Победа с женским лицом

Победа с женским лицом

Аннотация: Красивое имя, данное при рождении, должно определить судьбу. Вот только для Виктории Судьба уготовила особый сценарий. Обычная девушка современного мира, биолог не по образованию, а по велению души, оказывается в необычном мире. Искала пропавших родных? Нашла приключения. Искала дом? Нашла мир. Искала любовь? Нашла испытания. Неужели Вика недостойна простого человеческого счастья? Борись, девочка. Сражайся. И обязательно побеждай. Помни, что не имя определяет судьбу, а сами мы - творцы своей жизни.

На "Призрачных мирах"

Доступные форматы: FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3

 

 

- Вики! – раздался звонкий женский голос с едва различимыми истеричными нотками.

- Да, мама.

Я подняла усталый взгляд от клумбы, на которой вот уже несколько часов высаживала цветы в виде грядок с замысловатыми знаками, и посмотрела на родительницу. Роскошная женщина в шляпе с широкими полями и хрустальным бокалом на длинной ножке в руке шла в мою сторону.

- Вики, деточка, ты еще долго? – капризно поинтересовалась она.

- Нет, мама. Осталось засадить только букву «s», - скрывая усталость, проговорила я.

- Это очень важно, моя хорошая, - произнесла маман.

Сняв шляпу, она очень внимательно осмотрела фронт работ, выдохнула и добавила:

- Я бы хотела, чтобы у наших заказчиков всегда было финансовое благополучие.

- Мамулечка, думаю, у них и так с финансами более чем хорошо, раз они смогли нанять тебя, - проговорила я, прикапывая в лунку очередной цветок.

- Ну что ты, милая! - возмутилась родительница. - Денег не бывает много. Их бывает либо мало, либо достаточно для чего-то интересного.

- Как скажешь, мамулечка, - откликнулась я, мысленно костеря тяпки, лопаточки и цветочки всеми известными мне ругательствами.

- Ты умница моя! Вот видишь, в работе садовода нет ничего такого, что заставляет морщиться твой неидеальный носик. Заканчивай, дорогая. Хозяева мечтают увидеть результат.

На этом она оставила меня и направилась к шикарному бело-розовому двухэтажному особняку, но через пару метров резко обернулась:

- Ах да, не забудь убрать добавку.

- Да, мама, - отозвалась я.

Прикопав последний кустик с ярко-оранжевыми цветами, встала и с хрустом размяла спину, передернув усталыми плечами.

- Фи, детка, тебе надо срочно заняться спортом, - кинула на прощание родительница.

Подобрав ярко-синюю шифоновую юбку, она поплыла в сторону дома, плавно покачивая безупречными бедрами. Скривившись от боли в ноющих мышцах, я наклонилась за инвентарем.

Неделю назад приехав к маме в отпуск, я надеялась выспаться, нагуляться и понять, чего же я, биолог по образованию, хочу от этой жизни. Мой отец и брат, которые погибли в экспедиции на планету Карук, были биологами от бога. Они участвовали в секретном проекте, который был настолько засекречен, что даже спустя десять лет мне не удалось найти никакой информации или документации о нем.

Много лет назад мой отец специально изобрел одну крайне интересную добавку-удобрение, которая позволяла за несколько часов не только прижиться растению, но и вырасти на несколько сантиметров. То есть вы сажаете цветник утром, а к вечеру у вас прекрасная альпийская горка. Был небольшой побочный эффект. Растения быстро росли и быстро старели. Красота клумбы могла продержаться максимум год, затем многолетние цветы просто умирали, так как за год проживали жизнь длиною в несколько лет.

Моя маман, будучи изначально очень светским человеком, быстро смекнула выгоду от этого изобретения и, закончив ничем не примечательные курсы ландшафтного дизайна, через год выиграла гран-при международного конкурса по благоустройству самых невзрачных дворов. А еще через год стала самым высокооплачиваемым дизайнером в городе. Сейчас к ней записываются за несколько месяцев, цены просто баснословны, но мамочку это нисколько не смущает. Она сама выбирает к кому и когда приедет, и уж тем более сама определяет, что и где будет расти. «Королева сада» - так за глаза называли мою родительницу.

Когда отец и брат погибли, все боялись, что мамочку покинет вдохновение, и она закроет свой бизнес, однако все пошло с точностью до наоборот. За десять лет мамулечка приобрела славу «светской львицы» и ни одно более или менее значимое мероприятие не проходило без ее непосредственного участия. При этом не только, как почетной гостьи, но и как дизайнера-декоратора. «Наша фея цветов» - так ее окрестила светская пресса, за что мамочка с немалым ехидством сливала им последние сплетни знатных семей.

Удивительно, но все это совершенно не прельщало меня. В отличие от родительницы я могла часами сидеть в лаборатории, исследуя взаимодействие клеток, проводя опыты над растениями, но больше всего я любила лечить растения и животных. Немногочисленные друзья за глаза прозвали меня «Айболит флоры и фауны». Маман моего увлечения не признавала, не единожды пытаясь вразумить свое чадо: «Деточка, с твоей внешностью надо удачно выйти замуж, а впоследствии продолжить мой бизнес. Хотя вряд ли у тебя есть к этому способности. Твоя фантазия слишком убога. Ах, ты даже платье сама выбрать не можешь!»

Во время таких монологов я стояла в сторонке, кивала головой, мыслями соединяя очередные молекулы и пытаясь просчитать температуру распада.

Я была полным разочарованием мамулечки. По ее словам, природа на моей внешности «отдохнула», и только ее неустанный труд не дал загубить еще и фигуру. Дословно она считала следующее: «Жиденькие невзрачные волосенки, всегда затянутые в узел на голове, серые, ничего не выражающие, кроме интеллекта замызганного ученого, глазки. Слава богу, прямой, но слегка длинноватый нос, и вечно пожеванные в нервном состоянии губы могут лишь оттолкнуть, но никак не привлечь мужчину».

Тело же, по словам мамы, мне досталось от нее, и поэтому третий размер груди, узкая талия, накачанный пресс и длинные ноги в комплекте имелись в наличии. Хотя, глядя на мамочкину фигуру, которая и в ее возрасте выглядела так, как будто ей все еще двадцать, казалось, что я все-таки ущербна.

«Вики, тебе бы пластику лица сделать, волосы пересадить, и куколка бы была», - вещала маман каждый раз, после того как узнавала, что мужчина в моей жизни так и не появился.

А откуда ему появиться? В школе я была истинным ботаником и по внешнему виду, и по призванию души. В Институте тем более. Узнав, кто был моим отцом, декан факультета по экспериментальной биологии привлекла меня ко всем возможным студенческим проектам. Увы, за пять лет моей учебы она так и не дождалась от меня прорыва в науке, и поэтому с легкой совестью сбагрила в лабораторию при Институте. Ну не блистала я умом! Третий год я корплю над пробирками, осознавая, что если срочно что-то не поменяю, то покроюсь красным мхом, над которым бьюсь уже шестую декаду. Увы, мох получался синим, желтым, оранжевым, даже черным и в крапинку, но только не красным.

Для чего мне красный мох? Дело в том, что если мы сможем искусственно выводить этот самый редкий экземпляр, то перестанем зависеть от планеты Урай, которая поставляла на весь космос редкие выжимки из этого растения. Лекарство, основанное на этих выжимках, лечило от радиации быстро и без последствий.

Я отвлеклась. Как вы уже понимаете, если просиживать с утра до вечера, а уж если быть честной с самой собой, то с утра и до утра в лабораториях, соединяя клетки и наблюдая синтез, то личная жизнь отсутствует как факт. Честно говоря, меня это мало заботило. Я вообще ощущала себя скорее бесполым роботом, чем женщиной, за что огромное спасибо моей маман. Еще в подростковом возрасте она вбила в мое, тогда еще крайне ранимое, сознание факт того, что на любовь в этом мире я могу не рассчитывать.

Осознание полной замкнутости и безвыходности пришло ровно неделю назад. Сложно сказать почему. Может потому, что моя лучшая подруга, ну, я так думала, пригласив на свадьбу, четко дала понять, что прийти я должна с парнем. Видите ли, одинокая девушка среди гостей - это плохая примета. Вы о таком слышали? Лично я - нет. Парня у меня отродясь не было, поэтому, мысленно отказавшись от свадьбы, я взяла отпуск, чем несказанно удивила директора лаборатории. Вместо праздника я направилась к маман, получать дозу ущербности и несостоятельности, чтобы потом вернуться и зализывать вскрывшиеся душевные раны.

Однако мамулечка в кое-то веки обрадовалась моему приезду. И вот бы мне насторожиться… Так нет - я решила поверить в сказку. Дурочка!

- Завтра мы отправляемся в дом мадам де Краргар. Они так просили обновить их сад, что я не удержалась и согласилась. Времени будет мало - всего день. Я не успею нанять садовника, значит, ты мне поможешь. Вики, я надеюсь, сажать цветы в этом Институте тебя научили? - поинтересовалась родительница.

Усмехнувшись про себя, я кивнула.

- Вот и славненько, - пропела мамулечка, покидая мою комнату в ее особняке на окраине столицы.

На следующий день ни свет ни заря мы были в двухстах километрах от столицы перед этим самым домом. Елизавета или, если хотите, мадам де Краргар с таким радушием встретила мамочку, что я испугалась, уж не задушит ли она ее в объятиях? Однако маман, которая ужасно относилась к такого рода проявлению чувств, в этот раз не только стерпела, но и ответила дружескими поцелуями в обе щеки. На мой вопросительный взгляд она лишь подмигнула и, обозначив фронт работ, уединилась с хозяйкой на веранде, откуда время от времени приходила проверять мою расторопность.

День ощутимо превращался в вечер. Клумба благоухала ароматами цветов, я же сидела на травке, боясь пошевелиться. Тело болело, рук и ног я просто не чувствовала. Единственное желание, которое еще теплилось в моем, затуманенном пыльцой, мозгу - это принять душ и растянуться на любой, более или менее сносной кровати.

- Дорогая, вставай! Елизавета пригласила нас на ужин. Я так понимаю, платье ты не захватила? – жеманно произнесла родительница.

Я перевела усталый взгляд на мамулечку и лишь усмехнулась.

- Ну эту проблему я решу, - тут же обрадовала меня мамуля. - Благодари бога, что у нас один размер.

- Мам, мне бы в душ и отдохнуть, - устало произнесла я.

- Никаких отдохнуть! - взвилась родительница. - Ванну найдешь в доме. Только умоляю, не лезь в личные комнаты де Краргаров. Гостевой душ есть на первом этаже. И вставай уже, чудовище мое, - взмолилась она.

Грустно вздохнув, я отскреблась от травки и поплелась в сторону дома. По пути завернув к машине, вынула из багажника сумку и, кинув туда инвентарь, захлопнула крышку. Фары мигнули, намекая на то, что автомобиль ушел в спящий режим. Я же, искренне позавидовав машине, перевела усталый взгляд на темнеющее небо и отправилась приводить себя в божеский вид.

В дом вошла со стороны веранды, минуя главный вход. Странно, но попала не в гостиную, а на кухню, где суетилась пышнотелая женщина в фартуке, явно готовящая ужин.

- Простите, - попыталась я привлечь к себе внимание. - Не подскажете, где тут душ?

Женщина вздрогнула и, просыпав муку мимо сита, перевела на меня недовольный взгляд. Она ткнула пальцем в сторону полупрозрачной белой двери и вернулась к прерванному занятию.

- Спасибо, - поблагодарила я, желая побыстрее убраться с глаз долой.

Раскрыв дверь, слегка обомлела. Перед взором был зимний сад. Экзотические тропические растения стремились к прозрачной, но уже темной, крыше, а умопомрачительный запах смешивался с теплой сыростью, витающей в воздухе.

«И это душ?» - промелькнула мысль.

Стоило сделать несколько шагов внутрь, как я обнаружила небольшую белую ванну, над ней на металлическом кронштейне висела лейка душа. Если честно, то я ожидала более уединенное место, но, как говорится, что есть, то есть. Раз маман запретила соваться к хозяевам, значит, буду мыться с растениями.

Быстренько скинув комбинезон, в котором все это время парилась, а также изрядно пропотевшее нижнее белье, я переместила свое запыленное тело в белоснежную ванну, включив воду. Взвизгнув от ледяных струй, попыталась отрегулировать кран. Куда там! Сколько ни крутила, все равно лилась чуть теплая вода. Да и бог с ним! Нашарив в сумке мыло, посетовала, что шторка была только с одной стороны, а с другой - прекрасный вид на созданную мною клумбу. Намылив голову, я услышала смех. И что самое ужасное - он был мужским.

- Дорогая Луиза, сюрприз удался. Вы были правы, это незабываемо.

Я быстренько протерла глаза и уставилась на мужчину, который с таким надменным и пренебрежительным взглядом разглядывал меня, что мне стало страшно. Переведя взор чуть в сторону, я наткнулась на осуждающий взгляд матушки, а чуть левее стояла Елизавета де Краргар, приложив холеные пальчики к губам в немом жесте. Черт!

- Вики?! - в голосе маман было удивление. - Что ты тут делаешь?

Я же пыталась прикрыться шторкой, которая опасно трещала, оповещая о том, что вся металлическая конструкция может рухнуть в любой момент.

- Душ, - пролепетала я, продолжая с ужасом смотреть на молодого мужчину.

- Луиза, похоже, ваша дочь решила сразу показать мне все свои достоинства, - меж тем проговорил он. - Поражен. Не впечатлен, но поражен ее смелостью и находчивостью. Девочка, неужели так замуж хочется?

Я переводила взгляд с мужчины на маму и обратно, отказываясь верить в услышанное. Мамулечка давно пугала меня тем, что возьмется за мою личную жизнь. Она обещала найти самого достойного, вот только я не подозревала, что поиски будут проходить именно так.

- Максимилиан, не стоит придавать этому инциденту такое значение, - сказала родительница, беря мужчину под руку и отворачивая от меня. - Девочка ошиблась помещением.

- Ошиблась? Она что, не может отличить зимний сад от ванной комнаты? Луиза, уж не хотите ли вы подсунуть мне ущербную девицу? Дорогая, глядя на вас, я боюсь, что на вашей дочери природа «отдохнула», - произнеся это, мужчина позволил увести себя из помещения.

- Как вы могли?! - прошептала Елизавета, все еще пребывая в шоковом состоянии. - Так предстать перед моим сыном? Вы разочаровали меня, девочка. Сильно разочаровали.

После чего она резко развернулась и выскочила из зимнего сада.

