спину. Две крупные заколки, поблескивающие драгоценными камнями, не позволяли локонам падать на лицо. Наряд струился вдоль тела, приятно холодя кожу и неоднозначно намекая, что нижнего белья под платьишком не наблюдалось. Передернув пальцами ног, обутых в босоножки с причудливым переплетением ремешков, я резко выдохнула и обернулась к Гуле.

- Судя по шуму с первого этажа, скоро прибудут главные действующие лица, - криво улыбнулась горничная.

Пока я с помочью Гули принимала ванную, ела и одевалась, девушка поведала мне о предстоящих событиях. Наличие живого человека в царстве мертвых – сложность прежде всего для Аида. Даже если он берет себе души в услужение, то всегда создает полузвериные тела, так было безопаснее. Человеческие тела, словно чашки из самого хрупкого фарфора, чуть сильнее сожмешь и раскрошится. Некоторое время назад, Деметра, которая мечтала о том, чтобы вернуть дочь, подбросила в кровать Аида умирающую человеческую девушку. В тот день Аид задержался на обеде у Зевса, и несчастная испустила дух на глазах у вошедшего Бога мертвых. Зевс с Посейдоном бушевали не на шутку. Аид поклялся, что защитит свой мир и не позволит живым сюда проникать. Еще дважды после этого Деметра с Аресом пытались подсунуть не до конца мертвых, но каждый раз Цербер успевал закрыть пути возвращая тела на землю.

Спустя время Аид застал Персефону с Гефестом. И сколько бы богиня не клялась, что Гефест учил ее летать, Аид не поверил. Довольна Деметра потребовала развода для дочери. Никто не верил, что такое возможно, но Зевс дал развод, при условии, что Аид не тронет ни одного живого существа.

- А если тронет, то что? – растягивая слова поинтересовалась я.

- А вот если тронет, то Посейдон с Зевсом лишат Аида равноправия. И тогда все решения среди богов будут принимать лишь они.

- Как у вас все запутано…

- И да, и нет, - усмехнулась Гуля.

По словам девушки, не бывает добра без зла и зла без добра. Только на контрасте можно увидеть белое в черном. А если белое лежит на белом, то его просто не существует. Признаться, я задумалась над этой философией, но ненадолго. В этот момент Гуля приглаживала мои космы и дернув расчёской, добилась слез на моих глазах.

- Вот об этом я и говорю, - лукаво произнесла «газель», завивая локоны.

О том, что в царстве мертвых появилась живая девушка, к вечеру узнают все. Разумеется, оба брата тут же захотят увидеть меня своими зоркими глазами, а так е понять насколько сильно я уже пострадала. И тут все будет зависеть… Нет, не от меня, а от того захочет ли Аид дальше играть в игры Богов, или же закроет свое царство, от вмешательств извне. Признаться, я мало что поняла, но Гуля меня успокоила:

- Сыграй свою роль и Аид отправит тебя домой. Поверь, душ в этом месте более чем достаточно. Лишняя не нужна.

На это я лишь кивнула. Пока жива, пока здорова, синяки и ссадины умелыми манипуляциями Гули, испарились без следа, да еще и домой обещаю отправить – красота. Что там надо сделать? Разум отказывался воспринимать действительность. Пару раз я пощипывала себя за ляжку, убеждаясь в том, что болезненные ощущения никто не отменял, но слишком нереальным казалось все это: Аид, Цербер, да и все это, включая рогатую Гулю…

Поманив меня рукой, «газель» подошла к двери и приоткрыв ее осторожно выглянула. Ухо девушки дернулось, будто прислушиваясь к происходящему в коридоре, после чего она кивнула и смелее распахнула дверь, маня меня за собой.

Коридор, как коридор. Ничего особенного. Серые стены, с массивными светильниками через каждые три метра. Правда внутри прозрачных шаров прыгал, будто живой, огонь, то и дело врезаясь в преграду из стекла. Пол каменный. Потолок ровный, белый, скучный. По пути к лестнице нам встретилось еще две двери, по одной справа и слева. Вот, честное слово, ощущение что в офисном здание, только свет диковатый.

