Сон в подарок или ночи для безумств

Сон в подарок или ночи для безумств

А вам снятся сны? Мне – да.

Разные. Красочные и яркие, или блеклые и страшные. Одни согревают, раскрывая душу, наполняя ее светом и оставляя после себя послевкусие удовольствия. Другие пугают, заставляя раз за разом прокручивать их в надежде найти что-то доселе неизведанное. Но от одного мне не избавиться. Стоит сну появиться в моем сознание, как он раз за разом, будет повторяться, ровно до тех пор, пока я не запишу его, поведав таким образом, об очередной истории.

Мои сны, но не мои истории. Сказки или быль, решать вам.

Добро пожаловать в грезы Ведьмы!

Оглавление:

  • А верите ли вы ведьмам?
  • Г-мечты сбываются или «волшебство»
  • Между обедом и завтраком
  • Мечта и алкоголь несовместимы

 

 

А верите ли вы ведьмам?

 

Посвящается замечательному автору, Артемовой Марии. «Дорогая, в сказках всегда есть счастливый конец, даже если тебе кажется, что это не так».

Аутотренинг не помог. Как была злой и вредной, так ей и осталась. Ну что же, пора познакомиться: я – Ведьма. Ага, с большой буквы и по существу, а точнее, по духу. Скажу сразу, обладаю я необычным даром – я вижу удивительные истории, а потом доношу их до тех, кому они предназначаются. Это сны: красочные, сочные, эмоциональные и удивительно нереальные. Хотя для кого как. Лично я в них практически живу. Так вот, в своем удивительном желании донести до людей очевидные истины, я иногда скатываюсь до мелких пакостей. Я помещаю тех, кто, так сказать, «напросился» в эти самые сны. И дай всевышний, если мне удается их потом оттуда вытащить, что, увы, случается не всегда.

Что же это я все вокруг да около. Пора и к сути дела. Это случилось больше года назад. Я давно знаю Марию, она удивительный эмоциональный и ранимый автор, который пишет увлекательное фэнтези. Правда, в ее историях героини проходят через массу далеко не легких испытаний. Радует одно, они не люди, а точнее, не совсем люди. Вот была бы героиня человеком, сдохла бы еще в первой главе, а так глядишь - и до счастливого конца добралась. Разумеется, изучая такие сказки, я рыдаю, как эмоциональная идиотка. Угрожая автору, что больше никогда не буду ее читать. И что вы думаете? Стоит Маше начать следующую книгу, как я тайком слежу за каждой новой главой. Это как зависимость, как наваждение. Терзать себя переживаниями за героиню – нельзя, но без этих яркий и необходимых эмоций жить стало тяжело. Это как видеть мир в красках, чувствовать запахи, наслаждаться звуками, а потом «оп» и оглохнуть, ослепнуть, потерять ориентацию. Не хочу жить в черно-белом безликом мире, но и бояться, что в каждой следующей главе героиню ждет очередное «западло», тоже не могу.

Я же ведьма? О да! Я именно она, а значит, пора наказать автора ее же оружием. Да будет сон! Да будет сказка! Да будет море эмоций! Раз… Два… Три...

 

А все ли мужики уж такие сволочи?

Каждый мой волшебный сон начинался с боя часов. Бом, бом, бом… И так пресловутые двенадцать раз. Да, так было тогда, когда я сочиняла сны. Это была давняя история и закончилась она гибелью этих самых часов и моим обещанием, что больше никогда и никаких снов. Теперь я засыпаю в тишине. Однако все остальные атрибуты чарующего волшебства уже подкрадывались к моему сознанию, желая завладеть, утащить, утянуть и по возможности подчинить.