Глаза нещадно щипало от сползающей с намыленной головы пены. Все тело замерзло от льющейся холодной воды, но я все равно стояла, вцепившись в злополучную шторку, боясь пошевелиться. Весь кошмар произошедшей ситуации очень медленно, но четко доходил до меня. Это был не кто иной, как Максимилиан де Краргар. Вообще-то, он редко посещал дом своих родителей, но, видимо, сегодня мне повезло. Молодой мужчина считался самым завидным женихом на этом континенте. Да чего уж там - на всей Земле! И вот мужчина-мечта оказался в зоне досягаемости, а я так опростоволосилась. Маман мне этого не простит. Только эта мысль пронеслась в моей голове, как дверь с грохотом распахнулась, впуская мою родительницу, больше всего похожую на фурию.

- Ты идиотка?! - с порога спросила она.

Не выдержав эмоционального давления, я медленно опустилась в ванну, подставив голову под холодные струи. Закрыв глаза, ждала, пока мыло стечет с волос.

- Я тебя спрашиваю! - взвизгнула мамулечка.

- Мам, зачем ты это устроила? - устало спросила я.

- Зачем?!

А вот тут произошло странное: на глазах ее лицо разгладилось и, подарив мне предвкушающую улыбочку, она пропела:

- Значит так, тело твое он видел, и поверь, там есть на что посмотреть. Слава богу, что волосенки ты намылила, и он не видел их тщедушности. Ну а с остальным я справлюсь. А теперь живо вылезай. Вот платье, вот фен… Даю тебе полчаса, и чтобы была само достоинство.

- Мам, ты с ума сошла? - опешив от такого поворота, спросила я.

- В смысле? - искренне удивилась она.

- После такого позора, что сейчас пережила, ты хочешь, чтобы я вышла к столу? – возмущенно пропищала я, до последнего не веря своим ушам.

- Да, и вышла с гордо поднятой головой. Дорогая, или ты думаешь, я зря все это устроила? - маман прищурилась и, поджав губы, отвернулась.

- То есть ты специально его сюда привела? – уточнила я.

- Да, - ответила она.

- Мама?! Но зачем? - я все еще надеялась на здравомыслие своей родительницы.

- А как еще, по-твоему, я могла показать твои достоинства? Чем привлечь такого, как Макс? Твоими опытами надо мхом?! - взвилась мамулечка.

- Мама!..

- Я все сказала, чтобы через час была в столовой или...

- Или? - переспросила я.

- Или больше на меня не рассчитывай. Я не буду обеспечивать твое будущее, если ты сама его обеспечить не хочешь. Можешь сидеть в своей замшелой лаборатории, можешь делать что хочешь, но ко мне больше ни ногой! - на этом она стремительно развернулась и покинула сад.

Выбравшись из ванной и закутавшись в махровое полотенце, уже приняла для себя решение. Я люблю свою мамулечку, очень люблю. Я - единственный живой родственник в ее жизни. Но моя драгоценная привыкла жить для себя, она привыкла быть на гребне популярности, и такой груз, как дочь-неудачница, ей не нужен. Смогу ли я прожить без нее? Время покажет. Но вот делать то, что она от меня требует, я больше не буду. Не смогу. Стыд, который до сих пор сковывает мое тело, а также желание провалиться сквозь землю, будут посещать меня каждый раз, когда мой заискивающий взгляд встретится с глазами Максимилиана или Елизаветы де Краргар. Не хочу. Не смогу. Не буду.

Не обращая внимания на серебристое вечернее платье, расшитое жемчугом, я натянула черные джинсы и серую водолазку, привезенные с собой из дома. Обула ноги в легкие мокасины и, привычно завязав еще мокрые волосы узлом, оглянулась в поисках запасного выхода из этого зимнего храма-сада. Искомое чудо оказалось по ту сторону от ванны. Я стремительно подошла к стеклянной двери, умело замаскированной под видовое окно, ведущей как раз на парковочную площадку.

- Прощай, мамулечка. Здравствуй, свобода и нищета, - с этими словами я приоткрыла створку и шагнула на газон.

Кинув взгляд на припаркованную у дома машину, поняла, что назад буду добираться автостопом. Во-первых, авто - мамулино, а во-вторых, зеленое нечто заперто черным и явно агрессивным джипом. Кому он принадлежал, я догадывалась, а потому, поднимать шум не собиралась.

Практически все мои вещи были со мной. Заезжать к родительнице домой я не планировала, прекрасно понимая, что там меня, кроме злобных и истеричных сообщений, ничего не ждет.

Здание железнодорожного вокзала встретило непривычной тишиной. Я просто никогда не была в нем ночью. Автомат выдал билет до Институтского городка. Нет, возвращаться в лабораторию я не собиралась, но прихватить вещички и официально уволиться, получив расчетные, не помешает.

***

На следующий день, выходя из Института, я глупо улыбалась, держа в руках конверт с документами. Конечно же, директор удивился такому решению, но останавливать, а тем более уговаривать, не стал. Видимо свято верил, что это не более чем «дамский психоз» и, потыкавшись по другим работам, я буду слезно молить вернуть меня обратно. Одно я знало точно - назад не вернусь.

Я чувствовала удивительную свободу и эйфорию от, казалось бы, обычного поступка. Уволилась! Послала всех и все куда подальше. Взор остановился на витрине французской пекарни. Полученные деньги грели ладонь даже сквозь белоснежный конверт. Я достойна подарка. Спустя четверть часа я поглощала черничное пирожное, запивая свежезаваренным кофе, и жмурилась от солнечных лучей. Огромное видовое окно лишь слегка прикрывал прозрачный, очень дорогой, тюль.

Ну вот и все. Свободна, как птица, вот только куда лететь? Непонятно…

Порывшись в рюкзаке, я выудила планшет, который еще вчера, как только покинула дом де Краргаров, предусмотрительно отключила. Да, это своего рода трусость, но давление мамочки можно преодолеть только так. Мысленно сосчитав до десяти, активировала устройство и по-детски зажмурилась. Буквально через минуту стали раздаваться щелкающие звуки, информирующие о количестве оставленных сообщений и попыток связаться со мной, «неразумной». Быстренько пробежав взглядом сваленную информацию, отметила три сообщения от маман, удалила их, не читая, три сообщения от той самой подруги, что на днях вышла замуж. Ну надо же, меня обвинили в предательстве и просили больше ее не беспокоить. Недолго думая, просто удалила ее контакты из планшета.

Так, а это что? Более десяти сообщений от Кати. Так-так, странно… Моя институтская подружка пребывала в далекой Франции и за время нашей разлуки написала не больше десяти сообщений, а тут такая тяга общаться. К чему бы это? Но поразмыслить на эту тему мне не дали. Планшет замигал, требуя немедленно активировать абонента с незнакомого номера.

- Слушаю, - произнесла я.

- Ах ты, дрянь! -  на другом конце раздался голос маман, больше похожий на визг чудовища.

- Мама?

- Для тебя - больше нет! Ты так меня подставила! Ты даже не представляешь, как ты меня унизила! Я никогда, слышишь, никогда не прощу тебе этого!!! Жаль, что ты была слишком маленькой, чтобы отбыть на том треклятом корабле с твоим ненормальным отцом! Сыночка прихватил, а доченьку забыл! Старый маразматик!!! Жаль, что ты не сдохла с ними вместе. Я ненавижу тебя, слышишь?! Не-на-ви-жу!!!

- Слышу, мама. Больше я тебя не побеспокою, - произнесла глухим голосом, стараясь сдержать слезы.

- Сделай милость, - прорычала маман, отключив связь.

Это было в мамином духе: наговорить гадостей, заставить чувствовать себя виноватой, а потом сделать вид, что все это тебе лишь приснилось. Вот только такого она раньше себе не позволяла. Злость, неконтролируемая, сочившаяся даже сквозь спутниковую связь. И что она там говорила про отца? Жаль, что я не попала на тот корабль? Эх, знали бы вы, как мне жаль! Папуля, братик, где бы вы ни были, надеюсь, вы там счастливы. Утирая слезы, я на автомате активировала следующий вызов.

- Тори? - раздался знакомый голос.

Улыбнувшись, я перевела взгляд в окно и застыла. Абонент, с которым я собиралась общаться, стоял напротив кафешки и смотрел точно в мою сторону.

- Кати?! Что ты тут делаешь? - искренне удивилась я, рассматривая подругу, которая крутилась на одном месте, будто кого-то разыскивая.

- Тори, мне надо срочно тебя увидеть.

- Ты видишь меня, дорогая. Ты стоишь напротив кафе, в котором я поглощаю самый вкусный в мире десерт, - улыбнулась я.

- Черничный? - уточнила подруга.

- Да, - выдохнула я.

- Заказывай, бегу, - произнесла она.

Через несколько минут Кати, словно ураган, ворвалась в кафешку и кинулась мне на шею.

- Тори, солнышко, как хорошо, что я тебя встретила! Не поверишь, но я приехала за тобой.

И в этом она вся. Вывалить на тебя в одну секунду все новости, и пока ты перевариваешь, концентрировать следующие.

- То есть? – осторожно переспросила я.

- Нам в проект срочно нужен биолог, - сверкая глазами, произнесла подруга.

- Ну, и? – не понимала я. - Ты же сама закончила биологический.

- Тори, ну какой из меня биолог? – подруга всплеснула руками, чуть не задев чашку с кофе. - Я врач! Да, я могу участвовать в проектах, связанных с флорой и фауной, но только в рамках влияния этой самой флоры на человека. Не более. А нам, ну просто очень, нужен человек, который может изучать сочетание видов. Тори, поверь, это уникальный проект!

В институте мы все учились на одном биологическом факультете, вот только большинство впоследствии стали врачами, и только единицы окунулись в изучение той самой флоры и фауны не только на Земле, но и на других обитаемых планетах. Я же была очень узконаправленным специалистом. Я изучала новые, искусственно выведенные путем смешивания и скрещивания на молекулярном уровне, живые создания. Иногда это были растения, иногда животные. Чаще всего это были опыты взаимодействия человека с теми или иными новыми видами.

Втайне я мечтала попасть в экспедицию, которая будет изучать новый, только что открытый мир, его флору и фауну, а также возможность существования всего этого в сочетании с человеком и его непосредственной деятельностью.

- Кати? - попыталась я привлечь внимание подруги. - Стой!

Девушка замерла и, не мигая, уставилась на меня.

- Кати, я вряд ли тот специалист, который вам нужен, - осторожно начала я, но договорить мне не дали.

- С ума сошла?! - возмутилась девушка. – Я, как только сказала шефу, что знаю Ракхер, он тут же купил мне билет на самолет, сказав, чтобы без тебя не возвращалась.

Я набрала в легкие воздуха, в надежде вставить свою реплику, но ручонка Кати закрыла мне рот.

- Тори, ну что ты тут делаешь? Мох свой выводишь? Не надоело?! Ну хочешь, будешь его у нас выводить, в свободное от основной работы время? Кстати, у нас такое уникальное оборудование, что сделаешь ты это в разы быстрее. Тори, миленькая, любименькая, соглашайся.

При этом Кати так умилительно хлопала накрашенными ресницами, что еще чуть-чуть и устроит сквозняк.

- Я больше не работаю над мхом, - сказала, опуская взгляд.

Почему-то стало стыдно, что даже этот проект я не смогла довести до конца.

- Правда?! Супер!!!

Подпрыгнув на стуле, Кати завертела головой, подзывая официантку. Показав ей знак расчета, она повернулась ко мне и с горящим взором сообщила:

- Пошли быстренько тебя уволим. Вечером есть самолет во Францию. Билеты я сейчас закажу, так что времени достаточно.

Не дожидаясь моего согласия, подруга вытащила трехмерный планшет из сумки и, активировав программу транспортных услуг, стала бронировать места.

- Твой ID? – рявкнула она.

На автомате продиктовав требуемое, я хлопала ресницами, понимая, что ни одного минуса в этом предложении не нахожу. Я буду далеко от мамы, далеко от Макса и всей этой истории, а когда вернусь, все уже забудется.

- Ну что? Пошли увольняться? - спросила радостная Кати.

- Я уже, - ответила, растягивая губы в ухмылке.

- Что уже? – прищурилась подруга.

- Уже уволилась, - сообщила я, показав Кати конверт.

- Умничка! Тогда за вещами и в аэропорт!

С одной стороны - это казалось нереально быстрым и практически невозможным. С другой - мне как раз не хватало именно такого человека, который растормошил бы меня, выведя из спячки, не дав скатиться в депрессию.

***

Ерзая в кресле самолета, пыталась пристроить свои ноги так, чтобы хоть на полчасика, но заснуть. Увы, когда мы прибыли в аэропорт, остались только места эконом-класса. Вроде бы и лететь недолго, но все равно, комфорта мало.

- Ты чего? - спросила Кати сонным голосом.

- Спи, все в порядке, - попыталась успокоить ее.

- Вижу я, как у тебя все в порядке, - пробурчала подруга.

Поудобнее усаживаясь в кресле, она вызвала стюардессу. Недовольная и сонная девушка, поправляя униформу, материализовалась в проходе.

- Бутылку шампанского, - произнесла Кати, затем переведя взгляд на меня, продолжила: - Нет, лучше две.

- Три, - буркнула я.

- Точно, три будет в самый раз. Та-а-ак, фрукты есть? - деловым тоном продолжала подруга. Стюардесса кивнула. - Тащи. Сыр? - девушка покачала головой. - Плохо, хотя мы же не коньяк глушить собираемся. Шоколад?

- Есть, но дорогой, - ответила брюнетка, заправляя прядь, выбившуюся из прически и мило улыбаясь.

- Я что, спрашиваю о его стоимости? – прошипела подруга.

Стюардесса на мгновение напряглась, после чего прошлась оценивающим взглядом по мне и Кати и скептически усмехнулась. Подруга тут же напыжилась, потянулась к сумке и, вынув платиновую карту Банко-Космо, победоносно оскалилась.

- Простите, - пролепетала вмиг посеревшая стюардесса и кинулась выполнять заказ.

- Показушница, - буркнула я.

- Каждый должен выполнять свои обязанности, - наставительно заявила Кати, убирая карту и поворачиваясь в мою сторону. - Вещай, что у тебя?

- Мама, - сказала я уставшим голосом.

- Ну, мама у тебя всегда была. А вот то, что ты пляшешь до сих пор под ее дудку - это плохо.

- Уже не пляшу. Она от меня отказалась, - усмехнулась я.

- Есть бог на свете! - радостно сообщила Кати. - Ну, наконец-то. Ура! За свободу!

Она разлила принесенное шампанское и пьянка началась.