- Осторожней, - предупредила Гуля, замирая на верхней ступеньке.

- Ого… - удивилась я.

Под самой лестницей, которая будто парила в воздухе, протекала огненная река, представляющая собой живую лаву. Между ступеньками не было даже соединяющей конструкции, не говоря уже о перилах. Лестница вниз…

- Я не пойду, - слегка заупрямилась, пятясь назад.

- Это лишь твой страх, - пожала плечами Гуля. – Вот смотри, наступаешь на ступеньку, а дальше, просто голову держи прямо и смотри вон на ту площадку. Видишь?

«Газель» протянула руку и указала пальчиком на небольшой островок, что подсвечивался прыгающими огоньками. Казалось до площадки не менее двухсот ступеней. Я столько точно не пройду.

- Идем! – уверенно приказала Гуля, наступая на первую ступень.

Образ девушки подернулся туманом. Пару секунд ушло о оценку того, что лучше, за Гулей в лаву, или обратно в комнату. Победило бабское авось. Подхватив подол наряда, чтобы ненароком не свалиться в лаву раньше положенного, я последовала за рогатой девушкой.

Шаг. Ступенька. Шаг…

- Ой! – поражённо выдыхаю я, рассматривая прыгающее вокруг меня огоньки.

- А ты боялась, - попеняла меня Гуля.

- Могла бы и предупредить! – возмущенно пискнула я.

- Не могла, - пожала плечами девушка. – Это твое испытание на степень доверия. Если хочешь домой, значит будешь доверять Аиду, несмотря на то, что он – Бог царства мертвых.

- Да куда я денусь, буду конечно… - пробурчала, внутренне порадовавшись, что прожжённая атеистка и в принципе перед богами не способна раболепствовать.

Хотя…

***

Дикий контраст! Это первое, что пришло в голову, когда через несколько метров небольшая площадка, вокруг которой была лишь чернота бездны, сменилась очередным офисным коридором. А уже он уперся в мощные двухстворчатые двери.

- Дальше сама, - произнесла Гуля и не дав мне перевести дух, распахнула преграду, слегка подтолкнув меня внутрь.

- Ить… - вякнула я, делая шаг в огромный зал.

Дух захватило. Хотелось облизать жадным взглядом готический интерьер, усиленный небольшими акцентами в стиле хай-тек. Как любила говорить моя подружка: «совмещай несовместимое, и все решат, что ты на гребне моды». Разумеется, будучи дизайнером по проектированию технических деталей, безусловно относила себя к творческим личностям, но в этот раз. Застыв с открытым ртом, я поражалась тому, как тринадцать колон, испещренных сценами истязания человеческими пороками, поддерживают прозрачный купол, над которым проплывают тучи, окрашенные желто-красными отблесками, казалось заходящего светила. Вот только какое солнце могло быть под землей? Взгляд непроизвольно скользнул по стенам, что от бликов, проникающих через потолок, меняли очертания и казались живыми. От темно-серого, до бледно-сиреневого, они позволяли воображению верить, что, если к ним прикоснуться, они поглотят тебя, растворяя в своей собственной реальности. Но все это меркло перед полом. Изрубленные плиты черного мрамора, пронизанные буро-синими жилами, кое как сложенные меж собой, создавали идеально ровную поверхность.

Нет, это был не зал! Это был живой организм, и он приглашал вас в свое нутро, чтобы либо подарить вам невероятные ощущения, либо проглотить, переварив без воспоминаний.

- У Афродиты появилась новая ученица?

Раздавшийся голос заставил чуть-ли не подпрыгнуть на месте. От одной из колонн отделился мужчина, и плавной, но уверенной походкой направился в мою сторону.

- Или ты не приспешница моей сестренки? – усмехнулся мужчина.

- Арес!

