Сказка про сказку или брошенный роман

Сказка про сказку или брошенный роман

Произведение написано в соавторстве с Верой Окишевой

Предупреждение! Это в высшей степени прикол! Не несёт никакой интеллектуальной нагрузки. Мы тут отдыхаем. Так что: штампы, рояли, шаблоны и прочая ерунда, а также завуалированный стеб возможен. Осторожно, это заразно! Интеллектуально развитым людям просьба проходить мимо. Давайте беречь ваши и наши нервы! Ну а тех, кто рискнул, милости просим! Готовы?.. Сами виноваты…

Однажды разговаривая с автором, умеющим творить дивные истории про любовь, мы затронули тему незаконченных произведений. Ну как же? Вот появилась новая страничка автора в Интернете. Полилась удивительная история про неоднозначную героиню, про роковых мужчин и душераздирающие интриги, про страшные приключения и захватывающие стычки и вдруг… Да, много бывает этих разных «вдруг». История замирает, прекращается. Ее убирают, прячут подальше с глаз долой, из сердца вон. А меж тем герои словно на стоп-кадре. Вот занесенный над головою меч, вот вжавшаяся в угол героиня, глотающая потоки слез, а вот злодей, держащий в руке смертоносное заклинание и… Ничего… Нет и не будет продолжения. Почему?..

И тогда мы решили написать сказку про сказку. Произведение в соавторстве и представляет собой стон читателей по незаконченным романам. Итак… Свет погас, история начинается…

На "Призрачных мирах"

Доступные форматы: FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3


 

Сказка про сказку или брошенный роман.

 

Насыщенно бордового цвета солнце клонилось к самому горизонту, норовя скатиться в свой последний путь. Словно кровь, стекало оно за незримую грань, перетекая из желтого в красный и угасая всполохами запёкшейся крови. Оно медленно умирало, как мир, который освещало, казалось бы, бесчисленное время. Но всему приходит конец. Мир угасал вместе с солнцем, теряя последние лучи надежды на возможное возрождение.

Мужчина, стоящий на скале, обвел усталым взглядом темный лес. Черное море деревьев тянулось от величественного мрачного замка до неровных, угрожающе нависающих над долиной, гор. Они, как нерушимая преграда, отделяли темные земли от светлых.

Тогрон поморщился. Ветер принес затхлый запах, которым было пропитано все вокруг. Деревья погибли, сбрасывая когда-то зеленые листья, и на глазах покрывались серой паутиной. Завядшая трава то там, то тут образовывала кочки, наступая на которые можно было всколыхнуть рой маленьких мушек, чья жизнь была равна мигу. Смрад поднимался от болот. Животные, когда-то населяющие бескрайний лес, живыми статуями замерли на границе, устремляя свой взор на закат. Мертвые птицы безвольными тушками валялись на когда-то зеленом лугу.

А ведь совсем недавно мир жил. Ветер играл зелеными листочками в кронах деревьев, щебетание птиц радовало одних и заставляло забавно морщиться других обитателей этой земли. Когда-то тут была жизнь. И во благо равновесия этого мира, с завидной периодичностью собирались смелые и гордые, умные и отчаянные и шли покорять темные земли, уничтожать Темного властелина, чтобы жизнь их стала еще лучше, еще справедливей, еще… Да, когда-то…

Когда-то давно отряд, возглавляемый последним мессией, выдвинулся в его сторону, да так и не доехал. Застрял на перевале, в таверне «Веселый гном». Торгон сам лично вышел им навстречу и нашёл замерших спасителей мира, сидящих за столом с кружками пива в руках. Таверна была полна разного люда, ибо оказалась перевалочным пунктом, где отдыхали путники обеих земель. Когда-то…

Сейчас там находились лишь безмолвные статуи с погасшими взглядами и затихшими сердцами. По венам не бурлила кровь, а воздух не наполнял легкие. Казалось, злой волшебник, непобедимый маг накинул полог времени на все, до чего дотянулся. Вот два гнома застыли на столе, показывая забавное па ногами. А музыканты терзали пальцами смычковые инструменты, жаль, что залихватские звуки больше не лились под сводами кабака.

Это был последний день. Мир замер, застыл, умер… Опустели небеса, леса и моря. Не было никого живого, кроме Темного и Светлого властелинов. Эльмариэля Торгон нашел на брачном ложе, где погрузилась в вечную ночь его избранница, прекрасная Леди Семи Озер. Даже ее, сильнейшую волшебницу, не обошел злой рок. Пресветлая Леди больше не дарила жизнь, ибо последняя покинула ее безвольное тело.

Выпустив воздух сквозь плотно стиснутые зубы, Торгон стремительно развернулся. Плащ серым облаком взметнулся за его плечами. Темный властелин принял последнее и единственное решение в своей жизни. Он знал способ, который возродит мир. Это был единственный ритуал, и если что-то пойдет не так, то он умрет вместе с этим миром. Но даже Темные властелины способны на отчаянные поступки, ведь ничего нет хуже забвения.

Торгон был зол на создательницу. Ненависть и отчаяние затмило разум. Именно они подпитывали его все это время, в них он черпал энергию. И сейчас как никогда был готов к последнему шагу. Портал вывел мужчину в каменный зал. Обведя взглядом помещение и кривя губы в презрительной усмешке, Темный властелин скинул плащ и сделал несколько шагов в центр помещения.

Два ряда испещренных рунами колонн, старинный, не раз используемый алтарь и пол, который покрывали небольшие борозды. То там, то тут вспыхивали и гасли разнообразные драгоценные и полудрагоценные камни, создавая иллюзию живого и дышащего камня. Мужчина поднял взгляд вверх и крикнул одно лишь слово. Тут же по единому приказу на стенах и полу зажглись сотни черных свечей, доселе остававшихся невидимыми для обычного взгляда.

Жертвенный нож слетел с алтаря и плавно опустился в протянутую ладонь. Резкое, четко выверенное, движение и первая капля алой крови падает на пол, наполняя силой пентаграмму.

Линии вспыхнули бледно-лиловым светом, признавая хозяина и готовые исполнить любое его желание. Сила струилась из рук Темного властелина, закручивалась в спирали и впитывалась в камень. В самом центре пентаграммы сначала едва забрезжил, а потом все сильнее стал разгораться яркий свет. Едва улыбнувшись, Торгон расправил плечи и, уронив кинжал на пол, сделал шаг вперед. Свет словно облизнул фигуру темного мага, а затем растворил ее в себе. Яркая вспышка озарила весь зал, стирая, уничтожая следы того, что здесь произошло. Да будет свет во мраке.

***

Если утро началось со звонка будильника, то день ничего хорошего тебе не подарит. Такова истина и спорить с ней, это значит спорить с самой судьбой. Можно, но бесперспективно. Так вот, данный день начался с будильника, который в коем-то веке получил свое, а именно - шандарахнулся об пол, прекратив свое бренное существование. И, казалось бы, ну что тут особенного, ан нет, во всем есть свои знаки, и будильник так же стал предвестником не слишком хороших новостей.

- Тамара! Как ты можешь?! Ведь миллионы ждут твой роман!

Стонала я в телефонную трубку, пытаясь убедить любимого автора, а по совместительству и подругу, в том, чтобы она ни в коей мере не бросала писать.

- Лерочка, солнышко мое, какие сказки? – удивлялась уже в который раз подружка. – У меня дома теперь каждый день сказка. С появлением Кирилла в моей жизни, мне на фиг не нужны эти эльфы, гномы, кентавры и так далее.

- Тома, а как же мы? – не могла поверить я.

- А что вы? Во-первых, таких, как я - тысячи на твоем любимом СамИздате. Во-вторых, ты и сама пишешь дивные истории, только не веришь в своих героев.

- Вот-вот! - перебила я подружку. – А в твоих я очень даже верю.

- Хватит! – рявкнула подружка, и я чуть не выронила трубку. – Лер, если тебе больше не о чем со мной поговорить, то будь добра, не беспокой меня больше.

- Томочка, прости, - проныла я, понимая, что в очередной раз перегнула палку. – Том, а можно, ну малюсенькую сказочку, ну для меня… Ну вот про того эльфика?

- Нет. Все, хватит сказочек. Лера, пора возвращаться в реальный мир. Слышишь? Пора…

В трубке раздались короткие гудки, и я, не выпуская мобильник из рук, подошла к столу и уселась перед экраном. Строчки недописанного романа расплывались перед глазами. Я сама сто раз грозилась уйти с СамИздата, но именно факт того, что история будет брошенной, незаконченной, каждый раз останавливала меня от волевого поступка. Казалось бы, ну, подумаешь, автор бросил писать, что в этом такого? В этом все!.. Если ты свыкся с героями, и они стали частью твоих грез, частью твоих снов, то ты уже не можешь без них. Губы невероятного мужчины каждую ночь скользили по твоим устам, а когда над красавцем нависала опасность, ты готова была ворваться в выдуманный мир, и сама порушить все преграды. Вот только одно дело - фантазии и совсем другое… Да-да, чужой недописанный роман.

Пробежав глазами по строчкам своего рассказа, я в очередной раз убедилась в собственной бездарности. Мой Герой, как всегда, закапризничал и отказался без видимых причин спасать Героиню из лап ужасного темного мага. Мне дико хотелось удалить текст. И чтобы не сделать этой глупости, я в очередной раз открыла страничку Лавровой Тамары. Именно с ней, буквально несколько минут назад, я разговаривала по телефону. Первые несколько дней я еще верила, что у Томки просто нервы сдали. Что пройдет немного времени, она успокоится и вернется. Но подруга была непоколебима в своем желании жить реальной жизнью, а не придуманной. Автором она быть не хотела, утверждая, что жизнь вокруг бурлит и радует ее куда больше, чем своенравные герои.

Каждую ночь я вздыхала над персонажами Томкиного романа, втайне мечтая оказаться на месте героини. Ух, я бы тогда, я бы тогда ого что… Эх…

Я сидела возле окна, забравшись в кресло с ногами и укрывшись пледом. За стеклом стояла глубокая летняя ночь. Солнце медленно вставало из-за горизонта, разбавляя синеву неба малиновым рассветом. Глядя на это чудо природы, я вновь погрузилась в печаль. Почему у меня нет моей маленькой сказки? Я ведь тоже достойна невероятной любви, умопомрачительных приключений, да и просто хорошего к себе отношения… Перечитав последнюю главу Томкиного романа, я прикрыла крышку ноутбука. Часы оповестили о том, что уже полвторого ночи. Глотая непрошеный ком в горле, я направилась к кровати. Сжав подушку в руках, я погрузилась в серое марево сна.

 

Глава первая: Если ты спишь – это сон, а если тебе в нем больно, то…

 

Резко открыв глаза, счастливо улыбнулась. На этот раз сон выкинул меня в мир Томкиного произведения. Мои любимые герои, моя любимая история. Вот сейчас я сделаю все так, как давно мечтала.

Я сидела в таверне «Веселый гном» и держала в руках деревянную кружку, до краев наполненную пенным напитком. Не то чтобы я любила пиво, но тут оно было уместно как никогда. Уши улавливали бодренький напев струнных инструментов, а топот ног перед носом вторил незамысловатому мотиву. Подняв взгляд, я рассмотрела двух гномов, что активно отплясывали на дубовой столешнице. Тарин и Дарин бодро размахивали руками и ногами, норовя снести последнюю посуду со стола. Ухватив глиняную тарелку с остатками закуски, я любовно прижала ее к себе. Переведя взгляд левее, обнаружила оборотня, что значился у нас проводником. Мужчина, отсалютовав мне деревянной кружкой, подмигнул и отвернулся в сторону продефилировавшей девицы. Блондинка призывно покачивала бедрами, через каждые пару шагов останавливаясь и поворачивая румяное лицо в сторону оборотня. По закону жанра Рэм, он же оборотень, был лучшим другом Попаданки, то есть меня. Никаких любовных интрижек между нами быть не могло, но легкий флирт никто не запрещал.

- Льерра! - крикнул гном мне в ухо.

Когда успел наклониться паршивец, я не заметила, но перевела на него возмущенный взгляд и демонстративно прочистила ухо.

– Давай за успех нашей вылазки! – меж тем озвучил желание второй гном, с размаху стукнув по моей наполненной кружке.

Пена, вздыбившись, выплеснулась на стол, целясь сползти мне на колени. Ну что возьмёшь с бородатых хулиганов? Отсалютовав оборотню, я сделала большой глоток. А напиток-то хмельной… В ушах зашумело, а губы сами собой расползлись в довольной ухмылке. А что? Такой сон мне очень даже по вкусу.

Стоит отметить, что сами гномы оказались такими, как я себе и представляла: рыжие, с бородой, коренастые. Характер веселый и вздорный. А вот оборотень был высоким брюнетом с зелеными глазами, мускулистый, как в нашумевшей экранизации небезызвестного романа «Сумерки». М-м-м, люблю таких. Так, что-то я отвлеклась.

- За успех! – кричали гномы. – Отрубим голову Темному властелину! Вырвем его черное сердце! За успех!

Вся таверна поддержала тост. Глухие удары кружками, громкий смех и противный визг скрипки, все слилось для меня в единый гомон. Как же я мечтала оказаться здесь! Всеобщее веселье, да и выпитое пиво помогли мне влиться местный колорит. Я не чувствовал здесь себя чужой. Казалось, я пришла с ними, села на минутку, прикрыла глаза и вот меня кто-то разбудил. Тело требовало полного раскрепощения и, отставив тарелку и кружку, я встала. Мне хотелось танцевать и веселиться, ведь совсем скоро я проснусь, а до следующей волшебной ночи еще очень далеко.

Сунув опустевшую тарелку мимо проходящей девушке, встала на скамейку и, взмахнув руками, чуть не грохнулась на пол. Лишь почувствовав на талии сильные руки, удерживающие меня в вертикальном положении, соизволила обернуться. Эльф? С легким непониманием задумалась я.

А, точно, был там эльф, помню-помню. Не понимаю, зачем Томка его записала в ряды телохранителей Попаданки. Но он точно был! Молчаливый, блондинистый и с гонором. Глаза были зеленые и холодные. Брр, не мужик, а лягушка. Вообще, у Томки был бзик на зеленоглазых красавцев. Я не раз ей на это намекала, но разве с автором поспоришь? Даже у главной героини глаза были зелеными, хорошо, что по факту красотка оказалась блондинкой. Если бы подруга раскрасила ее волосы в рыжий цвет, я озверела бы на месте. Такое чувство, что приключения на свои нижние девяносто может найти лишь рыжая зеленоглазая стерва. Что, кареглазым брюнеткам путь в иные миры строго-настрого закрыт? Надоели штампы. Хотя даже несмотря на зеленоглазый аспект, рассказ пользовался завидным успехом и прежде всего у меня.

- Спасибо, милый, - проворковала я, глядя в надменные глаза. - Я знаю, что вид сзади у меня очень даже соблазнительный, но не рановато ли ты ощупывать решился?

Эльф от такой наглости аж отпрянул. Я чуть не упала, мысленно похвалив себя за неосмотрительность. В этот раз меня ловко поймал совершенно неизвестный мне персонаж. Либо алкоголь слишком рьяно взялся за мой мозг, либо персонаж, на который я косилась, был не из этой сказки. Это, вообще, что за чудо? Сфокусировав взгляд на облике спасителя, обняла его за плечи и попыталась заглянуть под капюшон. Мужчина чуть отпрянул, сохраняя инкогнито. Все, чем я могла довольствоваться, это силой рук, что удерживали меня вертикально, и серым плащом, что полностью скрывал незнакомца. В отблеске свечей, обильно освещающих питейный зал, блеснул острый подбородок и красиво очерченные губы. Пьяная женщина - страшная сила. Еле остановила саму себя от желания попробовать эти самые губки на вкус. Бред какой-то. Алкоголь - зло! В очередной раз сфокусировала взгляд на мужчине, поражаюсь диссонансу. На вид бродяжка, а сам чистенький и пахнет привлекательно. Нет, точно не помню кто такой.