***

Все, что происходило дальше, больше всего напоминало нарезку фотографий из глянцевого журнала. После первой бутылки Кати потребовала объяснить, почему, собственно, я разругалась со своей «драгоценной мамулечкой». Уж не знаю, чем я в тот момент думала, но, прерываясь на всхлипы и запивая оные пузырчатой жидкостью, поведала подруге о своем позоре. Когда истеричный ржач подружки сменился постаныванием, с регулярным постукиванием по сиденью предыдущего ряда, с этого самого сиденья поднялся мужчина и, многозначительно посмотрев на нас, выдал:

- Не все мужики козлы!

- Что? Правда, что ли?! - спросила Кати, после чего, икнув, протянула мужчине бутылку и сказала: - Так выпьем же за вымирающую расу «некозлоидных мужиков».

- Я не буду за это пить! - возмутился мужчина. - И вообще, вы в общественном месте. Как вы можете себя так вести?

- Так, как представляете вы, я не смогу, - прохихикала подруга. - А вот слегка по-другому, вполне.

После чего, закусив нижнюю губу, призывно подмигнула.

- Кать, не надо!

Я попыталась ее одернуть, на что подружка, отмахнувшись, встала в проходе и, не обращая внимания на проснувшихся и с удивлением смотрящих пассажиров, сообщила:

- Тори! Если этот представитель мужского пола... Ха, прикинь, только по-ла, ни подоконника и ни стены, а именно пола, утверждает, что не все такие. Пусть докажет!.. Мужик, ты готов доказать, что ты мужик?

- Я не собираюсь двум пьяным идиоткам ничего доказывать! – возмутился мужчина.

Дальше все было как в сером тумане. Вроде бы я сидела, отвернувшись к иллюминатору, и пыталась в темном небе увидеть звезду своего счастья.

- Тори, тебе мужик нужен? - спросила подруга, падая на сиденье и открывая третью бутылку.

- Нет, мне и одной хорошо.

- Глупость! Одной плохо! - сообщила Кати, разливая шипучку.

- Кати, дорогая, - раздался мужской голос с предыдущего ряда.

Я перевела вопросительный взгляд на подругу, но она, подмигнув и чокнувшись бутылкой о пластиковый стакан, встала и перешла на то самое кресло, по которому некоторое время назад активно стучала.

Следующей вспышкой сознания была стюардесса, которая со слезами на глазах умоляла меня вытащить мою подругу из туалета. На мой резонный вопрос, что она там делает, девушка засмущалась и, наклонившись, шепнула:

- По-моему, они там занимаются сексом.

- Да? - удивилась я. – Ну, не буду им мешать.

После чего переместила тело на другой подлокотник и опять заснула. Сколько прошло времени, я не знала, но в сонный и очень пьяный мозг ворвался металлический голос:

- Пристегните ремни, через двадцать минут самолет осуществит посадку.

Именно в этот момент мой организм решил, что издеваться над ним так нельзя и потребовал своей личной жизни. Вместо того чтобы как приличная пассажирка сесть ровно, пристегнуться и молиться всевышнему, я, перепрыгнув через обалдевшую Кати, ринулась в туалет.

- Девушка, вы куда? - взвизгнула стюардесса, пытаясь ухватить меня за руку.

Увы, я, а точнее, мой организм был проворней. Как именно я разместилась около унитаза на коленях, вспоминать не хочу. Но, увы, помню.

- Девушка, вернитесь в салон, сядьте в кресло и пристегнитесь, - скреблась в дверь стюардесса.

- Я тут пристегнусь, привяжусь и останусь жить, - простонала я, склоняясь над металлическим другом при очередном снижении.

- Девушка, а если посадка будет жесткой? Это не по правилам! - взвыла брюнетка в форме.

Мне же в этот момент было глубоко плевать, жесткой она будет или мягкой, лишь бы случилось это побыстрее. Момент, когда шасси коснулись взлетно-посадочного покрытия, помню четко, ибо он совпал с моим желанием помыть лицо. В итоге я приобрела шишку на лбу от крана.

- Выходи, красотка, нас ждут великие дела! - гаркнула Кати.

Она так долбанула по двери туалета рукой, что эта позорная преграда сложилась гармошкой, выпуская бледную, мокрую и все еще пьяную меня.

- Ух ты, жива! Кстати, ты лифчика моего тут не видела? - спросила подружка, заглядывая внутрь. - Хм, нету. Упер, зараза. Нет, ну ты посмотри, мало того что потребовал показать, что такое «бабское счастье», так еще и лифчик упер. И после этого он мне будет говорить, что мужики не козлы?! Козлы, однозначно!

С трапа спускались кубарем, точнее падала я, а какой-то мужчина, стоявший внизу, поймал своим, распростертым на асфальте, телом мои бренные останки.

- Тори, с мягкой посадкой. Ну что ты на нем разлеглась? Ни рожи, ни работы, ничего. Хотя в штаны я не заглядывала, но боюсь, там тоже все скучно, - усмехнулась подружка, сдергивая меня с мужика.

- Простите, - прошептала я, хотя вряд ли он услышал.

- Так, где наш катафалк? - рыкнула подруга, когда здание аэропорта все-таки выпустило нас наружу.

Вещи были сгружены на тележку, которую служащий, обалдевший от напора подружки, молча и благоговейно вез за нами.

 - Ден, чтоб тебя! - крикнула она, усиленно размахивая руками и подпрыгивая, при этом ее вело то в одну, то в другую сторону.

- Катерина, что с вами? - спросил молодой мужчина, подходя к нам.

- Знакомься, Тори, это образчик мужского достоинства, а значит, последний в списке мужиков, в которых можно влюбляться. Эта скотина разобьет твое сердце, предварительно долго и успешно будет издеваться над тобой, твоими чувствами и, напоследок, предложит расстаться друзьями. Так вот, это чудо природы никто иной, как Дентан Врановский. А теперь внимание! - она сделала паузу, не обращая внимания на потемневший взгляд мужчины и ходившие ходуном желваки. - Он у нас специалист по урегулированию конфликтов. Заметь! Лучший из лучших. Тори, у нас, вообще, только лучшие из лучших.

- Кати! - попытался рыкнуть мужчина, но подружка проигнорировала выпад.

- Ден, перестань буравить меня своими восхитительными глазками! Ты уже выработал во мне иммунитет. Милое, хотя сейчас не очень милое, но все-таки создание - Виктория Ракхер, - Кати ткнула в меня пальцем. - Можешь передать боссу, что задание выполнено. А сейчас, будь душкой, доставь нас ко мне, ибо в противном случае я укачу вон с тем мужиком, прихватив Тори с собой.

Она махнула рукой за спину Дена. Мужчина медленно повернулся, выругался и, схватив Кати за локоть, поволок к черной машине, я же, как сомнамбула, семенила следом.

В машине я вырубилась. Дентан растолкал меня и спросил, смогу ли я дойти до квартиры. Я уверила, что могу. В апартаментах на последнем этаже было две спальни и гостиная, совмещенная с кухней. К каждой спальне примыкало помещение, при проверке оказавшееся ванной и туалетом в совмещенном виде. Вторая дверь вела в огромную гардеробную, но отдать должное всей этой красоте я не смогла. На автомате стащив с себя вещи и рухнув на постель, я с блаженной улыбкой провалилась в глубокий и, надеюсь, непрерываемый сон.

***

- Тори, вставай! Вставай, соня, через три часа мы должны быть в кабинете шефа! - проорала мне в ухо подруга, падая на постель рядом со мной. - Знаешь? Я ненавижу летать, а тут два перелета за сутки. Ужас!

- Вот скажи мне, неугомонная моя, что ты вытворяла в самолете? И почему искала лифчик в туалете? Ты что, с ним спала? – выпалила я вопросы, оставшиеся в моем мозгу со вчерашнего дня.

- С кем? - в ужасе переспросила Кати. - С кем я спала?

- На повестке дня два индивидуума, - подмигнула я ей. - Странный мужчина из самолета. Кать, меня будила стюардесса и утверждала, что ты заперлась в туалете с неким пассажиром и занималась там с ним «этим».

- Этим?! - Кати удивленно выгнула бровь.

- Не тупи! - рыкнула я.

- Тори, ты что, меня за шалаву принимаешь? - я выразительно молчала. - Убиться! Да я облила его шампанским, и мы поперлись в туалет, где я его отмывала. Вроде бы... - рассеянно сказала она, прижимая руки к вискам. - Хотя... Да нет, я не могла вот так отдаться первому встречному мужику в туалете! Ты лучше скажи мне, зачем мы столько выпили?

- Это ты меня спрашиваешь? - тут же возмутилась я.

- А кого?!

- Себя спроси! Дайте мне три бутылки, - передразнивала я подругу, она тут же состроила страшную рожицу, чем вызвала мой истеричный смех.

- Ну все, мне конец, - выдохнула Кати, откидываясь на подушку.

- Так ты с ним спала или нет? – не унималась я.

- Я не помню, но вроде бы нет, - задумчиво произнесла Кати.

- А лифчик зачем искала? – задала я очередной вопрос.

- А я знаю? - с тоской спросила она. - Нет, вроде бы он приставал ко мне и даже кофту задрал, но дальше этого точно не пошло. Тори, да ты видела тот туалет? Как там, вообще, этим заниматься?

- Ты меня спрашиваешь? – заломив вопросительно бровь, спросила я.

- А кого? – удивилась подруга.

- А я вообще не знаю, - пожав плечами, отвернулась.

- Что ты не знаешь? - настороженно уточнила она.

- Ничего я не знаю, - огрызнулась и попыталась встать.

- А ну стоять! - рыкнула подруга, хватая за руку. - Ты что, все еще ни с кем?!?

- А с кем?! - возмутилась я. - Кати, да я кроме своей лаборатории ничего не видела. В моей жизни был только один мужчина!

- И? - у подружки загорелся взгляд, но я спустила ее с небес на землю.

- Мох! - рявкнула так, что она подпрыгнула на кровати.

- Дура!

- От такой и слышу, - насупилась я.

- Нет, Тори, ты даже не представляешь, чего себя лишаешь, - Кати набрала в легкие воздуха, но эту лекцию я не желала слушать.

- Я лишаю?! - возмутилась так, что голос перешел на визг, и я закашлялась. - Можно подумать, тут стоит очередь из желающих «это» получить!

- Так, я все беру в свои руки. Не пройдет и недели, как я найду тебе мужчину твоей мечты.

- Кать, стоп! – насторожилась я.

- Нет уж, это дело принципа. Как я могу разговаривать с тобой о том, о чем ты даже в теории не представляешь.

- Все я в теории представляю! - возмутилась и обиделась я.

- Да ну? Интересно, как? На картинках? Видео? Или, о боже?! Неужели твоя маман дошла до вибраторов и фаллоимитаторов?!

- Кати?! - взвизгнула я.

Однако подружка уже валялась на кровати, держась за живот и корчась от истерики.

- Прекрати, это не смешно! – возмутилась я.

- Нет, моя дорогая, это не просто смешно - это ужасно, - всхлипывая, сообщила Кати.

- Ничего страшного и ужасного я в этом не вижу. Ну не нашла я еще того, с кем хотела бы лечь в кровать, что в этом такого?

- А ты искала? - с прищуром спросила подружка, глубоко дыша и пытаясь успокоиться. - В-о-о-о-т и я о том же! Под лежачий камень, ну, дальше сама знаешь. Ладно, теперь твоя жизнь изменится. Так, марш мыться и завтракать!

Спорить было бесполезно. Я, как мне показалось, с гордо поднятой головой ушла в ванную, приводить себя в подобающий вид. Спустя полчаса мы сидели за столом на высоких табуретах и разговаривали о том, какой прекрасный вид из окна, и какая комфортная, удобная квартира досталась подружке.

- Кстати, ты так и не ответила про второго мужчину, - как бы между прочим уточнила я.

- Про какого? - Кати поставила кружку и, подперев кулачком подбородок, уставилась на меня.

- Ну как же?! Про того, кто нас сюда доставил.

- То есть? Ой!

Она подскочила и, приложив руку ко рту, в шоковом состоянии уставилась на меня.

- Мы не на такси приехали? - я покачала головой. - Значит, Ден мне не приснился?

- Ну, я, конечно, не знаю, что там тебе снилось, но ты нас представила друг другу, при этом облив грязью и его, и чуть-чуть меня. Кати, что у тебя с ним?

- Ничего, - буркнула она, забираясь обратно на табурет. - Уже ничего.

- А что было? – допытывалась я.

- Любила я его. Тори, если бы ты знала, как я была влюблена в этого козла! Я молилась на него. Тори, одна ночь! Одна волшебная ночь с умопомрачительным сексом. Блин, тебе не понять. Одна ночь и все! Понимаешь?! Все! На неделю он пропадает, а потом я слышу лишь одну фразу: «Или мы остаемся друзьями, или ты увольняешься». Представляешь?!

- И ты? – затаив дыхание, спросила я.

- И я его ненавижу! – прошипела подруга.

- И любишь? – не унималась я.

- И люблю, но ненавижу больше!

- Заметно, - выдохнула я.

Помешивая кофе ложечкой, рассеянно смотрела в окно на проплывающие по небу облака. Кофе остыл, и Кати, оторвав свой взгляд от ногтей, которыми то и дело постукивала по каменной столешнице, скомандовала сбор.

***

Не прошло и четверти часа, как мы вышли из здания в самом дорогом районе Парижа и, разместившись в автомобиле ярко-желтого цвета, продиктовали водителю адрес. Ну, точнее, продиктовала Кати, я же сидела с лицом застывшей модели, оскалом акулы, а в глазах - лишь тьма. Свой взор я предусмотрительно прикрыла солнцезащитными очками, хотя этого самого солнышка на небе не наблюдалось. Мужчина вздрогнул, но, услышав озвученную сумму за поездку, включил музыку и поднял стекло, отгородившись от странных пассажирок.

А все дело в том районе, в который мы направлялись. Нет, о нем не ходила дурная слава, о нем вообще не принято было говорить. Двенадцать пропускных пунктов, на каждом - тщательный досмотр. Такси могло миновать только десять, но и это портило столько нервов, что водители не любили туда ездить, и только сумма, которую можно было заработать за одну поездку, ломала их убежденность.

- Не дергайся. Ты уже принята, сейчас познакомишься с директором. Мировой, кстати, мужик, жаль, давно и глубоко женат, - меланхолично сообщила подруга.

На это я лишь хмыкнула, продолжая смотреть в окно.

- Надеюсь, ты его не разочаруешь, - едва слышно добавила Кати.

- Не надейся, - грустно улыбнулась я.

- То есть? - тут же насторожилась подруга.