Стоило только телу коснуться кровати, а ножкам и ручкам раскинуться в позе снежинки, как я почувствовала, что меня с неимоверной силой рвануло куда-то вверх. Недолгий полет закончился крайне болезненным приземлением. Потирая пятую точку и молясь о ее сохранности я, как всегда, задалась ненужным вопросом. Почему именно так? Во всех «попаданческих историях» авторы любят с самого начала показать героиням, куда именно они попали. Да-да, что болит, там и находятся.

- Здравствуй, дорогая, - раздался вкрадчивый мужской голос.

Вздрогнув, я встала на карачки и резко развернулась. Да уж, грация, впрочем, как и другие женские изыски, типа моргания ресницами при наиболее выгодной представленной позе тела, это явно не про меня. Подняв взгляд на обладателя слишком знакомого голоса, окончательно сникла.

- О боги! Только не ты! – простонала, закатывая глаза.

Подтянув ноги и руки к туловищу, я кое-как привела себя в вертикальный вид. С сомнением покосилась на свой, более чем странный, наряд. Полупрозрачные штанишки, длинная туника и босые ноги. Подумав, решила по этому поводу «не истерить». Не голая и слава судьбе!

- Почему я здесь? – задала разумный, на мой взгляд, вопрос.

- Ты еще спрашиваешь? - усмехнулся мой личный кошмар.

Незаметное моему взгляду движение, и он уже прижимается своей грудью к моей спине. Томный шепот на ушко, и я замираю, как кролик, которому сообщают, что его любят, но пришло время побывать на праздничном столе.

 - Ты же сама меня позвала. Я ждал, я скучал.

- Стоп!

Я попыталась вырваться, но вместо этого он резко развернул меня к себе лицом и, приподняв за подбородок мою вмиг побледневшую физиономию, вопросительно вздернул бровь.

- Я тебя не звала, - упрямо проговорила я. - Будь моя воля, я вообще бы с тобой не встречалась.

- Ха, девочка моя. Ты забронировала десять снов, - протянул мужчина, усмехаясь.

- Что?! - с ужасом переспросила я. - Каких десять? Всего один. Не больше.

- Дорогая, увы, но десять, а будешь пререкаться, будет двенадцать, - с улыбкой, которая тронула только губы, оставив жесткость во взгляде, проговорил он.

Услышав это, захлопнула рот. Хозяин этого места всегда был лаконичен, особенно когда дело касалось «живых снов». Он был многолик. Он обладал множеством имен, но суть всегда сводилась к одному. Он был Хозяином грани, которая разделяла явь и сны. Именно он позволял тебе думать, что все что ты видишь во сне, это лишь сон. И он же мог вытащить твою душу из сна, поместив ее в реальность, даже если находилась она, эта самая реальность, в другом мире.

Кто дал ему это право и зачем, оставалось загадкой. Когда я первый раз решила пошалить со снами, придумывая их для живых людей, он наблюдал за мной. Стоило мне закончить эксперимент, как меня выловили и наказали. Но что такое еще пара десятков снов? Правильно, всего лишь пара десятков ночей.

Я пребывала в полной уверенности, что больше не столкнусь с Хранителем, но увы. Вот он, во всей своей красе пугает меня загадочной улыбкой и одновременно притягивает бездонной тьмой нереальных глаз.

- Чувствую, в этот раз ты припасла что-то особенное, - протянул он, медленно закрывая и открывая глаза. – Думаю, меня ждет истинное развлечение.

- Ф-ф-ф, - только и смогла выдавить я.

Как же я могла забыть о нем? Ну конечно, я надеялась, что на один единственный сон он не обратит внимания, и мне удастся, так сказать, проскользнуть. М-да, такой подставы я не ожидала.

С минуту он пристально смотрел мне в глаза. Потом резко отстранился, от чего я чуть позорно не рухнула, и жестом показал в дальний угол огромной залы. Там уже горел камин, монотонно пощелкивая истлевающими дровами. На небольшом столике стояла тарелка с фруктами, графин с вином и два, еще пока пустых, бокала.