- М-м-м, благородный рыцарь, а не поставите ли вы меня на стол, я вам такое тут устрою! – предложила я ему.

О чудо, через мгновение мои ножки уже стояли на столе. И почему я думала, что гномы маленькие? Как же я ошибалась. Они с меня ростом! А вот борода жесткая. Жаль, лицом в нее уткнулась. Просто кто-то криворукий, поставив меня на стол, слишком быстро отпустил. Мир пошатнулся, от чего мне показалось самым уместным уткнуться в грудь Дарина. Я не учла наличия у него раскидистой метелки вместо бороды. Поколол он меня знатно, еще пару раз прижав к своей волосатой моське, пока ставил в вертикальное положение.

Выплясывая втроем разные замысловатые па, мы смеялись и веселились. Вот это я понимаю, идти на Темного властелина.  Да после такого веселого шабаша, нам его раздавить, как раз плюнуть! Правильно придумали гномы, надо орать похабные частушки, чтобы он там в своей Темной башне от страху сдох! И когда мы придём, нам останется лишь его хладный труп ногами попинать. Все гениальное – просто. Обожаю гномов…

Неожиданно под нашими ногами раздался подозрительный хруст, импровизированная сцена испарилась, отправляя меня в свободное падение.

- Ей, поаккуратнее, - жалобно проблеяла я.

Сильные мужские руки вытаскивали меня из-под обломков, на первый взгляд не убиваемого, стола.

- А что так больно-то? – пожаловалась я, потирая поясницу. – Сон же. А во сне болеть не должно.

- Уверена, что сон? – тихий бархатистый смех пробрал меня до самых поджилок.

Я столько раз писала о таком вот голосе и, наконец, сама услышала его воочию. Да, вот они, мурашки предвкушения, пробежавшие сверху вниз и обратно! Передернув плечами, я резко обернулась. О, опять он!

- А ты, вообще, кто такой? Что-то я тебя не помню, - прищурив взгляд, потребовала представиться таинственного незнакомца. – А то ходят тут всякие в моих снах, ноги не вытирают… Так, между прочим, можно всю душу истоптать.

- Лер… хм, - неожиданно подавился кашлем мужчина, - Льерра, я странник, которого вы наняли, чтобы пройти через горный перевал.

- Да? – искренне удивилась я. – Что-то не припоминаю. Вроде же гномы хотели подземным царством провести.

Махнув неопределенно себе за спину, я продолжала нежиться в объятиях таинственного незнакомца. Ноги-то отказывались держать, то ли от дурманящей слабости, то ли от количества пива. Да и спина еще побаливала, намекая на то, что сны тоже бывают разными. Какие же у меня все-таки реалистичные сны!

- Так не сумели же, - насмешливо произнес мужчина.

Что, значит, не сумели? А что делали? Так, недоработочка…

Подозрительно покосившись на мужчину, я пыталась понять, врет или нет. Надо меньше пить, а то глаза в кучу. Интуиция только икает, стыдливо помалкивая. Я, конечно же, попыталась пронзить таинственного героя цепким взглядом. Да, пусть не думает, что раз я пьяна, то ничего не помню. Помню… Вроде что-то было про проводника. Хотя зачем он нужен, не помню. Гномы эти горы как свои пять, ой нет, у них же вроде четыре пальца.

- Дарин, Тарин! – зычно крикнула я, отталкиваясь от странника. - А сколько у вас пальцев?

- У меня четыре!

- А у меня двадцать!

Отозвались гномы, разглядывая свои руки. Веселый смех опять сотряс таверну. А вот я запуталась, а потому самолично пошла, а точнее, полезла проверять наличие этих самых пальцев.

Считали долго, всем коллективом, пока эльф не взял все в свои руки и не сообщил, что у Дарина двадцать пальцев, так как считал он и на ногах. А вот у Тарина всего восемнадцать, так как кто-то отрубил ему два пальца. Обидно за друга. Я, конечно, не кровожадная, нет. Но вот так стало жалко Тарина, что предложила найти и отрубить этому «кому-то» все, что выступает, начиная с пальцев.

Меня поддержали гномы и оборотень. Обидчиком оказался некий тролль, который жил не так далеко в горах. Всего-то часа три пути. Я потребовала у трактирщика еды в дорогу, так как планировала немедленно отбыть на тролля. Добрый мужчина радостно закивал мне в ответ и ушел в кладовку.

Мы с гномами распевали походно-строевую песню, которой я научила своих друзей. Музыканты пытались аккомпанировать нам. Но я видела, что моя идея была не по нраву нашему первородному. Эльф же скривил такое лицо, словно ему лично предложили пальцы рубить.

Странник предложил отложить поход на утро. И тут я поняла, что все предатели! Даже гномы и те согласились, что с утра самое оно идти на тролля. Я пыталась объяснить, что медлить никак нельзя, что тролли днем спят, и активны только ночью. Радостно воскликнув, гномы поблагодарили за информацию и повалились спать в ожидании утра. Трактирщик, сплюнув, бросил походную сумку и вновь вернулся за барную стойку.

Я, обиженно засопев, села напротив этих слабаков. Рэм куда-то свалил, наверное, спать собрался, а рядом со мной подсел странник.

- Ты чего угрюмая? Обиделась, что ли? – насмешливо прошептал он мне на ухо.

По телу разлилось приятное тепло. Протянув руку, попыталась стянуть с сопротивляющегося странника капюшон. Но он поймал мою ладонь, и… Сердце замерло в груди от неожиданности. Жар вспыхнул и растекся по спине. В общем, он поцеловал мою ладонь, в самый ее центр. О, это было так мило, что слезы навернулись на глаза. Вот почему в реальности нет таких обходительных мужчин? Почему такое возможно только здесь, во сне?

Разогнав розовый туман в голове, я с прищуром посмотрела на мужчину. Это не первый фэнтезийный роман и по законам жанра так ведут себя только очень старые персонажи, которым лет так за тысячу. Переведя взгляд на губы, я усмехнулась догадке. Ну точно, верхняя губа чуть выпирает, потому что…

Тут я придвинулась ближе к страннику, приподняла его губу, тут же поцарапавшись об острый клык.

- Вампир! – радостно обличила я мужчину. – То-то капюшон на глаза натянул. Поди красные!

В таверне воцарилась тишина, взоры всех были направлены на меня, чей указывающий перст уткнулся в грудь мужчине. Странник же сидел и ухмылялся.

- Не отгадала, - протяжно вымолвил он.

- Хм, - задумчиво хмыкнула я. – Не верю! Докажи!

- Что я должен доказать? – не понял меня мужчина.

- На, пей! - выпалила я.

Смело откинув волосы, оголила шею и подставила ее подозреваемому в темных делах мужчине. Странник растерянно оглянулся. Гномы, проснувшиеся от моих криков, подтянулись ближе к нам. Трактирщик забыв, что наливает пиво, которое уже переливалось на стол, таращился на меня. Лишь эльф сделал вид, что вообще ничего не происходит.

Странный сон у меня какой-то, все время ощущаю эротический подтекст. Не иначе как сказывается долгое воздержание в реальной жизни. Эх, любовника, что ли, завести? А лучше двух, чтобы не дай бог не влюбиться.

Меж тем сильные руки осторожно прижали меня к мужскому торсу. Пальцы при каждом касании обжигали кожу, заставляя задерживать дыхание. А непонятный, но оттого не менее притягательный аромат, щекотал ноздри, туманя сознание. Еле осознавая, что происходит, я переместилась на колени к страннику. Тело предательски заныло от близости потенциального удовольствия. Щеки заалели, выдавая сокровенные мысли, а дыхание стало глубоким, грудным, вздымая и медленно опуская ноющую грудь.

Никогда не ощущала такой бурной реакции на мужчину. Хотя и мужчин-то у меня было, вспоминать грустно. Длинные пальцы пробежались вдоль шеи, убирая локоны и отвлекая меня от сторонних мыслей. Мурашки организовали марш протеста, я бы тоже возмутилась, если бы голос меня слушался. Только сейчас я осознала весь идиотизм ситуации. Меня сейчас укусят! Я сама, добровольно, отдалась в руки упыря. Так сказать, на блюдечке с голубой каемочкой. И этот клыкастый даже не подумал отказаться! Да чтоб он подавился, ирод зубастый! Черт, вот дура!

От страха меня стало потряхивать. Я было рыпнулась в сторону, но сбежать не дали сильные руки. Они прижали меня, практически вдавливая в мощное тело, чтобы перестала трепыхаться. Резко протрезвев, облизнула пересохшие губы.

- Только я это… - проблеяла, сглатывая. – Я боли боюсь, - призналась я страннику, чувствуя дыхание на коже.

- Да? Хм, а больно не будет. Обещаю, - искушающе прошептал мужчина.

Зажмурилась и сжала кулачки, понимая, что готова скатиться в банальную истерику. А этот гад медлил, видимо, удовольствие растягивал.

- Ну! - не выдержала я, подгоняя.

- Льерра, а у нас кола нет, - зачем-то заявил мне Тарин.

Как будто если бы кол у них был, мне бы стало легче. Вовсе нет. Терпение кончилось. Я готова была прекратить весь этот фарс, но воздух застрял в легких, ибо странник прикоснулся губами к шее. Потом еще и еще… Опешив, я не сразу поняла, что он меня просто целует, легко и нежно.

Возмутившись, я ударила шутника в грудь и, вывернувшись из его рук, не скрывая гнева, уставилась на странника.

- Ты чего творишь? – выкрикнула, подбочившись.

- Как что?! – наигранно удивился мужчина. – Пью сладкий нектар с твоей очаровательной шейки. Я не привык отказывать дамам, о добрейшая Льерра.

- Ты вампир или нет? – строго спросила у него.

Да и вообще, чего это я так расстроилась? Можно подумать, мечтала, чтобы меня упырь какой высосал. Демонстративно вытерла шею, вроде как избавляясь от чужих слюней. Конечно же, там их не было, но для профилактики надо было создать видимость. Пусть не думает, что мне понравилось. Ишь какой шустрый и безотказный! Знаем мы таких, всем угождающих.

- Снимай капюшон! – уже потребовала у него, пригрозив. - Иначе колом в сердце проверять будем, вампир ты или нет.

Гномы демонстративно отломали ножки у стола, вооружаясь. Трактирщик схватился за голову, раскачиваясь из стороны в сторону. Какой он сердобольный, нашел за кого переживать, за вампира.

- Ну что же, - произнес странник, растягивая слова. - Вы меня убедили. Кол в сердце, конечно, докажет, что я не вампир, но, боюсь, лишь посмертно. Итак… - театрально выдержав паузу, мужчина встал и скинул капюшон.

- О-па, эльф, - расстроенно проговорила я.

Высокий, как и все первородные. Чуть темная, даже, скорее, серая кожа. Длинные черные волосы, заплетенные в бесчисленное количество косичек, собранных в один хвост. Серые, скорее даже болотистые, глаза, неотрывно следящие за мной. Брр, судя по тишине, оторопь взяла не одну меня. Гномы слаженно выдохнули и попятились. Впервые заметила у них такую странную тактику боя.

- Дроу, - поправил меня странник.

Да ну? А я-то, наивная, всегда считала, что дроу, это как ругательство у темных эльфов. Ан нет, оказывается расовая принадлежность. Эльф, который светлый, оживился, то есть горделиво окинул надменным взглядом странника и попытался испепелить презрением. Не получилось, а жаль. Было бы на одного меньше. Не люблю ушастых.

- То-то ты мне странным показался, - еще сильнее расстроилась я.

Дроу накинул капюшон обратно на голову, но в этот раз оставил лицо открытым.

- А чего так? Насколько помню, ничего плохого сделать еще не успел.

- Понимаешь, - рассеянно произнесла я, отводя взгляд. - Я эльфов не люблю. Конечно, не так сильно, как вампиров, но все равно не люблю...

- Жаль, - вздохнул странник.

Мне показалось, или он и правда расстроился? Не, все-таки показалось.

- А чего жаль? Нормально все, - пряча смущение, заверила его. - А тебя звать-то как? – пока еще вежливо поинтересовалась я.

- Элькерр, - представился дроу.

Что-то лицо у него знакомое. Где-то я его уже видела. Не, надо протрезветь окончательно и собрать все мозги в кучу. Вот что он на меня так смотрит? Словно хочет заглянуть в самую душу. Не стоит этого делать, я сама боюсь туда заглядывать. Да и мысли мои лучше не читать, у меня там постоянный дебош и хаос. Слишком много непристойностей и преждевременных умозаключений.

- Выпьем? – неожиданно предложил дроу.

Удивленно посмотрев на него и подумав с минуту, решила согласиться. Новую и, разумеется, трезвую жизнь начну с завтрашнего утра. Да и расслабиться пора, а то под его взглядом я непроизвольно краснею и смущаюсь. Стоп, мысли, а то опять по кругу пойдете. Надо на что-то отвлечься. Что там у нас было до вампира? Ага…

- Так, а когда мы пойдем на тролля? – уточнила я у гномов.

Бородатые синхронно пожали плечами, отсалютовали мне кружками и продолжали танцевать, распевая глумливые песенки про эльфов. Не иначе, как второе дыхание открылось. Дроу сверкнул белозубой улыбкой и достал из-за пазухи перо и свиток. А дождавшись моего вопросительно-заинтересованного взгляда, вручил все это мне. Не успела я озвучить вопрос, как он произнес:

- Пиши план действий, иначе еще на неделю тут застрянем. Пока гномы не выпьют весь запас пива, с места не сдвинутся.

Я оглянулась на веселящихся друзей и заметила, как трактирщик схватился за сердце. Какой же он сердобольный, за всех переживает, бедненький. Добрейшей души человек. Заметив меня, он наклонился и вытащил из-под барной стойки уже две, доверху наполненные, походных сумки. Я умилилась. Нет, определенно, золотой человек.

Взяв ручку, удивилась, что была она перьевой. Кончик поблескивал чернилами, хотя самой чернильницы видно не было. Ну точно! Аналог гелиевой, ну местные дают! Хотя при чем тут они, это все Томка… Поудобнее устроив перо между пальцев, вопросительно посмотрела на дроу. Мужчина лишь молча улыбался.

- Чего писать-то? – не выдержала я.

- Как чего?! – изумился перворожденный. - Куда направимся в первую очередь, а куда затем…

- На тролля, - радостно выкрикнула я и начала выводить первую букву.

- Советую начать с подземных копий, там должен быть меч, - быстро произнес дроу, сбивая меня с каллиграфического настроя. - Ты же не с пустыми руками пойдешь на Темного властелина.

- А, точно! Как же я забыла, - чуть не ударив себя по лбу, пробубнила я. - Сегодня же читала. Точно-точно, только он не в подземных копях, а у дракона.

- Какого дракона? - удивился дроу. – У нас нет драконов.

- Как нет? – недоумевала я. – Мне Томка сама показывала картинки дракона. У, ты бы его видел… Большой такой, красный, огнем плюется.

- Ну и как мы у него меч заберем? – насмешливо поинтересовался дроу.

- Как? – искренне удивилась я, осматривая нашу компанию. – Вот! У нас же эльф есть. Он и достанет.