Окрик, многократно усиленный эхом помещения, затормозил мужчину и добавил нервных мурашек моему телу. Даже не видя говорившего я знала – Бог царства мертвых.

- Аид! – в ответ гаркнул Арес, резко обернувшись. – Что за дева, да еще и живая, не боишься гнева Зевса?

- С каких пор я, Аид, должен Зевса бояться?

Если уж я услышала ехидства в голосе брюнета что, чеканя шаг пересекал зал в направлении меня, то Арес и подавно. Жаль не видела лица Бога войны, но интуиция шептала, гримаса должна быть характерной.

- Позволь узнать, Арес, чем обязан видеть твою не слишком приятную физиономию?

- Аид, - рассмеялся в ответ тот, кто сталкивал лбами людей. – Неужели до сих пор не можешь мне простить Персефону?

- Тебе?! – удивился Аид. – Неужели с тобой моя бывшая тоже побывала?

- Со мной?! = удивился Арес. – А с кем еще, кроме меня? – на последнем вопросе мужчина сделал особое ударение.

- Ох уж эти богини, - остановившись напротив Ареса, Аид сложил руки на груди.

Я не могла отвести от него взгляда. Свободные легкие черные брюки, стального цвета атласная рубашка, расстёгнутая на пару пуговиц, придавала образу изысканность, смешанную с неряшливостью.

- Так что за цыплёнок? – Арес, не оборачиваясь, рукой указал на меня.

На миг затаив дыхание, я дождалась пока Аид окинет меня взглядом-рентгеном, и лишь потом, не скрывая титанических усилий, вскинув голову произнесла:

- Вообще-то говорить о человеке в его присутствие так, будто его тут нет, не прилично.

- Ха-ха-ха… - рассмеялся Арес. – Богам можно все!

- Да, но лишь до тех пор, пока о вас не забудут! – рявкнула в ответ, сцепив руки на груди.

Злость застила глаза. Да что они себе позволяют?! Может кто-то еще и верит в их мощь, но только не я! В моем понимание они уже не история, они пыль на пороге разрушенных храмом, груба воспоминаний, за которые цепляются неудачники, прикрывающиеся желанием изучать историю. А если вспомнить голливудские фильмы, снятые за последние годы, так среди богов нет ни одного приличного. Так, скопище озабоченных родственников, переспавших друг с другом, так как гордость не позволяла снизойти до людей. Тьфу! Пошло, мерзко и... Правильно, что о них забыли!

- Что ты сказала?!

Миг, когда Арес оказался возле меня, был настолько коротким, что дыхание перехватило.

- Что о вас давно забыли и никто уже не считает вас богами! – упрямо произнесла я, не отрывая взора от темнеющего взгляда.

- Смелая, да? – прошипел Арес, рука мужчины взметнулась, но ударилась о невидимую преграду. – Что?!

Бог войны резко обернулся, к невозмутимо стоящему Аиду.

- Сними защиту! Эту человечку стоит наказать!

- Не в моем доме, - лениво ответил Аид.

- Ты слышал, что она сказала?! Нас забыли?! – не унимался Арес.

- Ну так, свали на землю, - отозвался хозяин залы, - страви пару городов, заставь вспомнить, что без тебя они могут лишь проигрывать и получишь очередной храм.

- Вот еще! – натурально насупился мужчина, который по идеи должен внушать ужас. – Моими руками хочешь свое царство новыми душами пополнить?

- Скорее это ты, моими руками в очередной раз хочешь развлечься, а пока Зевс будет разбираться что и к чему, души уже у меня будут, - усмехнулся в ответ Аид.

Затем опустив руки, запихнул их в карманы брюк, и медленно направился ко мне.

- Откуда ты?

- Из лифта, - попав в плен глаз Аида, прошептала я.

- Это я уже знаю, - губы мужчины тронула улыбка. – Почему ты решила, что нас забыли? Если бы это было так, то мы давно бы переместились в другой мир.

- В другой мир?! – эхом отозвалась я, медленно сведя брови.