Я поплелась за мужчиной к двум высоким креслам, которые стояли по обе стороны от столика. Если честно, этот зал всегда напоминал мне заброшенный храм. Серые листья то и дело гонял по полу шаловливый ветерок, огромные окна постоянно демонстрировали ночь, а восемнадцать люстр на потолке никогда не горели. Сам хозяин этой части межмирья всегда был в черном. Не знай я, кто он такой, возможно и влюбилась бы в холодную красоту и отчужденность, я бы даже сказала, загадочность этого мужчины, вот только в таких не то, что влюбляться нельзя, от них вообще держаться надо подальше.

- Элен, прошу, - он указал на кресло слева от камина, сам же занял правое. - И что же подвигло тебя на новый список, дорогая?

Как всегда, на эмоции в вопросе Хранитель не расщедрился.

- Я бы не хотела обсуждать это с тобой, - уклончиво ответила я, все еще пребывая в шоке от того, когда это один сон успел превратиться в двенадцать.

Протянула руку, я взяла клубничину с тарелки, задумчиво ее надкусила. Мужчина усмехнулся и, привстав, разлил вино в бокалы. Я любовалась как рубиновая жидкость поблескивала в бликах огня. Хранитель жестом предложил взять тот, что стоял ближе ко мне.

- Элен, дорогая, хватит игр со мной. Я не твои деры и терпеть капризы не буду. Раз решилась на такое, значит, тому есть причины.

- В любом случае, не думаю, что это касается тебя.

Сказала и тут же насторожилась, а не слишком ли я груба с ним? Не аукнутся ли мне такие вольности?

- Ты же все равно будешь смотреть эти сны, - протараторила я.

Чтобы не наговорить лишнего, запихнула в рот остаток клубники.

- Что же ты ломаешься? Время-то идет, а ночь... Она может быть очень длинной. Слишком длинной.

- Хватит!

Я слишком резко поставила бокал с вином на стол и, разбрызгав содержимое, с досадой уставилась на красные пятна.

- Хорошо, ты прав. Тому есть причины, и раз ты знаешь точное количество снов, то можешь догадаться, для кого они могут быть предназначены, хотя пока меня интересует только один.

- Может быть, мне хотелось это услышать именно от тебя, - не сдавался хозяин залы, лукаво ухмыляясь.

С шумом выпустив воздух из легких и набравшись смелости, я поведала Хранителю межмирья о причинах, побудивших меня придумать этот сон. А также о том, что, возможно, Маша будет не единственной жертвой моего коварства. Как только смех от моего повествования перестал звучать под сводами этого зала, мужчина сложил руки на груди и прищурился.

- А знаешь, ты права. Девушки и правда заигрались в своих фантазиях. Думаю, это будет забавно. Я помогу тебе.

Если честно, то услышав это, я слегка опешила. Вот черт! Не уверена, что его помощь мне нужна, и, самое главное, не уверена, что это будет именно помощь.

- Это будет мой подарок тебе, - вот тут я даже сбледнула. - Кто первый?

- Мария, - упавшим голосом выдала я.

Мысленно представляла, как буду вымаливать у Машули прощение.

- Прекрасно, - усмехнулся мужчина.

Взмахнув рукой, он отправил меня в очередное путешествие. Туда, где плелись нити сказок, где туман причудливо выгибался, создавая образы, а ветер нашептывал слова. Хранитель отправил меня в сны…

 

Скажи мне, что это просто сон...

Это был бесконечный день. Семья теребила, требуя внимания, а меж тем все мысли были в недописанном произведении. Как совмещать быт и творчество? А главное, как это получалось у других? Квартира медленно погружалась в тишину. За окном шумел ветер. Надломленная еще после прошлой бури ветка то и дело монотонно постукивала в окно на кухне. Она давно просила мужа срезать ее, но у него не хватало времени, или желания. Хотя, скорее всего, ему было просто лень.