Пресветлый аж поперхнулся от возмущения. В попытке привлечь внимание даже набрал в легкие воздуха.

- Еще чего! – попытался произнести он.

- Еще чего? – задумалась я, полностью игнорируя пыхтящего блондина. – Ага, там кольчужка прикольная должна быть, ее тоже возьмем. Уверена, я в ней буду неотразима.

Сказала и тут же записала, а то я себя знаю, мысль вперед убежит и все, забуду. Эх, люблю командовать. Вот сейчас распределю задания, никто прохлаждаться не будет. Я закусила кончик пёрышка, строя каверзные, как мне казалось, планы. В нерешительности повернулась и посмотрела на дроу, смущённо улыбаясь. Мужчина лукаво подмигнул в ответ, пуская замершее на мгновение сердце в бешеный скач. Черт, и какой же он все-таки обворожительный и притягательный, этот таинственный Эль.

Поймала себя на том, что не могу отвести взгляд от дроу и дала себе мысленный подзатыльник. Что-то непонятное со мной. Я автор или кто? Прям как в романах, не взрослая женщина, а девчонка, влюбленная по уши в первого, кто оказал знаки внимания.

Стоп! Влюбилась?! Да быть того не может! Испуганно отвернувшись, потрясла головой. Что за книжный бред? Как это влюбилась? Не-не, я - здравомыслящий ехидный автор. Я смеюсь над такими ляпами в прочитанных произведениях. Мои героини, должны пройти семь кругов ада, прежде чем на их пути появится намек на достойного мужчину. Да и потом, чтобы Главная Героиня, можно сказать, костяк романа, втюрилась в мимо проходящего странника? Чем там Тамара думала? Да, может, мы его за первым же поворотом в расход пустим. И что? Скули потом всю книгу о неразделенной любви. Не, это не наш метод! У меня Главный Герой должен дюжину подвигов совершить, чтобы у Героини дрогнула сердечная мышца, заметьте, не слюной исходила на сидящего рядом и ухмыляющегося дроу, а просто взглядом повела и плечом дёрнула, показывая, что контакт все-таки есть!

- Дальше пиши, - прошептал дроу, практически касаясь моего уха.

Я аж подпрыгнула от неожиданности, затравленно оглянулась и… Попала в плен его чарующих глаз. Светлых, как слеза горных вод. С трудом сморгнула и отвернулась, разрывая зрительный контакт. Тьфу! Мысленно плюнула в сердцах, что за романтический бред в голове? Что еще за слезы горных вод? Эко меня от алкоголя развезло-то. Я так в жизни ни про одного мужика не думала. Да у меня даже в книжке все фразы емкие и короткие. Как говорится, краткость – сестра таланта. Чего там рассусоливать? Если любят, будут вместе, а если любви нет, то можно и «мочкануть» одного из пары. Всегда можно другого пририсовать…

Еще раз резко мотнув головой, избавляясь от пошловатой, на мой взгляд, романтики, опустила взгляд на пергамент. Хм, и что дальше? Ну возьмем мы меч, кольчугу, ну еще чего полезного прихватим и куда? Сразу к Темному властелину? М-да, короткая сказочка получается…

- На тролля, - написала следующий пункт.

Дроу возмущенно рыкнул, пытаясь вырвать из моих цепких пальчиков неиссякаемое перо.

- Что ты к троллю этому прицепилась? – раздраженно спросил у меня мужчина.

- Месть, - прошипела я. – Русские своих не бросают, понял?

- Русские? – переспросил дроу. - Это кто?

- Это я! – гордо объяснила ему и вывела следующую цифру в плане. - Потом пойдем в царство Светлого властелина.

Дроу длинно выдохнул и подпер кулаком голову, устало уточнил:

- А к нему-то зачем?

Я отложила перо и взялась за кружку. Прикрыв глаза, пригубила пива. Протяжно вздохнула, готовясь рассказать длинную и грустную историю неразделенной любви и авторского коварства, но на последнем всхлипе подавилась и закашлялась. А когда восстановила воздух, сократила историю до пары предложений.

- Понимаешь, я же его любила. Сильно любила, а он... Точнее, нет… Во всем виновата она! Я же ей сразу сказала, что он мне понравился, сильно. А она… У-у-у, ты просто не представляешь, коварство авторов не знает границ…

Оказывается, это было сложно рассказать. С одной стороны, подумаешь, история давно минувших дней, но обида, оказывается, до сих пор сжимала сердце, напоминая о том, что зариться на чужое, пусть и даже выдуманное, чревато для здоровья. Боль со временем не притупилась, а подлый поступок подруги все еще душил своей несправедливостью.

- И вот, - продолжила я, еще раз приложившись к кружке. - Она посмеялась над моей излишней восторженностью. А на утро я узнала, что он влюблен в Деву Семи Озер. В холодную, как рыба, и такую же недосягаемо скользкую эльфийку. Надменно улыбаясь, она сказала, что блондинка - это ее прототип. Короче, хочу посмотреть этому гаду в глаза. Хочу, чтобы он понял, кого потерял, не поимев. Ой, как-то не так сказала… Чтобы он…

- Я понял, - усмехнулся дроу. - Хорошо, давай к нему сходим, а дальше?

- А дальше, - на мгновение задумалась, ища повод побродить по миру, но не нашла и сдалась. - К Темному пойдем. И ему достанется.

- Пиши, - приказал Элькерр, тыкая пальцем в свиток, и я подчинилась.

Была у меня одна крайне мерзкая черта. Вместо того чтобы просто написать «на темного властелина» я погрузилась в детальное описание последовательности событий. Будто не план пишу, а рассказ на тему похода на «темного». И ладно бы только описание, но меня понесло на диалоги, с детальным описанием мимики и характеров высказывающихся. А затем я стала перечислять достоинства и недостатки окружающей местности, вдаваясь в цветовые аспекты пейзажей. Не знаю, сколько времени прошло, но писать ручкой было жутко неудобно. Рука затекла, спина болела, да и шея хрустела при каждом легком повороте.

При очередной попытке размять затекшие мышцы, я едва заметно вздрогнула, когда сильные руки дотронулись до моих плеч. Сначала бережно, словно поглаживая, они выводили круговые движения. Затем большие пальцы стали слегка надавливать на особо болезненные участки, от удовольствия разве что не заурчала. Эльф оказался хоть и темным, но явно заботливым… Ароматный кофе, появившийся возле пергамента, сперва несказанно удивил, а затем вызвал улыбку блаженства. Я вдыхала дразнящий запах, жмурясь, как кошка, согреваемая солнечными лучами. М-м-м…

Пригубив напиток, задумалась и не заметила, как ополовинила чашку. С растерянным видом посмотрела на Элькерра и тут же, как наивная девчонка, смутилась под его насмешливым взглядом. Дроу подмигнул и отвернулся, устремив взор на горы, которые чернели на фоне насыщенного всеми природными красками заката. Я обвела рассеянным взглядом опустевшее помещение. Ни гномов, ни оборотня видно не было. Даже пресветлый куда-то свинтил. Неужто все ушли спать? А я? В задумчивости разминая кисти рук, я произнесла, вроде как в пустоту:

- А что это у вас ручки такие неудобные? Писать невозможно. Вот я читала у одного автора, что перо само строчило под диктовку. Очень удобно и современно, между прочим.

Дроу повернул ко мне вполоборота, давая возможность рассмотреть его гордый профиль, сощурил глаза и задумчиво протянул:

- Наверное, ты права… Так будет значительно быстрее.

После его слов перо выскочило из моих, слегка онемевших, пальцев и приступило что-то скрупулезно записывать на все том же пергаменте.

- Вау! – в восхищении выдохнула я. – Вот это сервис…

Удивляло сразу два момента. Один из которых я заметила, когда усиленно строчила план.

Пергамент был сам по себе непрост, все, что я записывала пером на нем, вроде как сдвигалось вверх, а потом исчезало, освобождая место для новых записей. Когда заметила, чуть глаза не выронила! Стала тыкать пальцем в пергамент и осознала вторую особенность. Если нужно было заглянуть в ранее написанный текст, достаточно подумать и приложить палец к странице. Тут же нужный кусок появлялся на чистом пергаменте. Убираешь пальчик, и текст опять исчезает.

Однако на этом чудеса не закончились, ожившее перо писало не то, что я диктовала, а то, о чем только успевала подумать. К своему ужасу я осознала, что текст перемежевывался моими вставками, что дико смущало. Мысли у меня были разные и не всегда приличные, а уж при взгляде на стоявшего у окна дроу, и подавно. Попытки ухватить наглое перо и повычеркивать излишне откровенные зарисовки, приводили к провалу операции. Мерзкое «одноперое» существо постоянно выскальзывало из не слишком шустрых пальцев, да еще и пергамент постоянно увиливал. Сговорились…

Пергамент поймал дроу и, пробежав текст глазами, озадаченно уставился на меня.

- Только у нас раньше не было драконов, - заметил Элькерр, не скрывая легкого беспокойства.

Я нахмурилась. Вот так одной фразой может разрушиться весь образ героя. И с чего я решила, что он хороший? Нудный он какой-то.

- Значит, будут, - припечатала я.

Подойдя к мужчине, вырвала пергамент из рук и сама пробежала текст глазами. Мой план-рассказ, раз решила, что будет, значит будет.

- Чем больше драконов, тем больше в мире магии, - нравоучительно выдала я прописную истину. - Поэтому драконов и убивают. У них же все пронизано магией. Понимаешь? Все… Даже чешуйки и то несут в себе силу. Так что не мешай творить. Тьфу ты, конспектировать, - закончила я и чуть слышно добавила. - Надо же убирать подругины недочеты. А то она со своими остроухими ледышками про все на свете забыла…

Дроу обошел стол и, встав напротив, изумленно уставился на меня. Казалось, что я открыла ему неписаную истину, что была доселе закрыта создателем. Нет, определенно, Томка тут что-то недоработала.

- То есть мир не может существовать без драконов? – прищурившись, уточнил мужчина.

- Да, нет, то есть… Магия не может циркулировать без драконов. Понимаешь? Маги, эльфы, они же все берут магию из эфира, а там она появляется за счет драконов, - я пыталась попроще сформулировать правила существования магических миров. - Короче, это сложно объяснить и, вообще, твоя ручка теперь все это записала в план, - пожаловалась я.

- Пусть пишет, - отмахнулся Эл, потирая подбородок и смотря на столешницу. - Ты, главное, дальше придумывай.

- А что придумывать-то? – возмутилась я.

Это было Тамарино творение, и я была в нем лишь гостем. Это же сон. Просто сон…Тома мне не все свои секреты раскрыла. Так, чуть-чуть и то я уже столько отсебятины написала, что как бы ни запутаться.

- Что будем у дракона делать? – задал вопрос дроу и я встрепенулась. -  Мы, вообще, туда зачем идем?

В сомнении окинула темного взглядом. Какой-то он бракованный, ничего запомнить не может. Я же с этого помнится начала.

- Ладно, - выдохнула я. - Для скудоумных повторю, мне не влом, - на скрежет зубов внимания обращать не стала, решив, что мне показалось, и это перо об пергамент скребется. - Итак, мы приходим к пещере дракона. Причем дракон не он, а она, - я прикрыла глаза и растянула губы в предвкушающей ухмылке. - Отойдем от шаблонов, а то надоели они, жуть.

- Отойдем, - согласился Элькерр и так улыбнулся, что я подзависла.

Ну почему он такой обаятельный и сногсшибательный? И вообще, я не помню, чтобы в Томкином романе был такой совершенный мужчина. Стоит, смотрит на меня так, словно я - самое дорогое и ценное, что есть в его мире. Я же не железная. Вот уже и сердце готово выпрыгнуть из груди, обласканное чувственным взглядом. Можно подумать, что мы - истинные половинки друг друга, прошедшие сквозь времена и пространства.

Стоп! Это меня сейчас куда занесло? Кыш-кыш… Потрясла головой, разгоняя непрошенную романтику и залпом допила уже остывший кофе. Смочив горло, поняла, что голос вернулся и теперь я могу не блеять, а четко произнести заготовленную речь. Не стоит тут некоторым знать, как действует на меня их близость.

У-у-у, подлые эльфы. Пользуются своим природным обаянием и вековым опытом. Ну ничего, мы тут тоже не пальцем деланные… Ой. То есть мы, тоже не… Так, да что же пристал этот палец-то?! Хм, синоним, синоним…

- Помочь? – участливо спросил Элькерр, глядя на застывшее перо.

- Нет! – рявкнула я, закрывая текст на пергаменте руками. - И вообще, нечего тут подглядывать. У меня, может быть, есть личные мысли, не для всеобщего информирования, - выдала я.

Дроу рассмеялся, а я опять зависла. Мне казалось, в его смехе я слышу шелест весенней листвы в кронах деревьев. Будто ветер, играя листочками, передавал свою уникальную музыку природы, и у тебя есть возможность раствориться в ней, насытиться ей… А-а-а! Да когда же это закончится?!

Нет, определенно, надо меньше пить! Вот даже во сне и то мысли в одну сторону работают. О чем бы ни начала, а все мысли только о мужике и его необычной красоте, что завораживает и манит. А ведь я не люблю эльфов! Они высокомерные, самовлюбленные, хладнокровные эгоисты. Не люблю и точка! Ручка поставила жирную точку, и мне тут же стало легче. С любовью погладила перышко и поинтересовалась:

- Так, о чем я? – пробежалась взглядом по последним строчкам и осталась довольна. - Ага, дальше мы засылаем, как его там… Блин… Слушай, а как бледного эльфа-то зовут?

Я подняла вопросительный взгляд на дроу, заодно ущипнув себя за ляжку, чтобы не впадать в очередное влюбленное оцепенение.

- Наследный принц лесного королевства Аленаринаэль, - подсказал темный.

Меня скрутило от смеха. Слезы брызнули из глаз, а я не могла успокоиться, растирая их по щекам. Да, давно так не смеялась. Нет, а я-то, наивная, еще спрашивала Томку, чего она никогда полным именем эльфика не называла. Так, вскользь чиркнула где-то и все, даже я не заметила.

- Алена! – простонала я уже на полу. – Аленушка… Я не могу, Алена…

Элькерр заботливо поднял меня с пола и куда-то понес. Но я продолжала тихонечко подвывать. Ну надо же… Такую подставу светлой ледышке сделать. Ну, Томка, ну молодец!

Дроу отнес меня в комнату. Уже там усадил на кровать, так как стоять я не могла. Меня все еще сотрясал истеричный смех. Нет, ну надо было придумать парню имя. Теперь понятно, чего он бесится каждый раз, если подозревает, что его оскорбили. Тут любой стал бы таким высокомерным и отмороженным. Нервы, чай, не казенные. Алена!.. Нет, надо спасать парня.

- Фу-у-ух! – с трудом выдохнула и взглянула на довольного Элькерра.

Мужчина растянулся на моей же кровати и, подперев рукой голову, смотрел на меня.

- Ручка, меняем эльфу имя, - решила я. - Будет он у нас Анал… Ой, нет! Не так, Лен… Да что же все девчачьи имена-то выходят. Так, погоди, сейчас придумаю…

Села, чтобы удобнее думалось, а у самой мысли опять в другую сторону, ибо взгляд мой на дроу сконцентрировался. На длинных мощных ногах, на…. Так, эту часть тела пропустим. На поджатых мышцах живота, на развороте плеч, на волевом подбородке, на наглых глазах. Тьфу! Да чтоб тебя…

- Неалнаринаэль! Вот! – сама прибалдела от выданного варианта, а мужчина лишь кивнул, давая понять, что ждет дальнейшего рассказа. – И вот, значит, зашлем его к дракону. Он меч и кольчугу для меня достанет, а сам там останется, в качестве оплаты. Драконы же, они такие… Они за просто так ничего не дадут. Так что, мы эльфом и расплатимся.

