Аленушка и братец ее – козел

Аленушка и братец ее – козел

Аннотация: В современном мире не всякая старшая сестра кинется спасать младшего непутевого братца, прекрасно осознавая, что он – козел. Вот только Алена слишком ответственная личность. А меж тем коварная Судьба уже припасла ей непростое приключение. Выдержит ли Аленушка испытание? Спасет ли своего братца Иванушку и победит ли в неравной схватке со злом? Стоп. А может, она и сама не такая уж «добрая»?

На "Призрачных мирах"

Доступные форматы: FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3

 

 

Пролог

 

Как же ему надело это помещение! Зачем каждый раз облачаться в одеяние, которое морально устарело? Эти тряпки уже давно не внушали страха тем, кто появлялся перед его взором с одной единственной целью - обменять контракт на желание. И ладно бы мечты у них были достойные… Допустим, власть, читай - могущество, деньги, читай - богатство, так нет же. Всё чаще или любви им подавай до гроба, и ведь даже не уточняют до чьей именно смерти, или же жаждут познать то, что и ему-то неведомо. А ведь раньше было проще. Эх, и куда катится этот мир?

Мужчина поправил плащ, перетянул черные, как сама бездна, волосы серебристой резинкой, размял плечи и медленно опустился в кресло с высокой спинкой. Его взгляд блуждал по комнате. Почти сто метров пространства, в котором лишь это кресло и большие двухстворчатые двери. За всё время, что он себя помнит, открывались они лишь раз, для того чтобы впустить его в этот мрачный зал.

А ведь многие завидовали ему. Ну как же, демон, заключающий сделки с ведьмами и ведьмаками. Ха, наивные! Уже давно не появлялось интересных предложений. Так, бездарная мелочевка.

Щёлкнув пальцами, он материализовал серебристую маску. За спиной появился огромный камин. Вспыхнул огонь. И не то, чтобы в комнате было холодно, просто всё это - обязательные атрибуты его должности. Тем, кто сегодня придет за договором, должно быть ясно: нарушишь условия - сгоришь заживо. Мужчина устало выдохнул, мысленно досчитал до пяти и приложил маску к глазам. Она мгновенно стала неотъемлемой частью лица. Помещение заволокло серым дымом. Тем, кто материализуется тут через некоторое время, будет видна лишь фигура в кресле со страшной маской на лице. Огонь, освещающий силуэт, и серый туман. Вот она приемная ада во всей своей красе.

Звук гонга заставил мужчину чуть сжать пальцы на подлокотнике кресла. Началось.

- Повелитель, - прошелестел тихий женский голос.

Девушка присела в глубоком реверансе. Распущенные рыжие волосы лишь слегка прикрывали белое обнажённое тело. Красивая? Хм, возможно, вот только он видел и красивее. Она медленно подняла голову, и он позволил себе тень улыбки. Интересно, а девушка ведь не впервые посещает эти стены. Она хорошо усвоила все правила игры. Если решилась на повторное обращение, значит, сделка может стать интересной. Он чуть приподнял пальцы правой руки, давая понять, что готов ее выслушать.

- Я хочу найти мужчину, который будет принадлежать мне душой, телом и мыслями, - произнесла она.

Губы девушки расплылись в предвкушающей ухмылке. Вот только мужчине стало скучно. Ведь таких индивидуумов не существует, по крайней мере, в этом мире. Меж тем рыжеволосая просительница по-своему поняла молчание и продолжила:

- Всех, кто не пройдет испытание, я готова отдать вам.

Она замолчала, не скрывая блеска ликования в зеленых глазах, что мерцали сквозь прорези маски.

- А нам-то они зачем? – раздался глухой мужской голос.

Взгляд девушки моментально потух. Сделка, казавшаяся идеальной, разваливалась по частям. Она не могла уйти отсюда ни с чем. Второй шанс посетить приемную ада появится лишь через год, а отказ от сделки означает и отказ от VIP-покровительства. Для ведьмы это равносильно лишению силы на год. Судорожно перебирая возможные варианты, она выпалила:

- Хорошо, тогда так, - тоненькие пальчики с алыми ноготками сжались в кулачки. - Тех, кто не пройдет проверку, я прокляну. Снять проклятие можно, лишь добровольно отдав свою душу вам, - подняв голову, она посмотрела на мужчину, ожидая его решение, но он молчал, а это означало, что условия не высказаны до конца. – Либо же любой другой человек может пойти в услужение к вам.

Произнеся последние слова, девушка стихла, осознавая свой провал. Мужчина тихонько постукивал указательным пальцем правой руки по подлокотнику. Скучно. Банально. А хотелось… Праздника, что ли?!

- Сделка, - раздался глухой голос.

Девушка приободрилась, но тут же упала на колени. Её тело больше не принадлежало ей. В правой руке ведьмы появился ритуальный нож, а в левой медная чаша, которую она поставила перед коленями.

- У тебя семь попыток. Тебе разрешено проверять лишь тех мужчин, у которых есть незамужние сестры. Мужчины, не прошедшие проверку - обречены. Ты проклянешь каждого, а его сестра должна добровольно переместиться в ад на семь ночей. Если же она откажется, то к концу семидневного срока проклятый превратится из человека в животное, а ты обязана будешь выйти за него замуж. На этом твои испытания закончатся. Если же девушка перемещается, то ты получаешь еще один шанс на проверку. Если все семь попыток провалятся, то ты сама окажешься в аду на семь лет и попадешь в полное наше распоряжение.

Слова раздались как приговор. Ведьма ничего не смогла сделать, рука сама, удобнее перехватив нож, полоснула по запястью. Девушка всхлипнула, смотря, как по пальцам стекает кровь в ритуальную чашу.

- Сделка заключена. Ты свободна…

 

Глава 1. Понедельник

 

Проспала, проколола колесо, опоздала на работу, порвала чулок, уронила мобильный телефон и пролила на отчет кофе. Всё, хватит приключений на сегодня.

Я сидела за столом, с ужасом смотря на стопку испорченных бумаг, и уговаривала себя не разреветься. Два дня, два личных выходных я угрохала на то, чтобы внести эти дурацкие цифры в единую таблицу, нарисовать красивые графики, составить грамотные выводы, и всё для того, чтобы потом вылить на всю эту красоту кофе. В бессилии я сжимала и разжимала кулаки. Внимание привлекла мигающая красная лампочка на стационарном телефоне.

- Алле? – безлико произнесла, поднеся трубку к уху, попутно второй рукой шаря внутри сумки в поисках заветной флешки, именно на ней был так необходимый мне сейчас отчет.

- Алена Игоревна? – раздался голос нашего администратора с ресепшена.

- Оль, что случилось? – резче, чем хотелось бы, произнесла я.

Флешка нашлась, и я с победной улыбкой выудила ее наружу. Зубами сняла колпачок и, зажимая трубку между ухом и плечом, полезла под стол к системному блоку, чтобы вставить прямоугольник в USB-порт.

- Алена Игоревна, к вам посетительница, - выпалила девушка.

Вздрогнув, я больно ударилась о столешницу. Что за бред? Сегодня понедельник – неприёмный день.

- Оль, сегодня понедельник, день отчетов. Сегодня не может быть посетителей, - медленно выдыхая, произнесла я.

- Я не знаю, как так получилось, - пролепетала Оля, мне даже показалось, что она закрывала трубку рукой. – Но эта девушка к вам записана, я проверила по журналу.

Мысленно досчитав до десяти, а затем обратно, понимаю, что аутотренинг - это не мое. Подняв взгляд на часы, оценила, что до совещания еще час, а значит, в целом я успею и отчет распечатать, и клиентку выпроводить.

- Пригласи, - рявкнула я, вешая трубку.

Сама же уже искала в папке заветный файл. Увы, осознание, что флешка не та, пришло мгновенно. Как? Чем я думала, когда вместо рабочей схватила ту, на которой хранились наши с Ванькой личные фотки? Братик меня убьет, если фотки его обнаженной Катерины попадут в Инет. Сколько раз ему говорила не хранить их в доступном месте. Нет, младший брат - это сплошное наказание. А если ваш братик еще и чертовски хорош на мордашку, да и физически развит, то всё… Отбоя от его поклонниц у вас не будет.

Стук в дверь вырвал меня из мыслей о том, что выговор с занесением в личное дело - это вопрос времени. Крикнув «войдите», я бездумно пялилась в монитор в надежде, что по мановению волшебной палочки там появится такой нужный мне сейчас отчет.

- Светлая Алена Игоревна? – раздался женский бархатистый голос от двери.

С удивлением переведя взгляд на вошедшую, я сглотнула, подавляя чувство жгучей зависти. На меня смотрели самые нереальные в жизни зеленые глаза. Хотя в сочетании со всем остальным можно было сказать одно – сказка ожила, явив мне образец волшебной принцессы. Удивительное лицо, не кукольное, но с абсолютно правильными и гармоничными чертами. Ровные дуги чернильно-черных бровей, яркие глаза, изящный носик и губки не полные, но и не узенькие, покрытые красной помадой. Стройное тело в изумрудном платье, которое сидело строго по фигуре, очерчивая грудь и бедра, впрочем, не привлекая к ним излишнего внимания. Стройные ноги в высоких и явно дорогих сапогах. Но всё это ничто по сравнению с чувством зависти в отношении норкового манто. Редкая светло-серебристая норка - мечта любой девушки. Поставив сумку на стул, девушка небрежно скинула шубку и, заняв место напротив меня, закинула ногу на ногу.

- С кем имею честь? – обретя дар речи, поинтересовалась я.

- Милена Радера, - представилась девушка.

Она положила свою руку с идеальным маникюром на край стола и, постукивая указательным пальцем по столешнице, медленно обвела взглядом мой маленький кабинет. Ее обзор закончился на испорченном отчете. На устах гостьи появилась крайне ехидная ухмылка. Не могу сказать, что всё это мне понравилось, но я специалист, а значит, натягиваем на морду улыбку и вперед.

- Чем я могу вам помочь? Вы хотите оценить возможную прибыль от какого-то проекта? – я стала перечислять стандартный набор вопросов.

- Возможно, - произнесла девушка, продолжая постукивать пальцем.

- Прекрасно, - заученно ответила я. – Наша компания специализируется на проектах, основной целью которых является оказание услуг. Мы не оцениваем производственные риски, не занимаемся оценкой строительных проектов и проектов, связанных с краткосрочной покупкой ценных бумаг.

- Я осведомлена о ваших услугах, - сказала девушка, отвернувшись от меня.

- Могу я узнать, что именно вас заинтересовало и о какой сумме идет речь?

Вообще-то, время для этого вопроса еще не пришло. Но девушка всё больше и больше начинала меня раздражать. Слишком красивая и слишком надменная, эх, жаль, ведра дегтя и мешка перьев нет, вот бы сейчас всё это использовать!

- О сумме?

Девушка наконец-то обратила на меня внимание, очень театрально выгнув бровь.

- Думаю, тут не совсем о деньгах идет речь, - произнесла она, растягивая слова.

Милена открыла сумку и, достав оттуда темно-бордовый бумажный конверт, протянула его мне. Я уже, было, потянулась, испытывая чувство любопытства, но девушка вдруг отдернула руку и, положив конверт себе на колено, подалась вперед. Глаза горели нереально зеленым светом, а меня взяла оторопь.

- Милочка, всё куда более серьезней, чем вам кажется. Ваш брат совершил непростительную ошибку, а расплачиваться за нее придется вам. В этом конверте вся информация. Деньги меня не волнуют.

С каждым словом, произнесенным роковой красоткой, моя спина покрывалась липким потом.

- Тогда чем расплачиваться? - брякнула я.

- В конверте флешка с файлом, это небольшой, но очень информативный ролик. Сразу после просмотра он исчезнет. Там же лист бумаги с инструкцией. В конце ролика будет код, который надо ввести во второй файл на флешке, там всё остальное, - мило улыбаясь, произнесла рыжая.

Встав, она положила конверт на стопку испорченных листов. И, развернувшись, потянулась к манто. Уже накинув чудо дизайнерского изыска на плечи, она обернулась и, наклонившись, провела рукой по отчету. Я же сидела, пытаясь поймать челюсть. На глазах следы от кофе пропадали, делая листы безупречно чистыми.

- Не хочу, чтобы что-то отвлекало вас от главного, - кривя губы в ухмылке, произнесла она. – До встречи.

Она подхватила сумку и направилась к двери.

- Ах да, - повернувшись на пороге, Милена добила меня информацией: - не пытайтесь привлекать правоохранительные органы, вам всё равно никто не поверит. Ведь через пять минут никто, кроме вас, не вспомнит, что в этом офисе была я.

На этом она подарила мне еще одну улыбку и скрылась за дверью. Я же сидела и прожигала взглядом медленно закрывшуюся дверь. Вот же дрянь! Схватив конверт, попыталась его разорвать, но у меня ничего не получилось. Бумага лишь мялась под моими, нервно подрагивающими пальцами, но стоило только бордовое нечто положить на стол, как вид только что измятой упаковки опять стал ровненьким и гладеньким. Мысленно плюнув, я перевела взгляд на отчет.

Уж не знаю, кем она была, но мою задницу явно спасла, остальное было неважным. Схватив реанимированный отчет, я вложила его в прозрачный файл и, кинув взгляд на часы, понеслась в кабинет директора.

- Станислав Владимирович? – выпалила я.

Ворвавшись во вторую переговорную, я в недоумении осматривала пустое помещение. Странно. Ирочка, секретарша директора, именно сюда меня послала, уверив, что вместо обычного отчета сегодня будет планерка.

- А, Светлая? – за спиной раздался усталый голос директора. – Все уехали на выставку, у тебя что? Отчет? Хорошо. Положи на стол и свободна.

- А мне надо? – заикаясь, уточнила я, имея в виду поездку на выставку.

- Нет, там и так наших больше, чем клиентов, - отмахнулся директор. – На сегодня свободна. Завтра утром посмотрим, что нарыли ребята.

Кивнув, я поспешила покинуть переговорную. И практически в идеальном настроении вернулась в свой кабинет, чтобы тут же наткнуться на бордовое безобразие. Лишь только взяла конверт в руки, как ощутила, что что-то неуловимо изменилось. Бумага стала теплой. Чуть надорвав край упаковки, с удивлением поняла, что мне это удалось. На стол вывалилась флешка, на поверхности которой были изображены весы, и лист бумаги, сложенный вчетверо. Испытывая нехорошее предчувствие, я развернула послание.

«Дорогая Алена Игоревна, теперь ничто не помешает вам уделить внимание моему посланию. Вставьте флешку в компьютер и активируйте видеоролик. Настоятельно рекомендую досмотреть его до конца, а главное, со всей серьезностью отнестись ко всему, что вы увидите. Последним кадром ролика будет код. Если всё просмотренное произведет на вас должное впечатление, то активируйте второй файл, используя код. Это автоматически будет означать согласие к дальнейшим действиям. Надеюсь на ваше благоразумие. Милена.

P.S. Ах да, чуть не забыла. Ролик можно просмотреть только один раз. Через минуту после окончания он самоликвидируется. Не пытайтесь скопировать флешку – это невозможно».

Ох и не нравится мне всё это. Так, она что-то говорила про Ваню! Протянув руку к мобильнику, я мысленно выругалась. После падения на кафельный пол я таки не смогла его реанимировать. Эх, как же всё это не вовремя!

Меж тем я залезла под стол и заменила свою домашнюю флешку на присланную. Экран мигнул, и на бордовом фоне появилось два значка. Один намекал на просмотр ролика, а вот второй был очень похож на обычный текстовый файл. Кликнув на последний, я полюбовалась на серую табличку: «введите код». Придется смотреть ролик. Откинувшись в кресле, я сложила руки на груди и активировала файл.

На экране появилась Милена. Она сидела в кожаном офисном кресле с высокой спинкой. Милая улыбка озаряла лицо девушки. Поправив рыжие локоны, она произнесла:

- Алена, уж простите мою фамильярность, но после просмотра этого файла вы оцените мое добродушное начало. Всё дело в том, что я – ведьма, - пафосно произнесла рыжеволосая.

Я сморщилась, мысленно соглашаясь с ее высказыванием.

- Дорогая Алена, и ведьма я не потому, что вы так думаете, а потому, что самая настоящая служительница культа. Но я же и женщина и, как все нормальные бабы, мечтаю познать настоящую любовь. Увы, ведьма и любовь - вещи несовместимые. И тогда я заключила сделку, - последовала пауза.

Весь этот монолог лично мне казался полным бредом, я даже протянула руку к мышке, чтобы прекратить трансляцию, но замешкалась.

- Знаете, с кем ведьма может заключить сделку? Конечно с любым сотрудником ада, - губы Милены скривились в ухмылке. – Каждый раз, когда нам кажется, что мы можем их обмануть, получается, что они обманывают нас. Но оставим лирику. Мне дали шанс найти единственного, оставив несколько попыток на поиски. Ваш брат мне подошел. Иван красив, умен и чертовски сексуален.

От перечислений сомнительных качеств братца меня передернуло. Ванька младше меня на пять лет и в свои двадцать был тем еще раздолбаем. Хотя природа и его, и меня наградила вполне яркой внешностью, плюсов ему это не дало. Высокий, сто восемьдесят семь сантиметров ростом. Стройный, физически развитый молодой человек. Ваня любил спорт, что очень гармонично отразилось на его фигуре, наградив идеальным треугольником мышц на спине и теми самыми восемью кубиками на прессе. Светлые, чуть вьющиеся волосы всегда спадали на глаза, прикрывая наглый голубоглазый взор. Этакий блондинистый плейбой.

Будучи прекрасно осведомленным о своей внешности, Иван не менял девушек как перчатки. Катерина, с которой он общался последние два года, зорко следила за любыми бабскими поползновениями в его сторону. Не могу сказать, что от Катюхи я была в восторге, но лучше она, чем стадо озабоченных особей женского пола.

Я же не могла похвастаться высотой роста. Всего сто шестьдесят восемь сантиметров, но стройное тело, ровная спина, идеальные пропорции туловища и моя отдельная гордость – коса. Мои русые, чуть вьющиеся волосы, заплетенные в косу, доходящую как раз до поясницы, идеально смотрелись. Жаль, дресс-код нашего офиса запрещал такие вольности. Я затягивала эту красоту в тугой узел на затылке и к концу дня маялась от головной боли.

- Надеюсь, теперь вы прониклись серьезностью момента, - голос Милены вырвал меня из раздумий. – Желаю вам приятного просмотра.

Экран мигнул, и я увидела бар, в котором часто развлекались друзья моего брата, а затем и самого Ваньку. Он сидел возле барной стойки и разговаривал с Димкой, своим лучшим другом и по совместительству моей личной головной болью.

Дима еще в свои шестнадцать лет признался мне в любви, а спустя несколько минут предложил стать его женой. На мой категорический отказ он сильно обиделся и пообещал, что я всё равно рано или поздно выйду за него замуж. Я же, прикрикнув, что женилка не доросла, гордо удалилась. Итог той встречи ужасен. Дима - мастер спорта по карате. Все мои поклонники исчезали из поля моего же зрения, изрядно потрепанные одним, крайне непробиваемым индивидуумом. И чем больше Дмитрий дубасил моих ухажеров, тем больше я желала ему провалиться куда подальше. Ванька же утверждал, что благодаря Диме он за меня спокоен. Мол, козлы возле меня не крутятся. Ха, а то, что его друг самый настоящий козел? Хотя чего я воздух сотрясаю, как будто меня кто-то услышит.

Все эти мысли пронеслись в голове калейдоскопом, а меж тем картинка на экране изменилась. Плавной походкой к парням подошла девушка, в которой я с удивлением узнала Милену. Уж больно не вязался образ роковой, властной самки, что сидела в этом кабинете, с той миленькой кокеткой, что сейчас, невзначай задев локоть моего братца, мило краснея, извинялась. Ванька тут же вскочил и, зыркнув на Диму, предложил девушке присесть на высокий табурет. Рыжая, наматывая прядь волос на указательный пальчик, опустила глазки долу, пряча улыбку под видимым смущением.

Дальше я наблюдала умелое совращение одного недогадливого идиота. Димка же, поняв, что на него никто внимания не обращает, ретировался. Два коктейля, пару танцев и мой любимый братик «поплыл». Интересно, и куда Катя делась?

Но картинка медленно потухала, как раз на том моменте, когда в одном из коридоров клуба мой братик притянул к себе улыбающуюся и ничуть не сопротивляющуюся девушку. Ой, кажется, я не очень хочу знать, что будет дальше. Вот только оторвать взгляд от экрана просто не могла.

Полумрак комнаты, минимум мебели, жалюзи на окнах. Сквозь прорези мигают неоновые вывески погруженного в ночную жизнь города. Ванька в нерешительности остановился посередине, вроде как очнулся от наваждения, но со спины к нему подошла Милена и, обняв одной рукой, второй медленно и ненавязчиво стала расстёгивать пуговки на темно-синей рубашке.

- Мила? – раздался из колонок хриплый голос моего брата.

Я подобралась и подалась вперед. Смотреть сцену соблазнения с участием Ваньки было дико и неправильно, но я не могла заставить себя выключить комп, что-то останавливало от этого верного во всех отношениях действия.

- Да, милый, - мурлыкнула рыжая.

Девушка медленно обошла парня, вставая на цыпочки перед ним. Робкий, на первый взгляд, поцелуй на глазах перерос в страстное насыщение друг другом. Черт! Взвыло мое сознание. И это мой маленький братик?! Вот, кобель!

- Ты уверена? – банально поинтересовался блондин.

- Более чем, - улыбнулась Милена.

Я услышала звук расстёгивающейся молнии. С безупречно очерченных плеч медленно сползло платье. Ванька не сдержался и, рыкнув, сдернул остатки вниз. Он сделал шаг назад и окинул восторженным взглядом идеальное тело. А девушка лишь повела плечом, помогая волосам перебраться за спину и не закрывать обзор. Как говорится, вот он – товар лицом.

Блондин сам снял рубашку, но вот руки, метнувшиеся к ремню брюк, были остановлены длинными пальчиками с безупречным маникюром.

- Ш-ш-ш, не торопись, - прошептала Мила.

Ухватив парня за руку, она потянула его к кровати. Усадив на покрывало, встала перед ним на колени и, надавив на грудь, заставила Ваньку лечь. Сама же потянулась руками к ремню. Расстегнув, прикусила губу и чуть дернула на себя пуговку. В ответ раздалось едва слышное шипение уже сильно возбудившегося парня. Теперь я поверила, что Милена и правда истинная ведьма. Всего за один вечер она превратила моего братца из плоского в своих желаниях мужчины в того, кто знает вкус в эротическом возбуждении. А может, я не всё знала об этом тихоне?

Опять звук молнии, перебиваемый частым дыханием, и вот уже руки девушки стянули джинсы вниз. Вздрогнув, я отвела взгляд от экрана. Братик давно повзрослел, и видеть его полностью обнаженным было для меня слишком. То ли любопытство зашкалило, то ли я смогла уговорить свою совесть на время отключить понимание «родня», но в итоге, сначала повернувшись вполоборота, уже через мгновение наблюдала жаркую сцену, фактически прилипнув к экрану.

Обалдеть, я тоже так хочу! Нет, не с собственным братом, конечно, но неужели в мире нет мужчины, который и со мной может вытворять такое.

Ваня не успел толком расположиться на кровати, а Милена уже хищно заползала на обнаженное мужское тело. Наклоняясь, она целовала его в бедро, чуть выше паховой области, уделив животу отдельное внимание. Она словно вылизывала его, издавая рычащие звуки, и казалось, что клеймила, ставила лишь ей видимые отметины. Ванькины руки, зарывшись в рыжую гриву волос, чуть потянули ее на себя. В ответ раздался довольный девичий смех.

- М-м-м, мой зверь, - мурлыкнула она.

Потянулась выше, задевая грудями мужское достоинство, которое уже давно было в боевой готовности и жаждало особого внимания. Милена, словно кошка, переместилась выше и опустилась своей филейной частью на живот парня. Чуть рыкнув, поерзала, усмехаясь тому, как напряглись мышцы пресса под ней. Ваньке надоело главенство рыжей, одним мощным рывком, не выпуская красотку, он развернулся. И вот уже усмехающаяся бестия лежала на кровати и с предвкушением облизывала губы, смотря горящим взглядом на склонившегося над ней парня. Один бесконечно долгий миг и Ваня припал к влажным губам. Стон в унисон. Руки парня сжали грудь, и девушка выгнулась под лаской, пытаясь стать ближе, доступнее, податливей. Оторвавшись от губ, парень уделил внимание шее, а потом дорожка страсти спустилась сначала к правой груди, тогда как его левая рука уже оглаживала бедро. Девушка стонала в голос и терлась о ногу парня, намекая, что затягивать прелюдию не стоит, но Ванька, будто оголодавший, не хотел отрываться от изучения безупречного тела.

- Милый,- хриплый стон Милы был похож на просьбу.

- Да, дорогая, - с легкой насмешкой отозвался братец.

Его тело сместилось вниз, и вот уже плоский живот был покрыт едва ощутимыми поцелуями. Девушка, судорожно выдохнув, запустила пальцы в белокурую шевелюру, сжимая волосы в порыве страсти.

- Нет!.. – простонала она, уже понимая, куда стремятся ненасытные уста.

- Да! – последовал четкий и грубоватый ответ.

Выгнувшись дугой, она до белых костяшек впилась ногтями в покрывало. Стонала и извивалась, пока сильные мужские руки удерживали тело, а язык вытворял такое, о чем лично я только мечтала. Господи, дай мне силы не сойти с ума и досмотреть всё до конца!

За миг до того, как девушка готова была воспарить на пик удовольствия, блондин отстранился и, приподняв ее ноги вверх, резко вошел.

- Да! – выкрикнула она. – Еще! Ну же… Покажи себя!

Движения были резкими, он словно заявлял на нее права, доказывая, что только его достоинство может быть у нее внутри. Только ему позволено владеть этой женщиной и только от его рук, губ и действий она может стонать, выгибаться и молить не останавливаться. Было видно, что до последнего взрыва экстаза осталась секунда. Иван отпустил ее ноги, прижал своим телом и, впившись в губы красотки, сделал последний финальный аккорд, заглушив ее крик, выпив ту страсть, что она готова была озвучить. Тела обмякли. Комната погружалась в темноту.

- Ты мой, - произнесла рыжая. – Мой, душой и телом.

- Угу, - произнес парень, скатываясь с Милены.

Повернувшись на бок, он подтянул девушку к себе и, зарывшись носом в ее волосы, мирно засопел.

- Прекрасно, - усмехнулась красотка.

Картинка погасла. Я сидела, дыша через раз. Меня раздирали противоречивые чувства: возбуждение, стыд и непонимание. Решившись, уже, было, потянулась к мышке, но экран вспыхнул вновь.

По торговому комплексу, что невдалеке от нашего дома, прогуливались Ванька и Катя. Девушка, держа парня за руку, то и дело преданно заглядывала в его глаза. А братик отворачивался, блуждая взглядом по витринам. Ссора? Не похоже. Уж не втюрился ли Ванька в эту рыжую?

- Иван?! – раздался голос Милены.

Парень вздрогнул и, обернувшись, с недоверием уставился на ведьму. Мила же, сложив руки на груди, демонстративно морщилась, разглядывая Катерину.

- Это кто? – спросила рыжая, кивая в сторону оторопевшей девушки.

- Катя, - ответил Иван.

Он уже справился с удивлением и теперь, сведя брови, сурово смотрел на Милену.

- И кто она тебе? – не скрывая ехидства, произнесла роковая красотка.

- Я, между прочим, его девушка, - осмелев, подала голос Катя.

- Да ну?! - брови рыжей в недоверии выгнулись, и она перевела взгляд на брата. – Это правда?

- Да, - кивнул Иван.

- Плохо, - усмехнулась красотка, подошла к Кате и, глядя ей в глаза, процедила: - А ну пошла вон, мелкая моль.

- Что?! – взвилась Катерина, но вдруг обмякла.

Медленно вынув свою ладонь из руки Ивана, она пролепетала извинения и, развернувшись, побежала на выход. Я во все глаза смотрела на экран и не могла поверить в увиденное. Катя, которая любую могла загрызть еще на подходе, добровольно отказалась от Ваньки? Да быть того не может. Или может?

- И что дальше? – сложив руки на груди, спросил Иван.

- Что? – усмехнулась Милена. – Теперь ты мой, только мой.

- Размечталась, - процедил братик сквозь зубы. – С чего ты решила, что интересна мне больше чем на одну ночь?

Я слушала и не верила, что этот ехидно ухмыляющийся парень, с презрением смотрящий на рыжую красотку, не кто иной, как мой брат. Откуда всё это в нем?

- Даю тебе последний шанс, - медленно произнесла Мила.

Сжав руки в кулаки, она пыталась восстановить явно покачнувшееся спокойствие. Только молчи, мысленно взвыла я, не сводя взгляда с Ваньки. Нет ничего хуже, чем отвергнутые девки, возомнившие себя роковыми.

- Дорогая, ты меня плохо расслышала? – прищурился Иван. – Свободна.

Затем он резко развернулся и, смахнув челку с глаз, направился к лестнице на первый этаж.

- Стой! – крикнула Мила.

Ванька замер, но не повернулся. Девушка медленно подошла, замерев в нескольких сантиметрах от парня. Она сделала глубокий вдох, а затем выпалила:

- Будь же ты проклят.

Ванька вздрогнул. Он резко обернулся, но Милы уже не было. Миг, и девушка испарилась. Братик втянул воздух, будто принюхиваясь, выругался и направился вниз. Я же сидела и ждала, что будет дальше.

Милена меня не разочаровала. Улыбаясь с экрана, она проговорила:

- Дорогая Алена, твой брат – козел. В прямом и переносном смысле. Он ждет тебя дома. Его голову украшают смешные рожки, а если ты не согласишься выполнить небольшое задание, то через неделю вместо любимого братика получишь полноценного козла с копытами вместо ног. На экране код, введи его в документ, там условия, при которых твой брат сможет обрести человеческий вид. Надеюсь, что в этом ты заинтересована.

Рыжая с экрана пропала, а вместо нее появились три цифры, глядя на них, я сомневалась в собственном здравом смысле. «666», кто бы сомневался. Дебильный и глупый розыгрыш. В церковь, что ли, сходить?

В разгар сумбурных мыслей на столе ожил телефон. Мигала лампочка городского вызова. Чуть откашлявшись и стараясь привести голос в нормальное рабочее состояние, я подняла трубку.

- Корпорация «Идеально вложенные средства», Светлая Алена, слушаю вас, - старательно произнесла я.

- Алена?! – на другом конце связи раздался тихий голос Ваньки.

- Что случилось?! – тут же выкрикнула я.

- Ален, я весь день не могу до тебя дозвониться. Приезжай!.. Это срочно, это важно, это…

- Да что, черт тебя побери, произошло?! – на меня накатывала паника.

- Леночка, прошу тебя, просто приезжай. Умоляю… - простонал брат, после чего на другом конце провода раздались короткие гудки.

Выхватив флешку из компьютера и кинув ее в сумку, я натянула пальто и понеслась на улицу. В голове крутились странные мысли. Если всё это розыгрыш, я убью этого козла!