Ей казалось, что она только закрыла глаза, только начала проваливаться в сон. Сознание еще не погрузилось во тьму, но и перестало вздрагивать от шума за окном. Всего один вдох, длинный, наполняющий воздухом весь объем легких и медленный выдох.

Она чуть не подавилась воздухом, так как кто-то тормошил ее за руку и звал. Понимая, что лишь закрыла глаза, она попыталась отмахнуться от притязаний мужа.

- Милый, еще слишком рано, - проговорила Маша.

- Милый? - раздался чуть хриплый и точно неизвестный голос.

От неожиданности Мария подскочила на кровати и, распахнув глаза, уставилась на обладателя баритона.

- Вы кто? - выпалила женщина.

Она сурово и в то же время испуганно смотрела на еле успевшего отодвинуться от нее мужчину.

- Маша, что с тобой? - с удивлением переспросил блондин. - Дорогая, не пугай меня так. Вставай, нас уже ждут к завтраку.

При этом мужчина встал и, одернув камзол, расправил плечи.

Что? Камзол? Она, вообще, где? Бросив на нее странный взгляд, мужчина вышел из комнаты. И вот тут Мария поняла, что мало того, что в упор не помнит этого блондина, но и помещение она тоже не узнает. Медленно встав с огромной кровати, где, видимо, спала на как минимум шести подушках, женщина осторожно подошла к овальному окну и с ужасом посмотрела наружу.

«Черт! Этого не может быть, этого просто не может быть!» - билась тупая мысль в полностью обалдевшем мозгу Марии. «Я не попаданка, только не я! У меня дома муж и сын, я не могу вот так, вот тут! Не могу!» Но факт оставался фактом. За окном, насколько хватало взора, бушевало море. Замок, а в том, что это именно он, она не сомневалась, стоял на скале.

- Добрый день, госпожа, - за спиной раздался женский голос.

Мария вздрогнула и обернулась. На пороге стояла невысокая девушка, державшая в руках одежду.

- Я могу помочь вам одеться? – предложила она, склонив голову.

- Э-э-э, - это все, на что Маша была способна.

- Прошу сюда, госпожа, - девушка указала на небольшую дверь, находящуюся прямо напротив кровати. - Я могу помочь вам принять ванну?

- Нет, я сама, -  ее голос чуть дрогнул, и в нем даже послышались визгливые нотки, чем довели женщину окончательно.

Она метнулась к указанной двери и с облегчением обнаружила за ней вполне приличный туалет и небольшую деревянную ванну, наполненную водой. Сунув туда палец, она опять-таки признала ее теплой.

«Ну что же, даже перед похоронами покойников моют. Хоть чистой буду». Маша скинула с себя длинную ночнушку и погрузила свое тело в ванную. Жаль, но вода быстро остывала, не дав Марии свыкнуться с мыслью, что она, во-первых, чёрт-те где, а во-вторых, вот тот странный мужик, что будил ее, явно знает, кто она и что тут делает.

Вода остыла, и Мария крайне неэстетично выкарабкалась из лохани. Завернувшись в огромную белую простынь, она направилась обратно в комнату и обнаружила девушку, все еще стоявшую у двери с вещами на изготовке.

«Она что, все полчаса так стояла?» - промелькнула мысль в голове, но, отмахнувшись от нее, Мария вопросительно приподняла бровь, глядя на девушку.

- Я могу помочь вам одеться, госпожа? - спросила девушка.

Маша лишь кивнула, понимая, что все равно вот весь этот ворох на себя не напялит. Казалось бы, самое время паниковать, но Мария решила подождать развития событий.

«Попаданки всегда вели себя истерично, так почему бы не сломать стереотип? Ха, сделаем вид, что все идет по плану. Эх, знать бы еще, чей это план?»