Тень догадки мелькнула в сознание. Озвучить не успела. Посреди залы грянул гром, развернулось две воронки, одна была словно огромное грозовое облако, тогда как вторая напоминала торнадо на море. Из водяного вихря вышел статный мужчина, в джинсах и аляпистой рубашке, а из облака седоволосый громила, в белоснежном костюме-тройке.

- Аид! Верни живую! – рявкнул седоволосый, усилив голос раскатами грома.

Была бы зайцем, заткнула бы ушные раковины своими же ушами, а так лишь голову в плечи вжать пыталась и то безрезультатно. Чего орать-то? Чай не глухие!

- Вот она, забирай!

Бог царства мертвый указал на меня, при этом подмигнув. Седоволосый медленно подошел ко мне, но в тот момент, когда его рука зависла над поим плечом, проскользнула черная молния, откидывая «нехорошего дядю на пару метров в сторону.

- Аид! Что происходит?! – взвыл седоволосый.

- Зевс! Перестань орать, тут глухих нет, - отозвался Аид, откровенно веселясь. – Если ты не понял, то девушка не принадлежит нашему миру.

- Как это?! – удивился тот, кто, запихнув руки в карманы джинсов, раскачивался взад и вперед.

- Посейдон, попробуй ты! – приказал Зевс, поднимаясь с пола, при помощи Ареса, который с прищуром смотрел на меня.

Скажу честно, желание добежать до Аида и спрятаться за его спиной, стало всепоглощающим.

- Да-да, Пос, ты попробуй, авось и тебя приложит, - не сдержался Аид.

- Да пошел ты! – рявкнул владыка глубин. – Это уж точно не моя, у меня таких…

- Убогих? – откровенно веселясь подсказал Аид.

- Да пошел ты! – взревел Посейдон.

После чего взмахнул рукой и сделав шаг скрылся в потоках воды, которые схлопнулись сразу после этого, оставив лишь небольшую лужу на полу. Хм, о неприличном думать не хотелось, но казалось, как будто Бог обгадился…

- А чего Пос такой нервный? – поинтересовался Аид, игнорируя мои немые призывы.

Бог царства мертвых подошел к хмурящемуся Зевсу, и встав рядом устремил свой взор, на меня.

- Не спрашивай, - отмахнулся седоволосый. – Сначала создал гарем, а теперь не знает куда своих баб хвостатых распихать.

- А у тебя как? – поинтересовался Аид, сложив руки на груди, и опять подмигнув мне.

- А то ты не знаешь, - сжав челюсти так, что желваки проступили на скулах, отозвался Зевс. – Все зло от баб. Стоп. Ты мне зубы то не заговаривай, - спохватился громовержец. – Что с этой делать собираешься?

- Пока не знаю, - пожал плечами Аид. – Если ни ты, ни Пос ее не присылал, то что она тут делает?

- Когда в прошлый раз человек попал в твое царство…

- Я стал свободным богом, - усмехнулся в ответ Аид, вспоминая что именно смертный помог решить проблему с разводом. – Вот только сейчас это явно другая история.

- М-да… - протянул Зевс. – Арес, ты чего пыхтишь так, будто бабу впервые увидел?

- Так иномирянка же, - с придыханием отозвался Бог войны.

- И что? – хором спросили братья.

- Отдайте ее мне, она хорошенькая, я ее пихну одному князю, потом другому, столько войн развяжу.

- Я тебе что девка дворовая?! – взвилась так, что аж на визг перешла.

От неожиданности все трое подпрыгнули.

- Ух ты! Разговаривает, - выдал улыбающийся Зевс. – Ну раз так, то скажи-ка нам милая, что ты тут делаешь и зачем пришла?

- Идиотизм какой-то, - буркнула я, стрельнув в сторону Ареса суровым взглядом. – Я из лифта выпала. И вообще, я домой хочу! Мне на работу надо! У меня там вообще – испытательный срок!

- Позволишь? – спросил Аид у Зевса.