Моя машина оказалась «заперта». Мысленно выругавшись, я ворвалась в офис и, перегнувшись через стойку администратора, выхватила у девушки телефон. Ольга смотрела на меня круглыми глазами, боясь даже пискнуть. Вызвав такси и убедившись, что машина будет через пару минут, вернула телефон, сунув его в руку администратору, и устремилась на улицу.

Всю дорогу до дома я перебирала возможные варианты, напрочь отказываясь верить в то, что мой дорогой родственничек мог обзавестись козлиными рогами. Это же только в сказках братец Иванушка выпьет из лужицы и прыгает козликом. Хотя братик уже подрос, да и лужица, хм, специфическая, рыжая, наглая и… Так, кыш, картинки, за это я его потом отдельно убью.

Водитель молча принял деньги, предварительно остановившись прямо напротив подъезда. Знатно накрутив себя, я нервно постукивала пальцами по стене возле кнопки вызова лифта. Как назло, проклятая кабина слишком медленно ползла вниз, а затем еще медленнее вверх. Уже у двери я в нерешительности замерла: звонить или ключом открывать? Плюнув, сначала позвонила, а затем стала перерывать сумку в поисках заветной связки, на которой кроме ключей от дома и офиса, еще висела связка от квартиры родителей.

За дверью раздался шорох, потом я услышала щелчок открывающего замка. И всё – тишина. Потянув дверь, медленно ее открыла. Передо мной был темный коридор и никого.

- Вань? – крикнула я в глубь квартиры.

- Алена?! – голос был едва различим.

Я вошла, закрыла за собой дверь и потянулась к выключателю.

- Только не включай… - начал Ванька, но было поздно.

Свет вспыхнул. А я поняла, что сейчас медленно, но верно провалюсь во тьму. В другом конце коридора стоял мой братик, а из его блондинистой шевелюры торчали два вполне симпатичных рожка.

- Козел… - выдохнула я, приваливаясь спиной к двери. – Всё-таки козел…

- Я в курсе, - процедил Ванька сквозь стиснутые зубы.

Он был до пояса обнажен, что вызвало не слишком приятные картины перед взором. Скинув пальто и сапоги, я подошла, протянув руку к странному украшению.

- Больно? – спросила я, притрагиваясь к наросту.

На удивление рог был жёстким, но теплым. Понимая, что, скорее всего, всё это правда, я не могла не попробовать. Что было сил я ухватилась за нарост и дернула. Ванька взвыл и ударил меня по руке.

- Дура, больно же! – выругался он.

- Черт, настоящие… - обречённо произнесла я.

- Я в курсе, - устало откликнулся Ванька и, развернувшись, направился на кухню.

Я слышала, как хлопнула дверца холодильника, затем последовал звук, будто тарелку, а также бутылку поставили на стол. Подпрыгнув, я понеслась к братцу. Не хватало, чтобы он еще и напился.

- Что ты делаешь? – сурово сдвинув брови, поинтересовалась я.

- Пью, - сообщил Ванька, наливая в кружку водки.

- Вижу, а почему? – не сдавалась я.

- Потому что я козел.

- Как точно подмечено, - не сдержалась я. – Притом, судя по всему, стал им не сегодня.

- Наросты появились вчера, - сообщил брат, не понимая моего намека. – Просто два бугорка. Я решил, что ударился, и это всего лишь шишки. Ночью голова очень чесалась, а утром, расчесывая волосы, я заметил два рога, не более сантиметра в высоту, сейчас уже три часа и, как видишь, они вон какие.

Брат ткнул пальцем в рог и, выдохнув, залпом выпил водки. Сморщился и закусил куском вареной колбасы. Я же стояла, наблюдая за бессовестной попойкой младшего, и переваривала услышанную информацию.

- Ты когда переспал с Миленой? – усаживаясь на табурет, поинтересовалась я.

- В пятницу, - ответил Ванька, размещаясь напротив.

Но тут до него дошел смысл вопроса и ответа.

- Ален, а ты откуда знаешь? – выпалил он.

- О том, что ты Катюхе изменил с ведьмой?

- Так она всё-таки ведьма? Хотя это многое объясняет… - брат подпер рукой подбородок и стеклянным взглядом уткнулся в бутылку.

- Вань… - позвала я.

- Что? – откликнулся он.

- Давай ты всё мне расскажешь, и мы решим, что делать. Хорошо?

- Пилить не дам, больно, - отозвался брат, а увидев мой удивленный взгляд, продолжил: - Я уже пробовал.

- Идиот, - констатировала я. - Конечно больно, они же живые, ты бы себе лучше свое похотливое достоинство отпилил.

- Алена! – рыкнул брат.

- Всё, хватит. Сцену вашего сексуального опыта с Миленой я уже видела, - ляпнула и тут же поняла свою ошибку.

- Где?! – взвыл парень, вскакивая с табурета.

- Неважно, - отмахнулась я. – Сядь и всё по порядку расскажи.

- Мы с Димкой были в баре. Да-да, я знаю, что ты его не любишь, не морщись, - Ванька отмахнулся от моего свирепого пыхтения. – Он в очередной раз расспрашивал про тебя и твою личную жизнь. У Катюхи бабушка заболела, и она не смогла с нами пойти. И вот… Ты не поверишь, мне показалось, я почувствовал ее. По спине словно мурашки пробежались. А потом рука дрогнула, и пиво пролилось, но не на меня, а на стойку. Я возмущенно развернулся и всё…

- Что всё? – поинтересовалась я, так как брат замолчал, смотря в одну точку.

- Пропал… - выдохнул он.

Я молчала, минуты тянулись, ясности не прибавилось. Ванька будто очнулся от самогипноза и продолжил:

- Глаза, они были невероятные, затягивали, манили, обещали. А еще она была такая податливая и в то же время не вешалась. Аленка, она такая гибкая, страстная…

- Вот об этом не надо, - прервала я поток восхвалений в сторону Милы. – Что было потом?

- Мы поехали на квартиру. Я думал, это была ее хата, оказалось, что съемная. Но это я узнал потом. Я тогда… - Ванька опять «завис», и я стала нервно постукивать пальцами по столешнице. – Катя никогда не выматывала меня в сексе. По сравнению с Милой она, вообще, больше на робота похожа. Да я, собственно, и не подозревал, что женщина может быть настолько страстной и податливой.

- Ванька! – рявкнула я, мысленно отгоняя картины неистового секса.

- Я первый раз устал так, что вырубился сразу, как всё закончилось. Но помню, что обнял ее, до конца не веря, что это наяву. А утром проснулся один. Ни записки, ни-че-го. Лишь смятая кровать и мои, раскиданные по всей комнате вещи. Ален, я был в бешенстве. Казалось, что меня просто использовали. Не смотри так, - отмахнулся брат. – Первым делом проверил документы и деньги. Всё было на месте. Всё, кроме Милы. Оделся и покинул квартиру, просто захлопнув дверь. Уже из дома позвонил Игорю, он пробил хату. Принадлежит она дремучей старушенции, которая через агентство сдает ее посуточно.

- Разумеется, ты выяснил, кому ее сдали, - усмехнулась я.

- Шиш, - выдохнул Ванька. - Заказ был анонимный, оплачен через Интернет. Всю субботу, пока ты работала, я места себе не находил. Мне в каждой рыжей бабе мерещилась Мила. А в воскресенье позвонила Катя. Я решил, что больше с ней быть не могу. Хоть ты и считаешь меня козлом, но раз переспав с другой, к предыдущей не вернусь. Я не подлец.

- Допустим, дальше что? – поторопила я, кидая взгляд в окно.

Город погружался в вечерние сумерки, а к сути проблемы мы так и не подобрались. И хорошо, что в этой квартире, оставшейся в наследство от бабушки, мы с Ванькой жили вдвоем. Родители обитали на другом конце города, а сейчас вообще уехали на отдых в пансионат, аж на три недели. Так что время до семейного апокалипсиса еще было.

- Мы посидели с Катей в кафе, и я объяснил, что теперь мы можем быть только друзьями. Сначала она опешила, но потом попросила дать время, до понедельника. Ей надо было понять, сможет ли она воспринимать меня как друга.

- Дурак, никогда баба не будет бывшего воспринимать как друга, - процедила я сквозь стиснутые зубы. – Затаится, выждет и отомстит.

- По себе всех меришь? – усмехнулся брат.

- По рогам получишь, - рыкнула в ответ.

- Ага, давай, добей лежачего, - насупился парень и отвернулся.

Я же любовалась его рожками и понимала, что не так уж они и плохи. Пусть носит, может, поумнеет.

- Что было дальше? – меж тем поинтересовалась я.

- Сначала я почувствовал взгляд. Тот же, что и в баре, правда, в этот раз пришла злость, обида и разочарование. Она подошла и позвала. Я же смотрел на нее, как идиот, и не знал, то ли радоваться, что она объявилась, то ли послать куда подальше.

- И ты послал, - выдохнула я.

- Она вела себя так, будто я не человек, не мужик, а ее собственность. Я взбесился. Как она могла, после всего, что между нами было, вести себя так, будто я мальчик по вызову? Свистнула и сразу поползу. Нет! У меня тоже есть гордость.

- Нет, Ванька, ты точно козел.

- Алена?! – рыкнул предупреждающе братик, но я лишь отмахнулась.

- Она тебя прокляла, - устало сказала я.

- Да… - выдохнул он. – Утром я нашел под дверью записку.

Иван встал и ушел в свою комнату.

- Оденься! – крикнула я вдогонку.

- Не могу, - откликнулся он. – Футболки и свитера в рогах застревают.

- А рубашку не пробовал? – не скрывая сарказма, поинтересовалась я.

- Э-э-э….

- Нет, точно идиот, да еще и с рогами, - прошептала я себе под нос.

Через пару минут вернулся Ванька, рубашку напялил, правда, не застегнул, зато в руках держал лист бумаги. Я, выхватив, углубилась в чтение, хотя чего изучать-то, всего пара строк.

- Захочешь вернуть свой настоящий облик, хорошенько попросишь сестру, теперь всё в ее руках, - монотонно зачитала я.

- Ты мне поможешь? – с детской надеждой в глазах спросил братик.

Мысленно выругалась, обозвав всех мужиков козлами, а некоторым пожелала принудительной кастрации, молча встала и вернулась в коридор. Нашарив в сумке флешку, направилась к брату в комнату. Комп был только там, свой ноут я благополучно забыла на работе, о чем уже сильно жалела.

Активировав электронный накопитель, заметила, что файл в нем остался только один. Да этой ведьме надо на ФСБ работать с такими-то способностями. Хотя я же не знаю, кто она на самом деле, может и оттуда. Мышкой навела на файл и клацнула кнопкой. На экране появилась серая табличка: «введите код». Мысленно усмехнувшись, набрала три шестёрки. Палец на мгновение завис над кнопкой «ввод».

- Это что? – раздался чуть взволнованный голос Ваньки за спиной.

- Надеюсь, твое спасение, - произнесла я, нажимая на «Enter».

Документ загрузился, и я углубилась в чтение. С каждой строчкой мысленно уговаривала свои волосы оставаться на месте. Уж больно не хотелось становиться а-ля Медуза Горгона.

- Ален, скажи, что всё это шутка, - тихо прошептал Ванька, читая тот же текст из-за моего плеча.

- Ха-ха, - отозвалась я.

- Откуда это у тебя? – не унимался братик.

- Милена принесла вместе с фильмом о вашем секс-марафоне, - процедила я, дочитывая текст.

- И где фильм? – прошипел брат.

- Самоудалился после просмотра, - ответила я, откидываясь на стуле и постукивая пальцами по столу.

- Что делать? – спросил Ванька.

- Ждать…

Брат, правильно поняв мой настрой, удалился на кухню и, прикрыв дверь, видимо, продолжил напиваться. Я же, встав из-за стола, подошла к окну. Если бы не Ванькины рога, всё это могло сойти за глупую шутку. Но, увы и ах, доказательство реальности происходящего было неоспоримо.

Подведем итог: ради возвращения брату человеческого облика мне предлагалось на семь дней, а точнее, семь ночей добровольно отправиться в ад. Что именно я должна буду там делать, умалчивалось. Очень обтекаемо сообщалось, что мне не принесут явных телесных увечий. Интересно, а неявных? Также говорилось, что со мной там поступят согласно той участи, что мне будет уготовлено жеребьёвкой. Даже не так. Участь мою определят торги. Далее мне предлагалось, как только я приму условия, отправить текстовое сообщение на указанный ниже номер и ждать курьера. Он доставит договор и дальнейшие инструкции.

Зашибись, складывалось ощущение, что я продаю свою душу. По факту же в комплекте уходило тело и разум. Анализируя ситуацию, я протянула руку к мобильному телефону брата и набрала заветное сообщение. Поколебавшись секунду, пустила его неведомому адресату и опустилась на диван. Да, мой брат козел. И не потому, что с рогами, а потому, что ни черта не понимает в женской психологии. Хотя любой другой двуногий самец на его месте поступил бы точно так же. Приношу ли я себя в жертву его недальновидности? Возможно. Вот только это мой брат, я его люблю, даже такого – рогатого. Так что это мой выбор.

Как долго я сидела и по кругу гоняла бесполезные мысли, не знала. Но дверной звонок был словно набат. Вскочив, я понеслась к входу. Посмотрев в глазок, обнаружила высокого статного молодого мужчину. Наверно, надо было испугаться и спросить, кто, собственно, обивает порог. Но мозг вошел в стадию полного пофигизма, уставший анализировать то, чего быть не может, а потому я просто щелкнула замком, впуская посетителя.

- Алена Игоревна? – поинтересовался мужчина.

Я кивнула, посторонившись и предлагая ему войти.

- Где мы можем оформить договор? – задал гость очередной вопрос.

Я указала на комнату брата с всё еще работающим компьютером. Мужчина, не снимая короткое пальто и не разуваясь, прошел в помещение. Поставив портфель на диван, он достал из него увесистую стопку бумаг и протянул мне.

- Ознакомьтесь. Вносить изменения нельзя, у вас не тот случай. Досрочное расторжение невозможно. Форс-мажорных обстоятельств не предусмотрено. Обратите внимание на последнюю надпись.

- Обязуюсь не умирать до срока окончания контракта, - ошалело произнесла я. – Интересно, а если меня машина собьет?

- Не собьет, - отмахнулся мужчина.

- А если кирпич на голову упадет? – не унималась я.

- Если сами себе не бросите, то не упадет. Даже если упадет – не умрете, это одно из условий контракта.

- Ха и кто же мне это гарантирует? – усмехнулась я, правда, выглядело это вяло и жалко.

- Смерть конечно, - пожав плечами, произнес мужчина.

- Не поняла…

- На период действия контракта Смерть дает гарантии, что не заберет вас. Так что не советую тыкать пальцами в розетку, наносить себе удары в сердце и делать харакири. Найдем, заштопаем и отправим отрабатывать. Ах да, в этом случае еще и штрафные санкции наложим, там, на тринадцатой странице они прописаны.

- Понятно, - вяло произнесла я.

- Прекрасно, раз всё понятно, тогда подписывайте, - он протянул обычную ручку.

- А разве не кровью? – искренне удивилась я.

- Простите? – мужчина даже оторвался от своего портфеля, в котором что-то искал, и перевел на меня удивленный взгляд.

- Я думала подписывать надо кровью, - пролепетала я.

- Не, - отмахнулся он. – Она высыхает и воняет. Чернила лучше.

В полной прострации я подписала двадцать листов, потом еще двадцать и протянула их мужчине.

- Прекрасно, свой экземпляр получите сегодня у секретаря.

- Простите, где? – уточнила я.

- У секретаря, - еще раз, уже медленнее, как для умалишённой, повторил мужчина. – Вот инструкция. Приступаете сегодня.

Он вскинул руку и посмотрел на странные часы, на циферблате высветилось: 652.

- До отправления остался час, - произнес гость. - Рекомендую закончить все свои дела. И да, у вас есть возможность каждое утро возвращаться домой, только помните, с этого момента из квартиры выходить запрещено. Потрудитесь на работе взять больничный, он вам пригодится.

Пока я переваривала услышанное, мужчина подхватил свой портфель и направился в коридор. Там уже стоял зло пыхтящий Иван.

- Занятненько вас прокляли, - произнес посетитель, рассматривая рога брата. – Ха, да они еще и расти будут… Прекрасно…  Да она затейница. Что же, надеюсь, Алена Игоревна, вам удастся справиться. Прощайте.

Произнеся последнюю фразу, мужчина вышел. Дверь медленно закрылась. Я кинулась к ней, но на площадке и лестнице уже никого не было. Я попыталась сделать шаг к ступенькам, но меня тут же скрутило от нестерпимой боли. Взвыв, я упала на колени. Ванька испугался, подхватил меня на руки и внес в квартиру. Дверь захлопнулась, на семь дней отрезая нас от внешнего мира.

- Ненавижу ее, - процедил брат, укладывая меня на кровать.

- Врешь, - прохрипела я.

- Вру… - согласился он, выругался и вернулся на кухню.

Поняв, что боль отпустила, я встала и направилась в Ванькину комнату за инструкцией. Во что же я всё-таки вляпалась?

Всё было просто. Ровно в двадцать один час я должна подойти к двери и прикоснуться к ручке. Далее откроется проход, меня встретят и всё объяснят. И почему я себя ощущаю овцой, идущей на убой? Видимо потому, что в кухне один козел вовсю упивается водкой. Сволочь…

Относительно формы одежды инструкций не было. Я всё еще ходила в офисном наряде. Почему-то показалось глупым отправляться туда, не знаю куда, да еще и в таком виде. Выудив из шкафа трикотажный плюшевый спортивный костюм и футболку с глазами на тех местах, где была грудь, я облачилась. Смотрелась глупо, но и вся ситуация ума мне явно не прибавила.

- Ты куда? – чуть заплетающимся языком поинтересовался Ванька, подпирая дверной косяк.

- В ад, - лаконично ответила я.

- В таком виде?!

На мгновение мне даже показалось, что братик протрезвел. Я внимательно посмотрела на свое отражение в зеркале на дверце шкафа и нахмурилась. М-да, что-то не то… А! Точно! Кинувшись в коридор, я нацепила носки и кроссовки. Вот теперь то, что надо.

- Ален… - протянул братик, качая головой.

- Ну прости, савана нет, да и помирать я пока не собираюсь, - насупилась я.

- Ну-у-у… Может, хоть платье наденешь? Да и сиськи с глазами, явно перебор… - произнес Иван, прищурив взгляд.

- Отвали, рогатый, - отмахнулась я. – Во-первых, глазки я прикрою кофточкой, а во-вторых, дополнительные глаза в таком месте не помешают.

- На сиськах? – не унимался братик, ничуть не обидевшись на рогатого.

- Да хоть на попе, главное - быть начеку! – взвилась я.

И тут мое внимание привлекли часы, а точнее то, какое время они показывали. До отправления осталось не более десяти минут. Я метнулась на кухню, чуть не сбив брата с ног. На столе лежала обветрившаяся колбаса и кусок булки. Соорудив бутерброд, я собралась его съесть, но тут организм потребовал куда более важных вещей. В итоге туалет и ванна отняли всё время, но с бутиком я не рассталась. Ровно в двадцать один нуль-нуль, перекинув косу через плечо и вооружившись бутербродом, я застегнула кофту, пряча вторые глаза, послала Ваньке воздушный поцелуй и взялась за ручку.

***

Она была теплой, что сразу удивило, хотя испугаться не успела. Не задумываясь о последствиях, я запихнула бутерброд в рот и открыла дверь.

- Приветствуем вас в аду! – раздался металлический голос.

Я тут же подавилась и, сложившись пополам, стала отплевываться. Кто ж так пугает-то? Понятно, что о манерах, да и о внешнем виде я думала в последнюю очередь, но явиться в ад, чтобы тут же при входе наплевать, это, скорее всего, слишком.

- И вам добрый… Кхм… Ну, в общем, привет, - выдавила я из себя, растирая слезы по щекам. – Уф…

Отдышавшись, выпрямилась и постаралась максимально осмотреться. Разумеется, дверь, через которую я сюда попала, отсутствовала. Помещение напоминало холл, после которого должна быть приемная, как в обычном офисном здании. Скользнув взглядом по противоположной стене, отметила три двери и полное отсутствие окон. Смущал свет, казалось, он просачивался сквозь стены. Никаких скрытых неоновых ламп я не заметила, однако обилие освещения смущало, словно я попала не в ад, а в…

Боже, упаси меня от такого кощунства, но если это «предбанник ада», то, как выглядит приемная рая?

- Алена? – раздался приятный женский голос.

Чуть не подскочив на месте, ведь все три двери были перед моим взором и оставались закрытыми, я обернулась. За спиной стояла миловидная девушка и вполне дружелюбно мне улыбалась. Лишь в глазах было осуждение, приправленное явным пренебрежением, и скрыть его она не пыталась. Работа давно научила меня с полтычка определять такие взгляды и делать выводы относительно настроя оппонента. Мы не гордые! Дежурную улыбку на моську, грудь колесом и вперед.

- Да, это я, - радуясь, что голос остался нейтральным, продолжила изучать девушку.

- Ваш внешний вид не соответствует условиям контракта, - чопорно произнесла красотка.

О да, она была очень даже ничего. Не такая яркая, как Милена, но чувство зависти уже клубилось в груди, норовя добраться до разума и поглотить его целиком. Стройная, выше меня почти на голову, с копной темно-каштановых волос, в брючном костюме, настолько узком и обтягивающем, что моя «злобненькая натура» порадовалась. Не иначе как девушка пополнела, и одежка стала явно мала. Увы и ах, злобствовать я могла сколько угодно, но наряд сидел так, что любой мужик изошёл бы на слюну и, встав на все свои конечности, подвывал бы не хуже озабоченного песика. Когда же мой взгляд упал на туфли, то осталось мне лишь сглотнуть. Вот они, манящие из витрины Prado, во всей своей кровавой красе.

Ну и пусть! Зато у меня костюмчик плюшевый и кроссовки Nike, и… Всё!

- Сразу после подписания контракт у меня забрали, - меж тем призналась я, пожав плечами. – Я даже толком его прочитать-то не успела.

- А вот это плохо, - нахмурилась девушка. – Меня зовут Идара. Сейчас мы проследуем в административный центр и решим вашу дальнейшую судьбу. Хотя переодеть вас всё равно придется…

Последнюю фразу она сказала так тихо, что я едва ее услышала. Уже собралась возмутиться, но девушка проскользнула мимо меня к левой двери и распахнула ее. Вот тут-то челюсть у меня и отпала.

Когда-то сердобольная знакомая приволокла в офис хорошо потрепанную книжонку. Там рассказывалось о разных мирах, о параллельных вселенных и живущих там существах. Короче, сказки для уставших от реальной жизни взрослых. Какой бы атеисткой по жизни я не была, но сейчас приходилось признавать очевидное. То светлое помещение, в котором я оказалась, было ничем иным, как пресловутым межмирьем, а сейчас мне предстояло сделать шаг в какое-то иное пространство. Но смущало другое. Этим пространством оказалось огромное офисное здание. Как я это поняла? Просто…

Несколько недель назад мне приходилось посещать офис одной очень богатой и разветвленной компании. Фирма огромная, давно поглотила колоссальное количество маленьких компаний и в итоге не боялась никого и ничего, а выражалось это в чрезмерном выпячивании своего экономического могущества. Шутка ли, в центре города занимать десятиэтажное здание. Эх, кризиса на них нет…

Так вот, сейчас я имела честь ступить практически в такое же здание. Смущало одно. Где люди?!

В нескольких метрах от входа стояла стойка администратора, за которой суетилось сразу две девушки. И все бы ничего, если бы не рога на их очаровательных головках. А когда раздался телефонный звонок, и одна из «красоток» умудрилась поднять трубку тоненьким, но длинным хвостом, я позорно раззявила рот и попыталась удержать глаза на месте.

Мне всё это снится… Или на меня сосулька упала… Хотя меня могла сбить машина… Черт! Ну что-то же логичное должно это объяснить!

- Идара! – раздался грудной голос второй девушки, не занятой телефонным разговором. – Тебя Экар ищет и уже очень давно.

- Да?! Потерпит, - усмехнулась моя сопровождающая. – Что-то мне говорит, что там есть кому сделать приятное нашему «боссику».

Девушка так похабно усмехнулась, что мои выводы о «боссике» и о возможных «приятностях» забуксовали в фантазиях.

- Новенькая? – администратор кивнула в мою сторону.

- Ага, но она ненадолго, - умерила азарт в глазах девушки Идара.

- Фу… Что за новости, с каких пор ад стал местом для стажировки?

- Думаешь, ее в ведьмы готовят? – удивилась Идара.

Она повернулась и более заинтересованно прошлась по мне взглядом.

- Не-е-е… - протянула девушка спустя пару минут. – Думаю, это новое развлечение нашей верхушки.

- И в чем, прости, тут развлечение?

Администратор таким же оценивающим взглядом прошлась по мне. И, если честно, эти гляделки мне порядком надоели. Я уже собралась высказать девушкам свое мнение на этот счет, но тут встряла та, что была увлечена телефоном.

- Идара, марш к шефу, в конце концов, ты у нас секретарь, вот и займись своими прямыми обязанностями.

- Секретарь? – подала я голос.

- Да, - улыбнулась Идара, поправляя прическу.

- Дьявола? – ляпнула я.

- Хм, как бы тебе сказать, чтобы не сильно обидеть твои умственные способности, - усмехнувшись, произнесла она.

Поздно! Я уже обиделась. Дурой я себя никогда не считала, ну, по крайней мере, никогда в этом не признавалась. А потому, сложив руки на груди, я приподняла бровь и выразительно окинула взглядом девушку. Оценивала? Возможно. Но на самом деле хотела хотя бы намекнуть на ответную ущербность. Вот только красотку мой взгляд не пронял, ибо она меня рассматривала с куда большим рентгеновским эффектом. Гляделки прервала одна из администраторов.

- Идара, пошла вон! - рявкнула она. – А ты, дорогая… - она с такой интонацией это сказала, что я невольно сжалась, - слишком заметна для первого дня. Советую поубавить амбиции, а то начать можешь с куда больших низов, чем рассчитывала.

Всё бы ничего, вот только я ни слова не поняла из того, что она сказала. Что начинать? Когда начинать? Откуда? Вопросы есть, ответов – нет.

- Натали, - произнесла вторая, не отрывая от моего лица пристального взгляда, - что-то мне говорит, что девушка не понимает где она и что тут делает. Я ведь права?

Она так заломила бровь, что я чуть не икнула от удивления. Выпендриваться не стала, просто кивнула.

- Дорогая, ты в аду, - лучезарно улыбаясь и демонстрируя меленькие верхние клычки, произнесла Натали.

- Это мне как раз сказали, - пожав плечами, ответила я. – Еще бы узнать, что я тут делаю и когда можно домой…

- Домой? – удивленно переспросила Натали.

- Ага, Идара тоже сказала, что она ненадолго. Кажется, там… - вторая собеседница указала пальцем в потолок, - все совсем с мозгами раздружились.

- Анита, они и не дружили с ними. Сама подумай, жить столько, сколько они… - Натали устало закатила глаза.

Девушки какое-то время «поиграли в гляделки», затем Анита шумно выдохнула и, нагнувшись под стойку, выудила пачку листов. Правда, отдать их мне не успела. За моей спиной раздался шум и обе девушки, вмиг округлив свои очи, уставились в сторону звука. Мой инстинкт самосохранения орал, чтобы я не дергалась, но банальное бабское любопытство верещало о том, что всё самое интересное может пройти мимо моего любопытного носа.

По спине будто ледяной рукой провели, я замерла. Страх парализовал конечности, напрочь отбив желание поворачиваться.

- Кто? – раздался глухой голос, по звуку вроде мужской.

- По договору, - пискнула Натали.

Я же, как завороженная, смотрела на ее хвост, он будто жил отдельной жизнью. Дергался, извивался и норовил обмотаться вокруг ноги.

- Почему? – следующий вопрос.

Меня больше волновало другое: от страха я перестала дышать, и сейчас слезы, скопившиеся в глазах, ждали сигнала, чтобы проложить дорожки по щекам.

- Ведьма. Контракт. Первая, - опустив взгляд на лист бумаги, ответила Анита.

Я ощущала, что страшно не только мне, но и им. Правда, бравые администраторши пытались держаться ровно.

- Распределена? – прозвучал еще один вопрос.

- Нет, - хором ответили девушки.

- Уже направляем, - тут же поправилась Анита, видимо что-то увидев за моей спиной.

Схватив пачку листов, она начала быстро их заполнять. Страх отпустил, воздух вернулся в легкие, и я резко обернулась. За спиной никого не было.

В нескольких метрах от стойки я заметила широкую фигуру в плаще, которая стремительно удалялась. Голову покрывал капюшон, но по походке и развороту плеч складывалось ощущение, что это мужчина. Ему бы еще косу в руку и все – ходячая смерть. Да уж, не хотела бы я столкнуться с этим индивидуумом в очень узком пространстве. После такого общения прекрасно осознаешь, как сильно хочется жить.

- Не смотри, - прошипела Натали.

- А это кто был? – полюбопытствовала я.

- Вот уж с кем лучше вообще никогда не встречаться. Надейся, что он не запомнил тебя, а то твое пребывание в аду из временного превратится в постоянное. И, поверь, далеко не в таких условиях, - Натали продолжала говорить, одновременно что-то ища в кипе бумажек. – Запомни, всё, что ты видишь, этот офис, я бы сказала, вход в ад. Но не всё так радужно.

- Радужно? – удивилась я.

Медленно повернувшись вокруг своей оси, я попыталась окинуть взглядом помещение. Первое, что привлекло внимание – потолок. Казалось, нет его, но если прищурить взгляд, то этажа этак с двадцатого он есть. Вокруг пологого пространства широкие проходы, с одной стороны жмущиеся к стене, с другой имеющие прозрачные ограничения. Было заметно, что, несмотря на видимость современного здания, сооруженного из бетона и стекла, всё это было лишь ширмой. На каждом этаже виднелись широкие двери. Одна из них открылась, и я успела разглядеть внушительный коридор, освещенный факелами.

Вопреки здравому смыслу меня терзало любопытство, изрядно пропитанное интересом. Мне хотелось походить по этому зданию, и по возможности везде сунуть свой любопытный нос. Но разум шикнул на все инстинкты, задав вопрос: а что, собственно говоря, мы тут делаем? Да и вообще этот «плащ» говорил про какой-то то ли выбор, то ли распределение. Это он о чем?

- ФИО? – голос Аниты вывел меня из задумчивости.

- Простите, что? – переспросила я.

- Фамилия и имя, - медленно проговорила девушка, стискивая ручку в руках.

- А, Светлая Алена.

- Что? – воскликнула удивленная Натали. – Это шутка такая?

- Нет, - насупилась я. – Светлая – моя фамилия.

- Прекрасно, - Анита бросила ручку на столешницу и возмущенно уставилась на Натали. – Ты хоть представляешь, что будет на распределении, если я напишу полностью ее данные. Да меня уволят, посчитав это идиотской шуткой.

- Ну… - протянула Натали, ехидно усмехаясь.