Спустя какое-то время Маша стояла перед зеркалом и не верила своим глазам. В нем отражалась красивая молодая женщина, даже, можно сказать, девушка с пепельными волосами, уложенными в замысловатую прическу, с нереально серо-голубыми глазами. Облаченная в темно-синее платье, строгий лиф которого выгодно подчеркивал грудь, а тугая шнуровка на спине обозначила тонкую талию, венчала сей дивный образ, не иначе как морской царицы, длинная, расшитая серебряной нитью, юбка, скрывающая стройные ножки, обутые в серебряные туфельки.

- Это кто? - выдохнула Мария

Подняв руку и ткнув в отражение пальцем, все поняла сама.

- Я? - зачем-то переспросила она.

- Госпоже не нравится? - с явным ужасом переспросила девушка.

- Не нравится? - Маша непонимающе уставилась на девушку, плохо улавливая смысл вопроса.

Как такое может не нравиться? В зеркале отражалось совершенство, лишь сильно присмотревшись в этом образе можно было узнать ту, земную Марию. В новом облике проскальзывало странное величие, холодная красота и уверенная надменность взгляда.

- Нравится, - вынесла она вердикт почему-то безэмоциональным голосом.

Да, видя себя такой в зеркале, ей и в остальном хотелось соответствовать образу холодной и неприступной красотки.

- Могу ли я проводить вас в зал? - спросила девушка, опуская взгляд в пол.

- Да, - сказала Мария.

Медленно развернувшись, она последовала за расторопной прислугой.

О да, это был замок. Странный и завораживающе красивый. Хотя нет, скорее, мощный и мрачный. Странным образом это не пугало Марию. Ей казалось, что она очутилась дома. Спускаясь по широкой лестнице, женщина оглядывалась по сторонам, пытаясь запомнить каждый миг. Гулкие шаги раздавались по каменному полу. Стоило только Маше оказаться на последней ступеньке, как разбудивший ее мужчина очутился возле лестницы.

- Сегодня ты бесподобна, - сообщил он, протягивая ей руку.

На каком-то странном автомате она положила свою ладонь сверху, как делали герои в исторических фильмах, и позволила сопроводить себя к высоким резным дверям.

- Подожди, - она резко остановилась и, развернувшись к мужчине, сказала: - Скажи хотя бы свое имя?

- Что? - опешил от этого вопроса блондин.

- Как тебя зовут? - еще раз очень медленно повторила Мария.

- Диего. Маша, а что происходит? - в глазах мужчины мелькнуло сомнение.

- А происходит, мой дорогой, то, что я в упор не понимаю: кто ты, - увидев удивление во взгляде блондина, она продолжила: – Но самое важное, я не знаю, кто я, что делаю тут, и что, вообще, происходит? - выдала она на одном дыхании.

- Треш! - выдохнул он. - Я убью Алекса!

- Супер, - усмехнулась Мария. - Можешь хоть распылить на составляющие, но позже, а сейчас, вкратце для блондинок, что за этой дверью?

- Там твой жених, ждет нас. Я - твой брат. Ты - одна из сильнейших ведьм нашего королевства, а еще, ты - единственная дочь короля Эдварда, - выпалил блондин.

- Круто, а жених у нас кто? – приподняв бровь, поинтересовалась женщина.

- Некромант.

- Что?! – удивлению Маши не было предела.

- Некромант, и есть еще один момент, - заискивающе сказал братик.

- Какой? - прищурившись, уточнила Мария.

- Вы друг друга ненавидите, - добил информацией Диего.

Мария открыла и закрыла рот, а потом просто толкнула двери рукой и молча вошла в зал.

Большое помещение и стоявший посередине длиннющий стол сначала обескуражили женщину, но она быстро справилась с замешательством и четким шагом направилась к единственному занятому месту. Навстречу ей поднялся высокий мужчина, с россыпью чернильно-черных волос на голове. Бледное аристократическое лицо и черные с прищуром глаза, обращенные на нее, несколько охладили пыл женщины. Мария медленно выдохнула и, не доходя до мужчины пары шагов, замерла.