Я вроде как сама с собой разговаривала, убеждая себя же в правильности принятого решения. Перо кропотливо записывало мысли, а дроу, паразит такой, томно вздыхал.

- Я вообще считаю, что он - лишний персонаж, - сморгнув, изрекла я. - А они, лишние, имеют свойство умирать. Да еще и не вовремя, потом концы с концами в романе не свести, - вроде как пожаловалась. - А так как Томка его и так не жалела, мне как-то стыдно его сразу убивать. Пусть парень хоть напоследок узнает, каково это, быть счастливым. Ну а то, что с драконом, так у каждого свои недостатки. Так ведь?

Я вопросительно посмотрела на темного и, получив в ответ кивок, на мгновение задумалась, а затем приосанилась. Так сказать, дали «добро», ну держись.

- Пусть он влюбится в дракониху, - дроу приподнял бровь. – Ага, и будет у них пятеро полудракончиков, полуэльфов. Ядерная смесь, скажу тебе по секрету, будет… - я ехидненько усмехнулась, потирая ручки. - Прям как сейчас вижу, сколько дел наворотят. Дракониха-то огненная, а эльф у нас какой-то ледяной, понимаешь, о чем я? – заговорщицки прошептала я, склоняясь к Элю.

Мужчина улыбнулся, кивая в ответ. Все, девоньки, пропала я. Сердце в очередной раз за вечер предало меня. Сижу и тону в его серых глазах, растворяюсь, будто и нет меня вовсе. Тьфу ты! Одернула себя, уж не знаю, в какой раз. Отстранилась от дроу, которого чуть сама же не поцеловала. Вот дуреха-то…

Так, надо взять себя в руки. Пусть и сон, но целоваться с дроу! Нет, нет и еще раз нет. Я не люблю эльфов. Я это уже говорила? Черт, надо чаще повторять, ага, как мантру. Хотя…

Обернулась к мужчине. Лежит себе, лыбится. На меня поглядывает и делает вид, что он тут ни при чем.

- А дальше? - воркующе спросил он, кивая на свиток.

- Не знаю, - растерянно произнесла я, а потом набрала в рот воздуха и грозно выдала. - Все, я спать собираюсь, вали из моей комнаты!

Нервы мои не железные, особенно когда такой соблазн лежит у меня на кровати. Бери и властвуй. Так что, как говорится, с глаз долой из сердца вон.

Я-то, наивная, думала, он сопротивляться будет, ведь так смотрел. А этот… Не скажу кто, взял, встал и вышел. Ну не сволочь ли?

- Эх… - протяжно вздохнула.

Перо продолжало что-то строчить, еле успевая перепрыгивать со строчки на строчку. Я, как завороженная, смотрела за этим действом, пока не опомнилась.

- Стоп! А ты чего там пишешь? – гневно спросила я у него.

А это орудие чистописания возьми и метнись к двери. И вот бы впечаталось со всего маха, так нет же. Дверь приоткрылась, и ручка преспокойненько улеглась на серую ладонь одного, крайне наглого, перворожденного. Не успела я мявкнуть, как туда же улетел мой свиток.

- Я чего-то не поняла, - пробурчала я, рассеянно оглядев пустую комнату.

Чувство вселенского западло не отпускало. Вот ощущала, что во что-то вляпалась, но не понимала пока, во что. Махнув на все рукой, забралась под одеяло и прикрыла глаза. Это же всего лишь сон? И, скорее всего, ему пришел конец. Сейчас закрою глаза тут, а открою дома, и все будет как раньше. Эх, надо Томке рассказать, ведь не поверит же… А еще лучше проснуться и все записать! Меж тем на горы опустилась ночь. Потянувшись, я не заметила, как уснула.

 

Глава вторая: Вперед на дракона, или что-то сон затянулся.

 

Просыпаться от ласковых прикосновений – мечта любой женщины. Особенно когда … Стоп! А это кто у нас такой наглый? Резко распахнула глаза и тут же сморщилась:

- Фу, Рэм, какая гадость! – утирая слюни на лице, оставленные огромным волком, простонала я.

Брезгливо дернулась от края кровати, подальше от вонючей морды оборотня. От животного несло так, словно всю ночь рылся в мусорной яме.

«Сказали, тебя разбудить», - обиженный голос Рэма раздался у меня в голове.

- Ух ты! – опешила я. Так вот как это работает! Прикольно! А я так тоже могу?

На мгновение сконцентрировалась и, как мне показалось, послала мысленный сигнал волку:

«Привет, радость моя».

В ответ тишина. Открыв глаза, нахмурилась. Оборотень, склонив голову набок, насмешливо меня разглядывал.

- Что? – не выдержала я.

«Жду, когда заговоришь», - окончательно расстроил своим мысленным ответом оборотень.

Ага, значит, я полная бездарность или этот «чудо-пейджер» работает только в одну сторону. Я уже, было, набрала в рот воздуха, чтобы возмущенно пожаловаться на недоделанность магии в этом мире, как припечатал меня другой голос, раздавшийся в моей голове:

«Сладкая моя, быстрее спускайся, а то гномы все съедят», - слова пробрали до костей, заворожив эротичной хрипотцой притягательного голоса.

Разумеется, разомлевший после сна организм тут же напомнил о своих похотливых желаниях. А вместе с понимание этого ужаса пришло и другое. Затравленно обведя взглядом помещение, я осознала сразу несколько вещей. Во-первых, мой сон не кончился, и я все еще была в мире, созданном Тамарой. А во-вторых, чтобы я не говорила, но счастье, оттого что сказка продолжается, накрыло меня с головой. Да! Да! И еще раз да! Полноценно насладиться радостью не позволил зевнувший, во всю свою многозубью пасть, волк.

- Рэм, иди вниз, там гномы решили устроить диверсию и оставить нас с тобой без завтрака, - только успела закончить фразу, а пушистый хвост уже мелькнул в дверях.

Потянувшись, спокойно выбралась из кровати и огляделась в поисках туалета. Нет, должна же тут быть дверца, а там местный аналог ванной или нет? Пошарив взглядом, поняла. Проснусь, выскажу Тамаре все, что о ней думаю. В углу возле двери стояла потрепанная ширма. Даже не заглянув за нее, я уже подозревала, что там увижу. Скрипнув зубами, босыми ногами прошлепала за ширму.

- Тома, ты… Ты… Да чтобы ты сама вот в это писала! – шипела я.

Небольшое ведерко, с плескавшейся на дне водичкой, неоднозначно намекало на аналог местного туалета. Хорошо, что мне только по-маленькому, ибо никакой туалетной бумаги даже в помине не наблюдалось, а меж тем в ближайшие сутки она мне явно понадобится. Кое-как разогнувшись и чудом не опрокинув ведёрко, я уставилась на высокий табурет, венчал который таз и стоявший в нем же кувшин. Прикрывала эту пирамиду, замусоленная серая тряпка. Я чуть не расплакалась, ну посудите сами, как мыть руки и поливать себе же из кувшина? Я где им третью конечность найду?

Эх… С презрением откинула тряпку. Вылив в таз воду, поплескала на лицо и потерла ладони друг о дружку. Вернулась к кровати и вытерла их о край простыни, показавшейся мне намного чище. М-да… И почему все авторы пишут про средневековье, они сами-то дальше комфортабельных квартир выходили? Нет? Во-о-от их бы сюда, я бы на них посмотрела.

Заметка на будущее: описывая магические миры, четко прописывать комфортабельные условия гигиенических процедур.

Погруженная в свои мысли, осмотрела сложенную на столе одежду. И тут грусть-тоска накатила на меня. Ощупав себя и заглянув под рубашку, в которой спала, увидела аналог местных трусов. В целом хорошо, что вообще есть, ведь могли бы быть и панталоны, или вообще ничего. А что?! В некоторых мирах женщины не гнушались оставаться нагими под длинными юбками. Подойдет к ним красавец мужчина, завалит в стог сена, юбку задерет и все. Пользуй на здоровье… Брр, что-то опять меня не туда занесло.

Так вот, на стуле красовались болотного цвета брюки, кожаная жилетка, которая фиксировалась так, будто облизывала тело. Да, корсет, по сравнению с этой конструкцией – «детский лепет». Грудь уместилась как влитая, живот поджат, но при этом легкие свободно наполняются воздухом. Так же наблюдалась куртка и стоявшие под стулом сапоги, с торчавшими из них полосатыми гольфами. Не иначе как с лепрекона какого-то сняли. Натягивая на себя одежду, задумалась, что вроде бы вчера не стаскивала с себя штаны и жилетку.

- И кто это у нас такой бесстрашный? У кого ручки не испугались вчера меня раздеть, а? – взвилась я.

К вопросу присовокупила мысленную картинку, куда именно я готова, этого рукастого послать и что там с ним сделает местный тролль.

«Ты слишком сладко спала, моя радость. Я не посмел тебя разбудить», - насмешливо вернул мысль Эль.

Нет, он точно нарывается на разговор по душам. У меня не голова, а проходной двор. Кто хочет, тот там и роется со всеми своими умозаключениями. Все, я так не играю, а ну кыш все оттудова. Застегнув последний крючок на рубашке и протягивая руку к куртке, услышала:

«Я принес тебе теплую накидку, подбитую мехом, и теплые сапожки, чтобы моя нежная мессия не замерзла в горах. Все лежит у окна», - и опять эта излишняя забота, заставляющая трепыхаться мое сердце.

- Оставь свой заботливый тон, - буркнула я, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. – На бабулю мою похож.

И тут меня осенило. Бабушка?! Я же должна была на утро именно к ней ехать. Созванивались же накануне, договаривались. А я все сплю и сплю, а она меня там, в деревне, ждет. Тьфу ты, леший!

«Какая деревня? Ты мессия и должна спасти мир от темного властелина, Льерра», - опять услышала мысленный посыл Эля.

Все же странный у меня сон. Я вроде как уже и устала в нем находиться, да и дел в реальной жизни полно. Не сон, а жизнь какая-то получается. Необычно-пугающее ощущение. Эх, как бы проснуться?

За несколько минут я знатно себя накрутила. Все больше и больше склонялась к тому, что мне все-таки страшно. А потому, услышав, как дверь за моей спиной со скрипом отворилась, я чуть не взвизгнула, резко повернувшись и во все глаза уставившись на стоявшего в проеме дроу.

Мужчина вошел, окинул меня скользящим взглядом и деловито прошел к подоконнику, на котором и правда что-то лежало. Дроу протянул мне меховые сапожки, в которые я, нагнувшись, переобулась. Дождавшись, когда я выпрямлюсь, подошел ко мне и накинул на плечи меховой плащ. Пока я, затаив дыхание, наблюдала за его действиями, он закрепил застежку на груди, после чего просунул ладони под ткань, нащупал мою талию и притянул мое податливое тело к себе.

Я пребывала в немом шоке. Было так приятно. Это самый романтический сон. От страхов, витавших буквально несколько минут назад, не осталось и следа. Где, как ни во сне, заботливый дроу будет одевать обычную человечку и относиться так, будто я центр вселенной. Не знаю, сколько мы стояли друг против друга и смотрели в глаза, но в какой-то момент я поняла, что уплываю, проваливаюсь, теряюсь. Легкий страх сковал горло. Сглотнув, я поджала нижнюю губу и тут же увидела, как глаза дроу заполняет тьма. Окончательно смутившись, отвернулась и высвободилась из его объятий. Но отойти мне не дали. Дроу поднял руки, удерживая меня, после чего надел мне на голову капюшон.

- Вот так, - довольно произнес Эль, осматривая меня. – Надеюсь, не замерзнешь.

Казалось, той минутной близости не было. Я повернула голову и посмотрела на свое отражение в мутном зеркале, висящем на стене. Вот честное слово, сравнение было одно - Герда!

- А где варежки? – капризно протянула я, ехидно поворачиваясь к темному.

- По пути купим, - пожав плечами, ответил он. - Тут даже отобрать не у кого.

Не поверите, но я четко осознала, если надо, то ради меня он готов на все, даже на кражу варежек. Самолюбие тут же подняло голову и горделиво расправило плечи. Я, было, планировала осадить, позвав на помощь, скулившую в углу сознания, совесть, но передумала. А почему бы и нет? Пусть. Хочу, чтобы влюбился в меня, должна же я почувствовать себя по-настоящему желанной женщиной, ради которой горы свернут и с того света вернут. Чем я хуже? Я тоже хочу свою собственную сказку, и чтобы со счастливым концом. Во-о-от…

Мужчина подвел меня к двери и распахнул ее. Я же замерла, во все глаза разглядывая пергамент с ручкой, что висели рядом с входом. Перо, поскрипывая, усиленно что-то строчило. Так-так… Ага, теперь понятно, как дроу догадывался о моих мыслях. Эта перьевая поганка сдала меня с потрохами. Взвизгнув, попыталась схватить предательницу, но она взвилась вверх, а потом демонстративно спряталась за спиной у темного. Я же, обессиленно скрипнув зубами, процедила:

- Эй! Ты чего там пишешь, зараза такая? Ты должна только по поводу путешествия писать. Я тебя в личные психиатры не нанимала, а ну, перестань писать все, что я думаю. А, вообще, иди-ка сюда, дай хоть посмотрю, что ты там накорябала?

Но поймать перьевую предательницу не удалось. Эль развернул меня в сторону лестницы и подтолкнул в спину.

- Потом посмотришь, пусть пишет. Тебе что, жалко, что ли? – я пыталась уловить ехидство, но в голосе звучала лишь забота со скрытой улыбкой.

С прищуром проследив, как перо и пергамент понеслись в строну обеденного зала, поняла, что в ближайшее время надо до них добраться. Не доверяла я этой ручке. Вдруг про меня там гадости какие пишет, а этот клыкастый еще и читает. Ну уж нет, это мои тайны и мои тараканы, заботливо выкормленные в моей голове. М-да, надо обязательно все перечитать…

Спустившись вниз, поздоровалась и обнялась с гномами. Рэм насилу меня от них отлепил и усадил за стол рядом с бледным эльфом. Удивительное дело, от Рэма в человеческом обличии не воняло, а в зверином хоть веником отмахивайся. Получается, его вторая ипостась грязная? Нет, надо что-то с этим делать. Хм, помыть? Я перевела суровый взгляд на перо, зависшее в нескольких метрах от меня, то вскинулось и застрочило текст на пергаменте. Типа ждало как раз моих указаний. Ну-ну, я так и поверила. Как же…

Опустила взгляд на стол и поразилась обилию еды. Хм, а плотненький будет завтрак. Облизнулась, откинув плащ за спину. Черт, надо было его вообще снять. Засучила рукава и приступила к сооружению походного бутерброда. Так, хлебушек, шмат ветчинки, зеленушка… Так, а это у нас что? Ага, помидорка, о! и сырок сюда же. Во-о-от, а жизнь-то налаживается.

Вонзив зубки в сооружение века, зажмурилась от удовольствия, наслаждаясь тем, как сок от помидорки, обогащённый ветчинкой, стекает по языку в гортань. Медленно прожевала и, приоткрыв глаза, нашла глиняную кружку с бодрящим отваром. Ага, самое оно. Сделав большой глоток, продолжила поглощать бутерброд. Через минуту поняла, что что-то не так.