- Ага, я уже это вижу. Светлая Аленушка пришла отрабатывать повинность в темный ад. Надо мной вечность буду смеяться, - шипела девушка, ее клыки прямо на глазах удлинялись, мешая ей нормально говорить.

- Спокойно, дорогая, - прервала поток истерики Натали. – Давай напишем так: С Алена. В конце концов, она тут на неделю, потом мы просто «потеряем» ее настоящую анкету, и никто не узнает.

- Шантаж? – прищурившись, уточнила Анита.

- Но это же я предложила, - в ответ оскалилась Натали.

- Хорошо, - девушка опять схватила ручку и стала заполнять оставшиеся графы.

Я всё это время внимательно наблюдала за обеими и пыталась понять, а что, собственно, происходит? Что плохого в том, что я именно Светлая, ведь это действительно фамилия, а не критерий моей души. В современном мире, если ты закончил высшее учебное заведение и работаешь в финансовой среде, светлой душой невозможно обладать. Тут вообще души нет, никакой, ни светлой, ни темной, лишь голый алчный расчет.

- Вот направление, не пытайся прочесть, это не для тебя, - проговорила Натали, протягивая мне абсолютно чистый лист бумаги. – За твоей спиной лифт. Тебе нужен тринадцатый этаж, там всего одна дверь. За ней увидишь… Хм…

Девушка замялась и перевела взгляд на Аниту.

- Увидишь одну мерзкую особу, притом и внешне, и по характеру. Не вздумай ей улыбаться, она считывает любые эмоции, и если они расходятся с тем, что ты показываешь, то тебя ждет масса неприятных сюрпризов. Отдашь ей направление, и тебя продадут.

- Что? – опешила я.

- Продадут на неделю, - пожав плечами, пояснила Натали. – Это условие твоего контракта. Неделю ты будешь работать в одном из подразделений ада, а точнее, в одном из шести направлений. Адом управляют шесть атеркаров.

- Кто?! – я впервые слышала это слово, и оно явно не входило в мой лексикон.

- Ты, вообще, откуда такая несведущая? – возмутилась Анита.

- Ани, не рычи на девочку, она первый день в аду. Ничего, к концу отработки будет понимать, о чем надо спрашивать, а о чем лучше вообще даже не думать.

- Может, азбука какая для вновь пришедших есть? – робко поинтересовалась я.

- Может, тебе еще и карту по аду выдать с экскурсионной брошюркой? – прищурилась Анита.

- А что, есть? – тут же оживилась я, но увидев, как сверкнули глаза собеседницы, сникла. – Ну нет, так нет. Ладно… Я, пожалуй, пойду…

- Да уж, вали, и без тебя дел полно, - пробурчала Анита, отворачиваясь от меня.

- Зайди перед уходом, интересно будет на тебя взглянуть, - подмигнула, улыбаясь, Натали, и это меня сильно озадачило.

Держа в руках листок и постоянно озираясь, я подошла к лифту. Нажав кнопку вызова, тут же отпрыгнула. Двери кабины быстро разъехались, явив мужчину с очень ветвистыми рогами. «Лось», - промелькнула мысль. Кроме выдающегося украшения, в остальном, насколько мне удалось рассмотреть, передо мной был обычный мужчина. Да, высокий, да, красивый, я бы даже сказала - мощный, но «украшение» на голове… Эх, кто же ему так удачно изменил?

Обладатель кальцийсодержащего нароста скользнул по мне пренебрежительным взглядом и направился в стойке администраторов. Не мешкая, я нырнула в нутро лифта. Что-то подсказывало, что к обитателям ада я нескоро привыкну. Лампочки зажигались и гасли по мере продвижения кабины вверх. Оказывается, до этого я находилась на этаже «N», а был еще «0», «1» и так далее. На цифре «13» движение плавно прекратилось, и я смогла выйти в коридор.

Быстро оглянувшись в поисках прозрачных перил, я удивилась, на этом этаже холл не просматривался. Странно. Одёрнув рукой кофту, я перехватила поудобнее листок и подошла к единственным двустворчатым дверям. Занесла руку для удара, выдохнула, но стукнуть не успела. Массивные двери медленно открылись внутрь, и из помещения раздался скрипучий голос:

- По голове себе постучи.

Подавившись возгласом, я медленно выдохнула и спросила:

- Можно?

- А есть вариант, что ты исчезнешь? – уточнил все тот же неприятный голос.

- Боюсь, что нет, - призналась я.

- Тогда передвигай свои копыта сюда, или, думаешь, я вечность буду тебя ждать?

Переступив порог, я подавила возглас удивления. Все стены помещения покрывал то ли мох, то ли лианы с мелкими листиками, а может и то, и другое. В комнате было сыро, но тепло, а еще витал удушливый запах, напоминающий болото поздней весной. Пока я озиралась по сторонам, странное движение в углу помещения заставило резко напрячься и перевести туда взгляд.

- Господи… - выдохнула я.

- Где? – возмутилась стройная женщина с лицом настоящей жабы.

- Простите, - смутилась я.

Женщина встала из-за стола и, сложив руки на груди, прищурила лупообразные глаза. Выглядело это более чем странно. Я прекрасно знала, что пялиться на тех, кто отличается от вас, неприлично, но ничего не могла с собой поделать. С жадностью рассматривала странное существо во все свои очи, пытаясь понять, что же, а точнее, кто же это?

- Врешь… - прошипела жабоподобная. – Ничуть не раскаиваешься, наоборот, хочешь понять кто я…

- Да, хочу, - созналась, вспомнив предупреждения администратора.

- Ага, значит, не боишься?

Она чуть повернула голову вбок, и я поняла, что за счет расположения глаз на лице она имеет практически полный обзор. Да-да, на все триста шестьдесят градусов.

- Не знаю, - ответила я. – Пока мне интересно, но если вы и дальше будете так делать, то станет страшно.

- Ну что же, - протянула женщина. - Я удовлетворю твое любопытство.

Она вышла из-за стола и медленно направилась в мою сторону. То, что в этот момент творилось со мной, можно описать одной фразой: «Где туалет? Мне страшно». Голова жабы, ну или очень специфической лягушки, была украшена длинными зелеными с седыми прядями волосами. Притом глядя на них, мне казалось, что последний раз их мыли в прошлом веке. Толстая шея, переходящая в стройное тело. Парадокс: то ли голова от другого туловища, то ли неудачная пластическая операция лица. Высокая грудь не менее четвертого размера, обтянутая лифом темно-коричневого платья, тонкая талия и длинная юбка, состоящая из узких полосок ткани. Так вот, делая шаг в мою сторону, женщина создавала колебание этой самой ткани, и всё бы ничего, если бы не одно «но»… В прорезях было пусто… Ног – нет, вообще никаких…

Я тут же перевела взгляд на руки. Тонкие изящные пальцы с накрашенными темно-коричневым лаком длинными ноготками. Почти когти. Массивный перстень с изумрудом на пальчике, где нормальные женщины носят обручальные кольца. Все, больше ничего.

- А где ноги? – выпалила я, тут же прижав ладошку к губам и быстро моргая ресницами.

- Хм, смелая… Мне нравится, - женщина остановилась. – Ты кто?

- Алена, - сглотнув, сказала я и протянула листок.

Пару минут жабоподобная дама изучала белый лист, а потом перевела взгляд на меня.

- С Алена? – уточнила она, но ответить я не успела. – Сдается мне, наших «рогатых» пора убирать из администраторов. Кого они обмануть решили? «С», это что?

- Думаю, это первая буква моей фамилии, - призналась я.

- А остальные буквы где потерялись? – женщина развернулась и направилась к столу.

- Светлая, - выдохнула я.

- Что светлая? – переспросила дама.

- Фамилия моя, Светлая. Я - Светлая Алена.

- Прекрасно, - расплылась в улыбке женщина, и я сделала шаг назад.

Смотреть на два ряда острых зубов, мелькнувших между растянутых губ, было страшно. Рогатые мужики, хвостато-рогатые администраторы, жабоподобные личности. Алена, ты куда попала? Ответ напрашивался мгновенно - в ад.

- Не паникуй, я не самое гадкое и страшное существо, - усмехнулась женщина. – Я Злата. Когда-то давно была ведьмой. Жила на болоте, ну не в прямом смысле, а домик у меня на болотах стоял. Заключила договор, но уже на следующий день пожалела. Итог был ожидаемый – смерть. Но я попыталась обмануть и себя, и атеркара. В итоге я тут, уже не знаю сколько, но для меня – почти вечность. Я мертва. Но на покой меня никто не отпустит, пока не найдется такая же дурочка, как я, и не заменит меня. Никогда не влюбляйся в тех, кто тебе не по зубам, девочка. Ни-ког-да!

- Не буду, - кивнула я, не надеясь, что она услышит.

- А лучше вообще не влюбляйся, ничем хорошим это не заканчивается.

- Не буду.

- Не обещай, - усмехнулась она. – А то ведь нарушишь обещание и останешься тут навсегда.

- Э-э-э…

- Ну что, Светлая, пора тебе на распределение. Значит, семь дней… Так-так-так… Плохо, не в тот день ты отработку начала. Понедельник… Очень плохо… - Злата наклонилась к столу, что-то выискивая в небольшой табличке. – Хотя… Всего-то семь дней. Ну не будут же они тебя через все круги ада пропускать? Не так ты и нагрешила… Вот братик твой… Хм, козел? Дурак он, кто же с ведьмами-то связывается? Ладно…

Злата подняла голову и еще раз окинула меня взглядом, поцокала языком и, встав, направилась к стеллажу, который из-за развесистых лиан я не сразу заметила. Выудив небольшой мешочек, она протянула его мне. Подойдя к женщине, я забрала мешок, с недоумением на него смотря.

- Когда зайдешь в темную комнату, постарайся, чтобы его у тебя не отобрали. Это так, экстренная помощь. Если будет очень тяжко, просто вдохни порошок. Ты вырубишься и что бы ни происходило, это останется вне твоей памяти. Полезная в аду вещь. Не всё, что ты увидишь, надо помнить. Поверь, психика дороже.

- Спасибо, - произнесла я, с большим интересом смотря на подарок.

- Ладно, будет, - отмахнулась Злата. – Ты знаешь, кто такие атеркары?

- Нет, - честно призналась я.

- Неудивительно. Ты же светлая, - усмехнулась женщина. – Вникай и побыстрее. Возможно, это спасет твои нервы и жизнь. В мире принято считать, что в раю всем управляет Господь, а в аду Дьявол. Это удобно, а главное, никто не задает лишних вопросов. Только те, кто имеют доступ к аду, знают, что управляют им атеркары, - она сделала паузу, возвращаясь к столу и располагаясь за ним. - Их шесть, каждый отвечает за свою зону. Семь кругов ада не на пустом месте появились. Пройдешь испытание шести атеркаров, останешься в живых и в своем уме, тогда будет у тебя шанс встретиться с седьмым испытанием. Никто не знает, какое оно, для каждого свое. Не впадай в уныние, это не лекция, - усмехнулась Злата.

Я и правда не сильно понимала, для чего мне такая подробная вводная, я не хочу проходить круги ада.

- Так вот, сегодня на распределении будет четверо из шести. Ты войдешь, тебя посадят на стул, вокруг будет темно. Над тобой зажжётся свет. Сиди, не двигайся, смотри в пол. Как только свет погаснет, выбор сделан. После этого вернёшься сюда, и я дам тебе твое первое задание. Выполнишь его, и на сегодня свободна. Завтра сразу сюда…

Злата задумалась и машинально стала перекладывать листы из одной пачки в другую.

- Если все будет хорошо, то ничего страшного не произойдет, и ты через семь дней забудешь обо всем, что с тобой произошло. Держись подальше от атеркаров, да и вообще от любых мужиков. Это ад, тут тебя никто спасать не будет, поняла?

- А почему вы мне помогаете? – решила уточнить я.

- Я не помогаю, я облегчаю свое существование. Этот контракт… Зря его вообще заключили, невозможно найти мужика, принадлежащего телом, душой и разумом ведьме. Такого не существует. Ты первая, но, боюсь, не последняя… Вопрос в том, чье это развлечение? Поверь, уж точно не ведьмы.

Она замолчала, опасливо косясь на одну из стен. Я перевела туда взгляд, но, ничего не обнаружив, с непониманием повернулась к Злате.

- Тебе пора, - ответила жабоподобная ведьма, указывая на противоположную стену.

Лианы медленно расползлись, и в проеме показалась дверь. Положив мешочек в карман, я последовала в указанном направлении. Будь что будет. Пока мне было интересно, хотя страх уже присутствовал в глубине, то и дело сковывая тело.

Я вошла в темное помещение. Меня тут же кто-то взял за руку. Взвизгнув, я подпрыгнула.

- Тихо, чего орешь? – раздался голос на уровне моей талии.

- Простите, это от неожиданности, - пискнула я.

- Во что ты одета?! – возмущённо поинтересовался голос.

- В спортивный костюм, - пожав плечами, ответила я.

- Ужасно, так не пойдет, - руку отпустили и тут же последовал приказ: - Раздевайся.

- Что? – удивилась я. – И не подумаю.

- А думать тебе еще никто не разрешал. Раздевайся живо, или тебя разденут, но тогда одеваться будет не во что.

Угроза, как ни странно, подействовала. Я медленно расстегнула кофту и стянула ее с себя.

- А куда положить? – поинтересовалась я.

Вокруг было темно, но складывалось ощущение, что я нахожусь в очень небольшом пространстве.

- На пол, - раздался ответ.

По звуку я поняла, что собеседник находился правее метрах в трех. Хотя я могла и ошибиться. Кроссовки с носками я поставила прямо на кофту, почему-то боялась их потерять, сверху сложила штаны и замерла в нерешительности.

- И чего остановилась? – раздался раздражённый голос.

- Все снимать? – с легким ужасом уточнила я.

- Трусы можешь оставить, - смилостивился оппонент.

В ответ я выразительно запыхтела. Раздражение волнами накатывало на сознание. Я тут, как овца, раздеваюсь по первому щелчку, куда делся мой разум и гордость? Остались в предбаннике ада, подкинул разум дельную мысль. Попыхтев еще минуту, я стянула с себя футболку и бюстгальтер, перекинула косу на грудь и возмущенно сложила руки в попытке прикрыть эту самую, оголённую, третьего размера.

- Садись.

В бедро тут же ткнулась высокая табуретка. Кое-как взобравшись, я пыталась прикрыть все стратегически важные места. Ужас! Со стороны я была похожа на ощипанную курицу на насесте, или на жёрдочке, тут у кого какие ассоциации. Смешно? Возможно. Мне же было холодно. Кожа покрылась мелкими пупырышками, а зубы потихоньку переходили на убыстренный ритм. Стук – стук…

Зато моя фантазия стала отрываться по полной. А что вы хотели? Попробовали бы сами. Разденьтесь, сядьте на табурет посередине комнаты и выключите свет. Ну как? Вот и я ощущала себя полной дурой, меланхолично расплетая и заплетая косу. Это нервное, я всегда так делала, знаете ли, успокаивало. Когда не только зубы, но и кости перешли на убыстренный ритм, надо мной зажегся свет. Резко, яркий и ровно над головой. Инстинкт сработал, прикрыв руками грудь, я подняла голову и тут же ослепла. Из глаз полились слезы, но вытирать их означало убрать руки от интимно-сокровенного, а этого я допустить не могла.

Свет горел, слезы лились, зубы стучали…

Щелчок, резкая боль в предплечье. Схватившись рукой, я ощущаю что-то мокрое, но рассмотреть не успеваю. Свет погас, оставляя меня в кромешной тьме.

- Да чтоб вас всех… - выдыхаю я, размазывая слезы.

- Одевайся, выходи.

Все тот же почти безликий голос продолжал отдавать приказы. Но я не гордая, я слишком замерзшая, а потому, кое-как слезаю со стула, чтобы тут же чуть не упасть. По всем известному закону, я ставлю ногу как раз на свои пожитки. С одной стороны – хорошо, искать не надо, с другой, нога подворачивается, в лодыжке что-то гулко хрустит, а из глаз опять текут слезы.

- Да чтоб вас…

- Повторяешься, - раздался голос.

От досады закусила губу и постаралась побыстрее натянуть на себя свою же одежду. Хромая и мысленно проклиная всех: брата, его рыжую бестию, начальника… Вот только не спрашивайте за что его. Так, для профилактики. Разумеется, проклятия достались и всем работникам офисного ада, но всё-таки я выбралась из тьмы. Какой же милой и приятной показалась мне комната Златы в этот раз. А сама она просто «душка».

- Алена? – удивленно глядя на меня, поинтересовалась жабоподобная.

- Я, - усмехнулась, хромая к столу.

- Дорогая, как-то слишком быстро ты получила первое увечье, - недовольно глядя на мою ногу, произнесла женщина. – Ну да ладно, с этим потом. Знаешь ли, врач у нас приходит к тем, кто уже труп и то, только с одной целью - поднять и заставить дорабатывать. Так что… Советую беречь, особенно конечности, их вообще не восстанавливают.

Проговорив все это, она опять занялась важным делом - перекладыванием бумажек, я же задумалась. То есть получается, что если мне здесь нанесут травму, то первую помощь смогут оказать лишь дома? Ничего себе условия…

- Хм, пять? – удивленно спросила Злата.

- Пять? – не поняла я.

- Кофту сними и покажи свое плечо.

Даже не задумываясь, зачем ей это надо, я сняла кофту и стянула с плеча футболку. Женщина встала из-за стола и, подойдя ко мне, холодными руками спустила футболку еще ниже, оголяя пострадавшее в комнате предплечье. Во все глаза я уставилась на галочку, которая, словно ожог, красовалась на руке.

- Это что? – охрипшим голосом поинтересовалась я.

- М-да, я думала, они пройдут мимо. Хотя на сегодня всё равно разнарядка подписана, ну а завтра… Завтра что-нибудь придумаем.

- Злата… - тоскливо проканючила я. – А может, ты мне объяснишь, что это такое?

- А это, моя милая, - женщина приложила свою ладонь к пострадавшему участку, – знак того, что ты принадлежишь одному из атеркаров. В данном случае пятому, вот только…

- Только? – насторожилась я.

- Странно, что пятому, это ведь не его контракт…

- Подождите! – возмутилась я. – Что значит - принадлежу?

- Ну… - Злата убрала руку, и я увидела вместо страшного ожога ровный рубец в виде галочки. – Теперь все задания тебе будет спускать именно атеркар. Все, кроме сегодняшнего. Эх, я надеялась тебя спрятать… Ладно, посмотрим, что будет завтра…

Вопросов в голове была масса, но женщина явно не планировала на них отвечать. Скудность информации мешала мыслить и строить вариации своего существования в аду. По ощущениям я была здесь уже несколько часов, а по факту?

- Сколько бы ты тут не провела, домой вернешься ровно в восемь утра. Завтра ровно в двадцать один ноль-ноль ты опять выйдешь из квартиры и окажешься в моем кабинете. Поняла?

Я кивнула. Если честно, то со странными администраторшами больше встречаться не хотелось.

- Так, бери ведро, швабру и иди мыть лестницу.

Злата махнула рукой и за моей спиной что-то звякнуло. Развернувшись, я в недоумении уставилась на ведро, наполовину наполненное мутной жидкостью и стоявшую рядом массивную швабру.

- Э-э-э… - протянула я.

- Что тебя удивляет? Хочешь в рабыни к демонам, или в прислуги к чертям? – ехидно уточнила жабоподобная. – Поверь, лестница - это то место, где почти никогда и никто не появляется, так что, если ты пару часов там помоешь ступеньки, никто на тебя не наткнётся, а значит, и увечий сильных ты не получишь. Да и наряд твой больше всего подходит именно для этих целей.

Умом понимая, что Злата права, я всё равно пыхтела не хуже ежа. Меня, человека, получившего высшее образование, да я институт закончила с одной четверкой! Я - один из ведущих менеджеров в шикарной компании! Меня в поломойки?! Взяв ведро и швабру, я вопросительно изогнула бровь.

- Туда.

Злата указала на стену по левую руку от нее, лианы расползлись, явив узкую дверь.

- Начнешь с двадцать пятого этажа и будешь спускаться вниз. Выше только этажи атеркаров, туда даже носа не суй. Эх… Может, всё-таки пронесет?..

Пожав плечами, я подивилась собственной молчаливости и направилась к двери. Как же я сейчас желала своему братцу и его рыжей шалаве всего самого хорошего. Вот просто такого хорошего, чтобы через «не могу», но всё равно произошло.

Дверь открылась, и я ступила на небольшую площадку. На стене красовалась цифра двадцать пять.

- Прибыли… - устало сообщила я, ставя ведро перед собой.

Посмотрев вверх, я обнаружила бесконечную лестницу, однако огорчало другое: вниз она была такой же бесконечной.

- Вот интересно, мой сегодняшний день когда закончится? Когда я все вымою, или когда тут сдохну?

Пугало две вещи: во-первых, я смирилась с ситуацией, во-вторых, я разговаривала сама с собой. У меня есть знакомая, она всё еще учится в медицинском институте по специализации «психиатрия». Так вот, по ее словам, тот, кто разговаривает сам с собой, да еще и вслух, стоит на пути к ярко выраженной шизофрении. Да, хороший диагноз, а главное, такой правильный и нужный. Вот бы всё, что со мной сегодня произошло, оправдалось именно им. Ведь, по словам знакомой, болезнь излечима, а это уже - надежда.

С тоской еще раз оглядевшись и поняв, что окон не видать, а свет всё-таки проникает, я, перехватив поудобнее швабру, запихнула ее в ведро. Давно я не мыла полы. Как-то так повелось, что дома убирался Иван. Ага, я, хрупкая девушка двадцати пяти лет, вкалывала на работе, а мой братик, учась в институте, занимался домашними делами. Впрочем, до сегодняшнего дня нас всё устраивало, и жили мы вполне мирно. Вот что стоило этой рыжей на кого другого глаз положить?

- Черт… - выдохнула я, когда осознала очевидное.

Древко швабры вполне обычное, а вот на конце была привязана тряпка, услужливо порезанная на длинные лоскутки. И все бы было хорошо, если бы… Как выжимать лишнюю воду?

- А и пофиг! – в сердцах процедила я.

Буду мыть как палубу на корабле. Не то чтобы я знала, как это делается, но в паре мультфильмов видела. Встав на ступеньку ниже, я выудила швабру и шлепнула ее на площадку. Вода ручейками потекла вниз. Через мгновение я поняла всю дурость такого поступка. Во-первых, кроссовки благополучно намокли, во-вторых, само ведро осталось наверху, и дотянуться до него стало проблематично.

- Вот дура… - выдохнула я.

Поразмыслив, я решила поступить кардинально. Поднявшись выше, я опрокинула ведро, любуясь на то, как вода стекает вниз по ступенькам. Ну вот, осталось просто растереть лишнюю жидкость и готово! Наклонившись вперед и разгоняя воду на следующей ступеньке, я медленно, но верно спускалась вниз. Было ли чисто? Хм, сомневаюсь. Главное - было мокро, а значит, в моем понимании и чисто. Через двадцать ступенек я поняла сразу несколько вещей. Спина затекла, нос чесался, вода закончилась, а ведро осталось наверху.

- Определённо, мой разум взял выходной, - простонала я, приставив швабру к стене и растирая поясницу.

Мысленно матерясь, не хуже грузчика в гипермаркете, я поднималась наверх, переставляя одеревеневшие ноги. Осталось пройти не более трех ступенек, когда меня осенила гениальная мысль. Я же вылила всю воду, так где же мне найти новую?

- Вот дура… - очень тихо взвыла я. – Стоп! А это что такое?!

Заглянув в ведро, с прискорбием отметила наличие там мутной воды, именно то количество, что сама же и принесла сюда час назад.

- Вот это фокус, ну хоть за водой идти не надо…

Всё-таки меня напрягали вот эти беседы вслух, и главное не то, что я говорю, а то, что мне никто не отвечает. Подхватив ведерко, я стала медленно и осторожно спускаться вниз. Нога всё еще болела, а потому я заметно прихрамывала. И опять мое везение мне подфартило. На предпоследней ступеньке нога подвернулась, рука с ведром взметнулась, выпустив ручку, а я отскочила к стене. Вода пролилась, а ведро с грохотом покатилось вниз.

- Черт! – выдохнула я, радуясь тому, что на меня мутная жижа не попала.

Решив, что в этом безлюдном колодце с ведром ничего не случится, я взяла швабру и продолжила развозить жидкость по ступенькам. Рано или поздно я доберусь до ведра, а вода там опять будет. М-да, ад, а волшебный…

Я спускалась и отгоняла мысли о том, что уж больно сильно хочется в туалет. Не знаю, сколько ступенек я уже вымыла, но ни одной двери мне так и не попалось. Скажу больше, когда поднималась за ведром, и той, через которую сюда попала, также не было. К желанию посетить уединенную комнатку присоединились бурчание желудка, усталость и легкая клаустрофобия, хотя раньше я ей не страдала.

Вода опять закончилась, ступеньки были пустыми, а ведро пропало. Выдохнув, я опустилась на лесенку и, зажав древко швабры между ног, впервые пожалела, что не ведьма и не могу отсюда куда-нибудь улететь.

- Тьфу, что за глупости в мозг лезут? – возмутилась я вслух.

- Ты чего тут сидишь?

Услышав голос, чудом не скатилась с лестницы кубарем. Резко встав и сморщившись от боли в лодыжке, я повернулась на звук. Передо мной стоял очередной представитель мужского пола с очаровательными острыми ушками и... Так, а что у нас там торчит из-под верхней губы?

- Ты кто? - поинтересовался мужчина, лучезарно улыбаясь.

Сглотнув, глядя на клыки, поудобнее перехватила швабру. Убить не убью, но хоть отмахаюсь. И потом, а вдруг она из осины? Воткну в сердце, и всё - нет вампира. Почему-то в том, что это именно вампир, я не сомневалась.

- Эй, красавица, швабру-то опусти, - меж тем мужчина поднял руку вверх в упреждающем жесте. - Я же тебе еще ничего не сделал.

- А это чтобы и желания сделать не возникло, - смело произнесла я, стараясь не обращать внимания на заикание.

- А-а-а… Ну ладно, раз тебе тут и так хорошо, то я пошел... - мужчина развернулся и сделал несколько шагов по ступенькам вверх.

- Стой!

Крикнув вдогонку, тут же сникла. И когда я сначала буду думать, а лишь потом говорить? Клыкастый замер и с лукавой ухмылкой обернулся.

- Ты мое ведро не видел? - задала я наиумнейший вопрос.

- Ведро? Хм, два пролета вниз стоит одно с водой, твое? - поинтересовался он.

- Ага, - обрадовалась я. - Мое, спасибо...

- Не за что. Может, ты скажешь, что тут делаешь?

- А что, не видно? - удивилась я. - Пол мою.

- Зачем? - не унимался этот ушасто-клыкастый индивид.

- Работа у меня такая, - пожав плечами, произнесла я.

Развернувшись, уже начала спускаться за ведром, но в спину донесся следующий вопрос:

- Странно, нет, если тебе, конечно, делать нечего, то понятно... Хотя ты же игрушка пятого, не думал, что его фантазия настолько бедна. Прячешься?

- От кого? – воскликнула я.

От неожиданности даже остановилась и обернулась.

- На тебе метка Экариона, или я плохо вижу? - лукаво усмехнулся мужчина. – Хотя… Может, стоит тебя в награду попросить, вроде еще неиспользованная... Думаю, ты вкусная...

- Да пошел ты! - возмутилась я, резко развернувшись.

Перехватив швабру, понеслась вниз по лестнице. За спиной раздавались похабные шутки на тему обнаженной меня, почему-то извивающейся вокруг швабры. Я старалась не обращать на них внимания.

Вот упырь недобитый, ну ничего... Я тебе еще клыки повыдергиваю.

И тут меня словно ледяной водой окатило. Гнев! Я испытывала чувство, и оно словно съедало меня изнутри. Ну уж нет. Не поддамся! Повыдергиваю упырю клыки и буду манной кашкой кормить. От картины, возникшей перед взором, аж настроение поднялось. Упыреныш на стульчике, примотанный скотчем, чтобы не сбежал, поганец, и я со звериным оскалом склоняюсь над ним. Тыкаю ложкой с кашей ему в рот. Он мычит, извивается, отворачивается, а я поправляю комочек каши пальчиком и строго вещаю, что если не съест, я его еще и молоком с пенкой напою.

Пребывая в грезах расправы над клыкастым, я продолжила мыть пол. Устала… Руки подрагивали, впрочем, как и ноги. Лодыжка нещадно ныла и, кажется, всё-таки опухла. Мочевой пузырь неоднозначно намекал о ближайших прелестях, если я срочно его не опорожню. Желудок уже не бурчал, он норовил склеиться и показать мне все радости дальнейшей жизни. В итоге хотелось в туалет, есть и спать, но больше всего мечталось оказаться дома и прибить брата.

Добравшись до очередной прямоугольной площадки, я разогнула спину и, опершись на швабру, с тоской посмотрела вниз. Увы, конца моих трудов видно не было. По мне так я всё еще была на двадцатом этаже.

За спиной раздалось подозрительное шебаршение. Памятуя об оставленном на верхних этажах вампире, я решила, что именно эта клыкастая морда соизволила на мне отыграться. Ухватившись за швабру, я резко развернулась, устремляя взгляд вверх по лестнице.

Как в замедленной съемке увидела мужчину в плаще с натянутым на голову капюшоном. Заметила, как блеснули ярко-зеленым светом его глаза. Замерла, испытывая практически неконтролируемое чувство страха, тогда как моя рука продолжала свое действие. Швабра, удерживаемая правой кистью, стремительно приближалась к незнакомцу. Три. Два. Раз…

Он перехватил древко в слишком опасной близости от своей головы. Швабра вспыхнула и осыпалась черным пеплом к моим ногам. Дрожащая рука сомкнулась в кулак, пропуская сквозь одеревеневшие пальцы воздух. Мне конец!..

- Простите! – хотела громко и четко, но в результате лишь пискнула я.

- Ты кто? – раздался глухой голос из-под капюшона.

Разглядеть лицо, впрочем, как и угадать фигуру было невозможно, однако странное ощущение не покидало меня. Мне казалось, я знала кто это, или ощущала его. Ага, спинным мозгом, несколько часов назад.

- Алена, - выдавила я, старясь не таращиться в темноту под капюшоном.

Он медленно спустился на две ступеньки и оказался в опасной близости от меня. Ноги дрожали, руки тряслись, вдоль позвоночника скользнула одинокая капля. О появлении этой влаги я боялась даже думать. Пот от страха? Да от чего бы он ни был, для девушки - это всегда катастрофа.

- Значит Алена… - протянул мужчина.

Его правая рука взметнулась, и он сжал мое многострадальное предплечье. Резкая боль выключила сознание. Я задохнулась от неизданного крика. Через мгновение по всему телу прокатилась волна жара, а затем сменяющая ее волна прохлады. Контраст был настолько ощутимым, что, прерывисто дыша, я лишь раскрыла рот.

- Жду тебя завтра. Посмотрим, что еще ты умеешь делать, кроме как махать шваброй.