- Приветствую вас, леди Мария, - раздался приглушенный голос, от которого у женщины пробежал табун мурашек по спине.

Вздрогнув, она запоздало вспомнила, что вроде бы в таких случаях надо приседать в реверансе, но вместо этого поклонилась чуть ли не в пояс. Подняв взгляд на мужчину, она поняла, что сделала что-то не так. Изумление напополам с непониманием, просто-таки бегущей строкой, читалось на его лице.

- Лорд Дерантел, - за спиной раздался голос брата.

Его рука схватила Машин локоть, и он потянул ее к столу. Наклонившись к уху женщины, он злобно процедил:

- Перестань позорить и меня, и себя. Ты что, не знаешь, как вести себя в приличном обществе?

Мария смутилась от этих слов и прошипела в ответ:

- Представь себе, что я даже не знаю, как его зовут, чего уж говорить о том, как надо себя вести.

- Боги! Ты хотя бы знаешь, как пользоваться ножом и вилкой?

- Ага, тыкай и пили, - осчастливила она своими познаниями лжебратика.

- Я убью Алекса, - процедил он в ответ, помогая Марии занять свое место.

Завтрак прошел в дружеской обстановке. Ага, под странными взглядами мужчин женщина смогла запихнуть в себя лишь одну булочку и запить все это фруктовым чаем. «Эх, кофейка бы сюда, да с коньячком» - мелькнула шальная мысль. Как только посуда со стола исчезла, мужчины поднялись из-за стола, и хозяин замка подошел к Марии, протягивая ей руку.

- Думаю, нам стоит обсудить детали сегодняшнего дня, - сказал он, чуть склонив голову.

- Ну раз ты так думаешь, то обсуждай, - она пожала плечиками и ощутимо припала на его руку, попыталась встать.

Такие платья для Марии были внове, а потому, наступив туфлей на край наряда, она с запозданием осознала, что хруст, который она слышит, не что иное, как звук рвущейся ткани и, судя по округлившимся глазам Диего, дырка будет на самом заметном месте.

- Леди?! - вопросительно уставился на нее умопомрачительный некромант.

Женщина же попыталась переступить и тем самым освободить злосчастную юбку из захвата, но вместо этого окончательно ее оторвала. Бесформенным облаком она свалилась к ее ногам, открывая на всеобщее обозрение стройные ножки, затянутые в чулки местной моды и кружевные трусики-шортики.

- Треш! - раздался стон брата за спиной.

Однако Марию это мало волновало, куда больше ее поразила холодность во взгляде мужчины, которого все еще держала за руку.

- Не думаю, что вам это поможет, - процедил он сквозь зубы.

- Насмотрелся? - прошипела женщина, отпуская и чуть отталкивая его от себя. - Стриптиз окончен.

После чего наклонилась, подняла остатки юбки и, перекинув ее через плечо, направилась на выход из зала, ничуть не смущаясь своего, мягко говоря, нескромного вида.

- Мария! - за спиной рявкнул брат.

Женщина была настолько зла, что, не оборачиваясь, выставила вторую руку в сторону, показывая красноречивый жест одним из пальцев. В этот момент она даже не задумалась о том, а известен ли он в этом мире? Просто резко пришло понимание полной неправильности происходящего, будто кто-то издевался, поместив ее в мир-мечту, при этом не только не снабдив информацией, но и приставив рядом двух козлов, пусть и один из них ожившая фантазия...

Ворвавшись в комнату, в которой проснулась, она с остервенением сорвала с себя остатки мерзкого платья и, повыдергивав шпильки из волос, раскидала их по всему полу. В глазах горел огонь и жажда мести тому, кто это все придумал. Что за сумасшедший автор? Кому так поиздеваться захотелось? А главное, за что?