- Нет на свете мужика, которого я бы не разочаровала, - сообщила давно известную мне истину.

- Пф, он не мужик, он - директор.

- Ага, оно, - буркнула я.

Кати прыснула, и это расслабило.

Два часа монотонного пейзажа за стеклом, но все рано или поздно заканчивается, и забавные ровные, будто выстриженные, холмы сменились густым лесом. А потом началась самая мерзкая процедура, через каждые два-три километра нам приходилось выходить из машины. Ее тщательно обыскивали и проверяли наши документы. Водитель бледнел, краснел, покрывался испариной, но молчал. Я бы тоже молчала, если бы за одну поездку заработала, как за месяц.

- Долго еще? - спросила я после шестого или седьмого контрольно-пропускного пункта.

- Ну, скажем так, чуть меньше половины. Не боись, скоро усядемся в более комфортный транспорт, - сообщила радостная Кати, что-то изучая на планшете.

Я же в очередной раз уставилась в окно, считая деревья с красными листьями. Почему? Ну, они попадались редко, и это хоть как-то разнообразило монотонность слишком гладкой дороги.

Прошло еще полтора часа. На очередном КПП мы вышли из машины, и водитель, развернувшись с юзом, помчался обратно.

- Псих, - прокомментировала этот маневр Кати и поспешила в маленькую избушку. - Мальчики! - крикнула она, открыв дверь. - Белка код двенадцать!

- Добрый день, мы уже час как ждем вас, - раздался приятный мужской голос с бархатными нотками.

- Девушкам положено опаздывать, - отозвалась Кати.

- Ну не на час же? – возмутился тот же голос.

- Ну так это и не свидание, - парировала подруга.

- Катерина, с тобой невозможно.

Из избушки вышел мужчина с коротко стрижеными волосами в темно-синей форме и армейской обуви.

- Это она? - кивнул он в мою сторону.

- Угу, - сообщила подружка.

- Александр Трогоров, - представился мужчина, подходя ко мне и протягивая руку. - Можно Алекс.

- Виктория Ракхер.

Я собиралась пожать руку в ответ, но мужчина умело перехватил мою ладонь и запечатлел легкий, скользящий поцелуй на тыльной стороне ладони.

- Приятно лицезреть дочь человека, которого лично я очень уважал.

- Вы знали моего отца? - удивилась я.

На вид мужчине было не больше двадцати восьми, ну максимум тридцать лет, и если учесть, что папы уже лет десять как нет, то... То это вполне возможно, тут же откомментировал мне мой мозг.

- Показушник, - усмехнулась подходящая к нам Кати. - Где наш элитный катафалк?

- Придется чуть-чуть прогуляться пешком, - улыбнулся Алекс.

- Все-то у тебя не как у людей, - насупилась подруга.

- Стараюсь быть непредсказуемым, - парировал мужчина и последовал натурально в кусты.

Я замерла, ну мало ли зачем ему туда надо? Но Кати подтолкнула меня в бок, и я пошагала в том же направлении.

Кусты дело такое, ныряешь в них красавицей, вылезаешь чучелом огородным. Вот хоть бы раз наоборот. Не то, чтобы я уж так часто в них лазила, просто обидно. Вылезая на полянку из явно неухоженных зарослей, я пыталась отодрать от когда-то чистого пиджака странные колючки, вроде бы и репей, но что-то в них меня (да-да, как биолога) смущало. А потому я засунула руку в сумку и, выудив пару пакетиков, бережно упаковала образцы. Наблюдавшая за этим Кати покрутила пальцем у виска и потащила вперед.

А дальше была полянка, вся усеянная таким количеством цветов, что если бы не дергающая каждую секунду подруга, я застряла бы тут часа на три.

- Хочешь, я привезу тебя сюда на днях и подожду, пока ты все не исследуешь? - раздался голос Алекса над головой.

Я как раз уселась в раскоряку над очередным подозрительным растением, пытаясь маленькой складной лопаточкой выковырять его так, чтобы не повредить корни.

- Ага, - отмахнулась я, не глядя. - Я сейчас, минуточку.

Удерживая пакет зубами, выскребла кусочки почвы, подозревая, что такая разнообразная флора тут неспроста.

- Тори! - взвыла рядом Кати. - Больше никогда не пойду с тобой в лес, ты неизлечима.

- Ага, - на автомате сказала я, вставая и отряхивая брюки. - Я уже почти все.

Обведя взглядом мешочки, с ужасом поняла, что в мою сумку с документами класть их нельзя.

- Ой! – выдохнула я.

- В-о-о-т, а я все ждала, когда же до тебя дойдет? - усмехнулась подруга.

- Я не могу их тут бросить, они погибнут! - взвыла я.

- Подожди, - сказал Алекс и побежал в сторону леса.

- Блин, кому расскажу - не поверят. Тори, ты сумасшедшая, ты химика-взрывотехника, который все это уничтожает, отправила за тем, чтобы он это спас. Ой, не могу...

Кати натурально согнулась и начала всхлипывать. Я же с ужасом смотрела туда, куда умчался Алекс, рисуя в голове жуткие картины уничтожения моих уже любимых цветочков. Долго ждать не пришлось, минут через десять вернулся запыхавшийся мужчина, держа в руках плоскую коробку с ячейками. Поблагодарив Алекса и показав Кати язык, я стала упаковывать образцы в коробку, еще и подписывая их водостойким фломастером.

На этом мои изыскания ботаника-любителя закончились, и мы благополучно добрались до транспорта, которым оказался вертолет. И все бы ничего, вот только я на нем никогда не летала. Невзирая на мой, мягко говоря, панический вид, меня усадили в огромное кресло, пристегнули ремнями и в качестве успокоительного водрузили на колени коробку с образцами. Все, я была счастлива.

Гул двигателя и винтов заглушал любые мысли, которые пытались прорваться в мой мозг. Чтобы не нарушать гармонию единения с образцами, я закрыла глаза и попыталась расслабиться. Впереди о чем-то перекрикивались Алекс с Кати, но я не прислушивалась, поэтому, когда до меня донеслось злое высказывание Кати, я искренне удивилась:

- А тебе какое дело? Я так решила, я хочу этого и добьюсь. Либо так, либо я все сделаю, чтобы и она не попала!

- Дура! - рыкнул в ответ Алекс и замолчал.

Сколько бы я ни прислушивалась, но больше ничего сказано не было. Конечно, услышанное несколько напрягло и без того впечатлительную меня. Однако глупо анализировать, если все, что ты знаешь - это полторы фразы.

Когда винты остановились, мне показалось, что я очутилась в звуковом вакууме. Сочувствую тем, кому приходится постоянно пользоваться этими винтокрылыми монстрами. Люди, как вы мысли-то свои слышите?

- Прибыли, - сообщил радостный Алекс.

Он помог мне выбраться из нутра вертолета. Окинув взглядом площадку, я заметила, что Кати семенила по ровной лужайке в сторону стоящих у двухэтажного здания мужчин. Прищурив взгляд, я узнала в одном из них Дена, а вот второй был высоким стройным блондином, который смотрел на меня с таким выражением на лице, что захотелось мгновенно провалиться.

- Это кто? - спросила я, забирая у Алекса свою драгоценную коробку.

- Справа – Дентан Врановский, он должен был вас вчера встречать. Встретил? - я кивнула. - А слева Валентин Рычко - твой коллега, тоже биолог. Пойдем, я вас познакомлю.

Собрав всю смелость в кулак, нацепив дежурную улыбку, которая выработалась у меня как рефлекс, спасибо мамулечке, я последовала за Алексом.

- Тебе-то какое дело? - буянила Кати, когда мы подошли. - С кем хочу, с тем и буду, ты последний на этой планете человек, которого я об этом спрошу!

Рявкнув последнюю фразу в лицо Дену, она схватила меня за предплечье и потащила в сторону входа.

- А? - попыталась я спросить.

- Потом познакомишься, - рыкнула она. - Поверь, ничего не потеряешь. Двумя идиотами в твоей жизни больше, двумя меньше. Еще спасибо скажешь.

С этими словами она стукнула ногой по двери, и та с шипением отъехала. Мы тут же оказались в необыкновенном холле. Шум журчащей воды, пение странных маленьких птичек… Поражало другое: внутри помещение было в разы больше, чем снаружи.

- Но как? - спросила я.

- Подарок одного из миров, - отозвалась Кати, взирая на меня с улыбкой превосходства на лице.

Оставив меня с открытым ртом посередине невероятного помещения, она проследовала к стойке. Если честно, то пока подруга к ней не подошла, я ее даже не заметила.

- Зоя! - рявкнула девушка.

- Ты чего такая нервная? - раздался мелодичный голос.

Навстречу нам поднялась обалденная блондинка. Я и раньше не особо гордилась собой, а взглянув на этот образчик женской красоты, мысленно запихнула себя в категорию «оно».

- У тебя же командировка была, неужели не нашла на ком пар спустить?

- Язвишь? - огрызнулась Кати.

- Боже упаси. Ты так плюешься ядом, что ни одно противоядие не поможет.

- На себя посмотри, - парировала подруга. - Да Медуза Горгона по сравнению с тобой - милая змейка.

- Кати, может, мужика заведешь? У тебя явная нехватка гормона удовольствия. Шоколад не рекомендую, ты и так не дюймовочка.

- Ха, мужики не собаки, на кости не бросаются, - усмехнулась подружка.

- Да на тебя они даже по пьянке не бросятся, - произнесла блондинка, одаривая Кати ответным оскалом.

Я стояла, слушала их перепалку и понимала, что такими темпами до директора мы не дойдем. Кашлянув, попыталась привлечь к себе внимание.

- Это что за чахоточное нечто? - спросила красотка, переводя на меня взгляд. - И что за гадость у тебя в руках? Это проверяли?

Привлекла внимание, вот, спрашивается, кто за язык тянул? Ну не попала бы я к директору, зато и в дерьме, пусть и моральном, но не измазалась бы. Сделав вид, что не расслышала блондинку, повернулась к подруге.

- Кати, нам куда?

- Вниз по лестнице, - сказала подружка, переводя победный взгляд на блондинку.

- Тогда чего ждем? – я вопросительно вздёрнула бровь.

- Уже ничего.

С этими словами, вырвав из рук опешившей от этого полного игнора блондинки два электронных пропуска, Кати последовала к еще одним стеклянным дверям.

- Это что было? - поинтересовалась я.

Следуя за подругой, я мысленно ругала себя за то, что не попросила Алекса подержать коробку у себя. Дело в том, что руки нещадно затекали в желании удержать уникальные образцы.

- А это наш цербер. Красивая, но склочная дева Зоя Аварган - администратор этого центра.

Пока Кати объясняла, мы по коридору дошли до металлических дверей с забавными ручками в виде морд козлов. Я перевела взгляд на подругу, мол, это еще что?

- Это подарок нашим мальчикам, - подмигнула она.

Ткнув пальчиком в глаз козлу, она позволила мне понаблюдать за тем, как двери медленно разъехались, продемонстрировав нам лифт.

- Ого! - только и сказала я.

- А то! - усмехнулась подруга.

Войдя в лифт и дождавшись, когда туда же вползу я, Кати набрала на табло странный набор букв и цифр, после чего застыла со скучающим выражением на лице. Если честно, я раскорячила ноги в ожидании движения, но ничего не происходило. Через несколько минут двери медленно раскрылись, и мы оказались перед точно таким же коридором, что и раньше. Ерунда какая-то. Кати вышла и, махнув мне, направилась к следующим стеклянным дверям, за которыми наблюдались растения. Нет, правда, на первый взгляд такое чувство, что мы были там же, однако, войдя в холл и наткнувшись на улыбающуюся брюнетку, я поняла, что мы все-таки где-то в другом месте.

- Жани, - улыбнулась Кати и, расцеловав девушку, повернулась ко мне. - Вот этой девушке можешь доверять. Это Жани - уши, глаза и все остальное нашего директора. Если тебе что-то понадобится, то она всегда тебе поможет. Жани, - повернулась она к брюнетке, - это моя подруга и, надеюсь, новый сотрудник нашей фирмы - Виктория Ракхер. Вальтер свободен?

- Да, дорогая, - голос брюнетки был грубоватым, но очень приятным.

Да и вообще она производила какое-то странное, я бы сказала, уютное впечатление.

- Он уже час как спрашивал о вас. Вас где носило? – поинтересовалась секретарь.

- Не спрашивай, лучше свари кофейку, после шефа зарулим к тебе.

- Да? Тогда и кексик нарежу.

- О да... М-м-м…

Кати закатила глазки и застыла перед огромной дубовой дверью. Жани подошла к своему столу и, нажав на желтую кнопку, проговорила:

- Господин Край?

- Да, - из динамика послышался мужской голос.

- Катерина Варана и Виктория Ракхер в приемной.

- Пусть зайдут.

Связь прервалась. Жани, подняв голову и посмотрев на Кати, медленно кивнула. Подруга хапнула меня за локоть, и в этот момент дверь медленно открылась.

- Ну что же, дорогая, я рад, что ты умеешь выполнять возложенные на тебя обязанности, - раздался более четкий мужской голос, и его обладатель, встав из-за массивного стола, вышел нам навстречу.

При первом взгляде я бы сказала - обычный властный уверенный в себе мужчина, но это было далеко не все. Я не могла определить его возраст. Великолепная фигура, длинные, чуть ниже плеч, пепельные волосы и практически черные глаза, может быть, чуть тяжеловатый подбородок, прямой ровный нос и тонкие, возможно даже слишком тонкие, губы. Он был одет в черную рубашку и светло-серые брюки. Рукава рубашки, закатанные по локти, оголяли руки, покрытые мелкими светлыми волосками. Но мой взгляд просто уперся в невероятно длинные пальцы. Да любая девушка удавилась бы от зависти, видя такие руки!

- Вальтер, - протянула несколько жеманно Кати. - Я выполнила свою часть договора.

- Если Виктория согласится с условиями контракта, ты получишь это место.

- Согласится, - уверенно сказала Кати.

Повернувшись ко мне, она состроила такую умилительную мордашку, что я невольно улыбнулась. Мужчина, заметив эту сцену, нахмурился:

- Катерина, подожди нас в приемной, - приказал он.

Девушка вздрогнула и попыталась покачать головой, но тут мужчина резко вскинул голову и посмотрел на нее в упор. Кати всхлипнула и пулей вылетела из кабинета. Я же застыла посередине, все еще сжимая ящик с образцами в руках.

- Это что? - спросил директор, кивая на коробку.

- Образцы, - пискнула я, но, спохватившись, попыталась прокашляться.