Это было сказано с таким презрением, что слезы навернулись на глазах. Вот только показать влагу от обиды было некому. Мужчина исчез. Это произошло так быстро и стремительно, что в неверии я пару раз протерла глаза. Тщетно. Вот он был и ап, его нет.

Беспомощно обернувшись, я с изумлением отметила, что ведро исчезло. Переведя взгляд на ступеньки, я не нашла пепла от погибшей в неравной схватке швабры. Взор продолжал блуждать по лестнице и наткнулся на дверь. Деревянный прямоугольник с металлической ручкой находился в нескольких ступеньках от меня. Так как других вариантов я для себя не находила, то просто приблизилась к желаемому выходу.

Пальцы сомкнулись вокруг ручки, и дверь медленно отворилась. За ней был коридор моей квартиры. Я, скорее, влетела в него, чем медленно вползла. Дверь за спиной захлопнулась, и я тут же припала к глазку. Ничего…

То есть, конечно же, ожидаемая лестница нашего подъезда. И никаких тебе адовых проходов.

Всё… Спать…

Однако вместо разумных действий сработали те, что являлись противоположными. Я аллюром понеслась в комнату брата. Мелкий паршивец похрапывал, накрывшись с головой одеялом в своей кроватке и, судя по амбре в комнате, уговорил он не одну бутылку алкоголя.

Ну ничего, вот высплюсь и всем достанется!

Наплевав на душ, я поковыляла к себе в комнату. Скинула с себя кофту, штаны, футболку и завалилась на кровать. На границе сознания мелькнула мысль, что утро вечера мудренее, но разум помахал этому выводу ручкой. Мудрость - явно не мое…

 

Глава 2. Вторник

Буйная ярость рвётся крушить,

Весь этот свет изломать, искрошить.

Ярость бушующим жаром грозна;

Ярость не спит, только дремлет она!

 

…Мне снился сон, в котором я раз за разом избивала своего брата, смотря на то, как кровь капает на белоснежный пол из его разбитого носа. Затем я бежала в соседнее помещение и, выхватив из-за пазухи нож, наносила удар за ударом по распластанному на полу телу вампира. Убедившись, что клыкастый мертв, я вскакивала и бежала в следующее помещение, чтобы вонзить нож в тело мужчины, укутанного в плащ. Стоило лезвию распороть ткань плаща, как я опять оказывалась перед стоящим на коленях братом, и весь кошмар повторялся снова.

Я очень хотела проснуться, но не могла. На очередном повторе занесла нож над мужчиной в капюшоне и в последний момент разжала пальцы. Орудие упало, разнося гулкий звон по помещению. Мужчина обернулся, из-под капюшона вспыхнул зеленый свет и раздался голос:

- Пора… Зачтено… Просыпайся…

***

- Алена просыпайся! Ну что ты кричишь?! Просыпайся!

Распахнув глаза, я с изумлением смотрела на брата, который тряс меня за плечи. Хотя вру, не столько на него, сколько на его украшение, которое за эту ночь стало более ветвистым.

- Отпусти, - буркнула я, чуть не прикусив язык.

Ванька тут же отпрянул и насупился.

- Что с рогами? – прокашлявшись, поинтересовалась я, откинув одеяло, и ничуть не стесняясь того, что на мне лишь нижнее белье, спустила ноги на холодный пол.

- Растут… - тихо ответил братик, склонив голову. – Ален?

- Отвалятся! – уверенно сказала я и поднялась с кровати.

Потянулась, сморщилась, услышав легкий хруст в суставах, повернула голову налево, направо, потом склонила ее сначала к одному плечу, потом к другому и, подняв руки вверх, потянулась.

- Ты чего делаешь? – удивленно поинтересовался Ванька.

- Зарядку, - буркнула я.

- Зачем? – спросил брат.

- Зачем?! – передразнила я. – Чтобы в ухо тебе дать!

При этом размахнулась и влепила Ваньке звонкую пощёчину. Брат ухватился за краснеющую щеку и обиженно уставился на меня. А я?! Резко выдохнула, схватила халат и молча прошествовала в сторону ванны. Но, прежде чем захлопнуть дверь, громко крикнула:

- Чтобы через пять минут завтрак был на столе!

Контрастный душ, разогнал остатки неприятного сна. Хм, сдала… Ну-ну… Замотав мокрые волосы полотенцем и завязав кушак халата, я распахнула дверь, выпуская облако пара.

- Нет! – раздался голос брата. – Не звони больше. Никогда!

- Вань?! – позвала я.

- Ален, иди сюда. Тебе кофе с сахаром? – поинтересовался брат с кухни.

Подавив мгновенно любопытство относительно звонившего, я вплыла в помещение и медленно опустилась на табурет. Передо мной тут же появилась тарелка с яичницей и чашка свежезаваренного кофе.

- Вань, кто звонил? – спросила я, беря в руки вилку и нож.

- Никто, - быстро ответил братик, резко отворачиваясь к окну. – Ален, ты когда вернулась?

- Не знаю, - созналась я. – Наверно утром. Погоди! Кто звонил?

- Она… - выдохнул брат.

Перед моим взором тут же встал образ рыжей ведьмы. С силой сжав вилку в руке, я выдохнула сквозь стиснутые зубы, а потом со всей силы кинула приборы на стол.

- Иван! – гаркнула я. – Быстро звони этой рыжей бестии! Я туда больше не пойду! Ты хоть представляешь, что там было?

- Алена… - выдохнул брат.

Я жестом показала ему, чтобы замолчал. Смотря в одну точку, рассказала о демоницах, о мужике в плаще, о чертях, о том, как заставляли раздеться, а потом клеймили, и о жабоголовой… Говорила и сама же себе не верила. Таким далеким и нереальным казалось все это с утра, что, закончив рассказ, я подскочила и понеслась к зеркалу. Нет! Всё это было и будет, ибо пресловутая татушка-клеймо красовалась на предплечье. Правда, вместо ожидаемой галочки я увидела две ровные полоски, определенно намекающие на римскую двойку. Сдается мне, вчера я поменяла хозяина. Интересно, это хорошо или плохо?

- Ален, - позвал брат из кухни. – Меня сегодня разбудил звонок в дверь, - проинформировал парень.

- И? – спросила я, продолжая размышлять о своем.

- И когда я открыл, на пороге стоял пакет с продуктами. А еще, - не позволив мне вставить реплику, перебил рогатый, – звонили с твоей работы, и почему-то на домашний телефон, но подтвердили тебе отпуск за свой счет до понедельника и пожелали отдохнуть.

- Юмористы, блин… - процедила я, возвращаясь на кухню. – Чтоб им всем так отдыхать. Это все новости?

- Пока да, - кивнул братик.

- Ну что же… - я рассеянно подняла взгляд на часы и подскочила как ужаленная. – Ты видел сколько времени?

- Угу, - отозвался Иван. – Почти пять вечера.

- Ничего себе я поспала… - обреченно произнесла я.

Содрав с головы полотенце, которое удерживало полусухие волосы, вернулась в комнату. Переодевшись в домашний костюм, я перебралась к Ваньке и, активировав компьютер, забила в поисковую систему интересующие меня слова.

- Тебе что приготовить на ужин? – раздался их кухни заботливый голос Ваньки.

Знает же гад, что виноват, вот и подлизывается. Однако вопрос был насущным, с одной стороны надо было поесть, а с другой, с чем мне придется столкнуться сегодня, даже богу неизвестно, ибо иду я к его оппонентам. В такие минуты не только о вере и религии задумываешься, но и о цели бытия не мешало бы поразмышлять.

- А мясо есть? – поинтересовалась я.

- Да, говядина, - крикнул в ответ брат.

- Ну давай ее, родимую, да с салатом, и чаю сладкого, а то мозг соображать отказывается.

- Хорошо, принесу…

Решив насущные проблемы существования организма, я все-таки перевела взор на экран.

«Атеркары», «атеркар», а также «aterkar» ничего вразумительного не выдали. Либо я допустила в слове ошибку, либо ад контролировал информационные сети, удаляя всё, что негоже знать каждому встречному. Ни тот, ни другой вариант мне не нравились, а потому я продолжила искать хоть что-то…

Спустя два часа в комнату заглянул Ванька:

- Ален, уже семь, может, поешь?

Я оторвала взгляд от компьютера, обратила внимание, что за окном уже стемнело и, потянувшись, разминая затекшие мышцы, глухо произнесла:

- Может.

- Нашла? – поинтересовался блондин.

Я, обернувшись, смотрела на его рога, осознавая, что с каждым часом они становятся чуть-чуть больше и, пообещав себе, что вопреки всему помогу этому охламону, покачала головой.

- Ты напиши, что искать, - предложил Ваня, - а я поищу, пока ты… - брат замолк.

- Буду развлекаться в аду?

- Ну почему сразу развлекаться?! – возмутился Ванька. – Думаешь, я бесчувственная скотина и не понимаю каково тебе?

- Ох, ты ж, угадал! – усмехнулась я, поднимаясь со стула. – Именно так я и думала!

- Алена! – возмутился братик.

- Успокойся, - отмахнулась я, направляясь на кухню. - Я не собираюсь тебя бросать, и, разумеется, помогу, только перестань смотреть на меня глазами «дойной козы». Сочувствие мне не нужно. На листке у компа пара слов, я ничего не нашла, если у тебя получится, думаю, мне это поможет.

- Я поищу, - откликнулся братик, и я услышала, как зацокали кнопки.

Ну что же, чувство вины, да еще и правильно подпитанное, иногда может принести свои плоды. Пусть поищет, авось хоть что-то да найдет.

Ровно в двадцать пятьдесят я стояла возле входной двери и выслушивала от Ваньки причитания по поводу своего внешнего вида. Да, я учла все тычки и насмешки прошлой ночи, и в этот раз облачилась кардинально противоположно. Естественно, вчера о договоре я так и не вспомнила, а потому о требованиях могла лишь догадываться, но памятуя о том, что за дверью меня ждет офис, попыталась придать своему облику максимальную независимость.

Убранные в узел светлые волосы, минимум косметики, придали лицу строгость и невозмутимость. Я учла даже факт слез, а потому ресницы были густо намазаны водостойкой тушью. Притом делала я это столько раз, что на каждой ресничке был целый комок этой мерзкой восковой основы угольно-черного цвета. Белоснежная рубашка приятно холодила верх тела, а черная юбка-карандаш скрывала ноги. Ступни же были запихнуты в черные туфельки на шестисантиметровом каблуке-шпильке. Мне казалось, что в этот раз я буду чувствовать себя уверенно и не попаду на лестницу со шваброй наперевес. Расправив плечи и выдохнув, я произнесла:

- Вань, найди эту рыжую, может, хоть она нам поможет?

- Алена… - обречённо выдохнул брат. – Я ее убью.

- Сначала она поможет, а потом можешь убивать, я лично помогу тебе разделывать и прятать труп, но меня не покидает странное предчувствие… - пожаловалась я.

- Какое? - насторожился братик.

На тумбочке запиликал будильник, и, резко выдохнув, я нажала дверную ручку. В глаза ударил яркий свет. Я сделала шаг вперед, и в ушах засвистел ветер, а в лицо полыхнуло жаром. Ну всё, я в аду!

***

- Пунктуальность – это хорошо, - раздался голос Златы.

Проморгавшись, я обнаружила, что стою в кабинете жабоподобной дамы, а сама хозяйка, сидя за столом, рассматривает меня своими выпученными глазами. Время застыло. По лицу Златы сложно было понять, о чем задумалась бывшая ведьма, хотя статус того, что она не совсем живая, скорее всего бывшей ее не делает. Ведьмы даже на том свете остаются ведьмами, а уж добрыми или злыми, тут все зависит от способа умерщвления непростых особ. Всё это я вычитала в сети, когда искала хоть какую-нибудь полезную информацию.

- Ты договор читала? – поинтересовалась Злата.

- Нет, - честно ответила я. – Когда его привезли, времени не было, а вчера как-то не срослось.

- Не срослось… - передразнила дама.

Встав, она обошла, а точнее, обплыла стол и, замерев напротив меня, сложила руки на груди. Если честно, то я занервничала. Неожиданно мой наряд стал казаться излишне вычурным и глупым. Вот только озвучить собственные опасения я не успела.

- Так, чтобы к завтрашнему дню знала контракт наизусть. Кто надоумил тебя вырядиться в это?

- Я… - попыталась оправдаться, но жабопододная отмахнулась.

- Ты когда хозяина успела сменить? – разворачиваясь к столу, то ли спрашивала, то ли злилась Злата. – Поверь, Экарион был неплохим вариантом. Ну да, мог придумать пару извращений, но в целом всегда оставлял в живых, а вот второй…

- Он вчера на лестнице был! – выпалила я, изрядно нервничая.

- Да?! – удивилась хозяйка кабинета и, резко обернувшись, посмотрела на меня. – И что же такого ты сделала ему, что твое сегодняшнее задание – обход.

- Обход кого?

- Да тут уж, скорее, обход чего, - Злата растянула губы в улыбке, и я содрогнулась от блеснувшего частокола клыков.

- Златочка… - прошептала я. – Понимаете, там вампир был.

- А упырь-то что там делал? – возмутилась дама.

- Он не сказал, но достал меня знатно.

- А ему положено было, ты что, вчера же твою ярость проверяли.

- Это я уже поняла, а что сегодня проверять будут? – поинтересовалась я, радуясь разговорчивости Златы.

- Сложно сказать… - протянула дама

Садясь за стол, она приподняла испещренный красными чернилами лист. Хотя это могли быть и не чернила. Краем взора я отметила, что лианы справа стали сильнее раскачиваться и оттуда повеяло теплом. Злата также отменила этот факт, и почему-то задумчиво поджала губы.

- Не знаю, Аркерон никогда не брал подопечных в свою вотчину. Мало кто хочет связываться с Судьей. Надеюсь, за оставшиеся дни тебе не придется больше сталкиваться с ним лично. Но могу сказать одно, если Экарион не оспорил факт того, что тебя изъяли, значит, с самого начала твоя участь была решена.

- Я ничего не понимаю, - честно призналась, сжав кулаки и не обращая внимания, что ногти больно впиваются в ладони. – Весь день я рыскала по Интернету в поисках хоть какой-нибудь информации, но так и не поняла, кто такие эти атеркары.

- Ну, - усмехнулась Злата, - милочка моя, нашла где искать. Кто ж тебе такое выложит в сеть? Люди же, как овцы, одна взбрыкнет и заблеет, и всё, считай, всё стадо понесется сломя голову в дырку от бублика. Нет, милая, такое в сеть нельзя. Если силы будут, перед тем как домой идти, заходи, я посмотрю, что можно тебе показать, не нарушив устав.

- Спасибо, - искренне поблагодарила я.

- Контракт прочти, непутевая, - пробурчала Злата. – Сегодня ты в команде палачей Аркерона отправляешься на обход. Постарайся не высовываться, особо не общайся с ними, и… - дама замялась, еще раз окинула меня взглядом, но потом скосила взор на качающиеся лианы и, грустно выдохнув, закончила: - Ступай, тебе пора.

- Что-то не так? – попыталась уточнить я.

- Пора! – грозно рявкнула жабоподобная, ткнув скрюченным пальцам в лианы.

- Простите… - пролепетала я.

Развернувшись и чуть не зацепившись каблуком за торчавший из каменного пола корешок, я направилась к проходу, что темнел за лианами. Чем ближе я подходила, тем сильнее был сквозняк. Что-то неуловимо знакомое показалось в нем, вот только поняла я это лишь тогда, когда смело развела руками растения в разные стороны и ступила в провал.

***

- Пустыня! – ахнула я.

Ноги в туфлях по щиколотку утонули в горячем и очень мелком песке. Солнце зависло над далеким барханом. Блузка стала прилипать к телу, а без того тесная юбка стала еще неудобнее.

- Черт… - выдохнула я.

Плюшевый костюм и кроссовки сейчас были бы куда уместнее. Переступая с ноги на ногу и однозначно осознавая, что в таком виде я далеко не уйду, всё-таки постаралась осмотреться. В паре десятков метров от меня стояли люди. Точнее, это из-за своей близорукости и тугодумия, а также местной атмосферы, сознание восприняло существ в плащах как людей. Когда же, в некоторых местах проваливаясь чуть ли не по колено, я добрела или, точнее, доползла до них, то четко поняла все тонкости своего скудоумия. Более-менее на людей походили лишь двое. Остальные трое могли быть кем угодно, но только не представителями человеческой расы.

- Ты кто? – глухо задал вопрос тот, что стоял в центре группы.

- Я… - рассеянно произнесла, пытаясь принять более независимый вид, получалось плохо. – Алена я, меня Злата сюда отправила.

- Это шутка? – раздался то ли вопрос, то ли рык.

Переведя взор, я заметила мужчину с лицом тигра и человеческим телом. По крайней мере, именно таким оно казалось под брюками, высокими сапогами и темно-зеленой рубашкой из плотной ткани, плащ же развивался за его спиной. Поняв, что чем скорее я освоюсь, тем будет лучше, я каждого мужчину одарила пристальным изучающим взором, за что получила пять насмешливо ехидных взглядов с нотками пренебрежения.

Сразу возле тигра стоял представитель рогатых, сдается мне, дня через три у Ваньки будет как раз такое украшение. Рога были толстенькие, не слишком высокие, но пестрящие ответвлениями. Глаза мужчины были миндалевидной формы, практически без зрачков, в обрамление густых, но коротких ресничек, а нижняя челюсть слегка выдавалась вперед, напоминая картинки с неандертальцами из учебника по истории школьной программы. На рогатом были брюки, высокие сапоги и рубашка, на этот раз темно-синего цвета. Следом стоял мужчина с лисьими ушками на макушке, длинным носом и хитрющими глазами. Казалось, что с его физиономии никогда не сходит презрительная улыбка, но присмотревшись внимательнее, я поняла, что это лишь строение черепа и челюсти, на самом же деле мужчина был более чем суров, насторожен и готов, казалось, ко всему. Его отличала темно-оранжевая рубашка.

Далее был тот, кто интересовался мной и задавал вопрос. На первый взгляд обычный мужчина, с угольно-черными провалами вместо глаза. Пугала нереальная белизна кожи и постоянно сведенные брови, будто всё время его что-то раздражало. Хотя если дать ему в руку косу, то, скорее всего, Смерть я себе представляла бы именно так. Абсолютно черный наряд, оттененный безлико белым телом. По правую руку от смерти располагался мужчина с волчьей головой вместо лица. Когда-то я смотрела американский фильм ужасов про оборотней, так вот, сейчас представитель подобной страшилки, не мигая, рассматривал меня. Стараясь не сильно таращиться, я лишь отметила коричневый цвет его рубашки и быстро перевела взор на последнего палача, как назвала их Злата. А вот тут меня ждал сюрприз. То, что сначала я приняла за лицо, оказалось безликой маской. На голове у мужчины был капюшон, и его вполне можно было принять за одного из атеркаров, но того ужаса, что я испытывала вчера, находясь в их обществе, сегодня не было. Всё, что мне удалось рассмотреть, это тёмные провалы в прорезях для глаз и темно-серый цвет рубашки.

- Тигр, - одернул мужчину, что рыкнул в ответ на мое представление тот, кого я окрестила смертью. – Считай, что сегодня с нами практикантка. Значит так, раз все в сборе, то идем. Быстрее начнем, быстрее закончим.

- Закончим тогда, когда сделаем, - глухо рыкнул волк. – Серый, посмотри на нее, мы с ней далеко не уйдем. Эта дура еще и каблуки обула. Не ад, а проходной клуб по интересам.

- Вот-вот, - сально протянул Лис, а ушки на его голове забавно трепыхнулись.

- Лис! – рыкнул Тигр. – Она не твоя.

- Да она вообще ничья! – с легкой иронией прошипел Лис.

- На плечо ее посмотри, - предложил бледнокожий.

Невольно вздрогнув, я попыталась прикрыть рукой многострадальное предплечье, но, видимо, все, кто должен был, видели рубец даже через ткань рубашки.

- Неважно, мы ей не няньки, жить хочет, значит, отставать не будет, - раздался глухой голос из-под маски, и остальные участники беседы молча кивнули.

С каждой минутой солнце становилось всё ниже, а ветер всё сильнее. Духота и жара не спадали. Мне казалось, что одежда намертво прилипла к моему телу, прическа растрепалась, а туфли превратились в жалкое воспоминание. Я шла последней в процессии странных личностей, отставая на пару метров. Лис несколько раз оборачивался и, отпуская похабные шуточки, рекомендовал или раздеться, или сдаться. Обещал, что на обратном пути они захватят мой, обглоданный местными хищниками скелет. Мне было страшно, и непонятно откуда бралось сначала второе, затем третье, а позже и двадцатое дыхание. Каждый раз, закусив губу, я упорно практически бежала за палачами.

А солнце все не садилось, будто насмехаясь, оно зависло над барханом, даря жар телу и вызывая непристойные желания. Вода - это единственное, о чем мечталось. Хотелось, чтобы она омывала тело, нежно лаская каждую изнывающую мышцу, убаюкивая нервы и обещая блаженство.

Бац! Меня поймал тот, что был в маске и, тихо рыкнув, привел в горизонтальное положение. Оказывается, пребывая в грезах, я не заметила, что мы дошли до… Хм, а что это такое?

- Тигр, сканируй! – отдал приказ мужчина в маске, отходя от меня.

Что самое интересное, мне показалось, что ему неприятно быть со мной рядом. Наклонив голову, я попыталась себя осмотреть и с грустью констатировала факт, что мне тоже было бы неприятно. Во-первых, от меня воняло, как от немытого животного, во-вторых, юбка в нескольких местах порвалась и выглядела как грязная тряпка, чулки в стрелках, а местами разорваны до приличных дыр, ноги в кровавых подтеках от царапин, а блузка… Выдернув ее из-за пояса, я обреченно посмотрела на несколько оторванных с мясом пуговиц, после чего, смачно плюнув, завязала края узлом под грудью. Больше всего меня угнетали туфли. Я сняла одну и с грустью уставилась на испанский каблук. Похоже, придется с ними расстаться. Переведя взор на Волка, я медленно поковыляла к нему.

- У вас случайно нет тесака? – вежливо спросила я.

- Чего?! – рыкнул мужчина.

- Тесака… - робко повторила я, показывая туфлю и то, что я собираюсь с ней сделать.

- На.

Требуемое мне протянул бледнокожий, а на его губах появилась предвкушающая ухмылка. Все, кроме Тигра, изучающего нутро люка, рядом с которым мы остановились, смотрели на меня.

Надеялась ли я на помощь? Хм, уж точно не от них. Забрав тесачок, я оглянулась и, к своему удивлению, нашла вполне приличный камень. Подойдя, положила обувь и, размахнувшись, долбанула по основанию каблука. Туфля отлетела в сторону, даже не думая лишаться шестисантиметрового довеска, а из-под лезвия вылетел целый сноп искр, чудом не принося мне очередных увечий. По рукам прошла волна боли. Дикой. Я взвыла, из глаз брызнули слезы. Уронив тесак, я опустилась на песок и, закрыв лицо руками, тихонько завыла.

- О, судя по звукам, твоя родственница, - ехидно произнес Лис.

- Отойди! – рыкнул мне Волк.

Встав на четвереньки, я отползла на несколько метров, продолжая всхлипывать в голос, и растирать грязными руками слезы по щекам. Мужчина играючи подхватил холодное оружие и, не сильно размахиваясь, отсек каблук от второй туфли, что я предусмотрительно оставила у камушка. Лис подкинул Волку первую, и второй каблук упал в мелкий песок.

- Держи! – Волк кинул в меня обувкой, которую я даже не думала ловить.

Все так же ползая по песку и не особо заботясь о своем внешнем виде, я обула сначала одну, а затем вторую туфельку. Медленно встав, я пошевелила пальцами ног, ясно осознавая – далеко не уйду.

- Зря отрубили, - буркнул Тигр, подходя к нам. – В туннеле бы пригодились. Ар…

Взмах руки заткнул его, и Тигр обиженно сопел, смотря на мужчину в маске. Гляделки длились недолго, затем полосатый кивнул, и немота спала.

- Часть клеток разблокирована. Основной туннель пуст, но за ним следят вираны.

- Много? – уточнил Серый, вытаскивая из-за спины два изогнутых клинка.

- Хм, даже затупить не успеешь, - отозвался полосатый.

Я переводила взор с одного на другого, ощущая, что попала в какой-то кошмар. Кто такие вираны? Зачем ему сабли, или это не сабли? Никогда не увлекалась холодным оружием. И что значит затупиться? Он что ими делать собирается? Так, стоп!

- Вы что, туда полезете? – испытывая истинное удивление, подала голос я.

- Не вы, а мы, - поправил Лис, перекладывая на поясе металлические звёздочки, помнится, такие я видела в американском фильме про ниндзя.

- А я зачем? – искренне хлопая глазами, спросила я.

- Хочешь остаться тут? – уточнил Серый, вращая то одним, то другим орудием в руке.

- А можно? – и столько надежды было в моем голосе, что все подняли на меня взгляд.

- Да легко, - отозвался Волк. – Через минут тридцать все, кого мы не добьем, как раз ломанутся сюда, и ты, в качестве компенсации за отрубленные части тела, будешь как нельзя кстати.

- Не пугай девочку, – глухо произнес мужчина в маске.

- Да кто ее пугает?! – усмехнулся Волк. – Если повезет, то сожрут ее раньше, чем она успеет квакнуть. Слышь, болезная, ты квакать умеешь?

- Нет… - выдохнула я, сама не замечая, как мелкими шажочками приближалась к тому, что в маске.

Почему-то казалось, что рядом с ним точно уцелею, хотя бы частично. Именно сейчас я осознала вчерашний подарок Златы. Хочу ведро, швабру и бесконечную лестницу. И желательно на все ночи.

- Ну что, остаешься? – заломив бровь, что выглядело излишне забавным на тигриной морде, уточнил полосатый.

- Нет! – четко произнесла я.

- Разумно, - едва слышно донесся голос из-под маски, и мужчина направился к колодцу. – Тигр, Лис, вы первые. Лис, меняй ипостась, не хочу сюрпризов, а то…

- Не надо, - тут же отозвался бледнолицей. – Я прослежу.

Мужчины подошли к люку и, скинув плащи, сделали странные движения, после чего черная верхняя одежда испарилась на моих глазах. Тигр, подарив мне шальную усмешку, в которой блеснули клыки, выхватил несколько кинжалов из-за пояса и прыгнул в туннель. От удивления я распахнула глаза, прижимая грязную руку к губам. Ну ничего себя псих?!

Спустя миг за ним прыгнул Лис. Из люка послышались удары и стоны. Я сделала пару шагов назад, с легким ужасом смотря на темное нутро. Следующим прыгнул Серый.

- Иди сюда! – крикнул Волк.

Я судорожно замотала головой, с последней мольбой смотря на маску. Мужчина, снявший плащ, щеголял черными как ночь волосами. Подняв руку, он поманил меня пальцем, и я, как последняя идиотка, подошла. Ухватив меня за руку, он дернул к себе. Уткнувшись носом в его грудь, я нервно вдохнула запах хвои и чернослива. С удивлением подняла на него взгляд, не ожидая такого контраста, но в ответ услышала лишь:

- Разведи ноги и подпрыгни. Если хочешь жить, держись крепче.

Он подхватил меня под задницу и подкинул вверх. Я тут же, как мартышка, уцепилась за мужчину, руками обвив шею, а ногами талию и не обращая внимания, что от юбки остались лишь воспоминания. После этого маска сделал шаг вперед.

Визг застрял в горле. Мы падали. А приземлившись, мужчина тут же скинул меня на руки Серому. Сам же, крутанувшись вокруг своей оси, держал руки перед грудью и шипел какие-то слова. Из его ладоней вылетал синий свет. Честно говоря, я никогда такого не видела, а потому более вразумительно для себя ничего объяснить не могла. Магия какая-то, или бред подсознания. В этот момент приземлился Волк, и Серый кинул меня ему. Волк же, поймав, забросил мою тушку на плечо и побежал. А я, висевшая кулем на его плече, пыталась не разбить свое лицо об его каменную спину.

Меня мутило. И вот когда организм был готов выплюнуть все внутренние органы, Волк остановился и практически скинул меня на пол. Больно ударившись бедром и локтем, я взвыла.

- Лучше встань! – рыкнул Волк, смотря мне за спину.

Я тут же подскочила. Не обращая внимания на боль в ноге, в руке, да и по всему телу, я стояла, жадно озираясь по сторонам, но ничего дальше полутора метров, кроме стены, не видела. Лишь несколько арок и черные провалы в них. Из левого туннеля вылетел зверь, встряхнулся и спустя миг передо мной стоял Лис, с неизменной ухмылкой и ярко выраженным ехидством в глазах.

- Ух ты, жива! - констатировала наглая рыжая морда, но ответить я не успела.

Из другой черноты вывалился пыхтящий Тигр, опирающийся на Серого. У последнего с меча стекала странная темная жижа. Полосатый недовольно морщился, прижимая руку к бедру, а сквозь пальцы тонкой струйкой текла кровь.

- Задели? – буднично поинтересовался Волк, смотря в туннель, из которого выбежали мы.

- Справлюсь, - рыкнул Тигр.

- Где Ар? – задал вопрос Лис, подходя к полосатому и перетягивая ногу какой-то веревкой чуть выше раны.

- Слышишь? – усмехнулся Волк. – Развлекается…

До нас доносились стоны, странный хруст и запах горелого.

- Зачем тогда все пошли? – пожав плечами, поинтересовался Лис, разворачиваясь к туннелю со страшными звуковыми эффектами.

- Не иначе как для этой, - Волк качнул головой в мою сторону, - показательные выступления.

- Тихо! – рявкнул Серый. – А то сейчас как цирковые собачки на передних лапах ходить будете.

Мужчины и правда замолчали, напряженно смотря на туннель. Звуки стихли. Я озиралась, жадно всматриваясь в лица палачей, но на них было все то же хладнокровное безразличие, с легким налетом любопытства. Сначала раздались звуки шагов и лишь спустя несколько мгновений на тусклый свет, что источали стены небольшого помещения, в котором все мы находились, вышел тот, кого Лис назвал Аром.

- Чего стоим? – полюбопытствовал мужчина в маске, небрежно отряхивая то ли пыль, то ли пепел с рукава своей черной рубашки.

Я скорее почувствовала, чем смогла увидеть его чуть более пристальный взгляд на себе, чем на остальных, но уже через мгновение он прошёл мимо меня, будто я была не более чем пустое место. Не то, чтобы это меня задело, но хвоя с черносливом опять ударили в нос, заставляя слегка передернуть плечами. Такими темпами я скоро по запаху начну его находить.

- Ждем, - буркнул Тигр.

Маска резко обернулся, смазанным движением достиг полосатого и, громко хмыкнув, приложил ладонь к ране. В ответ раздался гулкий рык, но Тигра удержал Серый. Полосатый выдохнул и обмяк, затем медленно встал и, содрав повязку, кинул ее Лису.

- Больше не надо!

- Теперь все готовы? – глухо поинтересовался Ар.