Седоволосый кивнул, и Бог царства мертвых медленно подошел ко мне. Во все глаза я смотрела на идеальные черты лица, боясь опозориться. Аид медленно поднял ладонь, едва заметно улыбнулся и прошептал:

- Не бойся.

После чего его прохладные пальцы коснулась моего лба, а затем я провалилась в пустоту.

Бдыж… Шии… Бдыж… Шии… Бдыж… Шии…

Вы когда-нибудь слышали, как волны плещутся о камни в полной темноте? Нет?! Тогда вам не понять. Нет я не видела море, я его слышала, чувствовала, кажется я сама была морем, и мои мысли, словно волны разбивались об острые утесы, точа вековые камни.

- Юля… Юличка, возвращайся… Юля…

Очередная волна пожелала разбить убрать с дороги вредный камень, что мешал ей двигаться дальше, и я испытала кратковременную боль, а затем…

- Очнулась?

Раздавшийся голос заставила глаза распахнуться во всю свою ширь. Я возлежала на руках у Аида, при этом ощущая такой покой и счастье, что все, на что меня хватило, это улыбнуться.

- Бред какой-то… - произнес со стороны Зевс. – Я до нее дотронуться не могу, а от тебя она млеет так, будто ты единственное божество. Что за мир-то такой, дерьмовый?!

- Завидуешь? – усмехнулся Аид.

Мне же хотелось треснуть Зевса чем-то тяжелым, чтобы потерялся. Брюнет нес меня по волшебной лестнице, а седоволосый тащился за нами.

М-м-м… Такой мужчина… Нет, не громовержец, Аид конечно. Эх, вам не понять!

- Сочувствую, - отозвался Зевс, и я мысленно пожелала ступенькам под ним подломиться.

Чуда не произошло. Стоило Аиду подойти к одной из дверей, как та распахнулась, явив скромную комнату с неширокой кроватью. Именно на нее меня аккуратно положили, после чего хлопнув в ладоши Бог царства мертвых приказал:

- Гуля, присмотри за нашей гостьей!

Лично я ответить не успела, оба Бога резко развернулись и покинули комнату, характерно захлопнув дверь. Возможно, если бы потолок был из штукатурки, то она обязательно бы осыпалась на мою удивительную прическу, а так, лишь шторы на окне колыхнулись в знак несогласия с чужими эмоциями.

Словно из ниоткуда в комнате появилась Гуля, держа на руках небольшой поднос с графином из мутного стекла и стаканом на металлической ножке.

- И как тебе братья Господина? – поинтересовалась «газель», медленно двигаясь вдоль кровати к только что замеченной мной тумбочки. – Мне раньше Зев нравился, но после истории с Персефоной… Разонравился.

- И что же произошло, с женой Аида? – поинтересовалась я.

- Ну я же уже говорила, - всплеснула руками Гуля, как только опустила поднос на тумбочку. – Дура она, хоть и божественная. Иногда мне кажется, что они не боги, а так чуть более успешные люди, правда лишь до тех пор, пока не плюются своими возможностями на право и налево.

- Гуль, - подалась вперед я. – А почему у тебя голова… Звериная?

- Потому, что я в услужение у Аида, - пожала плечами девушка, как будто это все должно мне объяснить.

- Информативно, - грустно усмехнулась я.

- Была бы ты мертвая, он бы и тебя в скорлупку запихнул, - отозвалась «газель», подходя к окну, и чуть отодвинув штору.

Никаких лесов и гор на горизонте не наблюдалось, лишь непролазная темнота. Царство мертвых…

- На вот, - Гуля указала рукой на графин, - выпей, тебе надо отдохнуть, а завтра соберётся Олимп и решит, что с тобой делать.

- Что значит соберётся? – прохрипела я, осознав, что глотнуть водички не помешало бы.

- Понимаешь… - протянула Гуля, резко обернувшись. – Для Аида ты словно приговор, и только тот факт, что дотронуться до тебя могут лишь Господин и его подопечные, говорит о том, что не он тебя похитил. Ты наша, но живая, а такого быть не может.