Распахнув очи, узрела всю нашу компанию, следящую за каждым моим действием. Вот только не поняла, они плотоядно смотрели на меня, или все-таки на мой бутик. Сглотнула и, запихнув остатки вкусняшки в рот, быстренько дожевала. Да-да, завтрак съешь сам. Вот оно, правило красивых девушек. Облизнув пальчики, по которым стекал сок от помидорки, я повернулась к эльфу. Он единственный отвел взгляд, продолжая что-то выискивать на дне кружки.

Напрягая мозг и вспоминая, как именно его вчера окрестила, вопросительно уставилась на перо. Но пернатая гадина подлетать не торопилась. Ален… Ой, к… Черт, вот зачем придумывать такие сложные имела. Неалом будет.

- Неал, - завела я светский разговор с первородным. - А как вы относитесь к драконам?

Ну да, чего рассусоливать-то? Тут главное с места в карьер. Эльф подозрительно скосился на меня, молча откусывая кусок хлеба с ветчиной. Мы долго играли в гляделки, выиграла я.

- Красивые создания, - тихо произнес Неал, спустя минут десять.

Я возликовала и на радостях повернулась к Элю, подмигивая. Он покивал головой, не отрываясь от завтрака. Ну вот, а где поддержка? Не я так не играю… Хотя какие тут игры?

- Мне тоже они очень нравятся, красненькие, большекрылые. Чешуйки на солнце переливаются, - мечтательно затянула я, не надеясь на помощь.

Эльф пустился в размышления на тему удивительных созданий. Где-то через пару минут выдал вердикт, что данные животные, бесспорно, элегантны и грациозны. Услышав вывод, я поперхнулась:

- Какие животные? Они разумны! А все разумное животным быть не может! – выдала я умозаключение, грозно смотря на эльфа. - Так что поуважительнее, пожалуйста, - подумала и добавила. - А то в глаз дам!

Эльф дернулся, посмотрел сначала на меня, затем на Эля, а потом медленно так отодвинулся от меня, будто отполз, на другой край скамьи. Однако свято место пусто не бывает, и рядом со мной тут же разместился дроу.

- Ты давай, командуй! Время не ждет, пора выдвигаться.

Как-то слишком казенно он все это мне высказал, я даже оскорбилась.

- А чего я-то? Кто у нас главный в отряде?

- Ты, - послышалось со всех сторон.

– Да? - я была обескуражена, а вот это подстава. – Ну хорошо. Хватит жрать. Выдвигаемся на дракона!

Гномы радостно воскликнули, повскакивали с мест и бросились к своим пожиткам, которые лежали на соседней лавке. Оборотень подхватил объемный рюкзак и закинул к себе за спину. Неал поправил плащ, укрывая свои нежные ушки. И также взвалил на плечо небольшой вещмешок.

Я усмехнулась и тут же замерла, так как Эль опять проявил заботу и накинул мне на голову капюшон, бережно и как-то очень лично провел по волосам, заправляя их за уши. Мы встретились взглядами, и мир перестал для нас существовать, были только он и я. Серые глаза эльфа стали стремительно темнеть, а у меня дыхание предательски сбилось. Неумолимое желание поцеловать его защекотало губы, и я готова была застонать. Как страждущий желал воды, так и я желала прикосновения к Элю. Он, словно читая мои мысли, стремительно склонился надо мной, обхватив ладонью затылок. Наши губы слились, и я, не удержавшись, застонала. Какой это был упоительный поцелуй, до дрожи в коленках, до слез на глазах, словно я так долго шла к этой встрече, всю свою жизнь стремилась именно к нему.

- Кхм-кхм…

Деликатное покашливание оттолкнуло нас с дроу друг от друга. Потрясение на его лице было отражением моего состояния. Что со мной творится? Ей богу, как девчонка влюбилась в темного эльфа. Боже, какая глупость?!

Развернувшись на непослушных ногах, стремительно покинула таверну, желая спрятаться от пытливых и насмешливых глаз товарищей. Щеки жгло от смущения. Так себя я еще не чувствовала никогда. Вот честно, откуда во мне такая буря эмоций? Где моя язвительность? Ну подумаешь, поцеловалась. Эх, надо было сказать ему что-нибудь этакое. Мол, бывало и получше. Черт, кого я обманываю…

Солнце поднялось высоко, и снег слепил глаза, вызывая непрошеные слезы. Я, пораженная девственной красотой прекрасной природы, не сумела сдержаться и упала в сугроб ровненького и чистенького снега. У нас в городе такого не бывает, он еще на подлете обогащается копотью и гарью, падая на асфальт уже серым, а через некоторое время превращается в грязь и не тает до середины мая. И даже за городом такого нет. А в лесную глушь меня никаким калачом не заманишь. И поверьте, боюсь я не животных, ибо страшнее человека в нашем мире никого нет.

Да, тут здорово, только эльфы всякие всю малину портят. Подергав ногами и руками, как в детстве, я наслаждалась единением с природой и с этим миром. Подняв взгляд в небо, замерла, с удивлением уставившись на две фигуры, грациозно проплывающие надо мной. По небу скользили драконы. Высоко, красиво, величественно. Драконы - это чудо! Затаив дыхание, я проследила за их полетом, отмечая, за какой горной грядой они скрылись.

Красиво вскочив… На самом деле, кряхтя и падая, выползла из снега. Но я, как главная героиня своего сна, не могу так подняться. А поэтому, красиво вскочив, я указала подошедшему Элю, куда улетели драконы.

- Нам туда! – заявила я, избегая смотреть ему в глаза.

Эль, нахмурившись, проследил за направлением моего указывающего перста и кивнул. Потом резко обернулся ко мне и сказал:

- Я извиняюсь за то, что было в таверне. Клянусь, что больше не прикоснусь к тебе. Я повел себя бесчестно, - говоря все это, он не обращал внимания на мой онемевший вид и остекленевший взгляд. - Просто это было как наваждение, но поверь, я в состоянии держать себя в руках…

- Эй, постой! – выдавила я, громко сглатывая. – Мы оба виноваты, так что не нужно клятв, - остановила я эльфа.

Мужчина кивнул, принимая мой спич, и отошел в сторону. Я же стояла и пыталась понять. То ли сон пошел не по тому сценарию, то ли мое женское везение закончилось. В груди почему-то закололо от боли. Мысли пустились вскачь, а внутренний голос радостно заулюлюкал.

Наивная, я еще надеялась, что наша с дроу симпатия – взаимна. Ха два раза! Эльфы никого кроме себя не любят. Надо бы уже привыкнуть и не летать в облаках, надеясь на сказку. Смахнув непрошеную и неуместную тут слезу, я шмыгнула носом. И, развернувшись, побрела по дороге в указанном мной же направлении.

Вдруг меня резко развернули за плечо, и Эль воззрился мне в глаза, вкрадчиво прошипел:

- Ты понимаешь, что творишь? Ты знаешь, что будет потом?

И что я должна ответить? Я ему что, оракул? Откуда я знаю, что будет потом, и когда это потом, если все это только сон. Удивительный сон – сказка. Но, все же набравшись смелости, решила уточнить:

- Что?

- Я не отпущу тебя. Ты готова к тому, что не вернешься домой? – продолжая заглядывать в самую душу, произнес дроу.

И тут я поняла, что, кажется, попала. Вот она, подлянка, которую чуяли мои нижние девяносто. Ну точно. Я отступила от темного, не в силах дать ответ. Что за странные вопросы. Что значит, не отпустит? Это как?!

- Это же сон, - выдохнула я. – Он исчезнет. Очень скоро… Мы быстренько выполним квест, и все. Я – домой. Сон развеется, а вместе с ним и ты.

- Думай, как хочешь, - отстраненно произнес Эль и прошел мимо меня.

Я же стояла возле своего следа снежного ангела и не понимала, почему готова разреветься? Сердце сжимало, словно клещами, глаза щипало, а воздух с затруднением проникал в легкие.

Развернувшись в поисках друзей, заметила сердобольного хозяина таверны, что махал нам вслед какой-то тряпкой. Золотой человек, просто замечательный. Дай бог ему хоть что-нибудь, соизмеримо его затратам. Над ухом послышался скрежет, я обернулась. Перо все строчило и строчило за мной. Однако, протянув руку к пергаменту, я увидела зарисованную карту. Видимо, именно по ней нам следовало идти. Надо же, не знала, что перо и на это способно...

Глубоко вздохнув, послала все лесом. Эльфы – зло! Я всегда это знала. Осталось понять, чего я все время на них западаю. И ладно бы на светлых, но угораздило же в темного влю… Стоп! Нет этого, нету и все!

- Ручка, так и напиши, Элькерр – ко-зе-л! И большими буквами, чтобы я запомнила навсегда. Пробрался ко мне в сердечко, разбередил его, а сам сон, всего лишь фантазия моего больного мозга. А утром я рыдать буду, одна, в пустой квартире, а ему наплевать. Так что вот, я - зла.

Окончательно успокоившись, покрутила головой, усмехаясь. Взгляд приметил прямую спину оборотня. Ага, ты-то мне и нужен. Ха, не эльф, уже хорошо. Подумаешь, волк, помоем, вонять перестанет. Вычистим, вообще красавец будет. Так, надо продумать план…

Уже час как наша необычная компания двигалась в сторону приближающейся горы. То, что с расстояния казалось небольшим, вблизи пугало своими размерами. Стоит ли упоминать о том, что я – городской житель, полностью неприспособленный для вот таких марш-бросков, спотыкалась, падала и всячески задерживала бравых парней? Правильно, не стоит, а меж тем это было…

В очередной раз споткнувшись, пожалела, что не подвернула ногу. Однако каверзная мысль посетила уставший мозг.

- Рэм, - жалобно выкрикнула, демонстративно прихрамывая.

Оборотень обернулся, прищурил взгляд и все понял с одного взгляда. Он подошел ко мне, чтобы легко и непринужденно… Блин, ни фига себе, слабенький он какой-то. Еле-еле поднял. Наверное, все же надо рюкзак-то с него сбросить, да и с себя тоже, а то не донесет он меня.

- Итак, продолжим, – обратилась я к перу.

Мне до ужаса понравилось диктовать ей записки заядлого путешественника. Чувствовала себя Бильбо Бэггинсом из нашумевшего в нашем мире произведения про хоббита. Как раз ползем к дракону. Очень эпично так ползем.

- Ну, чего остановились? – командным голосом спросила у распластавшихся гномов.

Мы приблизились к подножью горы, и приходилось идти, напрягая ноги.

- Скользко, - простонал Дарин.

- Очень скользко, -  поправил его Тарин.

Эльфы, причем оба, взирали на нас с небольшого подъема. Мы переглянулись с Рэмом, и я совестливо слезла с его рук, понимая, что дальше он такую ношу, как я, просто не поднимет.

- Спасибо, мой прекрасный рыцарь, - проворковала я, замечая напряженный взгляд серых глаз.

Пусть смотрит и понимает, каково это - томиться от любви. Я обвила руками мускулистую шею Рэма и чмокнула его в щеку. Невинно так получилось, но оборотень зарделся, довольный моей похвалой. А дальше мир взметнулся, и меня не очень аккуратно перекинули через плечо и стремительно понесли вверх. Я удивленно перекидывалась взглядом с оборотнем, который прыжками пытался нас догнать, но дроу был ловчее. Пару раз подняв голову от созерцания спины, плавно переходящей в аппетитный зад, я замечала, как светлый эльф транспортировал гномов. Какой он все же отзывчивый!.. Вот что значит, имя сменить, сразу добрее стал. Может всем эльфам имена поменять?

После небольшого подъема был еще один, а затем еще, куда более длиннее предыдущих. Меня мутило, а завтрак неоднозначно намекнул, что желает покинуть тесные оковы моего организма. Вот только отвесная стена не давала мне сообщить об этом дроу. Я даже глаза пыталась закрывать - не помогло, стало только хуже.

- Эль, - жалобно простонала, когда сил терпеть уже не было.

- Еще немного и будет площадка, - заверил он слегка запыхавшимся голосом.

Оборотень остался где-то далеко внизу, светлый эльф подустал, но не отставал. Я ему сочувствовала, так как на его шее висело сразу два гнома.

Неожиданно Эль легко оттолкнулся от камня, взлетел и пружинисто приземлился на ровной площадке, осторожно опустил меня на нее. Стоять я не могла, ноги подгибались. Поэтому я не сразу разобрала шипящий свист около своего уха.

- Поняла? – о чем-то спрашивал меня сердитый дроу.

- Нет, - честно призналась мужчине.

- Еще раз увижу тебя, целующуюся с оборотнем, собака умрет. А сейчас поняла?

- Он волк, а не собака. И не умрет, Томка его живым оставить должна. Это-то точно, я помню.

- Но ведь это твой сон. Так почему бы ему не умереть в этом сне? - обманчиво ласково спросил Элькерр.

Я замерла, а дроу, присаживаясь рядом, перетянул мою безвольную тушку себе на колени. Я честно удивилась и ляпнула, не подумав:

- Ты что? Ревнуешь, что ли? Я думала, ты меня не любишь.

Элькерр закаменел, превращаясь в памятник себе любимому, лишь глаза метали молнии. Я попыталась сползти с его колен, да и вообще переместиться подальше. Что-то не нравился мне он таким.

- Не веришь в мои чувства? – прошипел Эль.

Теперь была моя очередь зависнуть. Глупо, конечно, с одной стороны - сон и, разумеется, в нем может быть что угодно, но с другой… Он же эльф, пусть и темный!

- Знаешь?.. – начала я. - В чувства я верю, а вот в то, что ты можешь испытывать их ко мне - сомневаюсь, - осторожно ответила и приготовилась к вспышке гнева.

Ну мало ли… Элькерр тоже задумался, да так глубоко, что я устала ждать. Осмелев, положила свою голову ему на плечо, закрывая глаза. Все же тяжело мне дался подъем. Усталая и разбитая, теперь понимаю, каково картошке в мешке. Сочувствую.

- Ты права, - пробормотал Эль, выдергивая меня из дремы. - Странно, что я вообще испытываю к тебе чувства. Это слишком… Неправильно.

Гордо вскинув голову, оттолкнула руки дроу, обнимающие меня за талию и встала. После чего расправила плечи и направилась в сторону гномов, сидящих возле небольшого костра. До последнего надеялась, что темный меня остановит, но чуда не произошло. Уже подойдя к огню, украдкой повернула голову и возмущенно запыхтела. Элькерру было наплевать на мои чувства! Эта ушастая сволочь держал в руках свиток и, постоянно тыча в центр, просматривал ранее написанный текст. Гад!

Ну все! Это война! Он у меня еще поплачет…

Место, где мы расположились, было небольшой углубленной нишей в скале. Можно сказать, пещерой. Часть площадки была под крышей, а часть под открытым небом. Внизу простирался темнеющий на глазах лес. На землю опускался вечер. Весь день мы провели в пути и теперь ноги, впрочем, как и все тело, гудели, требуя отдыха. Я не задумывалась о том, как и где мы будем ночевать, а осознав действительность – сникла. Не так я представляла себе быт мессии. Ни тебе спального мешка, ни биотуалета, ни одноразовой посуды… Так, кустики на окраине, в которые и ходить-то страшно, можно в темноте так сверзиться, что мало не покажется.

Тихо выдохнув, расположилась рядом с Рэмом. Оборотень в волчьем обличии лежал у костра. Я машинально гладила и перебирала пальцами жесткую шерсть. Гномы, склонившись над котелком, помешивали что-то булькающее. В какой-то момент Тарин оповестил о готовности и через минуту мне протянули тарелку. Я же все это время украдкой наблюдала за дроу. С шипением он отпихивал в сторону перо, которое норовило поднырнуть под руку и запечатлеть очередную мою мысль.