Мужчины дружно кивнули, а до меня наконец-то добрался запах паленого мяса. Кинув взор на ногу Тигра, я невольно поежилась. Ничего себе методы оказания первой медицинской помощи. Да идите вы все к…

- Волк, Алена на тебе, - обронил маска, проходя мимо монстра.

- Повезло же тебе, мало того, что баба, так еще и сверху. Халява! Можно расслабиться и удовольствие получить, - отпустил очередную долю шуточек Лис и, гордый собой, последовал в туннель за Аром.

Волк молча ухватил меня за руку, дернув так, что чуть плечо не вывихнул, направился вперед. Следом шел тяжело пыхтящий и все еще воняющий паленым Тигр, и замыкал наш отряд Серый. С каждым метром я все сильнее ощущала, что за мной идет сама смерть, уж больно безликим казался наш тыл. Туннели то темнели так, что я даже спину Волка не могла разглядеть, а по ощущениям наступаю я на что-то склизкое и живое. Временами это живое ломалось, и казалось, что брызги орошают мои ноги, а иногда кто-то пищал, как будто на последнем издыхании. Да-да, словно ты наступаешь на жука, а он перед смертью издает выдох, снабжая его проклятием.

Я устала. Грязная, голодная, желающая попасть в туалет и в душ, а еще мечтающая о чае и белой чистой мягкой кровати.

Бац! Уткнувшись в спину Волка, поморщилась, от мужчины пахло мокрой псиной. Мой надзиратель обернулся, и злобно оскалившись, прошипел:

- Мечтаешь в облаках?

- Не-а, - нервно дернув плечом, ответила я. – Устала…

Зачем-то решила пожаловаться, но увидев предвкушающую ухмылку на звериной морде, до меня дошла вся безнадежность этой идеи.

- Не забудь потом напомнить, чтобы я выяснил, с какой такой бешеной любовью Злата отправила нам тебя, - обронил мужчина, теряя ко мне интерес.

- А это Злата?! – опешив от такого открытия, я даже подпрыгнула.

- Ну не сама, конечно, - отмахнулся Волк и, кинув взгляд на подошедшего Тигра, добавил: - Но могла бы и в другое место тебя запихнуть.

- Вот сам ее и спросишь, - усмехнулся полосатый, обходя нашу парочку.

Спереди раздался звон ключей, а затем металлический скрежет. Казалось, что кто-то открывает очень массивную дверь. Пахнуло гарью, пылью, а быть может, грязью, и тут же оглушило человеческими криками и стонами.

- Молчать! – кто-то рявкнул так, что на несколько мгновений у меня заложило уши.

Схватившись руками за голову, я вжала ее в плечи, больше всего желая войти в дверь и оказаться дома. Судя по событиям, по местным меркам день еще не закончился. Следуя за Волком и не желая смотреть вперед, я переступила порог, который больше всего походил на рельс, оказываясь в более чем странном помещении. Кинув взор в сторону, я заметила, что дверь имеет под собой металлическое колесо. Видимо именно так она и закрывается, проезжая по рельсу и упираясь в стену.

- Ты раньше была в аду? – поинтересовался Лис, подкрадываясь сбоку.

Чудом не взвизгнув, я кинула на него нервный взгляд и покачала головой. Налетевший ветер был слишком контрастным после нескольких часов пустынного зноя, и я поежилась.

- Тебе понравится, - нагло усмехнулся ушастый. – Тут души излечивают от пороков, очищают, иногда наказывают, но затем выдворяют, правда, они все равно возвращаются. Люди слишком любят грешить, а там, - Лис ткнул наверх, - слишком не любят возиться с грязью, им, - он выразительно закатил глаза, - подавай чистеньких и невинных.

- Дремучие они, - буркнул Волк. – Не бывает невинных, есть те, кто не признал свою вину, вот они…

На этой фразе мы вышли на балкон, и я с ужасом уставилась вниз. Перед нами раскинулось бескрайнее плато, все заставленное лабиринтами клеток, в которых находились люди. Повинуясь приказу, они молчали, лишь изредка постанывая. Мужчины и женщины, неопределённого возраста, грязные, лохматые, в рубахах до колена. Кто-то стоял, кто-то лежал, кто-то сидел, но у всех в глаза были одинаковые эмоции, и, к своему ужасу, я их чувствовала. Это были страх, непонимание и непризнание.

- Почему? – озвучила я невысказанный ими вопрос.

- Тебе еще рано, - отозвался Серый и, вскинув руки над плато, зашипел.

- Что он делает? – выдохнула я, смотря, как заворожённая, на бледнолицего.

- Объясняет, - буднично ответил Тигр, облокотившись на перила.

- Объясняет что?! – не поняла я.

- Какая же ты дотошная, - нахмурился полосатый. – Кто-то взломал часть клеток, выпустив еще не очищенных. Знаешь, вы, люди, странные. Живя там, - Тигр качнул головой себе за спину, да так выразительно, что я даже обернулась, – вы не задумываетесь о том, что ждет вас после смерти.

- Задумываемся, - нахмурившись, произнесла я, вспоминая о нравоучениях бабушки про душу, ад и рай.

Тигр обернулся, окинул меня насмешливым взглядом и вернулся к созерцанию клеток.

- Дело не в том, что вам говорят служители разных культов, - продолжил вещать полосатый, - дело в том, что неважно, как ты проживаешь свою жизнь, важно, с чем ты придешь к моменту, когда она прекратится. Вот смотри, ты видишь здесь детей или стариков?

Превозмогая странное давящее чувство из смеси страха и жалости, я стала рассматривать узников клеток. Я видела мужчин, женщин, но полосатый был прав, все они были активного возраста, без видимых увечий.

- Не ищу, - меж тем отозвался Тигр. – Детей здесь нет, так как их души еще не замарались, и сам факт смерти очищает. А старики… - полосатый замолк.

- А старики так долго ждут избавления, а точнее призывают смерть, что успевают не только вспомнить все свои грехи, но и осознать их, то есть признать, - закончил Лис, плавной походкой подходя к нам. – Ар где? – спросил он у Волка.

- Серый, нашел? – меж тем поинтересовался у бледнолицего мой сторож.

- Да, дальний угол, опять вираны, и зачем Ар их держит? – опуская руки, произнес Серый, медленно оборачиваясь к нам.

- Выпустишь тех, кто готов? – поинтересовался Лис, с прищуром смотря на клетки.

- Да, открывай проход, если туда ломанутся те, кого выпустили эти черные уроды, мы просто сожжём их на границе, - будничным тоном произнес Серый.

Лис кивнул, направляясь в сторону витой лестницы, уходящей вниз. Еще раз окинув взглядом плато и отметив, что часть людей, опустив руки, молча стояла посередине своих клеток, я, было, набрала в легкие воздуха, чтобы задать очередной вопрос, но жуткий свист прервал мою попытку.

- Вираны! – крикнул Лис откуда-то снизу.

Я прильнула к перилам, пытаясь рассмотреть тех, кто был повинен в нашем путешествии в эту часть ада, но кроме странных черных теней, которые быстро передвигались, словно смазанные, ничего не видела.

- Слышь, ущербная, ты как относишься к паукам? – лениво поинтересовался Тигр, вытаскивая из-за плеч мечи.

- К большим? – робко, чудом не заикаясь, уточнила я.

- Хм, ну с тебя ростом будет самый маленький, - оскалился полосатый.

- Плохо, - честно призналась я, делая робкий шажок в сторону коридора, в конце которого была, на мой взгляд, достойная дверь.

- А к крокодилам? – подал голос Волк, также вытаскивая из-за спины мечи.

- Очень плохо, - пискнула я.

- Тогда будь добра, стой здесь и ни на шаг не отходи, так как там, - произнес Волк, тыкая остриём меча вниз, - как раз уникальный гибрид паука и крокодила. И поверь, ему плевать, как ты к нему относишься, он к тебе относится исключительно как к еде.

Я натурально икнула и, прижав руки к губам, стала затравленно озираться. Снизу доносились стоны, крики и хруст. Кричали люди, до которых добирались вираны, хрустели их кости, хотя я всю жизнь думала, что души костей не имеют, а стонали те твари, которых успели укокошить Лис и Серый. Но, судя по звукам, двух палачей на ораву голодных монстров недостаточно.

- Они почувствовали ее, - тихо рыкнул Тигр, занимая боевую позицию и кивая на меня.

- Используем как наживку, на самку? – поинтересовался Волк, нервно принюхиваясь.

- Ну не знаю, а если упустим? – уточнил полосатый.

- Не хочу быть наживкой, - застонала я, трясясь как осиновый лист.

- Ну, если не хочешь… - хором промолвили палачи, но продолжить не успели.

Первый паукокрокодил оказался на балконе. Как я не свалилась без чувств, понять не могла, но во все глаза таращилась на существо с телом паука и головой крокодила, ах да, хвост аллигатора тоже присутствовал. Кто создал такого монстра и в каком пьяном бреду, оставалось тайной, но, видимо, способ убийства этих гадов он тоже предусмотрел, ибо спустя несколько мгновений монстров были уже десятки, а Тигр с Волком вполне успешно с ними справлялись. Правда, недолго…

- Да где Ар?! – взвыл снизу Лис. – У меня уже оружие затупилось!

- Спорим, именно он их сюда гнал? – поддел Тигр, распарывая очередного монстра на две равные половинки. – Наверняка решил, что мы давно не разминались.

- Я уже размялся… - простонал Лис.

В этот момент все плато накрыло серое облако, а когда оно опало, то я с ужасом смотрела на горстки пепла, которые еще недавно были скалящимися виранами.

- Давно бы так, - устало произнес Волк.

Однако расслабился он рано, очередной свист заставил и его, и полосатого злобно выругаться.

- Уберите вы эту! – взвыл Лис снизу. – Они ее чувствуют! Она же для них как редчайший деликатес! Ар! Забери ее отсюда, иначе я ее придушу и запихну в клетку!

- Ты же еще недавно трахнуть ее хотел?! – над моей головой раздался глухой голос маски.

Сжавшись, я медленно подняла взгляд и, наткнувшись на черные провалы в прорезях для глаз, глухо икнула. Мужчина схватил меня за руку и устремился к противоположной витой лестнице. Я еле успевала переставлять ноги, мысленно молясь.

- Не поможет, - произнес мужчина. - По крайней мере, не здесь.

Оказавшись внизу, я с куда большим ужасом посмотрела на клетки и на силуэты бледных людей. То, что я принимала за хруст костей, на самом деле было звуком переламывающихся прутьев. Передернув плечами, я чуть не упала, запнувшись за торчащий камень.

- Смотри под ноги, - рыкнул мужчина.

Из-под маски его голос казался особенно страшным. Зачем, а главное, куда он меня тащил, я не знала, но, видимо, от всех пережитых эмоций волновало меня это мало. Хотелось просто быть подальше от паукокрокодилов. И да, как это ни глупо звучало, но только с Аром я ощущала странную безопасность, хотя интуиция орала, что самый опасный тут именно он.

Спустя несколько поворотов, мы выскочили к реке. Около небольшого то ли пандуса, то ли причала качалась лодка-плоскодонка, а рядом на деревянном выступе сидел старичок, опираясь на изогнутую клюку. В зубах мужчина держал трубку, то и дело попыхивая кривыми колечками дыма.

- Весло! – приказал Ар.

Старичок дернулся, корявыми пальцами перехватил трубку и, усмехнувшись, протянул маске клюку. Ар же, ухватив палку, с силой ударил ей по пандусу. Клюка осыпалась, а в руках Ара появилось ровненькое и широкое весло.

- В лодку! – дернув меня за руку, приказал мужчина.

- Вернёшься? – прошамкал старик.

- Да, - ответил Ар и запрыгнул вслед за мной в лодку, ощутимо ее раскачивая.

Словно гондольер, маска размахивал веслом то с одной стороны, то с другой, при этом плоскодонка уверенно направлялась по реке к чернеющему тоннелю.

- А мы куда? – осмелившись, поинтересовалась я.

Оглядываясь по сторонам, я смотрела на причудливые сталактиты и сталагмиты, украшающие своды пещеры.

- Ты – домой, а у меня есть дела, - спустя минуту ответил мужчина.

Я перевела на него взгляд и, словно собачка, принюхалась, ловя себя на странном желании опять ощутить смесь хвои с черносливом.

- Я тебе не нравлюсь? – спросила и тут же испугалась, а когда до меня дошло, что именно я озвучила, еще и смутилась.

- А должна? – в голосе маски проскользнуло ехидство.

- Наверно нет, - поколебавшись, сама же ответила на свой вопрос.

- Тогда зачем спрашиваешь?

- Любопытно, - призналась я, отводя взор от мужчины.

За бортом лодки вода была гладкой, черной и пугающей. Протянув руку над водой, я колебалась между желанием потрогать ее или отстраниться.

- Тебе не нужна рука? – прозвучал вопрос.

Я тут же отдернула конечность и, подняв на Ара взгляд, пролепетала:

- Нужна конечно.

- Алена, - в голосе мужчины проскользнуло осуждение, – ты не на прогулке, ты в аду, а конкретно сейчас мы движемся по реке забвения. Была бы ты душой, то проходила бы последнюю стадию очищения, но ты… Ты жива, и мне бы хотелось, чтобы до конца нашего путешествия ты осталась живой.

- Хотелось бы? – зацепилась я за то, что показалось интересным.

- Да, у тебя временный контракт, и я не хочу лишних проблем, - раздраженно закончил мужчина. – По крайней мере, для себя, - едва слышно добавил он.

- Простите, - искренне произнесла я.

- За что? – спросил маска, особо резко оттолкнувшись веслом.

- За то, что создаю вам проблемы, я, правда, не хотела…

- Врешь! – рыкнул мужчина, усиливая напор, от чего лодка стала двигаться быстрее. – Никогда не ври мне!

- Но я… - начала, однако скорее почувствовав, чем увидев предупреждение в его взгляде, закончила: – Я не понимаю…

- Ты ведь не знаешь, кто я? – едва слышно спросил маска.

- Нет, - честно ответила я.

- Поверь, в неведении твое спасение.

В этот момент лодка во что-то уткнулась, и я еле удержалась на скамеечке. Подняв взгляд на Ара, поняла, что мы прибыли. Мужчина уверенно стоял на ногах, не спеша мне помочь.

- Слева лианы, тебе туда, - глухо произнес он.

- Спасибо, - пролепетала я.

Встав, я кое-как выбралась на каменистый берег. Осмотрелась, отмечая, что это еще не конец реки. Откуда-то спереди шел звук падающей воды, будто там водопад, но меня привлекли висящие лианы, которые едва заметно качались, то и дело показывая черное нутро прохода, которое кокетливо закрывали. Обернувшись, я посмотрела на Ара, ловя себя на глупой мысли, что хочу увидеть его еще раз.

- До свидания, - брякнула я, спеша к лианам.

- Идиотка! Зачем? – раздался грозный вопль мне вслед.

Но я уже скрылась за природными занавесками, отгораживающими меня от странного, но отчего-то не менее привлекательного мужчины. Нет, я точно сумасшедшая.

***

Вопреки ожиданиям попала я не домой, а в кабинет Златы. Жабоподобная окинула меня недовольным взглядом.

- Дурочка, что ли? Ты где была?

- Сначала в пустыне, - начала перечислять я.

- Как в пустыне?! – удивилась Злата, выскакивая из-за стола. – Я же тебя в архив отправила!

- Странный у вас архив, в пустыне. Мне казалось, что вы отправили меня к палачам. Они там были.

- Ну да, - кивнула Злата, - палачи сегодня должны были приговоры разбирать… - рассеянно добавила дама.

Подойдя ко мне, она когтистым пальцем провела по краю изодранной рубашки.

- Хм… Что-то тут не так… - после чего развернулась и, направляясь к столу, поинтересовалась: - А потом?

- А потом был люк, туннель и плато с клетками, а еще вираны.

- И что, не сожрали?! – удивилась Злата.

- Не успели, - ответила я, внутренне испытывая смесь страха и злости.

- Ясно, разберусь, - произнесла дама, занимая свое место. – Твой договор, - Злата протянула мне увесистую пачку листов, - и пара полезных данных. Завтра тут же и… - она еще раз окинула меня взглядом и добавила: - оденься во что-нибудь более удобное, а то мало ли… промахнешься. Всё, давай, вали отсюда, не до тебя сейчас.

Жабоподобная махнула мне рукой, и я, прижимая к груди стопку листов, направилась к двери. Открыла, сделала шаг, оказавшись в своем коридоре, а обернувшись, уткнулась в закрытую входную дверь квартиры.

Ноги гудели, спина болела, а в носу стояла смесь хвои и чернослива. Тихо застонав, я положила документы на тумбочку и побрела в ванную смывать грязь, пот и кровь. Однако, проходя мимо зеркала, замерла, широко распахнув глаза. Блузка, юбка, чулки и туфли, все было как новое, лишь небольшая царапина, бледнеющая на глазах, напоминала о том, что ночь я провела не в кровати.

- Что за черт? – выдохнула я.

- Ален?! – из комнаты раздался сонный голос брата.

- Да, я, спи… Я тоже пойду спать…

Так и не дойдя до ванной, я развернулась и потопала в свою комнату, на ходу расстёгивая пуговки на блузке. Спустя несколько минут я обнимала подушку, борясь с приступом истерии, а сознание уже уплывало в грезы сна…

 

Глава 3. Среда

Намертво в липких застрял я сетях,

Крепкие корни пустил в душу страх.

Страх мои силы тихонечко пьёт,

Страх – лишь намёрзший мне на сердце лёд.

 

…Мне снился сон. Я стояла внутри клетки, прикованная цепями за разведенные в разные стороны руки. Сама же клетка находилась в огромном темном помещении и лишь два тусклых факела, что были воткнуты в металлические держатели, освещали пространство, кидая уродливые блики на меня, на клетку, на пол. Страх – это то, что поглотило меня целиком. Я жадно прислушивалась к каждому звуку, ожидая, что вот сейчас, из темноты появится пасть вирана и, кроша чугунные прутья толщиной с мою кисть, она кинется пожирать меня, смакуя каждый кусочек.

Раздался свист, я сжалась, пламя дрогнуло, но ничего не произошло. Я медленно распахнула глаза, в очередной раз прислушиваюсь к звукам. И опять свист. Я всхлипываю, зажмурившись, дергаясь в оковах, но опять ничего. Пытка продолжилась…

Тело затекло, слезы кончились, эмоции притупились, а в голове таяла последняя мысль. Спасите…

Свист. Я поднимаю усталый взор в сторону звука и вижу, как из темноты выходит мужчина. Плащ укутывает тело, а капюшон, надвинутый на лицо, скрывает глаза. В сознании мелькнула мысль – атеркар. Мужчина медленно подходит к клетке и, едва коснувшись рукой, распыляет прутья, затем, сделав неопределённый жест, убирает оковы с моих покрасневших запястий.

- Беги… - едва слышно шепчет он.

Несмотря на усталость и боль во всем теле, я делаю первые шаги, тут же падая на колени и разбивая их в кровь. Мне страшно, я слышу звуки, злобные твари с крокодильими мордами подбираются, а желание бороться медленно угасает. Вместо него приходит другое… Но я отчетливо понимаю, чего именно я боюсь.

Боль… Это единственное, чего я опасаюсь, все остальное не важно. Я была там, в аду, и знаю, где стоит моя клетка. Я готова оказаться там, только пусть это будет быстро. Я не хочу боли. Просто не-хо-чу….

Вскинув голову, я перевожу взгляд на мужчину, что освободил меня, сделав легкой добычей для монстров, и медленно возвращаюсь в клетку. Какая разница, где меня сожрут, главное, чтобы это было быстро. Мужчина обернулся, из-под капюшона вспыхнул зеленый свет и раздался голос:

- Пора… Зачтено… Просыпайся…

***

- Алена, Аленушка!

За плечи меня тряс брат, а я, хрипло дыша, смотрела на него обезумевшим взглядом.

- Что случилось?! Ты так кричала! Я никак не мог тебя разбудить, - пожаловался Ванька.

Проморгавшись, осознала, что клетка и вираны – это лишь сон. Страшный, безумный, забирающий все силы и большую часть эмоций, но все-таки сон. Скинув руки братца с плеч, села на кровати, смотря в одну точку. Две ночи позади. Я пережила ярость и страх, что дальше?

- Ален, - позвал Ванька, - они растут.

- А что ты хотел? – глухо уточнила я. – Чтобы отсохли и отвалились? Так это не ко мне, это к твоей рыжей зазнобе, чтоб ей икалось…

- Я пока к тебе бежал, за дверной косяк зацепился, - недовольно буркнул Иван, направляясь в коридор. – Есть будешь?

- Буду, - выдохнула я.

Злость не покидала, она, словно зараза, проникала все глубже, основательно завоевывая разум. Рвано вздохнув, я встала и, разведя руки в стороны, медленно выдохнула, резко наклоняясь вперёд. В глазах потемнело, и я пошатнулась. В нос ударил запах хвои. Нервно напряглась, боясь дышать, ибо если учую чернослив, то подпишусь под тем, что схожу с ума. Но, вопреки опасениям, запах хвои был чистым, без примесей.

- Ты принимал душ? – крикнула братцу.

- Угу, - отозвался Ванька, - а то воняю как козел.

- Так козел и есть, - глухо прошептала я, направляясь к шкафу.

О любви братика к разным гелям для душа я знала всегда, вот только не думала, что от некоторых запахов буду вздрагивать, не хуже, чем от гудка КАМАЗа, мчавшегося на меня же. Натянув спортивные штаны мерзкого лимонного цвета и белую футболку с линялыми синими пятнами, я улыбнулась собственному отражению. А что?! По сравнению с тем, в каком отпадом виде я всю ночь шлялась с пятью палачами, сейчас выглядела словно писаная красотка.

- Завтрак! – крикнул из кухни Ванька.

Посмотрев на собственные босые ноги, пошевелила пальцами, отмечая, что педикюр все еще неплохо смотрится, и направилась в коридор. Вот только стоило мне поравняться с входной дверью, как раздалась трель звонка. Удивленно посмотрев на преграду, я прильнула к дверному глазку.

- Вот же дрянь… - прошептала я, коварно улыбаясь.

Распахнув дверь, я подбочилась, грозно глядя на Милену. Девушка же, ничуть не смущаясь, отодвинула меня, входя в квартиру. И тут из коридора раздался рык Ивана:

- Тварь! Пошла вон, видеть тебя не хочу!

После чего раздались шаги и удар двери о косяк. Лучезарно улыбаясь, я обернулась, наблюдая за тем, как, всхлипнув, Милена помчалась скрестись в комнату брата.

- Ванечка, дорогой, поговори со мной… Ну, пожалуйста…

Хмыкнув, я захлопнула входную дверь и, грациозной походкой обойдя скулящую на коленях Милену, направилась в кухню, где трудами братика меня ждал сытный завтрак.

Два идиота, накуролесили, а расхлебываю я.

Лениво переключая каналы по телевизору, я просматривала страницы контракта, что прихватила с собой из коридора. Если честно, на десятом листочке заметно взгрустнула, и вроде девушка я не глупая, да и в договорах всегда хорошо разбиралась, но тут приуныла. Скулёж из коридора прекратился и я, допив кофе, с любопытством выглянула наружу. Дверь в комнату брата была приоткрыта, и оттуда доносился едва слышный шёпот. Первым порывом было подслушать, но, задушив в себе недостойный старшей сестры знак недоверия, я вернулась за стол и, закинув ногу на ногу, стала нервно постукивать пальцами.

Минуты текли, а парочка не появлялась. В итоге ждать мне надоело и, шумно отодвинув табурет, я прошлепала босыми ногами в коридор. Заглянув в щель, я обомлела! Любимый братик стоял, нежно обнимая рыжую бестию, и без зазрения совести жадно её целовал.

- Вот зараза! – выругалась я.

Парочка тут же отпрянула друг от друга, круглыми глазами уставившись на меня. Я же, подбочившись не хуже самовара, стояла и грозно пыхтела, осознавая очевидное: эти двое помирились, а моя каторга не закончилась.

- Я помогу… - осторожно произнесла Мила, опуская взгляд в пол.

- Уже помогла, - процедила я.

- Я, правда, помогу! - вскинулась рыжая, прожигая меня возбужденным взглядом.

- Чем?! – насмешливо уточнила я, отмахиваясь от Ваньки, что пытался защитить свою зазнобу. – А ты вообще молчи, козел!

- Он не козел! – взвилась девушка.

- Да?! – искренне удивилась я и с ног до головы окинула братика ехидным взором. – А по мне так вылитый. Я все, конечно, понимаю, у вас тут любовь-морковь, но при чем тут я?

- Алена… - сдавленно прошептал Ванька, устало опускаясь на свой диван.

Милена перевела взгляд на него, потом опять на меня, а затем, скинув шубку, решительно подошла и, схватив меня за локоть, потянула на кухню.

- Идем, я кое-что тебе расскажу!

Как только я заняла уже привычное место за столом, опершись спиной на затихший холодильник, Милена, плотно закрыв дверь, резко обернулась ко мне и полыхнула зеленым взглядом.

- Не страшно, - буркнула я.

А чего бояться-то после всех ужасов последних двух ночей. И что самое интересное, ощущение, что весь этот идиотизм так просто не закончится, с каждым мгновением во мне крепло.

- Понимаешь, - едва смутившись, произнесла рыжая, отодвигая табурет, – я любви хотела.

- Так кто ж ее не хочет-то? – усмехнулась в ответ я.

- Правильно, - позволив себе скупую улыбку, кивнула Мила. – Все хотят, но нам, ведьмам, она по штату не положена.

- Это как?! – насторожилась я.

- Все просто…

Мила откинулась и, прижавшись спиной к раковине, ибо кухонька у нас была не сильно большой, закатила глаза к потолку и приступила к долгому и нудному рассказу о нелегкой судьбе обычной ведьмы. Спустя пару минут я заскучала. Ну, во-первых, из всего сказанного рыжей я не поняла ничего, а во-вторых, какое мне дело до ее терзаний, у меня своих проблем воз и маленькая тележка! И в тот момент, когда я собиралась озвучить гениальную мысль Милене, она произнесла:

- И вот тогда я заключила сделку.

- Какую сделку? – прищурилась я.

- Шанс найти того, кто будет принадлежать мне душой и телом, а для обычных людей это равносильно любви, а взамен… - Мила запнулась и, устремив взгляд своих нереальных глаз на меня, глухо продолжила: - Мою версию договора он не принял, и когда я отчаялась, дал свою. Ален, ты бы в любом случае туда попала, понимаешь?

- Нет, не понимаю, - я осторожно покачала головой.

- Все, что произошло между мной и Ванькой… - рыжая резко выдохнула и, подскочив с табурета, затараторила: - Я не должна была идти в тот бар, понимаешь? Вообще не должна была! Но таксист привез меня по неправильному адресу. Плюнув, я решила зайти, выпить бокал вина, а уже потом вызвать новое такси и перебраться. А дальше… Я его не увидела, я его почувствовала… По запаху, я не знаю, как тебе объяснить. Казалось, мир сузился до одной точки. Кроме него не было никого.

- Тогда зачем прокляла? – глухо спросила я, закидывая ногу на ногу и складывая руки на груди.

- Ты знаешь, что такое ревность?! – взвилась Милена.

- Допустим, - ответила я.

- Да я как только его с этой молью увидела, меня же всю словно током прошибло.

- А ведь он тебя искал… - усмехнувшись, произнесла я.

- Да… Знаю… Точнее, потом узнала, впрочем, как и то, что Ванька гордый. Но по условиям моего договора с ними, - Милена качнула головой в сторону коридора, – я должна была так поступить.

- Допустим, - повторилась я. – Ты дала им то, что они хотели, хм, «сестру козла», но зачем?!

- Ой, Алена, - коварно улыбнувшись, Милена опустилась на табурет. – Они существуют всегда… Вечно… Им скучно, вот Судья и заключил выгодную для себя сделку.

- И в чем выгода? – не уловила смысла я.

- В том, что можно наблюдать за одной, достаточно светлой душой, помещенной в экстремальные условия. Погоди! – рыжая подняла руку, останавливая очередной мой вопрос. – Что ты знаешь про ад и рай?

- Ну… - протянула я, задумавшись, а что из того что я знала теперь соответствует действительности? – Про рай - ничего, а про ад, - лукаво улыбнувшись, выдала: - Многоэтажный офис с лифтом и кучей мало вменяемых личностей.

- Понятно, - кивнула рыжая. – Ничего ты не знаешь. Ни-че-го!

- Адом управляют атеркары! – выпалила я, чувствуя легкую обиду.

- Не управляют, а… как бы тебе сказать, они и есть – ад! Их семеро.

- Семеро?! – удивилась я. – Но сейчас в аду их только шесть, так мне кто-то сказал. И вот!

Я стянула футболку с плеча, показывая две ровные полоски. Милена встала, подошла и, проведя рукой по отметине, длинно выдохнула.

- Так и знала, - процедила девушка сквозь стиснутые зубы. – Хорошо, раз они не играют по правилам, мы тоже не будем. Что же, слушай…

Милена говорила, а я пыталась понять, что же со всей этой замечательной информацией мне делать, а точнее, как именно использовать ее в своих целях. И ведь аналитик я не плохой, но сейчас лишь хлопала глазами, тупо переваривая словесный ведьмовской поток.

Кто правил раем, Мила не сказала. Не потому, что не знала, по ее словам, засорять мозг лишними данными сейчас было глупо. И в этом я с ней согласилась, просто кивнув. Адом же управляли, а точнее, создавали его атеркары. Семеро мужчин, при исполнении своих обязанностей всегда находящихся в плащах. Как они выглядели вне возложенных обязательств, почти никто не знал. Те же, кто догадывались, предпочитали молчать. Видите ли, хорошо жить даже в преисподней можно, главное знать, под чью дудку плясать.

В аду на данный момент было шесть блюстителей закона, седьмой же отбывал срок на Земле. О да, шастал среди людей, познавая все прелести жизни. По традиции, раз в промежуток времени каждый их атеркаров перемещался на Землю, где вел практически нормальное человеческое существование. Да, были исключения, но ведьма доподлинно о них не знала. Зато знала о том, как называли этих плащеподобных, и чего от них можно было ожидать.

Даомон был Повелителем смерти и куратором гнева. Аркерон оказался тем самым Судьей, что заключил договор с Миленой, и именно в его власти была гордыня. Валион межевался между предательством и завистью. Ракерион наслаждался болью тех, кто предавался алчности. Экарион в совершенстве владел наукой искушения, регулярно превращая все в безвольную похоть. Ивадон, по словам рыжей, был одним из самых опасных, ибо в его власти было чревоугодие, а также обратная сторона в виде голода и жажды. Лионард, именно он был изгнанным, а потому в аду уныние и лень сейчас не властвовали, а лишь присутствовали.

- Поверь, как только над следующим атеркаром сгустятся тучи изгнания, Лионард вернется и тогда ад сильно преобразится.

- И что мне со всем этим делать? – рассеянно поинтересовалась я.

- Для начала имей в виду, что ты собственность Аркерона, именно его знак на твоем предплечье. А значит, чтобы с тобой не происходило там, в аду, без его ведома ты не умрешь.

- Успокоила, - криво улыбнувшись, произнесла я. – Мила, ты лучше скажи, что делать?