- И что теперь делать? – я пригубила из бокала, дивясь кисловатому привкусу прозрачной жидкости.

А потом… Гуля еще что-то говорила, и я даже задавала ей какие-то вопросы, вот только веки сомкнулись, я тихонечко сползла вниз, отставляя бокал. На тело легло покрывало, в которое тут же закуталась, и пару раз поерзав по подушке, запихнула под нее руку, чтобы уже через пару мгновение улететь вниз…

***

- Аид, откуда эта девушка в твоих владениях? – раздался резкий, как удар плети голос.

- Не поверишь, но и правда из лифта, - отозвался брюнет, рассматривая алую густую жидкость в граненном бокале на металлической ножке.

За столом, похожем на половину круга, стояло три кресла, в одном сидел Бог царство мертвых, на спинку другого опирался Зевс-громовержец, а вот третье пустовало. Его владелец, стоял спиной к братьям, помешивая тлеющие угли в огромном камине.

- Пос, Аиду удалось считать воспоминания подопечной, - произнес Зевс, протягивая холеные пальцы к бокалу, стоявшему на столе.

- Она не моя подопечная, - усмехнулся в ответ Аид, - но да, ты будешь удивлен.

- Хочешь сказать, что это знак? – поинтересовался Посейдон, обернувшись к братьям. – Пора паковать пожитки?

- Больше похоже на предупреждение, - отозвался Аид, одним глотком осушив бокал, однако не успел поставить его на столешницу, как емкость опять оказалась наполненной. – Она из мира, в которым мы были… Когда-то… Только боюсь сами уже не помним об этом.

- Да? – искренне удивился Зевс, после чего обошел кресло и опустив в него свой величественный зад, взмахом руки попросил продолжить.

- Зев, - насупив брови, произнес Аид.

Жестом, Бог царства мертвых, пытался дать понять все то пренебрежение, что испытывал к излишней показушности братьев, вот только старшим было наплевать. Хотя, старшим ли? Ведь по приданию вся троица появилась одновременно.

Так сложилось, что если в одном мире богов Олимпа забывали, переставали в них верить, или просто разрушали сам миф божественности, то пламя горы, а точнее лава из реки мертвых по жерлу вулкана поднималась вверх, и души мгновенно сгорающие в этом огне, разжигали жар, превращая его в смертельные последствия. Лава обрушивалась на гору, уничтожая Олимп. Смертные видели, как Боги сгорают в смертельном огне, лишая их своей благодати. Сами же жители Олимпа, попадали в другой мир. Туда, где в их помощи нуждались местные. Вот только высшие силы лишали их памяти о прошлых деяниях, позволяя раз за разом начинать сначала.

Щелкнув пальцами, Аид призвал шар, что клубился алыми всполохами. Приложив к нему левую ладонь, сбросил информацию, добытую из сознания девушки. Как только божественные пальцы покинули око, шар треснул, из него поддалась вверх едва заметная струйка, на глазах превратившись в туманный прямоугольник, на котором стали мелькать несвязанные между собой картинки.

- Я ничего не понимаю, - пожаловался Посейдон, занимая место в своем кресле.

- Сейчас поймешь, - усмехнулся в ответ Аид, сам недавно испытав такой же сумбур.

Обычному взгляду стало бы не понятно, что именно сделал брюнет, но уже через минуту, на туманном прямоугольнике появилась картинка, повествующую историю появления богов Олимпа в родном мире девушки. Если сначала Зевс и Посейдон наблюдали за происходящем со снисходительными ухмылками, то чем ближе история стремилась к кульминации, тем сильнее напрягались руки Богов, неосознанно сжимающие поручни кресел.

Огненная лава выплёвывала смерть, поглощая жизни людей. Предсмертные крики наполнили помещение. Три пары глаза смотрели на то, как картинка таит, пряча то, что каждый раз переживают забытые Боги. Они никогда не говорили об этом, но каждому из них время от времени снились сны, в которых их тела сгорали, причиняя невыносимую боль божественной сути.