Сунувшись в шкаф, она с ухмылкой вытащила безликий брючный костюм и высокие сапоги. Нацепив все это незамедлительно, заплела свои невероятные волосы в тугую косу и упаковала ее в жесткий узел. В голове крутилась только одна мысль: «Я вам сломаю все ваши планы, к чертовой бабушке!» Выскочив из комнаты и стремглав спустившись с лестницы, она наткнулась на хозяина замка, который еще в полете, схватив ее за предплечья, больно дернул на себя.

- У сво... - только и смогла она сказать, когда жесткие губы впились в поцелуе, приносящим боль и усиливающим обиду.

Она брыкалась, пыталась отстраниться, но чем дольше длился этот странный поцелуй, тем слабее были попытки вырваться. И вот когда, сдавшись на милость врагу, она ответила на это безумие, ее тут же отпустили и оттолкнули.

- Позволь спросить, куда ты собралась? - раздался голос некроманта, и сколько бы она не пыталась услышать в нем эмоции или увидеть их на его лице, не было ничего...

- Спроси, - процедила Маша сквозь зубы, потирая предплечья.

«Черт, синяки же останутся», - проскользнула мысль, но, увидев улыбку Дерантела, канула в потоке розового тумана. «Да чтоб тебя», - попыталась шикнуть на разум Мария, но тот лишь помахал ей ручкой.

- И для кого было это шоу за завтраком? Мне казалось, что мы обо всем договорились… - сказал мужчина.

На мгновение в его глазах промелькнула усталость.

- О чем? - выпалила Мария.

- Маш, - он потер рукой лоб. - Пойдем в кабинет, только без твоих вечных истерик. Давай просто поговорим, еще раз… Последний раз….

И столько в его голосе было усталости и отчужденности, что женщина поймала себя на мысли, что больше всего она хочет подойти к нему и обнять. Погладить по этим манящим волосам и сказать, что теперь точно все будет хорошо.

Не оборачиваясь, он направился к небольшой двери слева от центрального входа. Мария, обведя взглядом холл и поняв, что свидетелей этой сцены не было, направилась за некромантом. Как было написано в одной из книг: «Информация - наше все!». А этой самой информации ей катастрофически не хватало.

- Садись.

Дерантел указал на кресло с высокой спинкой, а сам занял место за столом. Мария молча села и, закинув ногу на ногу, сцепила вмиг похолодевшие пальцы на коленке.

- Что с тобой произошло? - поинтересовался мужчина.

- Ты о чем? - уточнила Мария.

- Мне казалось, что неделю назад мы обо всем договорились. Я услышал тебя, понял, и мы приняли решение, которое, как мне казалось, удовлетворяет обоих. Что изменилось? – казалось, Дерантел сказал много, но понимания не возникло.

- А не мог бы ты напомнить мне это решение? - заискивающе спросила Маша.

- Маш, ты издеваешься? - с прищуром спросил некромант.

Увидев, как девушка качает головой, шумно выдохнул и, развернувшись вполоборота к окну, продолжил:

- Хорошо, я подыграю тебе и на этот раз. Но, Маш, это последний. Все, хватит, - он сложил руки на груди. - Как ты помнишь, твой папочка и, по совместительству, король Эдвард жаждет получить меня в союзники. Он считает, что тогда все его соседи будут падать ниц от одного только упоминания злобного зятя. Вот только не учел твой папочка одного, что твоя ненависть ко мне взращена годами, - от этой фразы Мария вздрогнула, но некромант внимания не обратил. - Маша, я не знаю, что на тебя нашло сегодня? Мы же обо всем договорились с тобой. Этот брак будет фикцией. Я дам тебе свободу, делай что хочешь, живи, где хочешь. Я буду приезжать на важные мероприятия в столицу, да и ты можешь приезжать сюда, когда захочешь. Наследник не нужен ни тебе, ни мне. Ты вольна распоряжаться своей жизнью, вот только замуж, скорее всего, больше не выйдешь, но ты уверяла меня, что тебе это и не надо. Итак, чего же ты хочешь теперь?