- Это твой договор? – рыжая указала пальцем на стопку листов.

- Угу, - кивнула я.

Взгляд метнулся по кухне и остановился на часах, что висели на стене. Выругавшись, я поднялась. До назначенного времени оставался час, а мне надо было привести себя в порядок.

- Знать бы еще, в чем идти на казнь, - пробурчала я.

- Давай я изучу все подробненько, а завтра решим, как с наименьшими потерями тебе выбраться из этой истории, - предложила Милена.

- Изучай, - отмахнулась я.

Стоя перед распахнутыми дверцами шкафа, я испытывала настоящее уныние. Ну почему нельзя отказаться? Почему нельзя послать всё и всех куда подальше? В этот момент из комнаты донесся тихий стон брата, и я тут же прониклась.

- Что случилось? – крикнула я.

- Неудобно лежать, - пожаловался братик. – Рога не влезают на подушку.

- Спи сидя! – рявкнула я.

Эх, спать ему неудобно, мне бы его проблемы! Заглянув к Ваньке в комнату, заметила, как Милена суетилась вокруг него, пытаясь под рога уместить подушку. Была уверена, что разозлюсь, но вместо этого хмыкнула и вернулась к созерцанию шкафа. Рука сама потянулась к вешалке…

Ровно в назначенное время, облаченная в черное бесформенное платье, которое когда-то впопыхах, даже не меряя, купила на похороны бабушки, я переминалась с ноги на ногу, пробуя, удобно ли мне в белых балетках.

- М-да… - протянула Мила. – В гроб краше кладут.

- Хм, перетопчутся, по договору до конца срока умирать мне нельзя.

- Уже прочла, - кивнула рыжая. – Ну что же, удачи.

- Спасибо, - кивнула я.

Медленно протянув руку к дверной ручке, я резко нажала и зажмурилась от ударившего в глаза света. В нос ударил запах сырости, а по лицу мазнула влажная лиана. Ну что же, я в аду…

***

- Добрый вечер, - тихо произнесла я, как только лианы за моей спиной заняли свое привычное место.

Злата сидела за столом, низко склонив свою жабью голову над стопкой разноцветных листов. В помещении было непривычно тихо и холодно. Набрав в грудь воздуха, я собралась уточнить, а что, собственно, произошло, но в этот момент женщина протянула вперед руку, в которой сжимала бледно-зеленый листок бумаги.

- Тебя уже ждут, - буркнула Злата, так и не посмотрев на меня.

Подойдя к хозяйке кабинета, я осторожно перехватила листок, но пробежаться взглядом по тексту не успела. Злата подняла на меня глаза и грозно выкрикнула:

- Восемнадцатый этаж. Живо!

Я кинулась к двери, а вслед мне донеслось:

- Хоть оделась в этот раз прилично, может и выйдет из нее толк…

Дослушать брюзжание Златы я не успела. Дверь захлопнулась, а створки лифта наоборот, медленно расползлись в пазухи, свет в кабине призывно мигнул. Я поспешила внутрь, на табло высветилось три кнопки. Ноль, тринадцать и восемнадцать. Так сказать, выбор невелик. Протянув руку к цифре восемнадцать, я едва коснулась экрана, как тут же вздрогнула от мерзкого скрипа, издаваемого дверьми, что устремились друг к другу, будто мечтая запечатлеть страстный поцелуй. Кабина дернулась и поползла вверх. Вопреки моему скептическому отношению, до требуемого этажа я добралась быстро и даже без происшествий.

На нужном этаже оказалась только одна деревянная дверка, остальные проходы были наглухо закрыты решётками. Зажав лист под мышкой, я протянула обе руки и распахнула двухстворчатую, видавшую лучшие времена дверь. Глаза мгновенно заслезились, а в легких пропал чистый воздух. Все помещение оказалось пыльным, грязным и затхлым. Перехватив удобнее листок, я прочла:

- Привести в порядок архив, - после чего выдохнула: - Слов нет…

Далее мелким шрифтом шел перечень того, как именно нужно распределить папки по стеллажам, что с чем можно было складывать, а что обязательно должно было быть разделено. После каждого дополнения я переводила взор на комнату, осознавая, что если вчерашняя ночь мне казалась бесконечной, то сегодняшняя будет вечной! Бесформенные стопки бумаг были везде: на полу, на столе, на комоде и, разумеется, на стеллажах. Я терпеть не могла убираться, но тут…

- Интересно, и где взять ведро с тряпкой? - озадаченно произнесла я. – Думаю, сначала надо убраться, а уже потом заняться сортировкой… Хотя я бы и спички поискала, уверена, что если половину сжечь, никто даже не заметит.

Тот факт, что последнее время я слишком часто разговаривала сама с собой – пугал. Однако заниматься самоанализом я не спешила. Все-таки в аду лучше делать вид, что ты часть интерьера, тогда и время быстро пробежит, и сама целее будешь.

- Привет, красотка! - за спиной раздался знакомый голос, заставив меня нервно вздрогнуть.

Обернувшись, во все глаза уставилась на Лиса, который, сложив руки на груди, подпирал дверной косяк. Мужчина оскалился, что в его исполнении, скорее всего, означало усмешку или улыбку, оттолкнувшись, он сделал шаг ко мне, поднимая очередное облачко пыли. Я громко чихнула. Лис рыкнул, а затем пару раз хлопнул в ладоши. Налетевший ветерок унес большую часть грязи. На мужчину я смотрела практически с любовью.

- Спасибо, - искренне произнесла я.

- Не стоит, - отмахнулся Лис, выхватил листок из моих рук и со скучающим выражением на морде прочел. – Хм, не густо, - вынес мужчина вердикт. – Значит так, это архив, его надо привести в порядок. Злата, конечно, молодец, удачно тебя спрятала, но имей в виду, пока не разберешь, ночь для тебя не закончится.

- То есть как не закончится?! – опешила я, обозревая фронт работы.

- А вот так, - оскалился Лис. – Златочка забыла, с кем дело имеет. Атеркары не любят, когда ими пытаются манипулировать, и уж тем более не любят, когда им перечат. Поэтому ты будешь отдуваться и за себя, и за нее. Ну, а Злате это будет уроком.

- А можно хоть ведро с тряпкой? – грустно попросила я.

- Легко!

Лис щелкнул пальцами, и практически из воздуха к моим ногам шмякнулось ведро, наполовину наполненное мутной жидкостью, а рядом шлепнулась мокрая тряпка, покрывая черными брызгами мои белые балетки. Мужчина перевел взор на мои ноги и, цокнув языком, произнес:

- А белые тапочки рано… Не думаю, что ты так легко отделаешься…

Оставив меня в позе куклы, быстро-быстро хлопающей глазами, Лис манерно удалился, плотно закрыв за собой дверь. Конечно же, я кинулась к выходу и, подергав ручку, тихо заскулила. Факт был налицо: из этой комнаты я выйду лишь тогда, когда все здесь разгребу.

Да я тут сдохну!

День казался бесконечным. Ха, день! Вообще-то это была ночь, но за последние двое суток в моем сознании, день и ночь прочно поменялись местами. Сначала, перебирая листы, я то и дело пробегала по ним взглядом. Это были странные акты, части договоров на исполнение желания в обмен на душу, часть жизни, здоровье, достаток, и что больше всего меня удивляло – любовь.

Как оказалось, у каждого человека есть несколько составляющих: здоровье, любовь, удача, финансовое благополучие и, как ни странно, семья. Так вот, представьте себе график, где по оси ОХ вы перечислите все вышесказанное, а по ОY установите показания от нуля до десяти. Изначально все данные находятся на нуле, но стоит только что родившемуся ребенку открыть глаза, как одна из линий ползет вверх. Услышав голос матери, дитя настораживается и вот уже другая линия устремляется ввысь. Первая пограничная точка появляется в возрасте трех лет. Появляется жирная черта, вторая граница появляется в четырнадцать лет, далее в двадцать и так далее. За всю жизнь человек приобретает массу таких черт, но что самое интересное, если развитие происходит гармонично, то все линии в той или иной степени пересекают эти границы, а вот если…

- Меняю любовь на финансовое благополучие, - вслух прочла я. - Идиот?!

К договору прикладывался график. На дату, указанную в правом нижнем углу, у некого Артема показатель по любви достиг практически нулевой отметки, тогда как финансовое благополучие замерло возле десятки. Интересно и как ему живется, богатому и одинокому? Всем известно, что любовь за деньги не купишь. Имея практически безграничные финансовые возможности, можно купить иллюзию, но когда твой хладный труп опустят в могилу, и дай бог, чтобы туда не подложили неучтенного бомжа, то мало кто всплакнет над твоей могилой, а вот радостно оскалится целая толпа потенциальных наследников. М-да… Деньги рождают иллюзию и сильно ограничивают свободу.

Переведя взгляд на другой договор, я увидела график обмена здоровья на богатство, затем деньги на любовь, с шуточной припиской обеспечить шалашом. Чем дальше я рылась в бумагах, тем более идиотической представлялась мне вся эта биржа желаний. В ней невозможно было выиграть. Именно в том, что все изначально давалось в равной степени, и существовала гармония. Сегодня ты заработал больше денег, завтра купил своей любимой цветы, а послезавтра, лучась от проведенного волшебного вечера и сказочной ночи, кинулся на гору завоевывать новые карьерные вершины.

Все должно быть последовательно! Зачем же все эти люди так грубо вмешивались в свои судьбы? А главное, что с ними происходило потом?!

Прокручивая по кругу мысли, я меж тем все-таки раскладывала документы по разным стопочкам, придерживаясь той инструкции, что была изложена на листке, выданном мне Златой. Вот только конца и края работы я не видела. Хотелось есть, пить, но самое главное, нестерпимо хотелось в туалет. Переступить через себя и сделать это в ведро, что стояло в углу комнаты, я не могла. И проблема даже не в том, что это ведро, а в том, что я безропотно верила в закон подлости. Меньше всего я желал быть обнаруженной с оголенной откляченой пятой точкой, висящей над ведром.

Бесконечный, ужасно нудный и однообразный день. На мгновение мне показалось, что вчера в туннелях в присутствии виран было однозначно интереснее. Таким темпами я сама попрошусь в «горячие точки» ада.

Природа взяла свое, но, видимо, судьба сжалилась надо мной, и в момент, когда я радостно натягивала трусы на задницу, никто не вошел. Время потекло дальше, и, справив одну из нужд, я не решила остальных проблем. Спину ломило, желудок урчал, губы стали трескаться, а в горле давно уже пересохло. В какой-то момент мне показалось, что бумаг не становится меньше. Будто кто-то незаметно подкладывает все новые и новые горы. Разум шептал, что это от усталости сознание выдает такие немыслимые варианты, но глаза отмечали, что там, где еще минуту назад было пусто. Кажется, было пусто… Сейчас возвышалась очередная стопка пыльных листиков.

Все! Больше не могу!

Встав и обреченно сделав пару шагов в центр помещения, я раскинула руки в разные стороны и заорала…

- Не могу больше!

Потом рухнула на колени, надрывно рыдая… Никогда еще я так не уставала, и никогда еще уныние и апатия не брали надо мной верх…

Дверь распахнулась, явив мужчину в плаще и маске. Ар вошел, медленно осмотрел фронт работы и, сложив руки на груди, произнес:

- Ты решила тут умереть?

- Нет, - резко выдохнула я, размазывая грязными руками слезы по щекам.

- Знаешь, что такое лень? – ехидно поинтересовался мужчина, я осторожно кивнула, напрягаясь от нехорошего предчувствия: - То, что я вижу – это лень…

Я набрала в легкие воздуха, желая воспротивиться такой оценке моих трудов, но маска поднял вверх руку, упреждая мой порыв.

- Вместе с ленью следует уныние и отчаяние. Вся эта распрекрасная троица сегодня твои лучшие друзья. Если тебе с ними комфортно, можешь оставаться тут навсегда, но если тебе надоело, то соберись и прими жёсткие решения. Хочешь домой? – лукаво уточнил мужчина, я нервно кивнула. – Тогда сразись с теми, кто стал твоими друзьями. В аду нет помощников! Просто запомни…

- Хватит! – прошипела я, поднимаясь с колен. – Хватит говорить загадками! Ты что думаешь, я дура? – взвилась я. – Что за бред?! Какая лень, какое уныние?! Я несколько часов разбираю эту макулатуру! Зачем, для чего?! Не уходи! – взвизгнула я, поняв, что мужчина медленно разворачивается. – Стой! Стой же ты!

Я кинулась за ним, но маска растворился в пространстве. Был – и нет! Ударившись плечом о закрытую дверь, я обернулась, с ненавистью смотря на комнату, которая все больше походила на тюрьму. Но, как ни странно, злость сошла на нет, а вместо нее появилось странное чувство вины. Зачем я на него наорала, он ведь помочь хотел.

- Вернись… - прошептала я, прижимаясь спиной к двери. – Мне, правда, нужна помощь, очень…

Что он там говорил? Лень, апатия, или нет… Уныние и отчаяние. Да! Я как раз все это испытываю! Убить?! Хм, можно попробовать. Лень? Но я и так тружусь не покладая рук. Уныние? Правда, я расстроена от того, что занимаюсь уборкой, которую терпеть с детства не могла, но тут начать и кончить. Отчаяние? Вот уж нет! Я еще им всем покажу, чего стою… Я разнесу их ад к чертовой матери! Они все еще пожалеют, что связались со мной…

Накручивая себя и вселяя боевой дух, я распихивала листы, не особо следя за тем, что и куда кладу. В итоге по внутренним биоритмам часа через полтора я рассматривала аккуратно сложенные папки на стеллажах и абсолютно пустую комнату. Задумываться о том, почему раньше не получалось, я не собиралась. Отряхнув руки и пыль с подола платья, я уже, было, направилась к двери, но вовремя заметила на противоположной стене пробегающий огонек, очертивший доселе невидимую дверку. Протянув руку, я коснулась поверхности и почти сразу же шагнула в коридор родной квартиры.

***

Прислушавшись к тишине квартиры, я направилась в ванную. Долго стояла под струями воды, смывая с себя пыль и грязь. А перед плотно закрытыми глазами стоял мужчина в маске и плаще. Интересно, что он прятал за маской? До иголочек в пальцах захотелось снять личину и посмотреть в его глаза не через темные прорези. А еще запах… Хвоя и чернослив, после его ухода именно эти ароматы придали бодрости и, как ни странно, злости.

Облачившись в пижаму, которую натянула на мокрое тело, я босыми ногами прошлепала в свою комнату. Усталость была сильнее голода. Рухнув поверх покрывала, я провалилась в сон…

 

Глава 4. Четверг

За мною повсюду лень, будто тень,

И с нею сражаться мне снова лень.

Пусть остаётся навеки со мной,

И не мешает – приятна порой.

 

…Сон, как липкая тягучая паутина, окутывал меня, не позволяя выбраться. Ночь, словно паук, плела нить и, раскручивая ее будто лассо, пыталась накинуть на меня, чтобы еще сильнее привязать к иному миру, тому, что по ту сторону грез. Сил бороться с наваждением не было. Хотелось просто лечь, расслабиться и исчезнуть.

- Алена… - раздался едва слышный шепот.

Встрепенувшись, я попыталась открыть глаза. В голове было пусто, перед взором все плыло, а где-то там, на задворках сознания, играла тихая музыка, убаюкивая и обещая вечный покой.

- Алена!

Казалось там, далеко-далеко, кто-то звал, желая, чтобы вопреки всему я пробудилась, вот только все, на что я была способна – это подтянуть ноги и встать на четвереньки.

- Борись! – рявкнул грубый голос над моей головой.

Я тут же вскочила и оглянулась, но никого не обнаружила. Зато смогла оценить то пространство, в котором оказалась. Идеально квадратное помещение, ни одного окна, зато целых четыре двери. Я медленно поворачивалась вокруг своей оси, но понять, чем отличаются эти двери, не могла. Подняв голову вверх, с горькой усмешкой оценила зеркальный потолок, и только потом смогла увидеть зеркальный пол, в котором многократно отражалась.

Господи, когда же это закончится?

Наугад пошла к одной из дверей, но открываться она не захотела. Недолго думая, по стеночке, где не так рябило от отражений, добралась до соседней двери. Почему-то была уверена, что она также заперта, поэтому, нажав на ручку и ввалившись в соседнее помещение, искренне удивилась.

Как только преграда за моей спиной мягко захлопнулась, под потолком вспыхнул свет. Первое, что смогла увидеть, это как в противоположную дверь кто-то только что вышел. В темном проеме мелькнул знакомый плащ. Кинувшись ему вслед, я со всей силы дернула захлопнувшуюся перед моим носом дверь, вот только преграда не поддалась.

- Что за черт? – возмутилась я.

Эхо подхватило мои слова, многократного их отражая. Я подняла взор и обвела помещение рассеянным взглядом. Красные стены, черный пол и темный куполообразный потолок. И как насмешка над реальностью - четыре двери. Еще раз дернув ручку двери, на которую я опиралась и, убедившись, что она заперта, пошла к той, что была справа.

Преграда поддалась, пропуская в очередное квадратное помещение. От обилия яркого света захотелось зажмуриться. Белые стены, потолок и пол…

- Хм, рай? – удивленно прошептала я.

Над головой раздался едва различимый смех, вызвав ответную улыбку. Да уж, пошутила. До конца недели, даже в своих снах, я буду в аду.

Сон казался бесконечным, я открывала очередную дверь, попадая в новое помещение. Все они были в чем-то схожи, но при этом ни разу не повторялись. Всегда квадрат с четырьмя дверьми. Причем две из них были всегда закрыты: та, где я входила, и та, в которую мне хотелось выйти. Спустя какое-то время я устала. Медленно подойдя к одному из углов очередного, на сей раз серого помещения, я прислонилась спиной к стене и сползла вниз, вытянув уставшие ноги. Все, больше не хотелось ни-че-го…

- Алена! – под потолком раздался требовательный и, казалось, знакомый голос.

Подняв взгляд наверх, улыбнувшись, покачала головой, а потом, подумав, добавила:

- Нет меня…

- Врешь, - усмехнулся голос в ответ. – Это всё твоя лень…

- Опять ты? – искренне удивилась я, расслышав в голосе знакомые нотки маски. – Почему прячешься? И что значит этот сон?

- Встань и выбирайся! – не скрывая недовольства, произнес мужчина.

- Нет! – резко ответила я.

Вместо того чтобы подчиниться, окончательно распласталась на полу, раскинув руки в разные стороны, а головой упираясь в стену.

- Алена! – рыкнул мужчина, которого я хорошо слышала, но не видела.

- Нет! – все также уверенно произнесла я. – Мне всё равно, но бегать, как ошалелая, по этой шахматной доске я не буду!

- Вот видишь… - голос раздался ближе.

От удивления я приподнялась на локтях, устремляя взор на мужчину, входящего в помещение через дверь, что еще несколько минут назад была заперта. Подтянувшись на руках, я села, нервно заправляя растрепавшиеся из косы волосы за ухо.

- Вижу что? – робко поинтересовалась я.

Почему-то каждый раз, когда я видела его в маске и плаще, непонятная робость одолевала меня. Вспомнив, что совсем недавно мечтала снять с него маску, я встала и направилась к мужчине, но, не доходя, замерла, не зная, как попросить.

- Не стоит опрометчиво бежать, - медленно произнес мужчина.

Я смотрела в провалы маски, боясь даже на миг отвести взгляд. Мне хотелось увидеть то, что скрывала серебристая преграда.

- Это ведь сон? – уточнила я.

- И да, и нет, - ответил мужчина, склонив голову набок.

- В чем смысл этих снов? – нахмурившись, поинтересовалась я, делая маленький шажок к маске.

- В чем? – усмехнулся мужчина. – В том, чтобы твой разум принял твое сознание, не мешая подсознанию делиться информацией.

- Что?! – опешила я.

- Скоро ты все поймешь, а теперь иди, пора выбираться.

- Стой! – крикнула я, когда обладатель волнующего запаха, развернувшись, направился к противоположной двери. – Сними маску, - попросила я.

Мужчина медленно обернулся, из-под капюшона вспыхнул зеленый свет и раздался голос:

- Пора… Зачтено… Просыпайся…

***

Из сна меня вышвырнуло, и не только из грез, но и с кровати. Лежа на полу, я потирала ушибленный бок и строила планы мести одному излишне ретивому субъекту. Кряхтя, поднялась и, одернув пижаму, решительно направилась к Ваньке. Распахнув дверь, я застыла, во все глаза уставившись на парочку, которая предавалась любви.

- Алена?! – рыкнул Ванька, повернув голову и пронзив меня затуманенным страстью взглядом.

Отстранившись от Милы, он ринулся ко мне. Я же, пытаясь протолкнуть в легкие воздух, стояла столбом и смотрела на возбужденное мужское достоинство братика, которое мерно подрагивало при каждом шаге. И лишь когда до меня оставалось не более полуметра, резко подскочила и пулей вылетела в коридор, чтобы через мгновение запереться в ванной. Включив воду, я склонилась над раковиной, исподлобья смотря на свое отражение в зеркале. Красная как помидор, пыталась не сгореть от стыда и восстановить дыхание.

Сволочь! Пока меня морально имеют и во сне, и наяву, этот рогатый козел развлекается со своей рыжей шалавой! Ненавижу!..

- Алена, открой! – крикнул Ванька, ударив в дверь кулаком. – Могла бы и постучать!

- Отвали, озабоченный козел! – рыкнула я в ответ, включила душ и, скинув пижаму, встала под обжигающие струи.

Хотелось забыться, хотелось смыть с себя все воспоминания об аде, но больше всего хотелось вернуть свою прежнюю, размеренную жизнь. Глупая, когда-то я думала, что она скучна, а сейчас все бы отдала, чтобы такой она и оставалась. Рассматривая скукожившуюся кожу на подушечках пальцев, я осознала, что с водными процедурами пора завязывать. Нервно, я бы даже сказала зло, растерла себя полотенцем, завернулась в махровый халат и, упаковав волосы в белое полотенце, вышла в коридор.

- Алена… - тихий голос Милены, сидящей за столом на кухне, привлек мое внимание. – Давай поговорим.

- Разговаривали вчера, - буркнула я, медленно подходя к столу.

Тарелка с еще дымящимся жареным мясом и нарезанными тонкими ломтиками овощами заставила сглотнуть вязкую слюну.

- Садись, - указала Мила на соседний табурет. – Чай или кофе?

- Кофе, - кивнула я.

Голод был сильнее любых других чувств, а потому, опустившись на табурет, я протянула руки к столовым приборам. Лишь когда первый тщательно прожеванный кусочек мяса упал в желудок, на моих губах мелькнуло подобие улыбки. Милена поставила большую кружку кофе с молоком, как раз в тех пропорциях, которые я любила: не слишком забеленный, но и не карамельно-темный.

Когда тарелка опустела, а напиток выполнил свою миссию, приятно согревая и заставляя кровь достигать мозга в два раза быстрее, что в свою очередь включило блуждание мыслей, рыжая, согнув руки в локтях и переплетя пальцы, примостила на них подбородок.

- Я люблю твоего брата, - произнесла Милена.

- И? – вздернув правую бровь, уточнила я.

- И тебе лучше смириться с этой мыслью. Я его не отпущу, никогда…

- Совет вам да любовь, - усмехнулась я. – Только этот рогатый еще институт не закончил, - предупредила я.

- Это не проблема, - усмехнулась рыжая. – Он не может выйти из квартиры, и рога…

- За это украшение на кальцинированной основе скажи своему отражению спасибо, - насупилась я.

- Я могла бы извиниться… - начала Мила, и я ее тут же перебила:

- Не мешало бы.

- Но не буду, - усмехнулась ведьма. – Ален… Доверься мне, не все так просто, я уже вчера сказала, что ты бы все равно попала в ад.

- Ну, скажем так, с твоей помощью я не просто туда попала, я там застряла, - пожала плечами я.

- Я же не отказываюсь тебе помочь, - вскинулась рыжая. – Я прочла твой контракт, возможности досрочно расторгнуть его – нет. Но… Понимаешь, это не простой контракт, складывается ощущение, что тебя к чему-то готовят, но я не понимаю к чему.

- Кроме моей отработки, - начала я, – есть еще сны.

- Сны? – заинтересовалась Милена.

Кивнув, я поведала ведьме и о своих приключениях, и о снах, что видела после каждого дня отработки, включая тот, что взбудоражил меня сегодня.

- Хм, значит, скинул, - усмехнулась рыжая, глаза которой на мгновение блеснули. – Что же, если все так, как ты говоришь, то за эти семь дней, ты должна пройти семь кругов ада. Ярость, страх и лень уже прошла…

Ведьма задумалась и, медленно встав, подошла к окну, наблюдая, как солнышко, прощаясь, медленно заползает за соседний дом.

- Тоска, ненависть, жестокость и злоба, - Милена обернулась и, смерив меня напряженным взглядом, продолжила: – Интересно, что тебя ждет сегодня?

- А вот мне неинтересно, из того, что ты тут перечислила, я не хочу ничего испытывать!

- Раз вчера была лень, значит сегодня будет или злоба, или жестокость, или… хотя для ненависти нужен повод… Поэтому ненависть разжечь не так просто. Мой тебе совет: держись подальше от всего, что может вызывать у тебя эмоции, особенно от мужчин. Ты слишком агрессивно реагируешь.

Ведьма невольно напомнила мне об инциденте с братом, и я, залившись румянцем, смутилась. Проигнорировав вопрос в глазах рыжей, я встала и направилась в комнату брата, несмотря на то, что продолжала считать его озабоченным козлом, почему-то хотела извиниться. Ну, мало ли, вдруг я все-таки сдохну в этом аду, а так хоть одним грехом будет меньше.

- Можно? – спросила я, постучав в дверь.

- Да, - раздался приглушенный голос братика.

Открыв дверь, я замерла, не желая переступать границу, что сама же и воздвигла. Ванька поднялся с дивана и, поморщившись, от того, что рога потянули в сторону, всё-таки подошел ко мне.

- Прости… - выдохнула я, видя, как неудобно и больно мелкому.

- Это ты меня прости, - отозвался брат. – Ты права, я не должен был так поступать, но Мила… Она обещала все исправить.

- Увы, всё закончится тогда, когда закончится, - максимально лаконично ответила я.

- Просто знай, что я очень за тебя переживаю.

Ванька приблизился и, осторожно обняв меня, тут же ударился рогом о косяк, от чего протяжно взвыл, чуть не оглушив меня.

- Ой! – отстранилась я, спасая свое ухо. – Лучше полежи, осталось четыре дня. Справлюсь…

До восьми часов вечера мы с Милой обсуждали возможные варианты проверок в аду, а также попытки с наименьшими потерями для моей психики их пройти. Увы, мы не знали, что ждет меня за дверью.

Ровно в двадцать один ноль-ноль я одернула джемпер нежно-голубого цвета, поправила джинсы, улыбнулась наличию кроссовок на ногах и, перекинув косу за спину, нажала на ручку.

***

Яркий свет на мгновение ослепил. Сделав шаг, я тут же сморщилась, ибо обилие звуков просто обрушилось на мое сознание, поглощая его целиком. Распахнув глаза, я увидела в нескольких шагах от себя стойку ресепшена и уже знакомых мне демониц, которые, витиевато ругаясь, объясняли высокому сухопарому мужчине, что вакансий на должность помощника смерти уже тысячу лет как нет.

- Нет, ну он точно дебил! – обиженно произнесла Анита, нервно постукивая ноготками по белоснежной поверхности стойки. – Если таких будут брать к смерти, то забор душ превратится в фарс!

- Ну и что ты воздух сотрясаешь? – усмехнулась Натали, дернув хвостом, вроде как убирая лишнюю пыль.

Именно в этот момент взгляд демоницы остановился на мне, и алые губы медленно расползлись в подобии улыбки, блеснув едва заметными клычками.

- Ты глянь, Светлая! – выдохнула Натали.

- Что светлая? – не поняла Анита, раздраженно распечатывая темно-серый конверт.

- Да не что, а кто! – воскликнула девушка, бесцеремонно ткнув в меня пальцем. – А почему снова к нам?!

- Где?!

Анита подняла взгляд и, увидев меня, почти приветливо улыбнулась.

- И правда, Светлая! Хотя чему радуешься?! Вспомни, как Злата нас в прошлый раз отчитала, так что, чур меня! Алена?! – обратилась она ко мне. – Вали отсюда, еще не хватало за тебя выговоры получать.

- Погоди! – перебила демоницу Натали. – Уж не знаю, почему тебя забросила сюда, но тебе и правда лучше поторопиться, Злата терпеть не может, когда кто-то опаздывает.

- Спасибо, - пролепетала.

И поспешила к лифту, тем более что кабина уже порывалась закрыть двери. В итоге влетев в последний момент, я уткнулась в молодого, скорее всего, человека. Мужчина, удерживая меня за предплечья, смерил мою тушку пристально-изучающим взглядом своих темно-синих очей, вот только я поспешила выпутаться из захвата и нажать на табло манящую циферку тринадцать. Лифт плавно заскользил наверх, а я же смущенно таращилась в пол, так как смотреть на набор тестостерона, что стоял в одних брюках и сапогах, демонстрируя великолепие мужского тела, было выше моих сил. Кабина замерла на требуемом этаже, и, шумно выдохнув, я выскочила, в еще не до конца открывшиеся двери.

Ворвавшись в кабинет Златы, я впервые за все это время обомлела. Комната была пуста, мокрые и потускневшие лианы, поникши, свисали вдоль стен. Стол дамы был пуст, лишь белый лист, сложенный пополам, сиротливо лежал на поверхности. Сама не зная почему, подошла и, подняв, развернула. Побежав взглядом одну строчку, с удивлением обернулась. В дверном проеме стоял мужчина, что составлял компанию мне в лифте. На губах красавца блуждала улыбка, глаза надменно смотрели на меня, а сложенные на груди руки лишний раз привлекали внимание к безупречным мышцам, что перекатывались под кожей.

- Светлая Алена? – с долей ехидства поинтересовался мужчина, отлипая от косяка и делая ленивый шаг в мою сторону.

- Да, - нервно кивнула я. – Кар? – уточнила я, еще раз перечитав послание.

- Кар, я буду сопровождать тебя сегодня, насколько мне известно, тебя ждет увлекательная экскурсия по аду.

- Так уж и увлекательная? – осторожно уточнила я.

- Более чем, - усмехнулся мужчина.

- А вам не холодно? – хрипло спросила я, стараясь не смотреть на мужское тело.

- Тебя это смущает? – усмехнулся мужчина, но увидев, как я качнула головой, стал перечислять: - Заводит? Возбуждает?

- Нет! – резко ответила я.

- Хм, странно… - произнес мужчина, хлопнул в ладоши, и на его плечах появилась белая рубашка, правда, застегивать ее он не стал.

- Тут написано, что это пропуск в те зоны, которые мне покажет Кар, - произнесла я, протягивая лист.

- Да, это так, - кивнул мужчина, челка упала на его глаза, закрывая азартный блеск. – Предлагаю начать с вотчины Даомона, уверен, это не оставит тебя равнодушной.