- Хм, забавно. Поставьте их на стол и садитесь.

Я выдохнула с облегчением и, грохнув ящик на столешницу, с умилением расположилась в кресле, вытянув ноги. Вальтер наблюдал за этим со странной улыбкой, после чего, обогнув стол, сел на свое место.

- А можно воды? - вдруг спросила я.

И откуда только смелость взялась?

- Конечно, - улыбнулся мужчина и, нажав на желтую кнопку, отдал распоряжение Жани.

Мне кажется, я даже моргнуть не успела, а уже отворилась дверь, и девушка вкатила столик. Две чашки, кофейник, два стакана и бутылка минеральной воды, лимон и вазочка с печеньем. Подмигнув мне, она сняла салфетку с еще одной вазочки, там оказался еще теплый кекс.

- Виктория, я думаю, вы не будете против, если пока пьете кофе, я кое-что вам поведаю. Я просто уверен, что Катерина вам ничего не рассказала.

- Ну, она сказала, что вам нужен биолог, - честно призналась я.

Директор подарил мне очаровательную улыбку, чем практически вогнал меня в краску смущения. А помедитировав на свои, сложенные в позе созерцания, пальцы, рассказал следующее.

То место, где я находилась, было не чем иным, как секретным центром по подготовке, конечно же, секретной экспедиции. До старта которой осталось семь месяцев. Направление экспедиции для меня было шоком. Командировка на Карук. На мои выпученные глаза директор внимания не обратил и продолжил. За всю историю покорения или, правильнее сказать, изучения других миров, на Карук отправились две экспедиции. Одна погибла, хотя есть те, кто считает, что все-таки пропала без вести, а вот вторая, полувоенная, вернулась. И вот именно по итогам второй экспедиции и был создан этот центр. Казалось бы, что такого особенного в этом Каруке?

Наши ученые вошли в коалицию с Советом, управляющим Землей, и пришли к выводу, что если что-то произойдет с Землей, то именно Карук идеально подходит для массового переселения. С чего решили? Просто вернувшаяся экспедиция доложила, что залежи полезных для существования людей ископаемых в том мире не ограничены. Природа уникальна, воздух чист. В общем, не мир, а рай.

И все бы было гладко, если бы не одно «но»! Официальные и доступные источники выдавали много информации. Во-первых, до сих пор так и не ясно, обитаем этот мир или нет. Во-вторых, оборудование, посланное на разведку к планете, подтвердило, что флора и фауна безопасна для человека, но по данным на планету никто не высаживался и лично никто ничего не проверял. В-третьих, куда пропала первая экспедиция? Обломков корабля найдено не было, выкуп никто не просил, с Землей никто не связывался. В-четвертых, у этого мира есть странная особенность - иногда он просто пропадает. То есть вот он есть, а потом почти месяц его там нет. Пусто! И что самое обидное, периодичность этого пропадания так и не вычислили. Два соседних мира с Каруком идти на контакт с Землей не хотят, а в случае насильственного общения обещают объединиться и стереть Землю с лица мироздания.

Наши прикинули и решили, что вполне могут. На вопрос, не против ли они, если мы изучим Карук, пришел потрясающий ответ: «Изучайте, чем быстрее изучите, тем нам мороки меньше». О чем было это послание, так никто и не понял. Однако наше правительство денег выделило, и саму базу ото всех спрятало.

Именно эту информацию со странной, блуждающей улыбкой на лице выдал директор этой самой секретной базы.

- Но что вы хотите от меня? Ведь, кроме того, что мой отец и брат были в первой экспедиции, больше меня с этим Каруком ничего не связывает, - рассеянно произнесла я, когда в рассказе директора образовалась достаточно долгая пауза.

- Скажем так, у меня есть теория. Я хочу отправить на Карук не одну, а две экспедиции одновременно, притом первая будет в сопровождении военных, а другая чисто исследовательская, вся состоящая не просто из мирных граждан, а из тех, кто даже при детальном рассмотрении на военных не потянет.

- Пушечное мясо? - скривилась я.

- Да... Нет! Что?! - удивился директор. - Виктория, не путайте меня. Нет, конечно! На самом деле вас тоже поднатаскают в военном деле, - я скривилась от услышанного. - Не в этом смысл. Суть в том, что первая экспедиция будет искать живых и разумных существ, то есть изначально предполагать, что мир обитаем, а вот вторая будет просто изучать флору и фауну.

- Хм, бабочек ловить? - усмехнулась я.

- Именно, - неизвестно чему обрадовался директор. - Вы умница.

- Так что же вы хотите от меня? – не унималась я.

- Я хочу предложить вам место биолога во второй экспедиции, - сообщил директор, опять складывая пальцы в замысловатом соприкосновении.

- Той, что бабочек ловить будет? - попыталась съехидничать я.

- Да, - и улыбка на все тридцать два зуба. - Поверьте, мы выбрали вас, не просто ткнув пальцем в небо. Мы детально изучили вашу биографию и все проекты, над которыми вы работали. Вы даже не догадываетесь, что большинство из них доведены до успешного конца.

- Да? - растерянно переспросила я. – Но...

- У вас уникальная мама, обладающая большими деньгами и связями. Она загубила все ваши исследования. Я так и не понял, зачем она это делала, но она подкупала всех, кто работал с вами, и они осознанно пускали ваши проекты под откос, чтобы потом забирать их фактически из мусорной ямы и доводить до конца.

- Черт... - простонала я, мысленно понимая, что, скорее всего, он прав, и моя любимая мамочка на такое более чем способна.

- То, что я вам предлагаю, это совсем другое, ожидая экспедиции, вы можете закончить свои проекты, не боясь, что вам помогут их провалить. Соглашайтесь… Поверьте, вам это ничем не грозит, а даже наоборот, это будет крайне полезно для вас.

- Интересно, чем? – на автомате задала вопрос, все еще думая о коварстве мамули.

- В течение семи месяцев лучшая лаборатория, любые опыты, любые данные по первому требованию, - стал перечислять директор.

И тут мой внутренний биолог шикнул на разум. Потирая ручонки, он строил планы на запросы.

- Но есть же и минус? – спросила я, пытаясь услышать последние доводы разума.

- Да. Никто из близких и родных не должен знать, где вы и чем занимаетесь, все это время вы не имеете права выходить за территорию лагеря. Вы можете общаться только с теми, кто участвует в экспедиции.

- А жить? – уточнила я.

- Тут есть жилой корпус, - улыбнулся директор.

- А вещи? – не унимался разум внутри меня.

- Вас обеспечат всем необходимым, - парировал мужчина.

- А?..

- Виктория, я подчеркиваю, всем необходимым, - сделав особое ударение на последних двух словах, директор расплылся в коварной улыбке.

- Я поняла, а можно еще вопрос? - ну глодало меня любопытство. - Что получит Катерина за то, что привезла меня сюда?

- Место в первой экспедиции, - произнес директор, не отводя от меня взгляда.

- А должна была быть во второй? – уточнила я.

- Нет, она вообще не прошла в экспедицию, она была запасной.

- Понятно…

Нет, конечно, я не ожидала от Кати бескорыстной помощи и где-то в глубине души знала, что плата за ее доброту появится, но факт того, что я трамплин к экспедиции, меня почему-то огорчил.

- Виктория, я так понимаю, что вы согласны? - он выжидающе смотрел на меня, и я просто кивнула. - Тогда сейчас я познакомлю вас с Валентином, он тоже биолог и будет в составе первой группы. Он введет вас в курс дела, а также все вам расскажет и покажет.

Директор, нажав кнопку, отдал приказ позвать Валентина и приготовить квартиру для меня.

- И скажи, чтобы Катерина шла оформляться, заслужила, - добавил он, все еще смотря на меня.

***

- Валя! Валечка, ты где, когда так нужен?! Валя, ты нужен мне как мужчина! Валя, черт!!!

- Что ты орешь, истеричка ненормальная? – отозвался мужчина.

- Валя, он красный! Он волосатый и красный! - я смотрела на биолога, входящего в лабораторию, детскими счастливыми глазами. - Валечка, у меня получилось! Представляешь?! Я вывела этот чертов мох! Он красный! Я сделала это!

- Вик, на протяжении последних шести месяцев я только это и слышу, с периодичностью раз в две недели. Ты постоянно что-то выводишь. Что на этот раз? - спросил Валентин, наш первый биолог, подходя к моему лаборантскому столу. - Показывай.

- Вот, смотри. Сорок шестая пробирка - это оригинал, а вот сорок восьмая - мой красный лохматый шедевр, - не скрывая счастья похвасталась я.

- Проверяла? – уточнил мужчина.

- Да, - выдохнула я.

- Затраты? – уточнил биолог, переводя взгляд на бумаги.

- Валь, полный рост за сорок семь часов. Валь, все! Мы больше не зависим ни от кого, у нас есть свой красный мох!

- Вальтеру уже сказала? - строго спросил Валентин.

- Еще нет, - я сияла, словно начищенная колба.

- Садись, пиши документы, я помогу. Вик, нам через месяц улетать, надо успеть сдать все твои изобретения и оформить патенты. И Вик... Завещание...

- Помню, - тут же насупилась я.

После того, как полгода назад директор в своем кабинете познакомил меня с Валентином и фактически сдал ему на руки, моя жизнь кардинально изменилась. Тогда, подхватив свою коробку, мысленно глотая слезы от осознания своей никчемной жизни и загубленных проектов, я шла за мужчиной, переставляя ноги и считая про себя шаги.

- Виктория, вы как привыкли работать - одна или в команде? - раздался вопрос, от которого я подпрыгнула и остановилась, смотря на Валентина и хлопая ресницами.

- Простите? – уточнила я.

Посмотрев на меня странным взглядом, будто хотел сказать: «навязали на мою голову» и, набрав в грудь воздуха, он повторил:

- Вы как привыкли работать - одна или вам нужен лаборант?

- Никто мне не нужен, - тут же насупилась я.

Да, если честно, я и работать-то особо не собиралась. Над чем? Надо мхом? Да кому он тут нужен? Кому, вообще, были нужны мои дебильные проекты?

- Сдается мне, пока вам нужна одиночная и, желательно, изолированная лаборатория, - усмехнулся он.

- Зачем? - опешила я.

- Крушить будете. Вы же реально считаете себя ошибкой природы и неудачницей. Думаю, через недельку придет осознание, что, раз вы в команде, то не все потеряно, а затем вы решите доказать, что чего-то стоите, и вот тогда будете крушить.

- Буду, - выдала я, задумавшись на несколько минут. - Буду крушить, давайте лабораторию. И начну прямо завтра.

- Прекрасно, если колбами засыплет, кричите, приду и откопаю, - улыбнувшись и подмигнув, он вошел в лифт.

Недолго мучаясь, я последовала за ним. Чем-то он был явно мне симпатичен. Валентин показал лабораторию, в которой я тут же окопалась. Перво-наперво, пристроив образцы, я внимательно осмотрела помещение. Да, мое. Нет, мой рай! На заинтересованные, но молчаливые взгляды мужчины я не реагировала, дуясь сама на себя.

Нет, понятно, что его маман вряд ли подкупила, но странное чувство вселенского предательства поселилось в груди и дико давило. Одна. Никому не доверяя, закрытая в коробке и даже поплакаться некому, ибо к Кати идти не хотелось. Кинув на меня еще один странный взгляд, Валентин вышел, оставив меня в храме колбочек, штативчиков и таких агрегатов, о которых я только мечтала. Переходя от стола к столу, от стеллажа к стеллажу и бережно гладя оборудование, я тихо всхлипывала, так как серьезно опасалась за свою психику, придавленную потоком эмоциональности. Сколько прошло времени, я не знаю, но на стук в дверь среагировала не сразу.

- Виктория, вы жить тут будете или вас проводить в квартиру? - спросил Валентин, стоя в проходе и опираясь об дверной косяк.

- Домой? - глупо переспросила я, с растерянностью смотря на дымящуюся колбочку.

- Ну да, уже полночь, вы где жить-то собираетесь? – насмешливо спросил он.

- А где можно? – поинтересовалась я.

- Можно, конечно, и тут, но в квартире есть кровать, ванная и кухня, - перечислял Валентин, совращая мое уставшее тело.

- А в чьей квартире? - еще тупее переспросила я.

- Хм, ну, вообще-то, тут у каждого - своя, - произнес мужчина.

При этом он так чарующее улыбнулся, что я тут же смутилась. Вот дура, о чем я думала?

- Пойдемте, я провожу вас, - усмехнулся Валентин.

Квартира мне понравилась. Небольшая гостиная, совмещенная с малюсенькой кухней и спальня, отделенная от гостиной раздвижными дверьми. Совмещенный туалет с ванной, хотя вместо вольготной ванной, в которой можно поваляться, я обнаружила душевую кабину, но это даже лучше. Вскочила с утра, взбодрилась под душем и понеслась в лабораторию. Вся мебель в квартире была нейтральных светлых цветов, вроде как по фен-шуй. Вместо штор на окнах аскетичные рольшторы. Кухня радовала необходимым набором посуды и абсолютно пустым холодильником. Грустно вздохнув от осознания того, что спать лягу голодной, повернулась к Валентину.

- То есть питаться будете святым духом? - съязвил блондин.

В другое время, может быть, поднапряглась и что-нибудь выдала, сейчас тупо села на стул и положила руки на стол.

- Ладно, подождите, - произнес Валентин.

Он вышел, но вернулся буквально через десять минут с двумя пакетами. Молча поставил на стол, молча вынул кучу пластиковых контейнеров с разной едой, молча достал тарелку, выложил содержимое из двух коробочек на нее и, поставив в микроволновку, включил на тридцать секунд. Достал салфетку, вилку, нож и стакан, который тут же наполнил странной синей жидкостью, после чего достал подогретое блюдо и все это пододвинул ко мне.

- Ешьте и ложитесь спать, утром зайду и провожу в столовую, - после чего, еще раз хмыкнув, ушел.

А на следующий день у меня получился первый опыт. Я прыгала по лаборатории на одной ноге, как девочка, и пела песенку о том, что я самая глупая, потому что думала, что самая умная. Именно эту картину и застал Валентин, когда вошел уточнить, не хочу ли я на обед. Я так обрадовалась его приходу и тому, что у меня получилось обезболивающее для растений, что тут же повисла у него на шее. Чтобы не упасть, ему пришлось меня подхватить. Испытывая сумасшедшие эмоции от счастья, я тупо разрыдалась. Он долго гладил меня по голове, успокаивая, говорил, что я дурочка, что слишком все принимаю близко к сердцу и пропускаю через себя.