- Значит все это правда… - облизнув пересохшие губы произнес Посейдон, не глядя, пытаясь дотянуться до своего бокала. – Смотри ка, в том мире ты остался с Персефоной, - произнося это, Пос подмигнул мрачному Аиду.

- Может именно поэтому мы там и погибли? – заломив бровь отозвался брюнет.

- Прекратите! – рявкнул Зевс, не замечая, как за спинкой его кресла, повисла маленькая грозовая тучка. – Кто прислал к нам вестника и зачем?!

- Если предположить, что история повторяется раз за разом, о чем мы и так догадывались, то…

- Скоро финал… - слова, произнесенные Посейдоном, упали как камни, сверзившиеся с Олимпа. – Что будем делать?

- У нас два варианта, - передернув плечами, словно пытаясь снять груз усталости, накопившийся за века, произнес Аид, - мы можем, как ранее предложил Пос, поковать вещи и готовится к покорению нового мира, либо…

- Либо вытрясти из этой человечки подробности и сохранить то что мы имеем. Мне надоело скитаться! - запальчиво произнес Зевс, ударив ладонью по столу, тучка за креслом увеличилась вдвое.

- Что, надоело раз за разом, терпеть измены Геры? – усмехнулся в ответ Бог морей.

- О дорогой братец, поверь, Гера, по сравнению с Афродитой, сама скромность.

- Стоп! – воскликнул Аид. – Не о том! Какая разница Гера, Афродита, или Афина… Все они сгорят в жерле вулкана, а нам опять все с начала!

- Вот интересно, почему имея выбор, я все равно беру Геру? – вроде как озвучив вопрос вслух, Зевс сгорбился в своем кресле, погружаясь в грустные думы.

- Потому что самого выбора, тебе никто и никогда не давал, - крутя меж пальцев опустевший бокал молвил Посейдон. – Это кажется, что выбор есть, но заметь, ты не сможешь стать мной, а я Аидом, так что все предопределено в тот миг, когда наши стопы касаются Олимпа в очередном мире, который нуждается в нашей божественной благодати. Ведь именно благодаря нам появляются все остальные.

- И как нарушить этот круг? – буркнул Зевс, все еще прибывая внутри своих дум.

- Вопрос не в том, - хрипло произнес Аид. - Не в том, чтобы понять, как, а в том, чтобы понять… А зачем?! Допустим, что у тебя появится возможность, и ты захочешь что-то изменить. Что?! Что, ты поменяешь?!

- Я? – очнулся Зевс, задуманным взором о смотрел сначала на Посейдона, а затем на Аида, после чего, робко улыбнулся, а затем запрокинув голову назад рассмеялся в голос. – Ну для начала, я бы тебя милый братец, женил на Гере! Думаю, твоем царству мертвых не хватает настоящей змеи! Потом… Не пустил бы Афродиту на землю. Пусть красавица и дальше бы возглавляла отряд похотливых сирен. А затем… Я бы никогда! Слышите? Никогда бы не женился! Все зло от баб!

- Вот уж спасибо! – хором молвили Аид и Посейдон.

- То есть сам бы он жил и здравствовал, а мы бы мучались? – продолжил Бог морей. – нет уж. Пусть все остается так как есть, видимо в этом наше божественное предназначение, быть такими же как люди, но страдать за свои проступки вечность.

- И все таки, что делать с девушкой? Кстати, как ее зовут?

- Юля… - выдохнул Аид и тут же напрягся.

Незваный, но знакомый гость нарушил границы его дома, и принес с собой смертельно опасное оружие. Нет, не для него, но…

- Она ее убьет! – рявкнул Аид, вскакивая со своего места.

Вслед за Богом царства мертвых комнату покинул Зевс, лишь Посейдон продолжал созерцать огонь, который был полной противоположностью сути властителя морей.

- А я всегда говорил, все зло от баб…

***

Следить за историей: 

855 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Готовый сайт из галереясайтов.рф