Спросить, что именно Кар имел в виду, я не успела. Мужчина подошел к лианам и, поманив меня пальцем, раздвинул темно-зеленые стебли. Видимо, ничто не исправит моего восприятия: я была уверена, что Кар пойдет со мной, но вместо этого он просто толкнул меня внутрь, сопроводив сие действо инструкцией:

- Никому не помогай!

***

Да кому тут поможешь? Если никого нет…

Вот только долго в моей голове эта мысль не задержалась, ибо сделав буквально несколько шагов вперед, я оказалась на небольшой площадке. А посмотрев вниз, узнала то самое плато с клетками, которое я видела две ночи назад, было не более чем маленькое пространство с безобидными индивидуальными помещениями.

- Это лишь души… - безостановочно твердила я.

Держась руками за влажные выступы на стене, я спускалась по каменной и очень узкой лестнице вниз, так как возможности вернуться обратно, просто не было. Стоило ступить ногой на первую ступеньку, как за спиной выросла стена, отрезающая меня от площадки, на которую я вышла.

Стоны… Крики… Проклятия…

Все это чаще всего доносилось до меня, но изредка, сквозь эту какофонию звуков я слышала робкое признание, раскаянье и просьбы. Чем ниже я спускалась, тем хуже мне становилось. Я не могла видеть, как молодая девушка извивалась, лежа на каменном полу в небольшом углублении. Безостановочно причитая, она раздирала когтями собственные руки, пытаясь добраться до вен. В какой-то момент она словно очнулась и, кинувшись к тонкой решётке, протянула ко мне окровавленные пальцы. Взгляд на мгновение прояснился, и девушка прошептала:

- Помоги!..

Взор брюнетки прищурился, губы изогнулись в подобии оскала, и, зарычав, она всем телом кинулась на преграду, желая схватить меня. Я отскочила назад, чтобы тут же попасть в объятия другого узника. Мужчина прижал меня к прутьям, не давая возможности отстраниться, и, облизав мою ушную раковину, прохрипел:

- Помоги!..

Я ничего не успела сделать, раздался щелчок, мужчина дернулся, и его руки обмякли. Медленно обернувшись, я увидела, как тело узника опадает, глаза закатываются, а из приоткрытого рта вытекает тонкая струйка крови.

- Это просто души… - повторила я, обнимая собственное тело дрожащими руками, - только души…

- Не смей останавливаться! – раздался хриплый мужской голос. – Иди вперед!

Обернувшись, я никого не увидела, да и, собственно, понять, откуда идет звук, так и не смогла. Совет показался мне дельным, и, стараясь поменьше смотреть по сторонам, я поспешила вперед, вдоль помещений, где-то отгороженных прутьями, где-то рвом, а где-то лишь проводами, которые, скорее всего, были под напряжением. Как ни старалась смотреть лишь перед собой, но взор то и дело скользил по сторонам, отмечая мужчин и женщин, чьи лица были искажены от гнева и злобы, а пальцы на руках скрючены, будто все их тело била не прекращающая судорога. Стоны и хрипы, которые при этом они издавали, заставляли мои глаза наполняться влагой.

Я не плакала, я – держалась…

Это не плато, а лабиринт-тюрьма. Заключенные же были душами тех, кто при жизни слишком часто испытывал гнев. Даомон лечил свои души.

Когда я была маленькой и заболела, врач прописал мне две микстуры, одна была горькой, а вторая сладкой. Естественно, горькую я пить не хотела, но пожилой мужчина, поправив очки, сказал:

- Никогда лекарство не будет сладким, а лечение приятным. Просто запомни!

Сейчас, глядя на корчившиеся в агонии души, я вспомнила слова врача. Никогда исцеление и очищение не будет приятным. Только вырвав то, что уничтожает целостность души, можно допустить в нее свет… Хотя о чем я? Какой свет в аду?..

Чем дальше от лестницы я уходила, тем тише были узники. Некоторые просто сидели, обняв собственные колени, а другие лежали на полу, устремив взор в небо. Да, в этой части ада небосвод был, правда, не голубой и даже не синий, он был фиолетовым, с легким переливом в багрово-красные тона.

Наконец, я достигла последнего поворота, и пространство изменилось. Обернувшись, поняла, что от тюрьмы не осталось и следа, а передо мной стоял стол, за которым расположилась девушка, манерно подтачивая безупречные коготки.

- Омон занят, - чуть капризным голосом произнесла брюнетка.

И лишь после этого соизволила поднять на меня взор своих миндалевидных глаз. Окинув меня более чем оценивающим взглядом с ног до головы, она глубокомысленно фыркнула, поджав ярко накрашенные губки, и махнула рукой в сторону двери.

Стоит ли упоминать, что стен в этом странном пространстве просто не было? Да, был стол, да, кресло, да, девушка, но ни стен, ни потолка не наблюдалось, а вместо ожидаемого пола был все тот же каменный помост. Так вот, та дверь, на которую мне было указано, просто стояла в нескольких метрах от стола. Кажется, я медленно схожу с ума…

Дернув на себя дверную ручку, я с опаской заглянула внутрь. Никого! Вдохнув, будто решаясь нырнуть в темный омут с головой, я сделала шаг вперед.

***

Пространство дрогнуло. Словно сквозь невидимую обычному глазу преграду, я ворвалась в новое помещение, чтобы тут же замереть, уставившись на мужчину, что сидел за огромным письменным столом, заваленным бумагами. Будто почувствовав постороннее внимание, он медленно повернул голову, и меня пронзил взгляд. Я была слишком далеко, чтобы рассмотреть цвет глаз, но увидела черты лица, а внутри что-то сжалось, не давая вдохнуть полной грудью.

Страх… Удивление… Неверие… Предвкушение… И опять липкий страх…

Все эти чувства, словно воронка, кружились вокруг меня, притягивая к себе, разрывая на части и не давая возможности ни сказать, ни сделать шаг.

Мужчина прищурился и, отложив карандаш, который в этот момент крутил меж пальцев, медленно встал. Черная рубашка, казалось, была из шелка и черные брюки, заправленные в высокие, почти до колена, сапоги, придавали образу некую неряшливость. Сознание подбросило определение, от которого я тут же смутилась – благородный бандит. Опасный, но красивый, а самое ужасное, что безумно притягательный. Хотелось не просто смотреть, пальцы аж кололо от того, как хотелось потрогать. Меж тем брюнет сделал шаг вперед, и я замерла, во все глаза смотря на него.

Один шаг, один жест, но ком встал в горле. Сбылась мечта идиотки: я увидела его, Ара, без маски! На лице мужчины мелькнула змеиная усмешка, он поднял левую руку на уровень груди, щёлкнул пальцами и резко опустил. Что-то изменилось…

Сделав шаг к тому, кто тут же, потеряв ко мне интерес, вернулся за стол и полностью погрузился в работу, натолкнулась на преграду. Словно мим, я перебирала руками по стеклу, не веря, что он сделал это. Ар просто отгородился от меня, будто от лишней помехи!

Злость, обида и непонимание – вот что я испытывала, когда вложив все силы в удар, опустила кулак на прозрачную поверхность. По ней тут же побежали трещины, полностью искажая то, что было за ней. Я второй раз ударила, третий, четвертый. Неистово била и била, нанося сокрушительные удары, в итоге стекло рассыпалось, и в который раз за этот день я с удивлением смотрела на опустевшее помещение. А был ли мужчина?!

- Ар-р-р-р… - то ли крикнула, то ли прорычала я.

- Чего орешь? – раздался вкрадчивый голос из-за спины, от чего я резко подпрыгнула и развернулась.

С неизменной усмешкой рядом с открытой дверью, которой, клянусь, еще минуту назад там не было, стоял Кар. Полы рубашки все еще были распахнуты, оголяя тело, вот только в этот раз это вызвало не восхищение и желание, а злость и неприятие.

- Не ору, - буркнула я.

Последний раз кинув взгляд на пустующий стол, я подошла к блондину и, заломив бровь, спросила:

- Куда дальше?

- Хм, дай подумать… У Омона ты побывала, кстати, как тебе его соты?

- Простите, что?! – опешила я.

- Соты, - усмехнулся Кар. – Наш Повелитель гнева именно так называет те ямы, закутки и ниши, в которых он очищает души, - с легким презрением проговорил блондин.

- Никак, - отозвалась я. – Мерзко.

- Ну, знаешь ли, милая Алена, ад в принципе не отличается красотой.

- Скажи, а есть ли души, которые попадают сразу после смерти в рай? – спросила я.

- У-у-у… - Кар блеснул белозубой улыбкой, хотя взгляд оставался серьезным и сосредоточенным. – Это ты не по адресу.

- А чем в аду занимаешься ты? – проявила я любопытство, раз мужчина решил побыть разговорчивым.

- В данный момент слежу за тем, чтобы ты не пропала в лабиринтах ада, - ответил он, поворачиваясь к двери. – Идем, пора.

- А чем будешь заниматься, когда я уйду? – решила с другой стороны подойти я.

- Тем, чем обычно, служить атеркару, - пожал плечами Кар, пропуская меня вперед.

- Какому? Аркерону?! Это ведь он сейчас был в этом зале? – уже сделав шаг в новое помещение, я резко обернулась и впилась взглядом в глаза блондина.

- В этом зале никого нет, - обернувшись, констатировал он.

- Это сейчас! – взвилась я. - Но минуту назад тут был мужчина, в черной рубашке и черных штанах. Я уверена, что видела его!

- Дорогая, - Кар, улыбнувшись краешком губ, подхватил меня под локоток и, протолкнув внутрь, закрыл за собой дверь. – Для начала, раз уж ты такая любопытная, то никто никогда не видел лиц атеркаров. Они всегда ходят в масках или полумасках. И поверь, не для того чтобы скрывать лица. Они многолики! Понимаешь?! Мно-го-ли-ки! Но самое важное, маски блокируют их истинную силу. Без нее они могут уничтожать одним лишь взглядом. Ну и напоследок… Аркерон – Судья. Это же помещение – кабинет Омона, так что если ты видела кого-то тут, то, скорее всего, его… Хотя без маски… Знаешь, для трупа ты слишком свежая, говорящая и активная…

- А кому служишь ты? – не унималась я.

- Если хочешь, я лично познакомлю тебя с ним, - усмехнулся мужчина и, остановившись, обвел рукой помещение. – Смотри…

***

Углубившись в допрос, я не сразу заметила, что Кар увлек меня в центр практически круглой залы, вдоль ее стен стояли огромные экраны, отображающие разные помещения. Присмотревшись, я поняла, что они демонстрировали факт заключения сделки. Неосознанно сделав шаг вперед, я протянула руку к одному из телевизоров. Как только мои пальцы коснулись экрана, картинка полностью ожила, став трехмерной, а помещение наполнилось звуками.

- Да! Да! Да, черт вас побери! – хрипло кричала темноволосая девушка, сверля взглядом улыбающуюся блондинку. – Я чертовски завидую этой гадине! Это со мной он должен быть, а не с ней. Это я ночами не спала, чтобы Кеша сдал экзамены. И вот теперь, когда он стал замом главы этой долбаной компании, то связался с этой швалью! Не-е-ет, так просто ты от меня не отделаешься!

- Катя, погоди! Ты с ума сошла, у тебя уже глаза горят, словно у бешеной собаки! – парировала блондинка, едва заметно улыбаясь.

- Ира! Заткнись! Я собственноручно сгною эту тварюшку! – бушевала девушка.

- А не проще ли… - Ирина замялась, делая вид, что задумалась.

- Что?! Что?! Ира, да говори ты уже, я на все согласна!

- Так уж и на все? – заломила бровь блондинка.

- Убивать не буду, - буркнула Катя, вытаскивая из кармана сигареты.

Распаковав новую пачку, она дрожащими пальцами вынула одну и, зажав кончик фильтра меж алых губ, зарылась в сумку в поисках зажигалки. В этот момент в кадре появился мужчина и, подойдя к девушке, вынул массивную зажигалку. Подушечка пальца резко опустилась, приведя колесико в действие, и небольшой огонек тихо зашипел, подрагивая на ветру. Катя прикурила и лишь потом подняла взгляд на мужчину.

- Спасибо, - отозвалась девушка, выпуская дым.

- Я могу вам еще чем-то помочь? – медленно растягивая губы в ухмылке, поинтересовался мужчина.

Я, замерев, наблюдала за событиями, краем сознания отмечая что-то знакомое в голосе нежданного кавалера и в его действиях. Неожиданно по экрану прошла рябь, но я ее почти не заметила, цепляясь в сознании за мелькнувшую мысль. Где-то я его видела… Вот только вид у мужчины был иным.

- Вы согласны? – подал голос незнакомец, обращаясь, к Кате.

Переведя на нее взгляд, я обомлела: из пусть напуганной, пусть разозленной, но эмоциональной девушки она за минуту перевоплотилась в уверенную в себе, жесткую стерву. И видно это было невооруженным взглядом.

- Да, я готова заключить эту сделку, - отозвалась брюнетка.

- Катя, ты уверена? – все так же улыбаясь, вкрадчиво спросила Ирина.

- Да, Ир, я уверена. Не хочу страдать, хочу, чтобы страдали они. Но сначала она…

Неосознанно, будто еще надеясь спасти Катю, я сделала шаг вперед, но на моем плече сомкнулись пальцы Кара, а в ухе раздался его вкрадчивый голос:

- Нарушишь сделку вампиру, потеряешь много крови.

- Точно! – взвизгнула я. – Это же та зубастая сволочь! Вот гад!

- Хм, значит, уже встречалась с ним, тогда должна знать, что Влад свое не упустит, а с теми, кто ему мешает, он скор на расправу.

Экран словно всосал картинку, и она опять стала плоской, а под телевизором появился циферблат, отсчитывающий секунды в обратную сторону.

- Это что? – ткнула я пальцем в уменьшающееся число.

- Это срок апелляции, - скучающим тоном поведал Кар. – Если девица до истечения этого срока покается, то сделку аннулируют. Не смотри так, Влад свое уже получил. Видишь блондинку? – мужчина указал рукой в угол экрана на Ирину. - Вот это ее задача – не допустить раскаяния. Заметь, она не раз уточняла, готова ли Катя на сделку. А знаешь почему? Сама пару дней назад заключила такую же, и вот теперь, чтобы оттянуть момент расплаты, ей надо раз в определенный промежуток времени подбивать других на сделку. Так сказать, платить процент по кредитам.

- Не ад, а «МММ» какой-то… - недовольно буркнула я.

- Хм, ну в чем-то ты права, ибо тот, кто устроил на земле то, что ты назвала «МММ», в целом умыкнул уже хорошо знакомую пирамиду.

- А чему позавидовала Ирина? – осторожно уточнила я.

- Катиным новым серьгам, - задумавшись на мгновение, выдал Кар.

Не скрывая удивления, я перевела взгляд на блондинку, пытаясь понять, неужели все люди так мелочны, и неужели легкая зависть может породить вот такие последствия.

- Легкая? – будто прочитав мои мысли, переспросил Кар. – Аленушка, наивная ты наша, неужели ты думаешь, что зависть к серьгам, оставшимся в наследство от прабабки, беглой графини, которые на аукционе по предварительной оценке тянут на двести тысяч долларов, – это мелочь?

- Ого! – присвистнула я, по-другому смотря на Катю. – Но при таких деньгах, зачем ей какой-то Кеша?

- Затем, чудо ты неугомонное, что именно обладая таким достатком, люди начинают хотеть то, что невозможно купить. А не получив этого, легче всего идут на любые сделки, - Кар взял меня за плечи и повернул к другому экрану. – Вот полюбуйся. Сейчас ты увидишь, чем зависть богатых отличается от зависти успешных.

Протянув руку, я активировала другой экран. Картинка ожила, и меня оглушил крик молодого человека. Он методично разрывал лист за листом, которые были испещрены надписями простым карандашом, и безостановочно сыпал проклятиями на голову неизвестного мне Николая.

- Гад! Сволочь! Чтоб ты сдох от самого неизлечимого заболевания! Нет, лучше чтобы ты жил, но ни одна баба никогда тебе не дала! Хотя нет… Лучше, чтобы дала, но в самый ответственный момент твой хер скрючился в узелок и таким бы и остался.

- Дима, Димочка, ну что ты так расстроился? – в помещение вошла девушка, поправляя очки в толстой роговой оправе.

- Оля, уйди! – взревел парень, одним движением скидывая со стола оставшиеся бумаги. – Ненавижу! Слышишь? Я его ненавижу!

- Нет, - устало произнесла девушка, наклоняясь и собирая листочки. – Ты завидуешь. Дим, ты просто завидуешь тому, что его будут издавать, а твою рукопись отклонили!

- Да я даже отправить ее не могу! Он же идею мою спер! Это мой сюжет! Это моя книга!

- Нет, - резко произнесла девушка. – Это была ваша книга! Ваша… Но ты решил, что он для тебя обуза, и, сославшись на болезнь, сам стал писать, вот только Коля первый закончил и первый отправил.

- Тварь! – рыкнул парень. – И не защищай его! Он подлый мерзкий вор!

- А ты просто истерик!

Девушка встала и, положив стопку листов на стол, развернулась к двери. Дмитрий тут же смахнул ненавистную бумагу, которая разлетелась по полу. Ольга обвела помещение рассеянным взором, поправила очки и, распахнув дверь, замерла на выходе. Медленно обернувшись, она произнесла:

- Говорят, хорошо могут писать лишь те, кто одинок и страдает. Тебе не нужна ни я, ни моя поддержка. Тебе нужно одиночество!

- Ты куда?! – рыкнул парень.

- Неважно, - едва заметно улыбнулась Ольга. – Главное, подальше от тебя.

- Ну и катись. Дура! – выкрикнул Дима, ударяя кулаком по столу. - Вы еще обо мне услышите! Но я вас к себе не пущу.

- Ядом не подавись… - едва слышно прошептала девушка.

Картинка стала плоской, а под экраном побежали циферки.

- Но ведь сделки не было! – удивленно произнесла я, оборачиваясь к Кару.

- Была, и Ольга ее приняла.

- Она что, из ваших?! – не поверила я.

- Она… Нет, она такая же, как Ирина.

- И чему позавидовала она? Погоди, а почему Оля и Ира вообще это делают?!

- Ален, ну чего ты такая дотошная? – с легким раздражением поинтересовался Кар, но понял, что я не отцеплюсь, выдохнул и продолжил: - Мне показалось, что ты уловила главное, - лекторским тоном произнес мужчина. – Смотри, допустим, кто-то кому-то позавидовал. Не так чтобы жестко, а так, поверхностно. Это не сделка, это намёк на то, что за этой душой надо следить, ибо она падка именно на этот грех. А дальше судьба, не пыхти, ну хорошо, мы, с разрешения судьбы, начинаем подкидывать обладателю такой души разные провокационные вещи. Можно ли устоять? Можно ли уберечься от соблазна? Разумеется, да… Только ради чего?! Без соблазнов нет риска, а без риска - нет адреналина! Люди не одноклеточные организмы, их тела наделены мозгами, в которых обитает разум, а уж он привык наслаждаться адреналином, вот мы его и подкармливаем, как умеем.

- Не пудри мне мозг! – сквозь зубы проговорила я, сжимая кулаки. – Вы осознанно провоцируете людей на зависть, чтобы поиметь потом их души! Вы всё делаете для того, чтобы как можно больше людей попало в тотальную зависимость от вас. Вы создаете армию безвольных душ!

За спиной раздались одинокие хлопки, заставившие меня вздрогнуть, а Кара, прижав голову к груди, имитировать поклон.

- Приятно слышать от еще живой такие разумные утверждения, - раздался приглушенный маской голос.

Я с жадностью рассматривала атеркара, которого явно видела впервые. Да, он был так же высок, как и тот, что повстречался мне на лестнице и позже не покидал мои сны. Но… Маска была не серебристой, а красноватой, будто кто-то смешал медь с серебром. Да и голос был мне незнаком, но самое важное... Я принюхалась.

Сандал и чуть-чуть корицы…

- Волк! – рявкнул атеркар.

Из-за его спины вышел тот, кто таскал меня на плече в катакомбах. На морде человеко-зверя, появился оскал, а в глазах мелькнуло удовольствие.

- Проводи Алену в следующий зал, не хочу, чтобы ее чрезмерная аналитика испортила мне показатели.

Волк сделал шаг ко мне, а я юркнула за спину Кара. Почему-то не слишком одетый блондин был мне более приятен, чем излишне волосатый субъект. Волк рыкнул и, не дав мне убежать, схватил, чтобы тут же перекинуть мою тушку через плечо. Ощутимый шлепок по пятой точке заставил тут же затихнуть.

- Кар-р-р…

Я услышала, как ласково позвал блондина атеркар, и почему-то кровь застыла в жилах. Не знаю, как Кар, а я испугалась, тихо всхлипнув.

- Не смотри, а еще лучше не слушай. Он провинился и понесет наказание, - прорычал мужчина, открывая дверь.

- За что? – прошептала я, оказавшись в полной темноте и все еще на плече Волка.

- Слишком разговорчив, - буркнул мужчина, помогая мне принять вертикальное состояние. – Тебе туда!

Волк указал на дверь. Обведя взглядом пространство, я поняла, что мы находимся в небольшом и плохо освещенном коридоре, в котором лично я увидела лишь три двери. Из одной мы вышли, в другую предлагалось мне войти.

- А ты? – спросила я, медленно подходя к преграде.

- Дела, - лаконично молвил человеко-зверь, направляясь к третьей двери. – Не задерживайся, а то застрянешь навсегда.

Услышав предостережение, я тут же схватилась за дверную ручку. Дернув преграду на себя, я быстро нырнула внутрь, чтобы тут же замереть, с ужасом осматривая очередное пространство.

Господи, когда же это закончится?

***

Посередине помещения на огромном помосте возлежал дракон. Ну, по крайней мере, я именно так окрестила чешуйчатое нечто с длинным хвостом, крокодилоподобной мордой и смотрящее на меня красным глазом. Животное, хотя, скорее всего, огромная рептилия, приподняло голову и, раскрыв пасть, шумно выдохнуло. Меня обдало жаром и затхлым воздухом с примесью гниющего мяса.

- Фу… - отмахнулась я, нервно икнув.

- Ты кто? – раздался вопрос.

Во все глаза я уставилась на чешуйчатое чудовище. Если само наличие дракона я еще могла допустить, то тот факт, что эта морда будет разговаривать, стало выше моего понимания.

- Ну что вылупилась? Не пугай масика! - произнес неизвестный голос, и я окончательно сникла.

Ощущение, что собственное сознание сыграло жуткую шутку и тронулось в неизвестном направлении, стало непреодолимым.

- Кто – ик! – масик? – осмелилась я задать вопрос.

- А ты что, много кого тут видишь? – произнес все тот же ехидный голос.

- Вижу только огромную ящерицу, - осторожно ответила я. – А вот слышу…

- А слышишь меня! – рявкнул мужчина, выходящий из-за дракона.

Факт того, что был он в плаще и золотой маске, уже не удивил. И вот стоило ему показаться, как ящер стал нервно бить хвостом по полу, будто виляя им, от чего я слегка подпрыгивала на месте.

- Тише ты! - отмахнулся мужчина от дракона. – Итак… Судя по тому, что девушка в шоке, это та самая Алена, - обманчиво ласково произнес мужчина.

Я невольно сделала шаг назад, пытаясь вдавить свое тело в дверь, что была плотно закрыта за моей спиной. Преграда оказалась прочнее, поэтому я просто распласталась по ней, опасаясь, что начну стекать вниз в любой момент. Во-первых, было жарко, а во-вторых, очень страшно.

- У кого в гостях уже побывала? – меж тем раздался вопрос из-под маски.

- Простите? – пролепетала я, не сразу сообразив, о чем спрашивает мужчина.

- Судя по твоей реакции, я у тебя не первый, - выдал наступающий на меня атеркар.

Двусмысленность фразы окончательно вогнала мое сознание в состояние ступора, и всё, что я могла, это переводить взор, не блещущий умом, с мужчины на дракона и обратно.

- Эй?! Болезная, не смей умирать! Тебе по контракту не положено! – произнес мужчина, и к уже имеющимся у меня чувствам присовокупился ужас. – Масик, схлопнись!

Тут же раздался взрыв. Закрыв голову руками, я резко присела, сжимаясь в комок. Меня обдало жаром и пылью, что-то тяжёлое рухнуло неподалеку. Одно знала точно: вопреки всему логичному я всё еще была жива. Осторожно убрав руки от лица, я приоткрыла глаза. Дракона не было, вместо него по всему помещению летали круглые золотые шары. Большие и маленькие, они то поднимались вверх, то медленно опускались, почти касаясь пола, стремительно набирали скорость и замирали, так и не достигнув стены. Посередине всего этого шарикового хаоса стоял атеркар, раскинув руки в разные стороны, то призывая к себе шар, то отправляя его в свободный полет.

- Это контракты моих душ, - произнес мужчина. – Я – Ракерион, хозяин алчности. А Масик, как ты уже поняла, дракон - вместилище контрактов.

Казалось, что атеркар делился информацией не со мной, а сам с собой. Я медленно встала, отряхивая с себя грязь и пыль, сделала осторожный шаг и тут же чуть не натолкнулась на один из шаров. Облетев молниеносно вокруг меня по невероятной траектории, шар замер как раз перед моим взором, и я смогла рассмотреть, что внутри золотого чуда есть глаз, который робко моргнул.

- Покажи ей! – раздался приказ атеркара.

Глаз моргнул еще раз, и вместо него оказался маленький экран. Молодая девушка делилась какими-то новостями с подругами и у одной из них слегка подрагивали губы. Казалось, что она улыбалась, но в то же время, это больше походило на злобный оскал. Всё бы ничего, вот только картинка не отражала звука, а значит, и понять, о чем, собственно, шла речь, я не могла. С детским разочарованием я оторвала взор от шара и перевела его на атеркара.

- Любопытно?! – раздался приглушенный маской вопрос.

Я робко кивнула. Да, про алчность знают все, как и про то, что мифический дракон был самым алчным до злата существом, но ведь кроме золота алчность могла поглотить и другие сферы существования. Из-под маски раздался приглушенный, хрипловатый смех, после чего мужчина звонко хлопнул в ладоши. Шар, что мгновение назад висел перед моим носом, стремительно ухнул мне под ноги и, расколовшись на две части, словно орех, создал невероятную трехмерную проекцию.

- Не смей прикасаться! – одернул меня мужчина, как только я подняла руку.

Робко кивнув, я замерла, рассматривая картинку и сосредоточив всё свое внимание на происходящем.

- Правда, оно классное? – восхищённо промолвила кареглазая блондинка, поднимая руку на уровень глаз.

В лучах солнца блеснуло колечко. Россыпь маленьких бриллиантов приковывала взор, рождая легкое чувство зависти.

- Правда?! Ну ведь правда?! – не унималась блондинка, перебирая наманикюренными пальчиками в воздухе.

- Правда, - улыбаясь, произнесла та, что стояла справа от девушки. – Настя, мы очень за тебя рады и Ромка, он молодец!

- Конечно молодец, - кивнула блондинка. - Ань, а ты чего молчишь?! Твой-то Стасик хоть бы оловянное тебе подарил!

Девушка с фальшивой улыбкой вздрогнула и, смерив спину блондинки ненавидящим взглядом, медленно произнесла:

- Не в золоте и бриллиантах дело.

- А в чем?! – Настя обернулась и, пронзив Анну насмешливым взором, добавила: - Милочка моя, вот было бы у тебя такое колечко, ты бы по-другому говорила. А на голодный желудок да пустой кошелек всех на философию тянет, ведь нужно хоть чем-то голый зад прикрыть!

- Знаешь… Кому-то щи пустые, а кому-то жемчуг мелок…

- Ну-ну, - усмехнулась Анастасия, не замечая, как блеснули глаза Анюты.

Зато третья подружка, не участвующая в разговоре, переводила взгляд с одной на другую, и по мере общения Насти с Аней, ее глаза темнели. Блондинка взвизгнула, когда завибрировал телефон в ее кармане и, схватив прямоугольное средство связи, отошла на несколько шагов, дабы, смеясь, поделиться новостями о предложении, которое недавно сделал ей Рома.

- Не завидуй, - тихонько шепнула брюнетка Ане.

Та обернулась, смерила подругу внимательным взглядом и произнесла:

- Это не зависть. Тут нечему завидовать. Ее Ромка как был кобелем и бабником, так им и останется. И уж ты-то это прекрасно знаешь.

- Да, знаю, но каждый человек имеет шанс на исправление, - осторожно произнесла брюнетка.

- Света, я тебя умоляю, таких, как Ромка, даже могила не исправит, а вот то, что он подарил кольцо, которое Стас делал для меня… Интересно, а Настя знает, что носит мое кольцо?

- Не вздумай ей сказать! – выдохнула брюнетка.

- Да уж не скажу… Но всё сделаю для того, чтобы она узнала… - оскалилась Анна.

Картинка смазалась, а когда сфокусировалась заново, то я отшатнулась, во все глаза смотря на то, как пластиковый гроб опускают в свежевырытую могилу.

- Просто зарезали из-за цацек, что висели на ней… - тихо шептала сквозь слезы сгорбившаяся женщина. – Два сопляка-нарика… - она по кругу повторяла одни и те же слова: - И ведь один тут же умер от передозировки, а второй… Господи, да ему и четырнадцати лет нет, его же даже судить не будут… А она… Она же только жить начала, к свадьбе готовилась…

Поодаль стояли Светлана и Анна. У последней на глазах застыли слезы, и лишь странная кривая улыбка искажала бледное лицо. То и дело девушка поглаживала руку в перчатке, под которой угадывалось то самое кольцо…

- Бред какой-то! - выдохнула я, как только картинка схлопнулась, а шарик, сомкнув свои границы, медленно поднялся на уровень моего лица.

- Не скажи… - раздался глухой голос и я, вздрогнув, обернулась.

Атеркар подкрался и теперь вместе со мной наблюдал за тем, как шар наливается золотым светом и медленно отлетает от нас.

- Да, ты права. Дракон и есть алчность. В каждом человеке живет дракон, а вот сможет ли эта рептилия взять верх над разумом, в этом и есть смысл борьбы. Неужели тебе никогда не хотелось того, что имеет кто-то другой?

- Хотелось, - осторожно кивнула я. – Но не убивать же из-за этого!

- Тут все зависит от того, насколько силен и властен твой дракон. Есть те, у кого сил хватит только на воровство, есть те, кто будет ждать удобного случая и вынудит другого отказаться от желанной игрушки, а есть те, кто готов и убить.

- А есть те, кто отказывается? – с надеждой спросила я.

- Есть, - кивнул мужчина. – Слабаки!

Резко обернувшись, я возмущенно уставилась на обладателя золотой маски. Как у него все просто: или ты алчная ящерица, и тогда ты сильный и достойный внимания, или ты слабак с полудохлой рептилией внутри себя. Вот уж нет, я в такие игры не играю!

- Ну это пока… - даже сквозь маску я ощутила его коварную улыбку. – Просто ты еще не узрела того, о чем мечтала бы, но не могла бы заполучить. А как найдешь, так милости просим…

Я, было, вскинулась, чтобы опротестовать столь наглое заявление, но в этот момент атеркар резко потерял ко мне интерес и, громко хлопнув в ладоши, приказал:

- Масик, явись!