Шумно вдохнув, темный ухватил ручку и начал что-то зачеркивать, при этом бросая на меня убийственные взгляды. Нет, вы только посмотрите! Он еще чем-то недоволен. Заметив, что я все наблюдаю, он зажал перо в руках, пытаясь что-то написать. Но хитрое одноперое существо выскользнуло из его пальцев и, отлетев на пару метров, сердито надулось. Я демонстративно прикрыла рот ладошкой, делая вид, что смеюсь. Гномы насторожились, наблюдая за тем, что же могло так сильно меня развеселить, но ничего забавного не обнаружили. Хм, тугодумы. А меж тем дроу покинул свой насест и размашистым шагом направился к нашей уединённой компашке.

- Итак! – оповестил он. – Отдохнули? Вот и прекрасно, а теперь пора в путь.

- Так ночь же, - удивленно произнес эльф.

Оборотень лишь тихо рыкнул, прижимая к моему бедру лохматую голову. Я тут же почесала за ушком, в ответ раздалось урчание. С недоверием уставилась на волка. Так, я не поняла, он кто? Волк или кот? Урчит-то почему?

- Неалнаринаэль, - обратился дроу к эльфу, привлекая и мое внимание. – Дракон там, наверху, - мужчина указал рукой куда-то ввысь. - Иди и принеси меч с кольчугой для нашего мессии.

Последнее слово он произнес с такой интонацией, что я почувствовала себя оплёванной. А затем склонился ко мне и тихо прорычал:

- Я не козел, поняла? – я вжала голову в плечи. - И ты попала, во-первых, я - собственник. А во-вторых, ты сейчас все это перепишешь. Или…

При этом он окинул меня выразительным взглядом, и я не знаю, что в нем было больше. Злобы, желания или чего-то еще.

- Чего? – поморгав для профилактики, решила уточнить я.- Ничего я переписывать не собираюсь!

Если он надеялся, что я проникнусь и не буду считать его козлом, то он в корне ошибся. Теперь я просто обязана доказать прежде всего ему же, что это именно так.

Из планов по будущей мести вырвала странная суета, повернув голову, увидела, как эльф свернул плащ, на котором сидел и запихнул его в вещевой мешок, туда же сложил кое-какие пожитки, раскиданные по пещере, завязал его и закинул на плечо. Второй, более короткий, плащ он накинул на плечи, натянув на голову капюшон, после чего достал коричневые перчатки. Избегая смотреть на меня, медленно надел их на руки и проверил на удобство тем, что пару раз сжал и разжал пальцы. Выдохнул и поднял на меня взгляд.

Меня передернуло. Казалось, только что он обвинил меня во всех смертных грехах. Хотя, может быть, это только показалось. Слегка скривив тонкие губы, обозначая, видимо, улыбку, он развернулся и размашистым шагом ушел по тропинке вверх. Через несколько минут послышался звук скатывающихся камушков. Замерев, я всматривалась в темноту за пределами площадки и прислушивалась. Казалось, вот-вот раздастся грохот и крик, обозначающий сорвавшееся с горы тело. Минуты тянулись, а ничего не происходило.

- Доедать будешь? – неожиданно подал голос Тарин.

Вздрогнув, посмотрела на почти пустую тарелку и молча протянула ее гному, который тут же, не гнушаясь, ее облизал. Обжора.

Прошел час. Гномы, устроившись у догорающего костра, запели свои боевые застольные песни. Я облокотилась о каменную стену спиной, с улыбкой слушая их гортанный язык. Рэм переглядывался со мной и подвывал гномам. А собственник, который устроился чуть поодаль от нас, разлегся на своем плаще и закинул руки за голову. Внутреннее чутье мне подсказывало, что не все так просто, и зря мы отпустили эльфа одного. Кого-то надо было послать для подстраховки. Свои умозаключения я озвучила гномам и оборотню, но ребята меня проигнорировали. А последний молча кивнул в сторону спящего дроу.

Делать нечего, встала и, как мне показалось, почти неслышно, приблизилась, кидая предупреждающие взгляды на перо, которое, не останавливаясь ни на минуту, вот уже пару часов что-то усиленно строчило.

- Эй, - позвала я дроу, в последний момент прикусив язык, чуть не назвав его козлом.

И чего прилипло ко мне это слово? Надо держать себя в руках, а то сгоряча ляпну, потом ведь жалеть буду и мучиться. Нет, не угрызениями совести, а, судя по всему, вполне физическими муками.

Дроу не шевелился. Я задумалась: пнуть его, или это будет верх хамства? Темный продолжал спать, сложив руки на груди. Лица видно не было, так как он прикрыл его капюшоном. Вот не понимаю, он что, «горячий финский парень»? Меня от промерзлого ветра трясёт, а он тут как на пляже разлегся.

- Эй! Не храпи! – уже громче рявкнула я.

О чудо, дроу приподнял край капюшона и, прищурившись, окинул меня скептическим взглядом.

- Я не сплю, чтобы храпеть, - чуть хрипловатым голосом произнес он.

- А-а-а, - протянула я, радуясь, что колени выдержали и не подкосились. - А ты не знаешь, когда Неал вернется? Похоже, ты был прав и его все-таки съели.

- Думаешь? А как же любовь? – насмешливо поинтересовался Элькерр.

Я присела на колени перед ним и поделилась надуманными подозрениями, а точнее выводами, к которым пришла за счет уникальной женской логики:

- Понимаешь, есть такие любовницы, которые после соития съедают своего партнера.

- Понимаю, - доверительно ответил дроу. - У вас у всех зубы ядовитые, - добавил он.

- Эй, ты чего? – возмутилась я.

Возмущение клокотало во мне, это он сейчас на кого намекнул, морда ушастая. Дроу сел, да так стремительно, что я отшатнулась и плюхнулась, отбив о неровную каменную поверхность нижние девяносто. Осторожно приподняв меня, мужчина пересадил на свой плащ. А потом стал так проникновенно говорить, что мозг мой просто выключился. Лучше бы он так со мной в постели разговаривал, а не на глазах оборотня и гномов, которые следили за нами, не забывая курить свои трубки.

- … и тогда ты сделаешь меня самым счастливым, договорились? – донеслось сквозь туман.

- А? – переспросила у него.

Сама же мечтала, чтобы он не умолкал. Или наоборот, заткнулся бы и уже поцеловал. Я неотрывно смотрела на его губы, пытаясь вспомнить их вкус.

- Льерра, ты меня слышала? – недовольно переспросил дроу.

- Конечно, слушала! – возмутилась я и тут же жалобно попросила: – Продолжай, не останавливайся.

Низкий, с хрипотцой, невозможно волнительный голос с рычащими нотками завораживал. А губы, еще более манящие, в сочетании с волевым подбородком без намека на щетину, сводили с ума. Все же хотелось поцелуя, как тогда, в таверне.

- Повтори, - потребовал Эль, и я не сумела смолчать, подвластная ему.

- Хочу поцелуй, как в таверне, - прошептала в самые губы.

Эльф сначала медлил, но затем мир вздрогнул, а я оказалась лежащей на плаще. Элькерр склонился к моим губам и поцеловал, дразняще легко. Нежно провел по губам языком. Я потянулась за добавкой, желая большей раскованности, но Эль отстранился и хрипло потребовал:

- Скажи, что я не козел и что мы не пойдем к троллям.

Да при чем тут тролли, и какой-то козел? Я тут, понимаешь ли, почти на все готова, а он о какой-то ерунде.

- Конечно, не пойдем, тут лучше, - произнесла я, не отрывая взгляда от губ мужчины.

- Я ведь не козел, дорогая? – произнес он.

- Не-а, не козел, - польстила ему, чтобы комплексы не развились.

Эль порочно улыбнулся, и наш поцелуй стал наполненным страстью, напором, жаждой. Я зарывалась руками в его бесчисленные косички, причиняя боль. Он гладил мое лицо, в перерывах между поцелуями шепча мое имя. Я задыхалась от восторга, впивалась в его уста со вкусом кисло-сладкой лесной ягоды. Дразнила языком, давая волю своей необузданной страсти. Чувствовала его возбуждение, которым он упирался мне в бедро, и млела, готовая сдаться во власть порочности.

- Эй, вы прямо тут решили этим заняться? – раздался оскорбленный голос Рэма.

Словно ушат холодной воды вылили за шиворот. Сознание с неимоверной высоты метнулось в мозг, вытесняя весь розовый туман. Боже! Я лежала на открытой площадке и бессовестным образом целовалась с дроу, не стесняясь присутствия гномов и оборотня. Все, это конец!

Руками уперлась в грудь темного, пытаясь его оттолкнуть. Повернув голову левее, столкнулась с хмурым взглядом поборника морали в лице Рэма, который успел принять человеческий вид и теперь, подбочившись, осуждающе меня рассматривал.

- Слышь ты! - очень резко обратился к нему Эль. – Сам-то не особо стеснялся, когда вчера в общем зале разносчице под юбку залез.

- Что? – удивилась я, так как ничего подобного не заметила.

Но главное не это. В мозгу пронеслась мысль, что сейчас меня сравнили с обычной «подавалкой» в общепите. Стало обидно.

- А то, - передразнил меня Эль.

Дроу встал, рывком поднял меня, а затем свой плащ. Отряхнул одежду и накинул плащ себе на плечи.

- Ладно, - произнес он. – Пойду, проверю, куда делся наш герой-любовник. А то, вдруг и вправду съели?

- Спасибо, - пискнула я, не зная, куда деть взгляд.

Стыд, смущение и злость, все смешалось внутри меня. Хотелось задать сотню вопросов, мол, а правильно ли я поняла, а нравлюсь ли я, и… И все это не вовремя, всему этому тут не место. Дроу направился к тропе, а я не могла оторвать взгляд от его фигуры. Стройный, красивый, сильный…

Все же какая у него попка замечательная, мечтательно подумалось мне. И ничего что он козел. С этим тоже можно жить. Полстраны живут, чем я хуже? Зато как он целуется... С ужасом осознав, что все мои мысли опять скатываются в сторону постели, образно надавала себе подзатыльников и сосредоточилась на тлеющем костре.

Ждать возвращения дроу было утомительно. Поглядывая на отвесную стену, мысленно рисовала себе страшные ужасы. А от каждого скатывающегося вниз камушка вздрагивала и вскакивала. Через минут пятнадцать не выдержала и, вскочив в очередной раз, скомандовала:

- Так, всё, пошли их выручать!

- Льерра, ночь на дворе, они мальчики немаленькие, уж вдвоем точно справятся с ненасытной драконихой, - произнес Дарин, укладываясь на импровизированную подстилку.

С трудом, но смысл его слов дошел до меня, а когда в голове загорелась лампочка, я рыкнула так, что стены пещеры вздрогнули:

- Что ты сказал?! Что значит, справятся?!

Оба гнома подскочили и уставились на меня круглыми как блюдца глазами. Оборотень тихонько подкрался со спины и, обняв за талию, прижал к себе:

- Не шуми, - прошептал он. – Во-первых, может быть обвал. Во-вторых, дракониха одна, эльфов двое, переживать не стоит. К утру вернутся и с кучей побрякушек.

- А вам что, побрякушки не нужны? – я трепыхалась в стальных объятиях, но меня не выпустили.

- Мне? Нет, - усмехнулся Рэм.

- А вам? – посмотрев на гномов, напряглась.

- Ну… - протянул Тарин. – Там дракон. Вот если эльф его убьет, тогда мы сходим и все заберем, а пока - нет. Да и ночь на дворе.

- Да что вы заладили?! – возмутилась я. – Ночь! Ночь!.. Тьфу на вас… Отпусти меня! – крикнула я оборотню.

Тот разжал руки, и я чудом не покатилась в глубь пещеры. Сделав несколько шагов вперед, резко развернулась и, уперев руки в боки, процедила сквозь зубы:

- Так! Я наверх. Если со мной что-то случится, свой замухрышный мир спасать будете сами, - заметив, что оборотень открыл рот, рявкнула: - Молчать! Я еще не закончила. Я - туда и обратно. Спать не ложиться, ждать меня! Понятно?

Оба гнома и оборотень так закивали головами, что на мгновение мне показалось, будто шеи надломятся и эти самые головы отвалятся. Мысленно сплюнув, развернулась и побрела по тропинке вверх.

Через двадцать шагов поняла, что освещение осталось внизу и со мной вверх не поднимется. Собственные глаза видели лишь до кончиков пальцев вытянутой руки. Отчаяние не заставило себя ждать. Чтобы не свалиться с горы, практически встала на карачки и поползла.

Этого способа передвижения хватило ровно на несколько метров. Начнем с того, что острые камушки кололи изнеженные ладошки, да и сама поза откляченной вверх попы, даже притом, что обтянута она была штанами и плащом, явно выглядела «приглашающей». Мысленно сплюнув, уселась на тропинку и стала поскуливать, равномерно раскачиваясь вправо и влево.

Терзало сразу несколько мыслей. Почему они так долго? Притом думала я и об эльфах, что были с драконицей, и о гномах с оборотнем, что остались внизу. Они, вообще, чем думали, оставляя меня одну?! А если я заблужусь? А если меня хищник съест? А если я вниз сорвусь? У-у-у, мужланы непробиваемые! Постенав еще пару минут, решила, что доберусь до эльфов - надаю им тумаков, повыдергиваю патлы и чешуйки из драконицы. Победительницей вернусь вниз, а уж там накостыляю гномам и отпинаю оборотня. В таком боевом настрое поползла вверх, стараясь не думать, что за спиной крутой обрыв.

Через несколько минут глаза привыкли к темноте, и я смогла различить границы тропы, несколько низеньких кустиков, а также пару деревьев, причудливо растущих прямо из камня. Меня всегда удивляли такие изыски природы, вроде бы нет земли, но зацепилось же за что-то корешками и прет к светилу вопреки всему. Эх, где бы мне найти такую волю и такое стремление…

Впереди послышались малопонятные звуки, и я поспешила в том направлении. Завернув за очередной валун, замерла в нерешительности. На овальном плато, напоминающем взлетно-посадочную площадку, стояло каменное сооружение, в небольших овальных отверстиях которого поблескивал свет. Но не это вызвало удивление, практически перед моими ногами валялась кольчуга и тот самый меч, за которым отправился эльф, а вслед за ним и дроу.

Казалось бы, хватай пожитки и деру, но не тут-то было. Коварное женское любопытство раздулось внутри меня, наполняя весь организм, предательски вытесняя разум, предчувствие и остальные, более понятные мне ощущения.

Переступив через горку полезных вещей, на цыпочках направилась в сторону одного из окон. Разумеется, я знала, что подглядывать, впрочем, как и подслушивать плохо. Но я же писатель, из чего, по-вашему, выходят самые лучшие рассказы? Правильно, за основу берется правдивая история - как скелет, а уже на нее наращивают все остальное. А в итоге получается дивная сказка. Вот именно за таким скелетом я и полезла.

- Да… Еще… Ну же! Будь хорошим мальчиком, покажи какой ты мужественный и сильный… - раздался чуть хрипловатый женский голос из окна, когда до него осталось не более метра.

Замерев, ехидненько улыбнулась. Ага, сейчас я увижу самую настоящую «клубничку». Затаив дыхание, подкралась к окну и заглянула внутрь, но тут же отпрянула, приложив пальчики ко рту и выкатив глазки. Ого! Вот это они дают!.. Уф… Я тоже так хочу, вот только… Так, а где дроу?!