Мужчина резко обернулся и посмотрел на женщину. Маша пребывала в шоке от услышанного. То есть получается, она добровольно отказалась от этого мужчины? Она что, дура?!

- За что я тебя ненавижу? - вопрос вырвался быстрее, чем Мария успела понять ошибочность этого действия.

- Маш, - он прищурился. - Почему у меня странное ощущение, что ты ничего не помнишь? - при этих словах женщина вздрогнула и вжалась в кресло. - Посмотри на меня.

Когда он успел оказаться в аккурат перед ней, да еще и приподнять ее подбородок своими изящными пальцами, она не поняла, а потому, быстро моргая, подняла на него взгляд.

- Я... - начала она и тут же резко вывернувшись из захвата, попыталась встать.

Ошибка, женщина сразу уткнулась носом в его грудь и, вдохнув запах, источаемый мужским телом, вцепилась в его плечи, чтобы не упасть.

- Это Алекс, - его губы расплылись в саркастической усмешке. - Ты все-таки уговорила его. Идиот. Ну что же, в любом случае я это исправлю и накажу. Слышишь? Даже не пытайся мне помешать. Кто бы вместо тебя сейчас не был в твоем теле, дорогая, вернешься - пожалеешь!

Схватив Марию за руку, он потащил ее вон из комнаты. Перед глазами женщины мелькали ступеньки лестницы и мрачные контуры коридора. Распахнув очередную дверь ногой, Дерантел впихнул ее в небольшое подвальное помещение. Споткнувшись о торчащий булыжник, Мария упала на колени и с ужасом уставилась на алтарь.

- Это что? - заикаясь спросила она.

- Не узнаешь? Хотя куда тебе, ты, наверно, и мир-то этот видишь впервые, - усмехнулся он.

Рывком поставив на ноги, он подтащил ее к алтарю и, положив обе Машины ладони в специальные выемки, крикнул какое-то слово. Руки будто приклеились к камню. Некромант, хмыкнув на попытку Марии оторвать ладони, занял место напротив и, глядя в ее испуганные глаза, разместил свои ладони в таких же углублениях.

Мир померк, посередине разгорался бледно-серый свет. Он медленно отвоевывал у тьмы кусочек пространства. Меж тем до Маши донеслись тихие слова: «Два сердца, две души, два тела навеки связаны. Да будут они вместе в живых, мертвых и духовных слоях. Да не разлучит их ненависть, любовь, время и пространство. Да найдут они друг друга по первому зову. Да не смогут они найти счастье на стороне. Да будут прокляты они, если отрекутся друг от друга».

На алтаре появилась маленькая фигурка девчушки с двумя длинным косицами. Она подошла к некроманту и, погладив его по щеке, произнесла:

- Ты слишком любишь ее. Но я тебя услышала, пройдет много времени, но она поймет это, простит и вернется. Сейчас же она возненавидит тебя, - после этого, повернувшись к Марии, она коснулась ее лба. - Девочка моя, ты в самом начале пути. Просто оказалась не в том месте и не в то время. Это ты, но время этой жизни еще не пришло. Я оставлю тебе эту память и не только эту, - усмехнулась она.

Девочка взмахнула руками и исчезла, а помещение медленно светлело. Некромант встал и, подойдя к Маше, помог подняться и ей, после чего медленно склонился и поцеловал ее.

- Я не знаю, кто ты и откуда, но поверь, я найду тебя. Мне нужно именно такое сочетание души и тела. Мне нужна ты.

Еще один поцелуй, более страстный, многообещающий. Мария зарылась пальцами в его волосы и притянула к себе, пытаясь запомнить вкус его губ.

- Прощай, - прошептал он, отстраняясь от женщины и с силой толкая ее на алтарь.

 

Проснулась? Поздравляю... 

2509 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Готовый сайт из галереясайтов.рф