В итоге мы оказались у него в квартире, где, сидя по-турецки на полу, пили вино, ели пиццу и разговаривали. Я и сама не заметила, как вывалила ему историю о маман, о своей жизни, об отсутствии друзей и мужчин в ней. Об истории в доме де Краргаров я почему-то промолчала, видимо, была недостаточно пьяна.

Валентин рассказал о своей девушке, которую он оставил на полгода одну, а когда вернулся, нашел ее в кровати своего младшего брата, которого она, кстати, была на пять лет старше. Рассказал про то, как первое время вылавливал в своей квартире Зою и выставлял ее в коридор. Она, видите ли, решила, что они созданы друг для друга. В итоге мы перешли на «ты», выпили на брудершафт, и Валя проводил меня до моей квартиры.

А дальше моя жизнь потекла так, как я когда-то мечтала. С утра до вечера я пропадала в лаборатории, где доводила до логического конца одну работу за другой. А вечерами мы с Валькой сидели или у него, или у меня. Смотрели фильмы, болтали и просто хорошо проводили время. По базе поползли слухи, что у нас роман. Месяца через три нас вызвал Вальтер и поинтересовался, правда это или нет, после чего мы пригласили его на посиделки, и, что самое забавное, он пришел. Проиграв до трех утра в карты, на следующий день он сказал, что мы больные биологи и от нас надо держаться подальше.

Слухи прекратились. Пару раз к нам присоединялись то Катерина, то Ден, но каждый раз порознь и ни разу вместе. А еще я выезжала в поля и леса за образцами трав и растений. В таких поездках меня сопровождал Алекс. Но опять-таки все было в рамках дружеского общения. Так и протекли полгода, и вот, по истечении этого времени, мне таки удалось создать этот волосатый мох.

- Вик, а ты все-таки умничка, - сказал Валентин, еще раз внимательно изучая образец.

- Ага, - взвизгнула я и кинулась ему на шею.

Он закружил меня по лаборатории, и я радостно хохотала, ровно до тех пор, пока не услышала:

- Так вот на кого ты меня променял?

Мы замерли, и Валентин очень медленно опустил меня на пол. А потом, так же медленно, повернув меня лицом к дверям, прижал к себе и поцеловал в висок. От его жеста я слегка окосела, но предусмотрительно не вырывалась, ибо в дверях стояла фурия Зоя.

- И что тебя в этом удивляет? - спросил блондин.

- Ничего, - и подарив нам крокодилий оскал, она отвернулась, собираясь покинуть помещение, но, вроде что-то вспомнив, повернула голову. - Общее совещание у шефа через час. Раз трубки не берете, могли бы и дверь закрыть, - выпалила она, после чего, стукнув дверью так, что в стеллажах зазвенели колбочки, ушла.

- Дура, - буркнула я.

Порываясь спасти оборудование, я дернулась в руках мужчины, но Валя продолжал крепко меня удерживать.

- Отпусти, она ушла, - прошептала я.

- А при чем тут она? - спросил он, наклоняясь к моим волосам и вдыхая запах. - Ромашка.

- Ага, аптечная, - на автомате поправила я.

- Ты что, так и не включила телефон? - усмехнулся он, еще теснее прижимая меня к себе.

Я замерла, забыв как дышать, и судорожно соображала, что происходит, а также что именно в таких ситуациях надо делать.

- Так, а зачем включать, ты за стенкой, а больше я ни с кем и не общаюсь, - пролепетала я, дернувшись из захвата мужских рук.

- Ага, я так и понял, - прошептал он, одной рукой отгибая ворот халата и целуя меня в шею.

Я вздрогнула, дернулась и, о чудо, отскочила метра так на полтора, после чего, быстро повернувшись к нему лицом, выставила вперед руки и уперлась в грудь уже подходящему ко мне мужчине.

- Вика, - прошептал он. - Викулечка, ну что ты дергаешься? О нас черт-те что говорят на базе...

- Валь, что на тебя нашло? Зоя озверин выплеснула, а я не заметила? Валь, сейчас садану чем-нибудь тяжелым по голове, и на совещание ты не попадешь!

- Вика… - он остановился и очень обиженно посмотрел на меня. - Ты совсем не видишь во мне мужчину?

- С ума сошел? Вижу, конечно! – выпалила я.

- Тогда почему ты не подпускаешь меня к себе?

- Валь, у тебя что? Спермотоксикоз? Так сходи к Зое, или вон - женщин на базе хватает, выбирай любую. Хочешь испортить дружеские отношения одним сексом?

- Почему одним? - удивился он. - Я уверен, что тебе понравится.

- А ты уверен, что тебе понравится? - сделав ударение на слове «тебе», я попыталась отойти подальше, но уперлась в дверь.

- Вика, а ты что, не видишь, как я к тебе отношусь? – обиженно спросил мужчина.

- Валь, вот зачем ты все усложняешь? Я же думала - мы друзья.

- А мы и есть друзья, только ты возбуждаешь меня как женщина. Меня тянет к тебе. Мне казалось, что и я тебя привлекаю.

- Черт! Как же это все не вовремя! - я всплеснула руками и медленно осела на пол, закрыв ладонями лицо.

Только я поверила, что все хорошо, как нате вам - непредвиденные обстоятельства, и что мне теперь делать?

- Вик?

Он подошел и, сев на корточки напротив меня, попытался отнять руки от лица, я еще сильнее прижала их, истерично мотая головой. Другая бы радовалась: молодой, красивый, умный, свободный, обратил внимание на серую мышь, а я, видите ли, выпендриваюсь. Да не выпендриваюсь я! Просто не рассматривала я Валентина, как мужчину своей мечты. Да, как друг - он идеален, но не «торкнуло», не вздрогнуло сердечко и чувства как были замороженной глыбой, так и остались.

- Валь, а можно сделать вид, что этого не было? - с надеждой спросила я.

- Если ты так хочешь, то можно.

Сказал он это так, что я четко поняла, как раньше - не будет. Черт!

- Собирайся, пора на совещание, - сказал мужчина, поднимаясь и делая шаг в сторону.

Я отползла от двери, и он, не глядя на меня, вышел и тихо прикрыл ее. Господи, какая же я дура!

***

Через двадцать минут в дверь робко постучали, к этому моменту я успела привести себя в порядок. Переплела и заколола волосы, свернув их в тугой пучок, одернула юбку и застегнула на все пуговицы халат.

- Вик, готова? - раздался голос Валентина.

Все-таки вздрогнув, подошла к двери и, открыв ее, посмотрела на мужчину виноватым взглядом.

- Не куксись, я не прав. Не надо было на тебя давить. Понимаешь... Хотя нет, не поймешь. Так тяжело найти женщину, с которой приятно поговорить, просто побыть рядом. На мгновение мне показалось, что ты та самая, единственная. Мне даже казалось, что и ты смотришь на меня как-то по-особенному. Но ты права, это не то, это не оно. Надеюсь, ты простишь, и нам удастся все восстановить.

- Радуйся, что мы не испортили все окончательно, - улыбнулась я. - Валь, это все замкнутое пространство. Найдем мы тебе твою единственную. Поверь, она будет самой лучшей.

- А тебе? - усмехнулся он.

- И мне найдем. Только боюсь, что чем больше я присматриваюсь к мужчинам, тем сильнее меня тянет к животным и растениям.

- Знаешь, а на некоторых планетах водятся оборотни. Может, это твое? - подмигнув мне, Валя проворно схватил меня за локоть и потянул в сторону лифта. - Пошли уже, нестандартная ты наша.

- Оборотни? Фи… Валя, смешение рас - это моветон, - и мы оба рассмеялись.

- И это мне говорит биолог-экспериментатор, которая постоянно что-то смешивает? - отсмеявшись, вставил блондин.

- А хочешь, я тебе женщину намешаю? - тут же подхватила я.

- Упаси меня всевышний! - отмахнулся от моих горящих глаз Валентин. - Давай без этого, а то получится полубаба-полукрокодил, а мне потом женись. Нет уж, я как-нибудь сам поищу.

- Ну уж нет, теперь я, как близкий друг, буду усиленно смотреть за этими поисками, - проинформировала я.

- Кыш, женщина, ты отсвечиваешь и мешаешь увидеть луч света в царстве мрака и отчаяния, - высокопарно сообщил Валя.

- Не проблема, хочешь светлячков? Они подсветят…

Так, перебрасываясь ничего не значащими фразами, мы вышли на этаже директора и проследовали к гостеприимно распахнутым дверям. За все полгода расширенное совещание собралось впервые. До сегодняшнего дня никто не знал, попадет он в первую экспедицию или во вторую. Никто, кроме нас с Валей. Только мы точно знали, кто в первой, а кто во второй.

Войдя в огромный кабинет, я замерла. Большая часть стульев уже была занята, но в президиуме стояли семь пустых кресел.

- Говорят, команда прибыла, - шепнула Кати, проходя мимо меня. - Ты там еще жива в своей лаборатории? Как насчет в гости сегодня?

- Заходи, конечно, - улыбнулась я.

Расправив плечи, уже, было, направилась к свободному стулу, как край халата треснул, зацепившись за торчащий из сиденья шуруп. Наклонившись, я попыталась его освободить, но поцарапалась и, выругавшись, дернула ткань. Треск и красивая боковая дыра стали мне наградой.

- Черт!

- Приятно слышать такое обращение, - раздался над головой до боли знакомый голос из моих кошмаров.

Я тут же напряглась и медленно повернулась, глядя в надменные, отливающие презрением, глаза.

- Боюсь предположить, перед сколькими вы разделись, дабы попасть сюда, - проговорил мой личный кошмар и за его спиной раздался слаженный мужской ржач. - Вики, вы смущены? Хм, у вас все еще это получается? Да вам в актрисы, а не в экспедицию. Хотя могу предположить, что вас берут как антистресс. Тогда, боюсь, я против.

Зал утонул в очередном мужском хохоте, а я, наконец, справившись с собой, села рядом с заинтересовавшейся всей этой сценой Кати.

- Это что, тот самый самец, от которого ты бежала дальше, чем видела? - достаточно громко спросила она. - Что же, и правда, ни о чем...

- Дамы и господа, прошу внимания, - раздался голос директора проекта. - Сегодня у нас первое общее собрание. Обратите внимание, к нам присоединилась команда корабля и спецгруппа, которая будет обеспечивать безопасность нашей экспедиции. Прошу любить и жаловать, капитан корабля - Трафим Ивантер. Далее командир спецгруппы - Макс Краргар.

Интересно, куда делась приставка де и полное имя, этого... Этого... Ах да, прекрасного мужчины, подумалось мне.

- Господа, перед вами все члены экспедиции. Итак, для тех, кто не в курсе. Экспедиции будут две. Соответственно, две точки высадки. Сегодня никто не знает, в какой группе он окажется, поэтому рекомендую держать себя в руках.

При этих словах я вздрогнула и подняла взор, чтобы тут же уткнуться в надменный взгляд Макса. Смутившись окончательно, перевела взгляд на командира, но и он внимательно наблюдал за мной. Да что же это такое? Я же не единственная женщина в этом зоопарке!

- Ты чего такая дерганая? - спросила Кати, склоняясь ко мне.

- Нервируют меня эти вояки, - пожаловалась я.

- Только не говори, что слова Макса тебя задели, - улыбнулась и подмигнула подруга. - Не боись, я возьму его на себя.

- Вот спасибо, - выдавив улыбку, я подмигнула ей, втайне надеясь, что так и будет, что Макс найдет тут себе красотку и отстанет от меня.

Если честно, то цепляясь одной мыслью за другую, я так увлеклась, что полностью отключилась от того, что происходило на сцене. Очнулась только тогда, когда директор, остановившись передо мной, сказал, что хочет со мной поговорить. Я кивнула, встала и последовала за ним в его кабинет.

- Виктория, скажите мне, что между вами и Максом Краргаром произошло? Насколько я понял, вы знакомы?

- Да, мы знакомы, но лучше бы не были, - произнесла я.

- Вот это меня как раз и напрягает. Помните, я вам говорил, что в нашей экспедиции лучшие из лучших, так вот, я не могу лишиться вас, но я не могу отказаться от Макса, он лучший командир.

- Вальтер, не стоит волноваться, вряд ли мы будем пересекаться с ним. Я - биолог, он - командир спецотряда, и я, и вы знаете, что он пойдет в группе Валентина, так что мне его только во время полета потерпеть, но и тут я могу пообещать, что из каюты даже носа не высуну.

- Вы меня успокоили, - улыбнулся директор.

- Я могу идти? – уточнила я.

- Да, конечно, я знаю, что вы подготовили документы на патент мха. Поздравляю с успешными опытами. Вот видите, я же говорил, что вы самый преуспевающий биолог.

- Спасибо, - пробубнила я смущенно, пятясь к двери.

В коридоре и у лифта никого не было, а потому, погрузившись в свои мысли, я поспешила в лабораторию. Пора было отправлять документы, да и еще один опыт был на грани прорыва. Ворвавшись в помещение, я тут же кинулась к столу и зарылась в бумаги.

- Так, где же это? - всплеснув руками, я с растерянным видом уставилась на стол.

- Значит, ты у нас биолог? - раздался до мандража знакомый голос.

Вздрогнув, я резко обернулась, машинально смахнув бумаги со стола.

- Что вы тут делаете? - вмиг осипшим голосом спросила я.

Но тут мой взгляд уткнулся в его руки, державшие ту самую папку, которую я искала.

- Знаешь, а я до последнего думал, что ты притворяешься. А ты, оказывается, и правда биолог, - продолжал он, не обращая внимания на мой вопрос, после этого подошел и положил папку на стол. - Значит, мох?

Я тупо кивнула, смотря на него, как кролик на удава.

- Отомри, - усмехнулся он. - Твоя мамаша и то смелее тебя.

После этого он резко развернулся и ушел, при этом хлопнув дверью. Пошарив рукой в воздухе, я нащупала стул и, пододвинув его к себе, опустилась. Ноги не держали. Развернувшись к столу, я раскрыла папку и проверила наличие всех документов, потом медленно выдохнула и опустила голову на сложенные на столе руки. Все на месте. Не то, чтобы я подозревала Макса в воровстве, но... Не знаю, в чем я его подозревала, но при одном взгляде на него меня пронзал животный страх.

- Вик, ты тут? - дернувшись на голос Вали, чуть не упала. - Ты что, спишь?

- Нет, просто устала, - произнесла я.

- Документы подготовила?

- Ага, - я ткнула пальцем на папку.

- Отправила? – по-деловому уточнил он.

- Не-а.

- Вик… - сказал он осуждающе. - В экспедиции я не буду ходить за тобой хвостом и все за тобой доделывать.