Все шарики метнулись в центр, создавая потоки воздуха. А столкнувшись, явили яркую вспышку света, заставив меня невольно зажмуриться. Когда же свет перестал бить по глазам даже сквозь плотно сжатые веки, я медленно распахнула очи. На постаменте возлежал довольный дракон, который не отрывал взгляда от воронки, что зависла перед его носом. Неожиданно из закручивающегося вихря вылетел серебристый шарик, и дракон тут же поймал его раздвоенным языком. Я с замиранием и непонятным восторгом смотрела, как серебристое нечто прокатилось по горловине, падая, по всей видимости, в желудок рептилии и забавно подсвечивая ящерицу изнутри. Дракон неприлично рыгнул и, сомкнув веки, опустил голову на передние лапы.

- Ну вот, очередная душа… - произнес атеркар, медленно удаляющийся за тушку дракона. – Иди, тебе пора. Расти, девочка, своего дракона, и мы обязательно встретимся.

Нащупав дверную ручку, я потянула и, возрадовавшись от того, что преграда поддалась, выскользнула в коридор.

- Не дождешься, - сипло произнесла я закрывшейся двери. – Своего дракона я придушу самолично!

- Опрометчивое заявление, - из-за спины раздался голос Кара, заставивший меня вздрогнуть.

Такими темпами я тут стану или неврастеником, или заикой. Господи, когда же кончится эта ночь? Сколько же можно?!

- Куда дальше? – меж тем осторожно поинтересовалась я.

- Хм… Дай подумать… Не знаю, как ты, а я проголодался, - усмехнувшись, произнес блондин и, ухватив меня за кисть, потянул в сторону обшарпанной двери.

- Кстати, а где ты был? – решила поинтересоваться я.

- Кажется, я слишком увлекся общением с тобой, и кое-кому это не понравилось, - произнес Кар, не оборачиваясь. – Вот только почему наказать меня решил Вали, я так и не понял.

- Если ты думаешь, что я хоть что-то поняла, то ошибаешься. Кто такой Вали?!

- Ну как же, зависть помнишь? – я кивнула. – Так вот Валион и есть Повелитель этого замечательного чувства, они с драконом часто в паре работают, а потом души просто напополам делят, ведь алчность без зависти редко присутствует.

- А сейчас, судя по всему, ты решил меня проверить на чревоугодие? – заломив бровь, уточнила я, замирая вместе с Каром перед дверью.

- А ты что, на диете?! – усмехнулся мужчина.

- Знаешь… Вот как раз подумала, что пора… Чувствую в себе пару лишних килограммов, так что, может, я воздержусь?

- Увы, Алена, но посетить тебе придется всех, - оскалился Кар. – Из этой комнаты ты выйдешь лишь тогда, когда поймешь разницу между обжорством и голодом.

- Мне уже страшно…

***

Узкая дверка распахнулась, и меня обдало ароматами приготовленной еды. Во рту тут же появилась вязкая слюна, которую не так просто было сглотнуть, а желудок жалобно заурчал, напоминая о том, что времени прошло немало, а хозяйка даже не побеспокоилась о пропитании собственного тела. Сделав шаг вперед, я тут же поняла, что попала. За спиной никакой двери не оказалось, да и Кар исчез, будто его и не было, а вот внимание очень стройных и красивых людей я привлечь смогла. Всё помещение напоминало залы восточного дворца. Меж колонн виднелись небольшие пандусы, на которых стояли невысокие столики, заваленные едой, а вокруг небрежно были раскиданы расшитые подушки. За несколькими столами полулежали-полусидели люди, с явным безразличием созерцающие изысканные яства.

- Новенькая? – раздался обволакивающий женский голос с хриплыми нотками.

- Похоже, - вторил ей ленивый мужской баритон.

Обернувшись в сторону звуков, я смогла разглядеть мужчину и женщину. Последняя поражала своей красотой. Стройная брюнетка с миндалевидными карими глазами и пухлыми алыми губками полулежала на подушках. Меж пальцев она прокручивала спелую виноградинку, которая пускала струйку сока, что насыщенной каплей по запястью стекала вниз. Мужчина, созерцающий путешествие капли по коже, сморщился и перевел взгляд на меня.

- Кажется, она живая, - произнес он без каких-либо эмоций.

- Тогда стоит позвать Вада, возможно, ее не в тот отсек пригнали. Знаешь… на ту, что в реальной жизни переедала, она не похожа, - сказала брюнетка, сжав виноградину меж пальцев.

Сок брызнул, орошая персиковую тунику девушки, но она сделала вид, что так и должно было быть. Отряхнув мякоть ягоды с пальцев, она протянула руку к спелой клубничине. Сглотнув, я отвела взгляд.

- Хм, к нам гости?! – прокатился густой бас меж колонн.

Люди, а точнее, их души замерли и, побросав еду, которую не столько ели, сколько игрались с ней, пали ниц, уткнувшись лбами в пол. Я крутила головой из стороны в сторону, пытаясь найти источник звука, а точнее, атеркара, судя по всему, властителя чревоугодия.

- Да, деточка, именно его! – раздался голос.

И был он так близко, что внутри меня все сжалось от предвкушения и страха. Ноздри уловили запах сандала и ванили, но мне милее совсем другой аромат.

- Ну что же, Алена, - из-за рядом стоявшей колонны вышел мужчина, само собой, в плаще и с белой маской на лице. – Добро пожаловать, проголодалась?

- А врать можно?! – зачем-то уточнила я.

В ответ раздался грубоватый смех и, судя по тому, как содрогались плечи под плащом, мужчине было забавно.

- Разумно, но глупо. Ты угадала, я – Ивадон, тот, кто очищает души от одного из самых распространённых пороков современности, от чревоугодия, и я же тот, кто до сих пор наказывает ваш мир голодом, - атеркар выдержал паузу и продолжил: - Видишь ли, девочка, - от обращения меня слегка передернуло, но поняв, что мужчина направляется в глубь помещения, я последовала за ним, – голод – единственный стимул для того, чтобы оторвать бесценную пятую точку от подушки и начать хоть что-то делать.

- То есть вы делаете добро? – искренне изумилась я.

- Добро?! – переспросив, мужчина обернулся, и сквозь прорези в маске меня опалило холодной тьмой. – Нет, в этом нас точно нельзя обвинить. Впрочем, как и в том, что кто-то из атеркаров осознанно делает зло. Даже Омон, неся в массы гнев, фактически вскрывает нарывы, давно существующие в людях. Нет, мы не служители добра или зла, мы просто делаем то, для чего были созданы. Мы чистим души, чтобы там, в раю, их просто распределяли.

- Вас послушать, так всё закономерно и почти идеально, - буркнула я, то и дело бросая жадные взгляды, полные голодного блеска на столы, мимо которых мы двигались.

- Аленушка, девочка несмышлёная, что же при таких взглядах тебя к нам-то занесло? – наигранно вежливо поинтересовался мужчина.

- Брат у меня козел! – выпалила я.

- Хм, забавно… - протянул атеркар, подходя к резным дверям.

Коснувшись преграды рукой, он практически снес ее, заставив дверки не только раскрыться, но и замереть в распахнутом состоянии.

- Ну вот, тут ты можешь отужинать.

Ивадон указал на одну из ниш, где стоял овальный столик, заставленный тарелками. Стоило мне сделать шаг в сторону угощения, как мужчина растворился, оставив после себя лишь эхо от смеха, которое таяло на глазах.

Медленно опустившись на подушки, я протянула руку к куску лаваша. Стоило моим пальцам коснуться еды, как на глазах румяный, пышущий жаром и ароматами треугольник превратился в натуральную гниль, из которой выпал маленький белый червячок. Издав возглас омерзения, я отпрянула от стола. Истлев за доли секунд, лаваш просто исчез, а вместо него на столе сиротливо возвышалась небольшая горка серого пепла.

- Что за черт? – выдохнула я, отказываясь верить собственным глазам.

Переведя взор на другую тарелку, я протянула руку к ветке винограда. Как только подушечки пальцев соприкоснулись с поверхностью ягоды, она тут же пожухла, увлекая за собой всю ветку. Спустя минуту от спелой грозди не осталось и следа, лишь мутное пятно жижи медленно растекалось по столу.

- Спасибо, поела! – буркнула я, поднимаясь из-за стола.

Проверять, во что превратится шашлык и плов уже не хотелось, знаете ли, фантазия-то бурная, а изюм в рисе был слишком крупным и продолговатым. Только насекомых мне тут не хватало. Отойдя от стола на пару метров, я возмущенно сложила руки на груди и, обведя помещение взглядом, едва заметно поморщилась. Презрение?! Возможно, а еще обида и жалость, притом к самой себе. Нашла кому довериться! Служителю ада! Дура!..

За спиной скрипнула дверца. Обернувшись, увидела довольную рожу Тигра. Мужчина поманил меня пальцем и, дождавшись, когда я подойду, прошептал:

- Ну что, голод будешь смотреть или дальше?

Несколько мгновений всматривалась в его звериные глаза, пыталась найти подвох, но осознав, что вряд ли будет хуже, произнесла:

- Давай дальше, знаешь ли, есть как-то перехотелось.

Тигр кивнул и, отворив одну из створок, поманил за собой. Далеко уйти мы не успели. Из-за очередной колонны выскочили мужчина и женщина в светлых развевающихся туниках, дабы преградить нам путь.

- Куда же вы, не вкусив хлеб и не познав наше радушие? – промурлыкала девушка, откинув пряди огненно-рыжих волос за спину.

- Наелись уже, - рыкнул Тигр.

Однако то, как нервно дергались его усы, подсказало, что ситуация непростая. Тихонько приблизилась к полосатому, практически прижимаясь к нему.

- Я сделаю тебе хорошо, - жеманно произнесла рыжая, протягивая руку к Тигру.

Мужчина отскочил, увлекая меня за собой. За спиной раздалось шипение, что заставило меня куда интенсивнее шевелить ногами.

- Не давай им к тебе прикоснуться, умрешь! – выкрикнул полосатый.

Тигр стремительно двигался вперед, а я хаотично бежала за ним, то и дело прикладываясь плечом о колонны. Времени на размышления не было, но казалось, что полосатый меня спасает и от этого почему-то было хорошо. Мужчина подбежал к очередной двери и, не дожидаясь, пока я переведу дух, распахнул ее, чтобы тут же вытолкнуть меня наружу. Сам же, чуть замешкавшись, обернулся. Прямо перед ним из воздуха возник атеркар. Белая маска с черными провалами вместо глаз была устремлена на меня.

- Ну что же ты, Алена, даже не поела, - раздался глухой голос.

- Я на диете, - буркнула первое, что пришло в голову.

- Ну ничего… - протянул голос из-под маски. – Я подожду…

За спиной атеркара появились мужчины и женщины, что, несмотря на свою внешнюю красоту, уродливо кривили губы, оскалившись отросшими клыками. Нервно передернув плечами, я сделала еще один шаг в глубь коридора, чтобы тут же уткнуться в чье-то тело.

- При-и-ивет… - раздалось над ухом, и шершавый язык коснулся моей шеи.

Чудом не завизжав, я резко развернулась, отпрыгивая в сторону. За спиной оказался Лис, глумливо облизываясь, он ехидно подмигивал своими звериными глазками.

- Нас ждут! – отчеканил он, на миг став серьезным.

Не дав мне перевести дух, мужчина схватил меня за локоть и, сделав шаг к противоположной двери, распахнул ее, чтобы тут же запихнуть меня внутрь. Я чувствовала себя частью безумной эстафеты, той самой палкой, что передают из рук в руки.

- Не туда! – раздался крик Тигра.

Однако захлопнувшаяся дверь отрезала от меня полосатого спасителя.

***

Стоя перед деревянной преградой и уперев в нее руки, я уткнулась в дверь лбом, мысленно моля, чтобы за спиной оказалась любимая и желанная квартира. Увы, счастье не спешило явить мне свой лик. Шумно выдохнув, я уж, было, решилась оглянуться, но тут чьи-то руки легли мне на плечи.

- Я помогу тебе, - прошептал хриплый голос на ухо.

Вздрогнув, я попыталась обернуться, но мне не позволили. Перехватив запястья, развели их в разные стороны, жестко фиксируя, а вокруг лодыжек что-то сомкнулось. Я дернулась, но чьё-то тело навалилось сверху, придавливая к двери.

- Не рыпайся, куколка, мы просто переоденем тебя, - жарко шептал голос. – В царстве Экара надо быть готовой… Ко всему…

Я замерла, боясь лишний раз вдохнуть. Экар – это тот, кто первым оставил на мне метку, и вот теперь я в его владениях. Страх сковал тело. Горло перехватило, а глаза заполнились влагой. Все, что я осознавала, это как руки невидимых мне людей раздевали, а потом во что-то облачали меня.

- Что здесь происходит?! – неожиданно прозвучал командный женский голос.

Что-то знакомое послышалось в нем. В ту же секунду меня оставили в покое и, робея от страха, я медленно обернулась, пытаясь понять, во что же меня нарядили.

- Хм, Светлая?! – последовал вопрос от стоявшей напротив меня девушки, в который я с опозданием узнала Идару.

Затянутая в атласную черную кожу с висящими на поясе наручниками, девушка выглядела не столько соблазнительно, сколько устрашающе. Теперь она мало походила на ту, что в первую ночь встретила меня в «предбаннике ада». Украдкой обведя помещение взглядом, я еще раз попыталась определить, во что же меня так нагло переодели.

- Думаю, Экар будет доволен, - меж тем пропела Идара.

Развернувшись, девушка махнула рукой, дабы следовала за ней. Однако я не торопилась, рассматривая полупрозрачную шифоновую юбку, что липла к моим ногам. Почему-то порадовалась тому, что пару дней назад сделала депиляцию. После этого нервно ощупала свое тело, искренне удивляясь корсету и шифоновой блузке под ним. Провела руками по бедрам, обрадовалась наличию собственных трусов. Ну хоть что-то меня прикрывает.

Господи, куда я попала?!

Долго размышлять мне не дали. Двое полуголых мужчин подхватили меня под локотки и, приподняв над полом, практически понесли за удаляющейся Идарой. Стараясь не думать о том, что именно эти красавцы меня переодевали, я оглядывалась по сторонам. То, что мне удалось увидеть, с одной стороны, взволновало, а с другой, насторожило. В нишах за полупрозрачными шторами на огромных кроватях извивались тела обнаженных мужчин и женщин. К своему стыду, я не могла понять: пары ли там, или групповухи. О последних даже думать боялась, со стыда зажмурившись.

- Ну же, Аленушка, все самое интересное впереди, - пропела Идара, коснувшись рукой моей щеки.

Вздрогнув, я отшатнулась, во все глаза уставившись на секретаря атеркара. Интересно, а она видела его без маски?

- Нет! – раздался хрипловатый голос за спиной.

Меня тут же поставили на ноги, и оба сопровождающих почтительно склонив головы, отошли на несколько шагов.

- Атеркаров без масок видят только избранные, - произнес мужчина в темно-синей маске.

Плаща на нем не было, а вот белоснежная свободная рубашка и легкие брюки, оттеняли чернильно-черные волосы, что спадали неровными прядями на плечи. На ногах властителя похоти, как я уже догадалась, были мягкие черные туфли.

- Кар! – чуть повысил голос Экар.

Шифоновые шторы, повинуясь порыву ветра, разлетелись, и в помещение вошел блондин, даря мне предвкушающий взгляд. За его спиной стоял вампир, которого я видела в первую ночь на лестнице. По телу прокатилась первая волна страха. На губах клыкастого змеилась улыбка, не предвещающая мне ничего хорошего.

- Тебе чего? – небрежно поинтересовался Экар.

- Ее, - кивнув в мою сторону, произнес вампирюга.

Эх, надо было тогда на лестнице шваброй ему голову проломить. Атеркар медленно обернулся ко мне, по всей видимости, прошелся взглядом, ибо ощущение было таким, как будто меня ощупали, затем, рассмеявшись, произнес:

- Не моя душа, но ничто не мешает тебе ее… - маска вроде запнулся и добавил: - Соблазнить.

- С вашего позволения, - поклонился вампир и попытался сделать шаг в мою сторону.

Я дернулась назад, с удивлением обнаружив, что тело мне не подчиняется. Испуг тут же отразился в моих распахнутых до предела глазах, тогда как на губах вампира появилась предвкушающая ухмылка. Вот только при следующем шаге, клыкастик наткнулся на прозрачную преграду и обиженно уставился на Экара.

- Почему?! – возмутился монстр.

- Не силой, - раздался голос из-под маски. – Только если она сама тебя захочет.

Услышав это, я шумно выдохнула. Уж этого точно не произойдет! Но, как оказалось, расслабилась я рано.

- Кар, подготовь ее. Думаю, нашему клыкастому другу одному не справиться, - в голосе послышалось явное ехидство. - А заодно проведи экскурсию для нашей куколки по храму любви, - произнес Экар.

После этого атеркар развернулся и, поманив Идару пальчиком, медленно направился вдоль ряда витых колонн.

- Ты будешь стонать, молить и извиваться! – глумливо перечислил клыкастик.

Не удержавшись, показала ему язык и, ощутив свободу в теле, возмущенно сложила руки на груди. Выходка детская, но нервы оказались на пределе.

- О да, твоему розовому червячку я тоже найду применение, - ехидно произнес вампир, и пока я соображала, о чем это он, продолжил: - Кар, она должна гореть, ты понимаешь?.. Течь и гореть!

- Где? – заломив бровь, уточнил блондин.

Меня, как ни странно, тоже волновал этот вопрос, о двоякости измышлений клыкастого извращенца я старалась не думать.

- В фиолетовой! Не-е-ет! В красной!.. Я хочу ее в красной!.. – рыкнул вампир.

- Экар сказал, - отстранённо произнес Кар, – только если она сама захочет, а красная…

- Жить захочет, значит, и меня захочет! – припечатал клыкастый.

Вампир послал мне воздушный поцелуй и, развернувшись, практически растворился в пространстве. Передернув плечами от легкого омерзения, я вопросительно уставилась на Кара. Блондин обвел помещение взглядом, жестом отослал сопровождающих, которые все еще стояли в позе подобострастного поклона и лишь потом поинтересовался:

- Ты влюблена?

Не скрывая удивления, я медленно покачала головой.

- Плохо, - выдохнул мужчина, сжав зубы так, что скулы прочертили ровные полосы под кожей. – Спрошу по-другому… Есть тот, кого ты хочешь?

- В каком смысле? – удивилась я.

- Естественно в сексуальном, знаешь ли, Аленушка, - ехидно произнес Кар, - другого смысла в этой зоне просто не существует.

- Так Экар и есть твой атеркар? – решила я сменить тему, ибо постоянные намеки меня нервировали.

- Да, - кивнул Кар.

Мужчина обошел меня, пристально рассматривая мой наряд, затем протянул руку, в которую я осторожно вложила свою ладонь, и экскурсия началась. Лучше бы я осталась там, меж тех колонн, обдуваемая слабым ветерком, всё еще веря, что вокруг меня не аналог потустороннего публичного дома.

Кар, следуя указаниям вампира, кстати, а почему, собственно, он его слушался, я так и не поняла, подводил меня к двери, проводил по ней ладонью, и поверхность становилась прозрачной. Честно говоря, уже перед первой же дверью мои колени дрогнули и, шумно выдохнув, я облокотилась о стену, сильно зажмурившись. Две мулатки практически облизывали мужчину, распятого звёздочкой в пространстве. Кар рыкнул и дернул меня за локоть, заставляя смотреть на завораживающее и одновременно отпугивающее действо.

- Поверь, лучше наблюдать, чем участвовать, - склоняясь к уху, тихо произнес мужчина. – Хотя… Если готова, только скажи, и окажешься в красной комнате.

- Даже знать не хочу, что там, - ответила я, предварительно откашлявшись.

Девочкой, впрочем, как и девственницей, я не была, но на столь откровенные ласки никогда не решалась. Ласки?! Пф, игрища! Хотя уверена, многим такое нравится. Мне их жаль! Видимо, реальная жизнь у них слишком однообразна и скучна, раз в сексе они предпочитают такое… Такое… Неординарное!

Меж тем одна из мулаток, рукой натягивая висящую цепь, что с другой стороны сковывала руки мужчины, медленно опустилась перед ним на колени. И вроде бы стояла она к нам спиной, но я словно воочию увидела и хищный взгляд красотки, и быстрый язычок, что обвел алые губки в предвкушении.

- Не-е-ет… - простонал мужчина, закатывая глаза и дергаясь в оковах. – Перестаньте меня мучить!

- Ты еще не готов! – жестко произнесла вторая красотка, в ладони которой появился темный хлыст.

Рывок рукой и в воздухе раздался характерный щелчок. Мужчина дернулся и застонал, ибо в этот момент та, что стояла на коленях, коготком провела по возбуждённому органу. Поймав себя на том, что мне интересно дальнейшее развитие событий, я отпрянула, во все глаза смотря на Кара, что не скрывал довольной ухмылки:

- А ты не девочка, - констатировал мужчина, проводя по двери рукой и закрывая обзор.

Испытав ежесекундное разочарование, я возмущенно вскинула взгляд на Кара и нервно ответила:

- А что, в этот храм лишь девственниц пускают?

- Не думаю, - будничным тоном парировал мужчина, переходя к следующей двери. – Они не знают, что такое похоть, их сознание буксует на уровне искушения. Даже если такие, во всех отношениях редкие создания, попадают к нам, то это означает лишь одно…

- Что?! – нервно переспросила я.

- Что в теории девочки преуспели настолько, что прекрасно осведомлены о том, в каких мужских органах кость есть, а в каких ее отродясь не было, - оскалился Кар, как я поняла, довольный от собственной шутки. – Но судя по твоей реакции, обнаженного мужчину ты не только видела и щупала, но и пробовала.

- Пф, - недовольно сморщилась я. – Говоришь так, как будто я его кусала!

- Хм, а что, нет?! – искренне удивился блондин. – А зря…

- Хорошо, что в прошлой комнате я таки не поела… – пробубнила себе под нос, но услышав громкий хмык Кара, поняла, что моя реплика не осталась без внимания.

Мужчина провел рукой по двери, и я задохнулась, созерцая очередную картину. Пышногрудая блондинка полусидела-полулежала на кушетке, а несколько мужчин творили с ней такое, что низ живота предательски скрутило. Каждая женщина хоть раз, хоть в самых дальних мечтах, боясь признаться самой себе, мечтала оказаться госпожой в кровати, в окружении хотя бы двоих умопомрачительных самцов.

Да! Каждая!.. Не врите хотя бы самим себе!

Женщина выгибалась от ласк мужчин, что, как я посчитала, в шесть рук удовлетворяли любой ее, даже не произнесенный вслух каприз. Они точно знали, чего ей хотелось, в какой момент, как именно и…

Черт! Переступая с ноги на ногу, я пыталась думать не о том, что вижу, а об огромном сугробе, в который ныряю с головой. Да-да… снег, ибо холодный душ уже был слишком теплым для моих изголодавшихся по мужским ласкам гормонов. Сильно сжав веки, я постаралась выдохнуть, но с губ сорвался стон.

- М-м-м… А это даже забавно, - прокомментировал Кар. – И когда в твоей жизни последний раз был мужчина?

- Тебя это не касается, - тихо прошипела я, злясь на свой организм и собственную реакцию.

- Не скажи, - лукаво молвил блондин. – Я тут пока один, до красной еще несколько дверей, а ты уже горишь.

- Тебя я точно не воспринимаю, - рявкнула я. – Как мужика!

- Это почему? – искренне возмутился Кар. – Поверь мне, не только мое тело заставляет течь женские слюнки, но и там, - он выразительно посмотрел вниз, - есть чем гордиться.

- Смотри, чтобы не лопнул от гордости, - буркнула я, отходя от двери, за которой творилась экранизация тайных желаний.

- Лопнуть? – изумился блондин. – Там не лопнет, - мужчина провел рукой, и дверь стала непроницаемой.

Я выдохнула и, подняв ладони, закрыла лицо. Мне хватило лишь несколько секунд, после чего, отстранив руки, я невидящим взором ошарашенно пялилась на стену. Однако саму поверхность я не видела, рассматривая нечеткий образ мужчины, что расплывался перед взором.

- Алена?! – с долей беспокойства позвал Кар.

Отмахнувшись от него, как от назойливой мухи, рукой, я продолжала собирать ускользающий образ, желая зафиксировать его и сохранить. А когда при очередном нервном вздохе, вызванном неудачей, в ноздри ударил уже знакомый аромат, я громкой ойкнула и прижала ладонь к губам, на мгновение зажмурившись. Когда же веки разомкнулись, все, что мне осталось, это стена и ускользающий аромат. От нездорового влечения, которое испытывала несколько минут назад, не осталось и следа.

- Эй! – возмущённо воскликнул Кар. – Куда?!

- Что куда? – оборачиваясь к блондину, уточнила я.

- Куда делось возбуждение? Я же видел, я чувствовал! – сокрушался мужчина. – Еще пара комнат и ты бы потекла!

- Шиш тебе! – обиженно выдала я, мысленно благодаря Ара. – Перебьёшься!

- Знаешь, милая моя Аленушка, при таких событиях тебе пора ноги в руки и валить! Клыкастый не простит и не упустит. Ищи покровителя, и желательно не слабого, чем-то ты насолила ему.

- То есть я могу уже домой? – с надеждой уточнила я.

- Нет… - после недолгого размышления выдал блондин. – Сначала к Злате.

- Но почему ты так просто меня отпускаешь? – не желая признавать, что так легко отделалась от храма порока, поинтересовалась я.

- Потому что в твоем сознании есть тот, кого ты действительно хочешь, притом не только физически, что было бы куда проще, ведь Влад мог бы просто принять его образ, и ты бы даже не поняла, что на самом деле стонала бы под телом вампира.

- Влад? – удивленно переспросила я.

- Угу, Владлен, штатный вампир на службе у Экариона, - пояснил Кар, - твой одержимый воздыхатель. Так вот, Влад очень упорный и очень одаренный, вот только если занят не мозг, а душа, то тут клыкастику не справиться. Без Экара не справиться, а наш атеркар совершенно внятно произнес – только твое желание, - дождавшись моего кивка, блондин махнул рукой: - Идем, провожу до Златы.

***

Я не успела и дух перевести от осознания быстрого спасения, как мы оказались в кабинете жабоподобной. Сама хозяйка восседала за столом, что-то рассматривая в мутном шаре. Подняв взор на Кара, женщина оскалилась, а получив поклон приветствия от блондина, в ответ едва заметно кивнула.

- Закончили? – полюбопытствовала женщина, избегая встречаться со мной взглядом.

- Да, - кивнул Кар. – Все зоны атеркаров она посетила.

- Хорошо, можешь возвращаться, - Злата махнула рукой, и лианы за спиной блондина медленно расползлись, маня черным нутром. – Значит всех… - медленно произнесла женщина, поднимаясь из-за стола. – Всех, кроме Лионарда, с его вотчиной ты познакомилась вчера, когда драила его кабинет, а на днях увидишь и самого властителя лени и уныния.

- Что-то не хочется… - прошептала я, опуская взгляд в пол.

- Милая моя, а ты еще не поняла, что от твоих желаний, впрочем, как и от моих, ничего уже не зависит? Я не знаю, кто руководит твоим контрактом и почему, а также не понимаю, чем всё это закончится, но настоятельно рекомендую сразу после того, как вернешься в понедельник утром домой, выпей настойку забвения. Поверь, нормально жить, зная всё то, через что ты прошла – не сможешь…

- Уже не могу, - пожаловалась я, поднимая на Злату тоскливый взгляд.

- Держись, осталось три дня! Всё… Иди, отдыхай. Ах да, рыжей своей передай, что может подать прошение, если она решилась, то контракт… не радуйся, ее контракт, будет считаться исполненным.

- Передам, - кивнула я.

Развернувшись, я протянула руку к двери, услышав вслед:

- В этом и пойдешь?

Опустив взор вниз, поняла, что всё еще нахожусь в наряде то ли наложницы, то ли куртизанки и нервно качнула головой. Однако инерционные движения уже вступили в силу. Дверь распахнулась, и меня будто что-то толкнуло в спину. Я сделала шаг вперед, чтобы тут же упасть на колени в коридоре собственной квартиры.

***

Боль в ногах вызвала содрогания всего тела. Слезы градом покатились по щекам. Беззвучно рыдая, я доползла до ванной и, скинув с себя одежду, в которой несколько часов назад отправилась в ад, долго стояла под ледяным душем. Стоило закрыть глаза, как мне казалось, что руки незнакомых мне мужчин тянутся, чтобы облапать мое тело, тогда как холодная вода тут же смывает эти ощущения. Стараясь не разбудить Ваньку, я прошмыгнула в свою комнату. Мысленно поблагодарив Милу за стакан с успокоительным, что сиротливо стоял возле разложенной кровати, я маленькими глоточками осушила его. Кажется, заснула еще до того, как голова коснулась мягкой, манящей, а главное, родной подушки…

37292 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.


Ведьма23

Да, будет если позволит реал, то до нового года закончу все три начатые истории.

С уважением,
Елена Вилар

26.09.2015, 15:32

Ирина

А продолжение будет? Когда-нибудь?

13.09.2015, 22:28

Ведьма23

Дорогие мои, в очень убыстренном темпе заканчиваю сборник и сразу сюда. Осталось чуть чуть :))) Подробности в новостях.

06.05.2015, 14:43

Фэи

Лена! Ау!

05.05.2015, 18:12

repilena

Какая хорошая новость. Ждем не дождемся.Спасибо Елена.

22.04.2015, 08:54

Фэи

Урря!!!

06.04.2015, 17:56

Автор

Спасибо за внимание к этой истории :))) Сразу после окончания Во сне и наяву части 2 (а это произойдет в ближайшие дни) я вернусь в этот файл.

04.04.2015, 19:11

Наталья

Когда же будем читать продолжение,ну очень хочется,так заинтересовало.

04.04.2015, 09:44

Демиана

сколько всего! А проды нигде нет...

26.03.2015, 21:33

Фэи

Автор!
с днём писателя тебя, дорогая!
Счастья Удачи Успеха!
Муза всегда рядом!

03.03.2015, 17:13

Автор

Спасибо огромное. Пишу, только меня разрывает в желание все и сразу.

02.03.2015, 20:43

Анна

Очень-очень интересно!!!
А когда планируете полностью выставить на Призрачных мирах?
Хочется полностью прочитать. На ПМ скачала и прочла все ваши книги. Супер!!! Все без исключения понравились!!

27.02.2015, 23:05

Ксена

Я, конечно, не свечусь каждый день, но проду тоже жду, вот:))))

26.02.2015, 19:49

Фэи

Доброго!
Лена! ооооочень проду хочется!
где-нить видно сколько нас продождущих сюда каждый день заглядывает?

25.02.2015, 22:08

Автор

Пишу :))) Честно - честно...

18.02.2015, 20:13

Кактус

Хочется дальше, очень...

18.02.2015, 20:01

Артемова Мария

Лен, а дальше когда?

18.02.2015, 19:57

Готовый сайт из галереясайтов.рф