Стон, наполненный рычащими нотками, подстегнул любопытство, и я повторно заглянула внутрь. Огненные волосы, по которым струились искры, словно живой огонь, разметались по белоснежной спине девушки, что восседала на обнаженном эльфе, словно на жеребце. Руки несчастного, или счастливого, тут смотря с какой стороны взирать, были прикованы цепями к каменной стене, а вот свободные ноги пытались скинуть разгоряченную наездницу. Но дева была не так проста, в одной руке мелькнула плеть, а другой, с острыми коготками, она провела по груди рычавшего эльфа.

Вот это да! Эльфы рычат… Эх, и почему я раньше в них такой страсти не замечала? Ха, ледышки, ледышками, а туда же. Сглотнув, прижалась к прохладному камню. Знаете ли, наблюдать, но не участвовать, не так уж и просто. Додумать мысль не дал звук, раздавшийся справа. Вся подобравшись, метнулась к соседнему окну.

Стоило только встать на цыпочки и заглянуть, как буря, практически неконтролируемых, эмоций накрыла с головой. Гад! Сволочь! Козел! Эль стоял посередине комнаты, а полуобнаженная девушка, с практически белыми волосами, обвив изящными руками его шею, самозабвенно целовала мужчину. И что самое ужасное, он не отталкивал ее.

- Козел! – рявкнула я и, отскочив от окна, понеслась к груде полезный вещей.

Подхватив пожитки и стараясь не зацепиться за меч, я поспешила по тропинке вниз. Всеми фибрами своей души желала этому мерзкому дроу провалиться сквозь землю, прихватив с собой эту «белую моль».

Спуск оказался куда быстрее подъема. Вот только я где-то сбилась с маршрута и вместо того чтобы выйти к пещере по тропинке, застряла с другой стороны от нее. С тоской смотря вниз, понимала, что придется прыгать. Недолго думая, кинула все то, что держала в руках, надеясь, что не пришибу ни гномов, ни оборотня.

- Что?! – раздался возглас и на площадку выполз Рэм, непонимающе смотря на кольчугу и меч. – А где?!

- А тут! – рявкнула я.

Оборотень поднял голову и в недоумении уставился на меня. Показала руками, что собираюсь прыгать, и он тут же кивнул, готовый меня поймать. Я прыгнула.

- Черт! – взвыла, потирая ушибленный бок.

Рэм поймал за счет того, что упал под моим приземлившимся на него телом, и мы кубарем прокатились пару оборотов. Теперь, лежа в обнимку и тяжело дыша, мы смотрели друг другу в глаза. Он намертво вцепился в мою талию, а я в его плечи.

- Ты как? – прошептал оборотень.

Я попыталась сползти, но он перекатился, подминая меня своим телом.

- Что здесь происходит?! – раздался рык Эля.

Ответить я не успела, так как чуть не осталась без пальцев, которыми все еще цеплялась за оборотня в момент, когда дроу скинул его с меня. Ухватив за руку, Эль дернул мою тушку вверх. От такой наглости я чуть не задохнулась. Нет, ну какой наглец?! Сам только что лобызался с белой кошелкой, а теперь мне какие-то претензии предъявляет! У-у-у, козел!

- А тебя это не касается, - прошипела я, болтая ногами в воздухе, так как дроу перехватил меня за плечи и поднял на уровне своих глаз. – Отпусти!

- Я тебя предупреждал, - сквозь стиснутые зубы произнес он.

- А тебе не кажется, что такое правило должно быть двухсторонним? – уточнила я.

- Ты о чем? – он опустил меня на землю, но продолжал удерживать за плечи.

- О том, милый мой, что я буду обниматься с тем, с кем хочу, пока ты позволяешь всяким вешалкам себя целовать!

- Ха, неужели ты ревнуешь? – усмехнувшись, спросил дроу.

И вот тут я натурально зависла. Черт! Я ревную, и кого? Эльфа, пусть и темного. Да где были мои глаза? Хотя они как раз на месте, а вот где был мой мозг? Шумно выдохнула и, передернув плечами, повернулась, сказав спокойным голосом:

- Да мне плевать. Трахайся хоть с каждой встречной поперечной.

Я сделала шаг в сторону, но меня схватили за локоть, резко дернув, развернули. Впечатавшись в грудь дроу, я чуть не взвыла, ибо показалось, что от носа осталась банальная лепешка.

- А мне не плевать, - произнес он, после чего, приподняв подбородок, жестко, будто наказывая, поцеловал меня. – Мне не все равно, - произнес он, снова целуя.

Я не хотела отвечать, но… Позорно ответила, а через мгновение еще и руками обвила шею, прижимаясь всем телом. Вот спрашивается, где разум? Про логику-то вообще помолчу… Но мозг?! Эх…

 

Глава третья: О мече, кольчуге и любви драконов или что, это все еще сон?

 

- Не всегда надо верить тому, что видишь, - сквозь туман, заполняющий весь мозг, ко мне пробились слова дроу.

- Ты о чем? – еле шевеля языком и смотря в серые с фиолетовыми всполохами глаза, спросила я.

- О том, дорогая, - произнес мужчина, наклоняясь ко мне и проводя пальцем по моим истерзанным губам. – Что бы ты там не увидела, это иллюзия, созданная твоим же воображением.

- Ага… - выдохнула я и тут же опомнилась: - То есть как иллюзия? Да я своими глазами видела, как бледная моль тебя целовала, а ты даже не сопротивлялся!

- Так вот чего ты боишься? – улыбнулся Эль, запечатывая мое возмущение еще одним поцелуем. – Ну что же, думаю, дальше будет интереснее.

Он выпустил меня из объятий и сделал шаг в сторону стоявшего поодаль оборотня, который все это время пыхтел не хуже вскипевшего чайника.

- Она моя! – процедил дроу сквозь сжатые зубы.

- Вот и лови ее сам, - насупился Рэм, разворачиваясь и демонстративно прихрамывая на правую ногу, ушел в глубь пещеры.

- Собирайтесь, пора вниз! – крикнул Эл.

После чего наклонился и, подхватив с земли кольчугу с мечом, протянул их мне.

- Одевай и пошли отсюда.

- А как же эльф? – проявила я беспокойство о Неале.

- А вот с ним как раз все будет нормально, - произнес дроу, с прищуром посматривая на меня. - Ты же сказала, что у них любовь будет? Так вот, дракониха его и любит… До сих пор. Одевайся, говорю и пошли отсюда.

Смерив темного придирчивым взглядом, отметила едва заметную нервозность. Ой, что-то мне не верится в эту якобы иллюзию. Чую, темнит темный. Тьфу, что за тавтология?!

- А я смотрю, ты и сам не прочь с драконихой-то, да? Я отгадала?! – насмешливо поинтересовалась у Эля, давя в себе очередную волну ревности.

Вот честно, я не понимаю, что это у него за реакция такая? Расстроился, что я, увидев его обнимашки, лишила мужика законного расслабления? Да плевать! Пусть возвращается и кувыркается!

Дроу сверкнул глазами и, бросив к моим ногам пожитки, резко развернулся и ушел в пещеру, где, усевшись у костра, протянул руку к мешку с едой.

Хмыкнув, скинула с плеч плащ, а затем и куртку. За спиной воцарилась тишина, а я, покачивая бедрами, стала расстёгивать жилетку, которая плавно упала на землю, как только все пуговки были освобождены от петлиц. Нагнувшись за кольчугой, прогибаясь в спине, чуть выставила одну ногу вперед. О да, я делала все это намеренно. Провокация – наше все! Я покажу этому козлу, что значит вздыхать по драконихам.

В полной тишине раздался отчетливый звук. Кто-то сглотнул и чем-то брякнул. Я резко выпрямилась, осматривая, как ни в чем не бывало переливающуюся в бликах костра плетеную рубашку.

- Красиво, - восхищенно прошептала я.

- Да… - хором выдохнули гномы и Рэм.

Я оглянулась и вроде бы невзначай подарила улыбку Элькерру, который прожигал меня потемневшими глазами.

- Благодарю, - пробормотала я.

В сознание пришло понимание, что походу перегнула палку, и кто-то не на шутку завелся. Подавив панику, решила быть храброй до конца. Подняв кольчугу вверх, попыталась натянуть ее на голову. Но, то ли я неправильно взялась за это дело, то ли волосы надо было лучше убирать, в итоге:

- Ай!..

Болезненно вскрикнув, замерла, понимая, что волосы запутались меж звеньев и любое движение грозит оставить меня лысой. Неожиданно теплые сильные пальцы ловко придержали края кольчуги, чтобы я смогла всунуть голову в горловину, а руки в рукава. Очень бережно опустив края защитного одеяния, Элькерр прижал меня к себе и зарылся носом в затылок. Обнял руками, вдыхая мой запах, а я счастливо улыбнулась. Ага! Понял-таки, что я лучше какой-то там драконихи.

- Еще раз так нагнешься, окажешься у меня в спальне раньше, чем все закончится. Поняла? – сглотнув, замерла. - Я предупредил, - зловеще прошептал Эль и ушел.

Вот гад! Всю малину испортил. Оглянулась через плечо, дождалась, когда зарвавшийся темный сядет и нагнулась, еще сильнее прогибаясь в спине, так как кольчуга тяжелая. Взяла меч и выпрямилась, поправляя волосы, взметнувшиеся от моих движений. Не обращая внимания на чей-то зубной скрежет, стала вытаскивать оружие из ножен.

- Ух ты! – вырвался восхищенный вздох.

Меч был тяжёлым и блестел зеркальными гранями, ловя отражение костра. Вздрогнула, когда меня обхватили со спины и забрали меч из рук.

- Пользоваться-то умеешь? – насмешливо поинтересовался дроу и потерся…

Вот же сволочь! Он потерся своим пахом о мою попку! Какое кощунство! Р-р-р-р… У меня же коленки слабые и сердце бешеное, когда вот так вот дышат в шею, согревая своим дыханием, я же могу и не выдержать. Несмело обернулась, чтобы потеряться в нахлынувших чувствах, в той страсти и желании, что плескалась в глазах темного. А мысль о спальне не такая уж и устрашающая. Может, ну его все это нафиг?

- Я научу, - пообещал Эль и…

- Так мы идем или нет? – озадаченно раздалось за нашими спинами.

Я зарычала, Эль поцеловал в висок и отстранился, меч тяжелым грузом вернулся в мои ладони.

- Собрались? – поинтересовался дроу.

Друзья слаженно кивнули, показывая собранные мешки. Костер был потушен, а на горизонте поднималось светило, неоднозначно оповещая о начале нового дня, вот только поспать, так и не удалось.

- Спустимся, отдохнем, - шепнул мне мужчина.

В ответ я лишь кивнула, грустно вздыхая. Элькерр поднял мой плащ и бережно накрыл плечи. Мне же пришлось еще долго уговаривать сердце не стучать так сильно, при каждом его прикосновении. Подняла куртку и жилетку, убрала все в сумку, так как кольчуга не позволяла надеть всю одежду. И развернувшись к друзьям, поняла, что у нас есть проблема. А как спускаться?

Я стояла с мечом в руке и обеспокоенно смотрела вниз. Зря эльфа драконихе так быстро отдала, надо было сначала, чтобы он гномов спустил, а уж потом «любился».

- Черт, - выдохнула.

- Что случилось? - обеспокоенно спросил Рэм.

- Как спускаться будем? – озвучила проблему вслух.

- Легко, - заявил Эль и столкнул гномов вниз.

Я, затаив дыхание, смотрела на то, как бородатые, растопырив конечности, с душераздирающим воплем летели к земле. Пока я приходила в себя, еще один вопль от оборотня сотряс гору, так как Рэм присоединился к гномам. Я в ужасе созерцала все это, прижимая к себе меч. Такого коварства от дроу я не ожидала.

Мужчина с улыбкой предвкушения на устах приблизился ко мне. Я смотрела на него словно кролик на удава. Поправил выбившийся локон, он склонился, усмехаясь, нежно поцеловал, крепко обнял руками, а потом… Теперь я знаю, что такое падение с высоты в бездну. Дроу упал, не выпуская меня из объятий и утягивая за собой вниз.

Самоубийца чертов! Мой визг огласил скалы. Кричала бы я долго, если бы не тихий смех дроу, который выбил из образа умирающей героини. Переведя взор на мужчину, поняла, что ушастый наслаждается полетом, лукаво улыбаясь во все свои белые зубы. Ох, как же захотелось их пересчитать какой-нибудь дубиной.

- Чего ржешь? – не сдержалась я, злясь на него.

- Льерра, ты постоянно забываешь о магии, - пожурил меня дроу.

После чего легко и непринужденно приземлился возле покрасневших гномов и взбешённого Рэма, лицо которого стало трансформироваться.

- Эх, вы… - обиженно произнес Элькерр. - А как же доверие?

Мы долго и эмоционально высказывали темному о доверии, о доброте, об умственных способностях, и еще много о чем, а ехидный дроу лишь молча улыбался.

Но всему приходит конец, и наши эмоции так же сошли на «нет». Так как еще наверху в пылу страсти и поглотивших меня чувств, я пообещала, что на тролля мы не пойдем, путь решили держать к светлым. Я потребовала телепортировать нас туда немедленно, но, видите ли, гора обладала каким-то там искажающим моментом, и было решено отойти на безопасное расстояние. А уже оттуда совершить бросок, или прыжок, или фиг его знает что, но главное вывалиться прямо во дворце Светлого Повелителя.

Мысленно я уже потирала ручки, представляя, как явлюсь в такой компании и утру кое-кому нос, однако до этих событий еще идти и идти. Задумавшись, оступилась и, подвернув ногу, со стоном упала носом в сырую землю. Нет, ну как героини скачут по этим лесам, будто по проспекту, я вот за каждую кочку цепляюсь. Ну не могу я по лесам как по парку шествовать, тут каждый торчащий корень мой личный враг.

- Льерра? – раздался над ухом ехидный голос дроу.

И вот, если честно, так обидно стало… Просто жуть. Ну я и разревелась… Со всех сторон раздались успокаивающие и подбадривающие голоса, я же сидела на земле растирала лодыжку и без конца повторяла, что хочу домой, что надоели мне все эти путешествия, все эти эльфы, гномы, оборотни и, вообще, весь их мир… Короче, скатилась в банальную бабскую истерику.

- Девочка моя, - прошептал дроу, садясь предо мной на колени и пытаясь стереть мокрые дорожки слез с моих щек. – Ну чего ты? Ты же сильная… Умная… Красивая… Ты - наша мессия, а они не плачут.

- Они не плачут, а я плачу… - всхлипывая, проканючила я.

- И они не плачут, и ты не будешь, - уверенно сказал темный.

Мужчина поднялся и легко подхватил меня на руки. Далее я путешествовала, прижавшись к сильному телу и бессознательно млея от возбуждающего запаха, выводила узоры пальчиком на его груди, слыша, как сбивается дыхание сильного дроу.

Через некоторое время организм вспомнил, что от части жидкости в нем самое время избавиться. Бледнея и краснея, я попросилась в кустики в надежде, что меня опустят на ноги, но коварный темный и туда отнес меня на руках. Потом ждал, явно прислушиваясь, так как стоило мне застегнуть последняя пуговицу и сделать один единственный шаг, как вновь оказалась у него на руках, и больше он меня не отпускал.

Эх, все же, какой он красивый, сильный, выносливый. Вот не зря темные эльфы – самые лучшие воины. Их ведь всегда берут в герои. Столько, сколько им достается от измывательств автора, не достается никому. Это вон светлые только и могут, что ублажать, да томно вздыхать. А эти… И от смерти спасут, и ублажат, и… Ой, что-то опять не туда мысли свернули. Хотя читала я как-то у одного автора, так там попаданке повезло, она сразу же в жены к такому угодила… Эх, везет же некоторым… Додумать мысль не успела, ручка возмущенно клюнула меня в нос, да так неожиданно, что я даже вскрикнула, отгоняя ее от себя руками.