- Прости…

Я тут же открыла крышку мульти-молекулярного транзита и положила папку, задав конечный адрес.

- Ты что-то хотел? - спросила я, так как Валентин странно мялся, стоя у дверей.

- Да, - я прищурилась и усмехнулась, подбадривая мужчину к вопросу. - Что у тебя с Максом?

Если бы челюсть падала со звуком, то это было бы приблизительно так: «Бабах!»

- Что значит «что»? – стараясь, чтобы глаза не слишком округлялись, поинтересовалась я.

- Вы знакомы? – последовал ожидаемый вопрос.

- Ну как бы да, - пожав плечами, ответила я. - Нас моя мать познакомила, а к чему вопросы?

- Ты из-за него меня отшила?

- С ума сошел?! - вот тут я реально возмутилась. - Валя, ты мой друг, а он мужчина, которого я сегодня вижу второй раз в жизни.

- И при этом он намекает на то, что видел тебя голой?

- Ну, так получилось! - взвыла я. - Это глупая… Нет, очень глупая история, и я мечтала о ней забыть.

- Ты не рассказывала, - насупился он.

- Знаешь, ты тоже мне не все рассказывал! Хватит об этом. Хочешь, я тебе расскажу? Хотя нет, давай лучше напишу и сделаю массовую рассылку, чтобы сразу прекратить кривотолки! Да что же это такое?! Пойми, там нечем гордиться, а Макс - придурок! - по-детски закончила я, потому, что аргументы закончились.

- Вика…

Мужчина подошел ко мне и попытался обнять, но я дернулась, не позволяя к себе прикасаться.

- Не обижайся, - выдохнул он.

- Все хорошо, - отмахнулась я.

- Вика, ты придешь вечером?

- Нет, у меня опыт, закончу поздно, - пожаловалась я, показывая на штатив.

- Ты все-таки обиделась, - с грустью сказал Валентин и ушел.

Я еще долго смотрела на закрывшуюся дверь, словно именно там должен был появиться совет к дальнейшим действиям. Вот только дверь оставалась такой же белой и безликой.

***

Еще две недели прошли в монотонном порядке. Утром я вставала и, заглатывая нехитрый завтрак, направлялась в лабораторию. Я сидела за закрытой дверью, размышляя и готовя разные колбочки, баночки и реактивы для предстоящей командировки. Вы будете смеяться, но дверь я запирала. Да, боялась непрошеных гостей, и если первое время Валя еще пытался меня вразумить, то потом плюнул и, обозвав истеричкой, бросил свои попытки. Ха, истеричка? Странно, но, скорее всего, меня можно было обозвать испуганной замороженной амебой. Боялась ли я Макса? Нет, мой уютный мир он уже нарушил, а впереди было само путешествие, которое, увы, будет проходить при его непосредственном участии.

В те редкие моменты, когда я выходила из своего укрытия и случайно натыкалась на членов экспедиции, то спинным мозгом ощущала шепотки и смешки. Умом, конечно, понимала, что не факт, что именно я была их причиной, но вот женская мнительность говорила о другом. В итоге дошла до того, что прокрадывалась в лабораторию рано утром, а уходила поздно вечером, ближе к ночи. И что самое страшное, я всерьез рассматривала возможность ночевки в ней, вот только в этом случае надо было пожертвовать одним из стеллажей, дабы заменить его кушеткой, а этого делать не хотелось.

- Вика, если ты не откроешь дверь, я ее выломаю! - раздался стук и крик одновременно.

Я вздрогнула и, встав, пошла открывать. На пороге стоял Валентин, он пыхтел от злости, но, увидев меня, опешил.

- Викочка, что с тобой?

А что со мной? Ну да, сплю мало, работаю много, ем. Хм, вроде бы я сегодня ела, хотя не помню. Гуляю? Так, стоп, а когда я последний раз была на воздухе?

- Что? – меж тем выдохнула я.

- Ты похожа на труп, - обрадовал меня друг. - Быстро сворачивайся, мы едем к озеру.

- Кто - мы и к какому озеру?

Если честно, то о наличии воды в зоне оцепления я даже не знала, и это притом, что уже больше полугода нахожусь здесь.

- Кати, Костян, Ден, я, Алекс и теперь уже точно ты. Мы все едем на озеро. Если будешь препираться, я заброшу тебя на плечо, и ты даже вякнуть не успеешь, - обрадовал меня друг.

Как ни странно, но услышав имена тех, кто входил в компанию, я обрадовалась и, скинув халат и порадовавшись, что на мне джинсы и футболка, сообщила о том, что готова. Валя подарил мне свою очаровательную улыбку и, схватив за руку, на всех парусах понесся к лифту. Временами мне казалось, что я как флаг развеваюсь за его спиной, потому что ноги переставлять я точно не успевала.

Мы вышли на улицу, и я тут же зажмурила глаза, вдыхая воздух. Меня повело. Но Валя держал, и потому, прижавшись к его плечу, я блаженно вдыхала и медленно выдыхала, фактически растворяясь в аромате чистого природного духа.

- Потом будешь млеть, вон Алекс уже руку вывихнул, нам сигналя, - усмехнулся друг. - Тебя нести или дойдешь?

Я подняла на него осоловевший взгляд, и Валя, хмыкнув, тут же поднял меня на руки. Практически вприпрыжку он понесся к вертолету.

- Ого, это что за привидение? - озвучил общее мнение Ден.

- Тори, ты где обитала? - возмутилась Кати, сидя на коленях у Дена и, если честно, то это меня удивило.

- Я ее еле вытащил из лаборатории, еще чуть-чуть и сольется со стенами.

- Э нет, привидения в экспедиции нам не надо. На.

Константин, наш главный врач, протянул мне какую-то зеленую пилюлю, и я крайне подозрительно на него уставилась.

- Даже знать не хочу того, что сейчас крутится у тебя в голове. Это витамины, недельный запас. Для тебя самое то, хотя я бы тебе две дал, но ты такая тощая... – он окинул меня взглядом-рентгеном, и я смутилась.

- Я не тощая, - наконец выдала из себя хоть что-то.

- Ого, Валь, а ты не говорил, что это чудо разговаривает.

Я тут же насупилась, но мой друг, уже разместившись в кресле, дернул меня за руку, и я плюхнулась к нему на колени. Ну да, стоять в вертолете в позе зю, ибо упираешься головой в потолок, не слишком удобно. А еще, обозрев пространство, я поняла, почему Кати сидит на коленях Дена, оказывается, места в вертушке не так уж и много.

В воздухе мы пробыли не более двадцати минут. Прислонившись к груди Вали, я тихонечко задремала. Пригрелась. Из-за шума лопастей разговаривать было невозможно, но Валентин все время что-то то ли шептал, то ли бурчал, увы, разобрать я не могла. Просто время от времени говорила «угу». И, по-моему, не всегда попадала.

- Вик, проснись, - биолог наклонился и поцеловал меня в макушку.

Я вздрогнула и, дернувшись, чуть не выбила ему зубы, хорошенечко саданув своей головой ему по подбородку. А нечего целовать уснувших девушек, я ему не спящая царевна, поэтому реагирую так, как полагается! Хорошо хоть не подпрыгнула.

- Убьешь, - буркнул мужчина, потирая подбородок.

Я потянулась и, поерзав, решила встать и вот тут-то я поняла, что зря это сделала. Валя резко прижал меня к себе и, потеревшись носом об ухо, прошептал:

- Не делай так больше, я же могу и передумать.

- Ты о чем? – тут же насторожилась я.

- О нас, - выдохнул он.

- А-а-а…

Я сползла с его коленей и, прихрамывая, так как ногу все-таки отсидела, вылезла из летающего монстра.

Сам пикник прошел на ура. На берегу озера ребята разложили подстилки и в мгновение ока разожгли костер. Через полчаса тлели угли, на которых уже благоухало мясо, а еще через час мы, словно морские котики, валялись на этих подстилках, сытые и довольные. Валя пытался за мной ухаживать, но я каждый раз вздрагивала и шарахалась, уж больно напрягал меня инцидент в вертолете.

- Пойдем, прогуляемся, - сказала Кати, вставая и протягивая мне руку.

Я кивнула, принимая приглашение. Мы шли уже минут десять, впереди маячил луг с ровненькой, еще только прорастающей травкой. В целом весна была ранней и теплой, но природе было наплевать. В ее понятии, если рано траве расти, значит рано, и ты хоть в купальнике бегай, все равно не будет лета.

- Тори, - Кати остановилась и повернулась ко мне.

Я вынырнула из своих мыслей и вопросительно уставилась на нее.

- Ты знаешь, кто в какой экспедиции будет?

- То есть? – уточнила я.

- Кто будет в первой, а кто на мясорубку? – задала она вопрос.

- Не поняла, что значит на мясорубку? - напряглась я.

Надо было собрать мозги в кучу и заставить работать, однако они, ошалев от воздуха и солнца, напрочь отказывались подчиняться.

- Ты же знаешь, что одна экспедиция будет рабочей, а другая просто отвлекающий маневр, на нее кинутся местные аборигены и пока будут ее ловить и уничтожать, первая соберет данные, - сказать, что я слегка обалдела, это услышав, это не сказать ничего.

- Э-э-э...

- Ты не знала? - удивилась Кати. - Понятно, значит, ты будешь в мясорубке, иначе тебе бы сказали. Черт, я не хочу во вторую.

- Кать, а откуда у тебя такие данные? – осторожно поинтересовалась я.

- Ден вчера сказал. Пришел ко мне и сказал, что возможно у нас осталась только пара недель для счастья.

- Так и сказал? – удивилась я.

- Ага, - кивнула Кати.

- Понятно. И как? Счастлива? – рассеянно поинтересовалась я.

- Не-а, секс был, но какой-то грустный, что ли. Нет, так я не хочу. Типа все равно подыхать, а потому давай займемся «этим», - передразнила она мужской голос.

Я улыбнулась и сказала:

- Не думаю, что будет мясорубка. Скорее всего, будет две разных по задаче экспедиции, одна изучает среду, другая ищет контакт.

- Да? - Кати прищурилась и задумалась. - Вот я дура! Этот козел меня развел! И чем я думала? Отдалась за просто так.

Я слушала и улыбалась. Бред, конечно, и невооруженным взглядом видно, что Катерина до сих пор сохнет по Дену. Понятно, что и она ему нравится, но вот строят из себя черт-те что. Поймать и отпинать обоих.

- Ну все, сейчас я ему устрою.

Она резко развернулась и побежала в сторону отдыхающих и ничего не подозревающих мужчин. Я проводила ее взглядом и медленно пошла в ту же сторону. Пока дойду, шум и драка уляжется.

- Вот скажи мне, почему, куда бы я ни пошел, везде натыкаюсь на тебя?! Ты что, меня преследуешь? - услышав этот голос, я резко повернулась и уставилась на стоящего у дерева Макса.

- Здрасте, - произнесла я вмиг охрипшим голосом.

- Вики, что ты тут делаешь? - мужчина отлепился от ствола и направился ко мне.

Он делал шаг, я полшага назад. Он еще шаг, я два. Но расстояние между нами все равно сокращалось. Макс подошел и остановился в шаге от меня. Его взгляд был таким же надменным.

- Так что ты тут делаешь?

- Я с друзьями на пикнике, - пролепетала, явно оправдываясь.

- У тебя есть друзья? Не замечал, - произнес Макс.

Он подарил мне такую улыбку, что от страха ноги стали подкашиваться. Я не понимала, почему он так на меня действовал. Видя его, мне хотелось вырыть себе могилу, лечь и закопаться, желательно табличку не ставить, чтобы прошел мимо.

- Пойдем, провожу.

Он протянул руку, но я отскочила на пару метров, пискнув:

- Не надо, я сама.

- Вики, ты что, меня боишься? - он сузил глаза и очень медленно осмотрел меня с головы до ног и обратно. - Почему?

- Не боюсь, - пискнула я.

Набравшись смелости, я сфокусировала взгляд на его глазах и попыталась выдержать эту борьбу. Увы, хватило только на несколько секунд.

- Боишься, - сказал с явным превосходством и легкой издевкой. - Вики, вот только чего? Что я могу тебе сделать? Поверь, как телка ты мне не интересна. Ты себя в зеркало видела? Мышь серая, затюканная. Да к тебе подходить страшно, ты же в обморок упадешь, отскребай тебя потом.

- Я...

- Ты, Вики, успокойся! Я так понимаю, в экспедицию ты входишь? - я тупо кивнула. - Так вот, нам две недели быть в закрытом пространстве, не нервируй ни меня, ни себя, а не то...

На последнем слове он слегка повысил голос, и я вздрогнула, но ничего сделать не успела, потому что он резко шагнул ко мне и, схватив за предплечья, прошипел:

- Придется принять меры. Ты меня поняла? - я опять кивнула. - Прекрасно, а теперь иди.

Он отпустил меня и слегка подтолкнул. Нет, я не пошла. Я побежала, а в спину несся смех. Я его ненавижу! Боюсь и ненавижу. Хотелось плакать, хотелось орать, а еще убежать и спрятаться, но вместо этого я резко остановилась и, закрыв глаза, стала считать. Не просто раз, два, три... Нет, я считала по кодированной системе: два, четыре, шестнадцать, два, восемь... После восьмого витка я поняла, что спокойна. Медленно выдохнув, я разжала руки и увидела, что успела воткнуть ногти в ладони до крови. Мысленно выругавшись, полезла в карманы в поисках платка, но тут раздался крик:

- Тори!

- Вика!

- Я здесь! - крикнула в ответ и махнула ребятам, которые вышли меня искать.

Валя тут же подскочил ко мне и, увидев мои кровавые ладони, испугался.

- Что с тобой?

- Все в порядке, - выдавив улыбку, произнесла я.

- Вика? – не унимался друг.

- Валя! Все хорошо, я просто задумалась и сама себя поранила, вот.

У него на глазах, морщась от неприятных ощущений, я вернула пальцы в кулак. Он внимательно посмотрел сначала на ладони, потом на меня, потом молча вынул спиртовые салфетки из кармана и протер мои руки.

- Вик, поехали домой, - проговорил он, обнимая меня за плечи и прижимая к себе.

Я кивнула, и мы пошли к полянке, где ребята собирали остатки пикника. Всю дорогу я чувствовала взгляд в спину и, казалось, даже слышала смех.

***

По возвращении на базу Зоя, источая просто-таки змеиное веселье, сообщила, что всех нас не дождались на общем совещании, которое было срочным и внеочередным, поэтому нас ждет крайне разгневанный директор. После чего змеюка уселась в кресло и, закинув ногу на ногу, продолжила точить ногти алмазной пилочкой.