- Ты что делаешь, больная?!

- Я так понимаю, что пора план дальше придумывать, - прокомментировал действия пера дроу.

- Обязательно за это в нос тыкать? – язвительно поинтересовалась у обиженной ручки.

Вот же наглое одноперое, это я должна обижаться, а не эта, тыкалка беспардонная.

- Льерра, а не пора ли сделать привал, и хоть пару часов поспать, - раздался усталый голос гнома.

И правда, я-то на руках у мужчины катаюсь, а кто-то идет своими ногами и это после героического падения с горы и без нормального ночного сна. Сжалилась над нашим отрядом и скомандовала привал.

Подходящая площадка нашлась в нескольких метрах от тропинки. Дроу, усадив меня на мягкий мох возле огромного дерева, ушел за дровами. Оборотень рубил лапник, а гномы вытаскивали из мешков котелок и запасы еды. А я? А я сидела и балдела, не дело мессии стоять в три погибели у костра. Жаль, мои спутники думали по-другому, Тарин свалил мне на колени странные клубни и, воткнув рядом ножик, порекомендовал почистить.

Что?! Я что, в армии, картошку чистить? Не царское, тьфу, не миссийное это дело! Хотя… Ну и почищу. Через час поздний обед или очень ранний ужин был готов. Поев, мы решили передохнуть как следует, а завтра пройти оставшийся путь до безопасного места и уже оттуда телепортироваться.

Гномы сидели у костра, о чем-то оживленно споря. Оборотень, сменив облик, умчался по своим делам. Я так понимаю, «красную шапочку» искать. А я же полулежала на ветках деревьев, укрытых плащом и сквозь огонь наблюдала за дроу, который, не двигаясь, вот уже час как лежал по ту сторону и смотрел в небо.

Красивый. Сердце учащенно забилось, сглотнув, я с усилием отвела взгляд, но через мгновение опять таращилась на недосягаемого мужчину. Настоящая загадка, притягательный и абсолютно неподвластный моему очарованию. Над ухом заскрипело перо. Повернув голову, увидела, как эта пернатая пакость скручивается в конвульсиях. Я не поняла? Надо мной что, смеются? Вот зараза.

Неожиданно странный звук, будто вертолёт шуршит лопастями, привлек мое внимание. Вскинув голову к небу, увидела низко летящего дракона. Он словно планировал на нас. Проследив угол снижения, вскочила и понеслась в том же направлении.

- Стой, сумасшедшая! – раздался возглас Тарина мне вслед.

Но меня это мало волновало, когда еще я увижу, как дракон садится на землю?! Но куда больше меня волновало, как из вот такой громилы получается вполне себе обычное двуногое и двурукое существо. Куда он или она девает остатки тела? Может, я открою тайну мгновенного похудения?!

- Льерра, стой! – сильные руки перехватили меня и прижали к мужскому телу.

Злобно рыкнув, попыталась высвободиться из стальных объятий дроу. Но в ответ меня лишь еще сильнее стиснули, так что все, что я могла делать, это злобно шипеть.

- Тихо ты, - мужчина прижался носом к моей шее и шумно выдохнул. – Твоя агрессия меня дико возбуждает.

Что?! Он, вообще, о чем? При чем тут возбуждение. Там же драконы!

- Эль, там драконы, - хрипло прошептала я.

- Я знаю, но зачем туда идешь ты?

- Хочу увидеть, как они в людей превращаются, - поведала я о своем желании.

- Ну раз хочешь… - протянул дроу, потеревшись носом о мою шею. – Тогда идем.

Отпустив меня, едва заметно усмехнулся, так как ножки-то мои подогнулись от его ласк. Чуть пошатнувшись, я выпрямилась и затуманенным взглядом посмотрела в сторону поляны. А там уже вовсю шло представление не для слабонервных.

Ярко-красный, в извилистую черную полоску, дракон опустился на поляну и, сложив одно крыло, дождался, когда по второму, будто по горке, на землю соскользнет эльф. Первый раз я видела на лице остроухого такое счастье. Он будто светился изнутри, с невероятной любовью и благодарностью глядя на дракона. Хотя, судя по окрасу, это была та самая дракониха, которая всю ночь скакала на нем, оседлав перворожденного. И вот, свершилось! Теперь она катала его. Тьфу, что за мысли двойного содержания?..

А меж тем дракониху окутал вихрь воздуха, будто торнадо, сквозь который невозможно было ничего разглядеть, а когда потоки воздуха растаяли, то вместо огромного зверя стояла высокая и стройная дева, облаченная в брючный костюм.

Нет, я так не играю! Я еще могу поверить, что большая часть костей, мяса и кожи куда-то там спряталась в пространственный карман, но вот откуда берётся обувь и одежда? Да и макияж на красотке был безупречный… Эх, ну почему у нас так нельзя? Все новогодние праздники поглощаешь еду, как слон, а потом опа, феном подула и опять модель из журнала Космополитен.

- Так нечестно, - капризно выдала я, смотря сквозь кусты на то, как к огненной деве подлетел эльф и закружил ее по поляне.

- Что именно? – произнес дроу, стоящий за моей спиной.

Хм, увлёкшись перевоплощением, я и забыла, что он все еще тут.

- Она красивая, - с грустью признала я.

- Не спорю, но не в моем вкусе, - как бы между прочим ответил темный.

Вообще-то, я его не спрашивала, но ответ мне понравился. Приободрившись, сделала шаг назад в надежде, что упрусь в тело мужчины и получу гарантированные объятия. Увы, приземлившись на пятую точку, я с растерянностью осмотрела опустевшие кусты. Где мой дроу?

Пока, кряхтя, поднималась и очищала штаны от веточек и листиков, радуясь тому, что с этой стороны горы зимы нет, внимание привлек уже знакомый звук. Подняв взор, смогла оценить еще одну дракониху, что практически бесшумно приземлялась на поляну. Серебристый окрас бликовал в лучах заходящего солнца. С замиранием сердца я приросла к земле, похолодевшими пальцами вцепившись в голые ветки дерева. Торнадо стих и вместо зверя стояла блондинка. Словно при замедленной съемке она взмахнула белоснежными волосами и, радостно взвизгнув, кинулась в сторону. Я медленно повернула голову и, сглотнув, превратилась в соляной столб. На окраине поляны стоял дроу, именно к нему бежала девушка.

То есть все, что я видела наверху, это лишь мое воображение? То есть никакой девушки не было? Дуру решил из меня сделать? Гад! Хорошо, мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним…

- Элькерр? – раздался звонкий голосок.

- Зитаира, что ты тут делаешь? – раздался другой женский голос с приятными бархатными нотками. – Я запретила тебе покидать пещеру.

- Гитаниэлла, но ведь ты едешь на собственную свадьбу! – возмущенно выпалила беловолосая дева, остановившись на полпути к дроу и возмущенно смотря на красноволосую. – Неужели я не могу сопровождать сестру?

- Можешь, но твое вызывающее поведение по отношению к мужчине, недопустимо! – отчитывала сестру избранница эльфа.

Сам же остроухий, обнимая красотку за талию, прижимал ее к себе и поглаживал пальцами спину в области поясницы. Со стороны это выглядело так мило, с таким эротическим подтекстом, что от зависти я закусила нижнюю губу.

Нет, я этого так просто не оставлю! Это что еще за Зита и Гита такие? Нет, одну я еще могу принять, но вот второй в моем списке не значилось. Развернувшись, я возмущённо посмотрела на перо и пергамент, которые зависли в паре метров от меня.

- Покажи, что это за Зита такая? – я протянула руку к пергаменту, но листок, взвившись вверх, отлетел на пару метров и затрепетал на ветру. – Ты чего, боишься, что ли? – опешила я.

Пергамент быстренько обвернулся вокруг пера, и они помчались в сторону дроу. Разумеется, я сиганула за ними. Вывалившись на поляну из-за кустов, произвела настоящий фурор.

Посудите сами. Стою на четвереньках, руки по локоть увязли в сырой земле, сама чудом носом не вспахала борозду, а в двух шагах от меня «белая моль» виснет на дроу. Я зарычала. Девушка, взвизгнув, отскочила. С другого конца поляны послышался заливистый хохот красноволосой и сдержанный смех эльфа. Но не это обидело… Странник тоже смеялся. Переводить взгляд на темного не стала. Отползла на пару шагов назад, высвобождая из жижи руки. После чего медленно поднялась и, развернувшись, побрела в кусты. Моя гордость была в шоке, худшего позора я и представить не могла.

Ушла недалеко. На тропинку, по которой брела к костру, выскочил оборотень, чуть не сбив меня с ног. Реальность дрогнула, и вместо черно-серого зверя передо мной стоял полуобнаженный Рэм.

- Льерра, что случилось? – требовательно спросил он.

Пожав плечами, я показала грязные по локоть руки. Он удивленно вскинул бровь, но большего я сказать не могла, так как боялась разреветься. Оборотень подхватил меня под локоть и потянул в сторону небольшого ручья, где, усадив на поваленное дерево, стал отмывать руки, штаны и куртку.

- Так что произошло? – после того как с процедурой очищения было покончено, поинтересовался Рэм.

- Несправедливость, - усмехнулась я. – Знаешь, в моей жизни с мужиками всегда так. Стоит только глаз на кого положить и поверить в искренность чувств, как получаю по носу.

- Может, не тех мужиков выбираешь? – задал оборотень вопрос.

Я перевела на него заинтересованный взгляд, и брюнет тут же приосанился, занимая более выгодное положение. Хм, может и правда не тех? Ведь знала же, что от эльфов надо держаться подальше. А дроу? Ну и что, он ведь тоже эльф, пусть и темный. Не… Нафиг такие расстройства. Подарив оборотню обворожительную улыбку, ну, по крайней мере, я на это надеялась, собиралась уже встать, но тут, словно медведь, сквозь кусты к ручью вывалился злой странник.

Кинув один единственный взгляд в сторону Рэма, добился того, что оборотня и след простыл. Я же старалась сделать вид, что нахожусь у воды в гордом одиночестве. Немного раздражал скрип пера о пергамент, но так как мысли мои были крайне сумбурны и каждый виток заканчивался стоическим убеждением, что дроу – козел, то и особого беспокойства каракули на листе не вызывали.

- Когда ты начнешь мне доверять? – спросил темный, садясь передо мной на корточки.

Едва заметно передернув плечами, гордо отвернулась к воде. Вот еще! Ничего я объяснять ему не буду, впрочем, как и разговаривать с ним.

- Все что ты себе напридумывала - полная ерунда, - через минуту произнес он.

С большим опозданием я поняла, что могу и дальше молчать, ведь наглое одноперое транслирует все мои мысли. Все что надо дроу, это видеть то, что записывает эта предательница.

- Иди сюда, - процедила я сквозь стиснутые зубы, приманивая к себе ручку.

Ага, размечталась. Перо возмущённо выпустило облачко чернил и застрочило по пергаменту с удвоенной силой.

- Льерр? – позвал Эль.

Вздрогнув от того, что его теплая рука сжала мои похолодевшие пальцы, я с опаской перевела на мужчину взгляд, чтобы тут же утонуть в серой мгле.

- Льерра…

Он протянул вторую руку и заправил прядь моих волос за ушко, после чего провел по щеке, едва касаясь кожи. Первая слезинка, не выдержав накала страстей, проскользила вниз, чтобы с подбородка упасть на колено. Но не случилось. Дроу поймал ее на ладонь и, не отрывая своих серых глаз от меня, слизнул соленую влагу. Сглотнув, облизнула вмиг пересохшие губы. А через мгновение оказалась распластанной на берегу ручья. Сильное тело дроу прижимало меня, не давая возможности дернуться, а поцелуй прочно заткнул мне рот. Да, мужчина умел разговаривать с женщиной. Ведь когда буря страстей разрывает твое сердце и душу на тысячи кусочков, разве можно что-то говорить?

- Глупенькая, мне никто не нужен, кроме тебя, - прошептал Эль, покрывая поцелуями мое лицо и шею. – Когда же ты это поймешь?

- Не знаю. Я же видела, как ты самозабвенно с ней целовался. Кто она для тебя? Может, такая же единственная, как и я, - честно призналась, все еще дико ревнуя.

- Она? – усмехнулся дроу. – Она в том возрасте, когда каждый увиденный ею мужчина выглядит для нее как единственный. Именно поэтому Гитаниэлла не хотела ее брать с собой. Уверен, сейчас она виснет или на гномах, или на оборотне. Может, кому-то из них ее и спровадим?

- Мне их жаль, - через минуту выдала я.

- Жаль? – удивился темный.

- Ага, представляешь, вот прилипнет такая соска и что с ней делать? Фиг отбрыкаешься, - произнесла я.

Дроу, давясь от хохота, поднялся сам и протянул руку мне, за которую я с благодарностью уцепилась. Однако идти своими ножками мне не позволили. Мир взметнулся, и я оказалась на руках темного, прижатая к его телу.

- Сумерки, - пояснил он. – Ты и так плохо в лесу ориентируешься, а сейчас и вообще дальше собственного носа не видишь, так что…

- Неси меня, мой герой, - усмехнулась я, целуя его в щеку, в ответ раздался судорожный выдох и меня еще теснее прижали к груди.

Когда вернулись к костру, все уже расселись по интересам. Неал прижимал к себе Гиту, рассеянно перебирая пряди ее огненных волос, рассыпавшихся по спине. Оборотень шарахался от каждого прикосновения Зиты. Девушка же не оставляла надежду и старалась придвинуться к косившемуся на нее Рэму. Гномы, сидя с другой стороны костра, ехидно посмеивались, комментируя попытки беловолосой, при этом бдя, чтобы она не переключила свое странное внимание на них. 

Эль, не спуская меня с рук, уселся у костра. Тарин тут же подал ему две миски с уже остывшей едой, но ни меня, ни дроу это не смутило.

- Так вот ради кого ты соблазнил меня, дорогой, - промурлыкала Гита.

- Да, это наша мессия, - подал голос эльф.

- Она не производит впечатления человека, умеющего пользоваться мечом. Тем более что он необычный. Ты уверен, что девочка справится? – с легким сарказмом продолжила допытываться дракониха.

- Главное, что в этом уверены другие, - вполне дипломатично, но все равно обидно ответил остроухий.

- Так что же ты поперся с нами, если не веришь в меня? – не выдержала я.

Терпеть не могу, когда обо мне говорят в третьем лице.

- А я не жалею, - произнёс эльф, прижимая к себе Гиту. – А ты, дорогая?

- Думаю, она справится, - усмехнулась дракониха, целуя светлого.

- Не завидуй, - шепнул мне дроу, и как только я повернулась, тут же накрыл мои губы своими.

Однако дальше поцелуев процесс не пошел, так как неожиданно вскочивший со своего места оборотень, с грозным рыком, трансформируясь на ходу, умчался в лес. Видимо, «красная шапочка» лучше излишне навязчивой драконихи. Блондинка же обвела взглядом оставшихся и, прикусив нижнюю губу, скосила взор на гномов. Те, в свою очередь, сдавленно икнули и оповестили о том, что идут спать, вместе, чем вызвали мой ехидный смех. Блондинка насупилась и проинформировала о том, что тогда, лично она, вернется домой. Провожать никто не пошел…

 

Глава четвертая: Утро добрым не бывает или, а не пойти ли вам к троллю?

3973 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Готовый сайт из галереясайтов.рф