- Кобра, - прошипел Ден, активируя лифт.

- А помнится, еще недавно она тебе нравилась, - усмехнулась Кати.

Мужчина бросил на нее крайне удивленный взгляд, остальные же еле сдерживали улыбки. Ну как же, ссора закончилась тем, что эта парочка не вместе, что каждый сам по себе, и никто ни к кому претензий не имеет. Идиоты!

- Вальтер ждет, - сказала Жани, как всегда, нежным голосом, слегка опустив ресницы.

Мы гурьбой ввалились в кабинет шефа. Там сидел капитан корабля и барабанил пальцами по столу, сам же Вальтер мерил кабинет нервными шагами.

- Садитесь, - бросил директор и сам опустился в кресло, устало положив голову на руки.

- Что случилось? - спросил Алекс, как самый спокойный и уравновешенный в нашей компании.

- Ученые совершили ошибку. Карук в зоне досягаемости будет через неделю и всего лишь в течение десяти дней.

- То есть лететь надо завтра? – уточнил Алекс, пока мы молча переваривали информацию.

- Желательно сегодня, но я понимаю, что вы не готовы, - Вальтер все еще тупо смотрел на абсолютно пустой стол.

- Корабль готов? - спросил Алекс, капитан кивнул.

- Команда? - спросил Ден и опять кивок.

- В чем проблема? - спросил Валентин.

- В вас, ваши вещи готовы? - подал голос капитан.

- Да!

Ответили мы с Валей хором, после чего переглянулись и улыбнулись, что не осталось незамеченным Вальтером, он нахмурился, но промолчал.

- Думаю, за ночь мы все загрузим, - после небольшой паузы сказал Алекс.

- Есть еще одна проблема, - отозвался директор и, встав из-за стола, подошел к окну. - Мы вас не поделили. Только двое из вас точно знают, в какой они экспедиции, остальным это неведомо. Я принял решение, что узнаете вы об этом за день до десанта.

При этих словах мы вздрогнули и переглянулись. Нет, понятно, что ни я, ни Валя своих позиций не поменяем, а вот то, что свою группу я узнаю только за день - это плохо. Этого времени мало, чтобы сработаться. Да, все не так, как должно было быть. Остальную информацию я слушала вполуха, полностью погруженная в свои мысли.

- Виктория, Валентин, задержитесь, остальные собираться. Завтра вылет, - произнес директор.

Все встали и молча вышли. Мы же сидели и ждали, однако мужчина продолжал стоять и смотреть в окно.

- Вальтер, что не так? - спросил Валентин, протягивая ко мне руку и сжимая мою холодную ладонь.

- Все не так, - тихо сказал мужчина. - Валь, ты понял, а вот она, - при этом он ткнул в меня пальцем, - нет.

- Вика, ты поняла о сроках? - спросил Валя, поворачиваясь ко мне.

Я рассеянно пожала плечами, мол, вроде да, а что?

- Вик, мы вылетаем завтра, полет будет не две недели, а всего одну, мы пойдем на сверхскоростях, это пагубно отразится на психике, но иначе нам не успеть, - пояснял Валя.

У меня пред взором встал взгляд Макса, и меня передернуло. Он и так псих, а после полета ему вообще башку сорвет.

- Это не все, - подхватил директор.

Переведя взгляд на него, я приготовилась слушать, вот только продолжение меня не порадовало:

- На планете у вас будет всего восемь дней.

- Так мало? - опешила я.

Что можно успеть за такой короткий срок?

- Да. А потому, ваши задания видоизменятся, а твое, Вика, вообще отменяется.

- Что же мне там делать? - рассеянно спросила я.

- Завтра утром ты получишь конверт, вся инструкция будет там, в остальном все остается, как было. Валя, ты первая группа, вы ищите разумных и устанавливаете контакт. Вика! - я дернулась. - Твое задание завтра. Никакой самодеятельности. Все точки высадки и возврата вы получите завтра. Вика?!

- Да…

Я все еще была в ауте, как же так, а мои эксперименты? А что же тогда брать? Я полгода готовилась к тому, чего не будет?

- Вика, будь осторожна. У твоей группы оружия не будет, вы - мирные. Если попадете к разумным, сразу дашь знак. Никакой самодеятельности, - повторил директор, смотря четко на меня.

Как будто я тут самый главный затевало.

- Да поняла уже, - отмахнулась я, и директор чуть воздухом не подавился.

Валя же сидел и лыбился от умиления.

- Ой, простите, - опомнилась я.

- Все, собирайтесь.

С этими словами он отпустил нас, и я помчалась в лабораторию. Надо срочно заменить одни ящики другими, в моей голове уже зрела куча идей, раз нельзя исследовать там, просто наберу побольше образцов.

***

Утро началось рано, хотя если быть точной, то ночи лично у меня не было вообще. Я как угорелая носилась между лабораторией, своей комнатой и вертолетом Алекса, который доставлял все грузы на корабль. Пару раз в коридорах меня вылавливал Валентин и пытался вразумить, мол, зачем я все это беру? Увы, в такие моменты в нем я видела личного врага, который пытался лишить меня очередного научного открытия. Да, я обозвала его какими-то, явно нехорошими, словами и помчалась дальше, не обращая внимания на кинутое вдогонку: «Дура ты, Вика, и не лечишься!» А что, нынче кто-то лечит дур?

- Все упаковала? - спросил меня друг утром.

Я взъерошенным воробьем переступала с ноги на ногу около входа, сжимая в руках стаканчик с горячим кофе.

- Не уверена, - честно ответила я. - Валь?

- Что? – спросил биолог.

- Прости, - произнесла я, поднимая на него взгляд побитой собачонки.

- Ты неисправима, у тебя есть только работа, и за нее ты и выйдешь замуж.

- Ха, как будто кто-то мне предлагал замуж, - усмехнулась я, залпом выпивая напиток.

- Как будто хоть кому-то ты позволила это сделать.

По голосу оценила весь сарказм, а когда посмотрела на друга, то и прищур глаз поведал о многом. Ну да, я чокнутая на работе. И что? Как будто кому-то это мешает?

- Прости.

- Повторяешься, - друг подмигнул и, вынув из рук опустевший стакан, четким движением отправил его в мусорное ведро. - Пойдем покорять просторы космоса.

При этом он обнял меня за плечи и, сделав шаг к стеклянным дверям, с улыбкой смотрел, как они разъехались.

- Готова? - я кивнула, мало понимая, к чему я должна быть готова. - Тогда на счет три... Три! - и он резко выпихнул меня наружу. - Все, солнце, мы в будущем. Алекс, когда ты отправишь нас? - спросил Валентин, глядя на друга, так же поглощающего кофе, но уже на улице.

- Привет, Вик. Да вот, сейчас вывалится Кати и все, вы последние, остальные уже на корабле.

Я улыбнулась и попыталась вывернуться из рук Вали, ага, куда там, он еще теснее прижал меня к себе и, нагнувшись, дунул в ухо, от чего меня передернуло.

- М-м-м, ты пахнешь цветами, - протянул он, вдыхая аромат шампуня, который мы с ним буквально на днях разработали.

- Это твоя разработка, - напомнила я.

- Нет, моя дорогая, наша, - поправил Валя.

- Как скажешь, - улыбнулась я, жмурясь в лучах утреннего солнышка.

- Хватит миловаться, голубки, - рыкнула за спиной Кати. - Валь, лучше помоги, у меня три сумки.

- Надо было ночью их Алексу отдать, - протянул Валентин, нехотя отпуская меня и забирая у девушки два объемных баула. - Вот Викуся всю ночь Алекса мучила.

- Я не умею так пользовать мужиков, - насупилась подруга.

Не обращая внимания на меня, она пошлепала к вертолету. Так, не поняла, с чего вдруг такая нелюбовь?

- Катерина! - крикнула я, устремляясь вдогонку.

- Вик, не сейчас, я жутко устала, я жутко злая, а еще хочешь, я тебя добью?

- Хочу, - улыбнувшись, подхватила ее под локоток.

- На корабле будет только две женщины. Угадай кто?

- То есть? Не поняла, а остальные? - от неожиданности я остановилась, заставив притормозить и подругу. - Подожди, должно было быть шесть.

- В связи с изменившимися условиями из баб только ты и я.

- Плохо, - рассеянно произнесла я.

- Плохо? Хм, дорогая, да просто зашибись. Куча мужиков, я и полоумная ты. И что мне делать? Я со всеми спать не намерена, да я только-только с Дентаном сошлась. Вик, срочно возьми половину на себя.

- Что значит возьми половину? - оторопело переспросила я. - Что ты хочешь, чтобы я с ними делала?

- Их стресс снимала. Вика, пора включить свой мозг.

- Кати...

- Так, стоп, потом поговорим, - отрезала подруга, подходя к вертолету и передавая сумку Алексу.

Я, как маленький шокированный зомби, залезла в нутро винтокрылого и уселась на колени Вали, который молча за этим наблюдал. Уставилась в одну точку и тихо вздыхала. Черт, как-то не так я себе представляла свою научную командировку.

***

Стоило только вертолету приземлиться, как все закрутилось и завертелось. Валя вытащил меня из транспортного средства и, поставив около небольшой кучи коробок, сказал, чтобы стояла и не мельтешила. Я стояла и не мельтешила, тупо все еще переваривая информацию, полученную от Катерины. Две девушки на непонятно сколько мужиков. Вот знала же, что что-то забыла, надо было брома набрать и побольше. Эх, что же там еще понижает сексуальное внимание мужчин? Война? Так и где же я им ее найду? А все остальное только повышает интерес к противоположному полу. Господи, что же за непруха-то такая?

- Виктория, а почему вы все еще не на корабле? - раздался голос командира за моей спиной.

Я вздрогнула и резко повернулась. Разумеется, он был не один.

- Макс, проводи нашего ценного биолога до каюты и проверь, размещены ли вещи девушки на борту. Виктория, сразу после выхода на курс жду вас в кают-компании. Надеюсь, вы вместе с нами отметите старт этой экспедиции.

Отказать капитану было невозможно, поэтому я лишь медленно кивнула и выдавила из себя подобие улыбки. Смотреть на Макса было страшно, но я повернула голову и подняла взгляд. Холод, презрение и что-то еще доселе мне неизвестное. Попытка отказаться от провожатого провалилась, даже не начавшись.

- Вики, - раздался насмешливый голос Макса. – Надеюсь, сегодня ты не ломанешься от меня, как бешеная газель?

- Простите? - мне показалось, я ослышалась.

- Да ладно, вчера ты так улепетывала, что только пятки сверкали, - продолжал издеваться этот нахал.

Я резко выдохнула, вздернула носик и сделала пару шагов к огромной металлической махине, по непонятной причине именуемой кораблем.

- Пошли, у меня еще куча дел, - схватив меня за локоть, он фактически силком потянул меня к входу.

А дальше были отсеки, коридоры, лестницы. Все мелькало перед взором и, конечно же, я ничего не запомнила. Он резко остановился перед одной из дверей, протянул руку и коснулся зеленой лампочки. Дверь медленно отъехала в сторону, и Макс фактически запихнул меня внутрь.

- Твои апартаменты. Советую все время перелета провести тут, если не хочешь неприятностей.

- Каких? - осмелев, спросила я.

- Тех, о которых будешь сожалеть, - на последнем слове его губы расплылись в ехидной усмешке, после чего он развернулся и покинул отсек.

В моем распоряжении оказалось две комнаты. Спальня и нечто похожее на гостиную-кабинет. Еще одна дверь вела в туалет, совмещенный с душевой кабиной. Все было современным, удобным, я бы даже сказала, комфортным. Мои вещи уже стояли на своих местах, конечно же, не все, а только с пометкой «личное». Остальное, как я подозревала, было в грузовом отсеке.

- Уважаемые дамы и господа, - раздался голос с потолка. - Прошу занять места в креслах и пристегнуться, через четверть часа корабль стартует. После старта мы ждем всех в столовой, а затем всех, кто не занят непосредственно обслуживанием корабля, я жду в кают-компании.

Раздался щелчок и голос стих. Подойдя к шкафу, я вытащила бутылку с мучнистой жидкостью и, сделав несколько глотков, медленно выдохнула. Я очень плохо переносила взлет и посадку, а потому, всегда возила с собой лекарство, изобретенное моим отцом для еще маленькой меня. Прикрыв глаза, вспоминала родителя, который, поцеловав меня в лоб, сказал: «Дорогая, я всегда буду с тобой, тут», при этом приложил руку к моей голове. Брат в тот день молча обнял и ушел. Больше я их не видела. Странно, но я не верила в их смерть, просто надеялась, что они где-то там, в другом мире, ждут, когда я присоединюсь к ним. С этими мыслями я села в кресло и, пристегнув ремни, закрыла глаза.

В этот раз взлета я не почувствовала, то ли корабль был современный, и все нагрузки на организм были учтены, то ли лекарство действовало безупречно, только в какой-то момент я поняла, что разгона больше не чувствую, турбулентность осталась позади и гравитация в земной норме. Если честно, то во всех этих терминах я разбиралась плохо, а потому, встав, озадачилась тем, как буду в этой махине искать столовую.

- Вики, - стук в дверь совпал с вопросом.

Нажав на кнопку, я увидела несколько озадаченную Кати, которая, отодвинув меня, вошла в отсек и уселась в кресло, закинув ногу на ногу.

- Прости, что сорвалась на тебя утром.

- Кати, дорогая, если честно, я так и не поняла, о чем ты говорила.

- Да это все Ден! Узнав, что состав экспедиции урезали почти в два раза из-за изменения самих планов, он наорал на меня. По его сугубо идиотскому мнению, я еду как подстилка для команды. Типа стресс снимать. Вик, я что, такая бесполезная?

- Кать, с чего ты это взяла? Ты очень перспективный биолог. Очень!

- Ну не такой, как ты, - тут же насупилась она.

- Кать, мы изучаем и работаем с разными вещами. Ты с людьми, я с животными и растениями. Не сравнивай.

- Я знаю, - с тоской сказала подруга.

- Что там с мужиками-то? - решила я прояснить для себя не слишком приятный вопрос.

- Ничего. Мне просто хотелось тебя напугать.

- Напугала, - сказала я, усаживаясь рядом.

- Это все Ден. Иногда мне хочется его прибить. Иногда доказать, что на нем свет клином не сошелся, - пожаловалась подруга.

- Так докажи, - сказала я, тупо смотря в одну точку.

- Как? – удивилась Кати.

- Найди другого, вон за дверью их тьма-тьмущая, выбирай любого. Хочешь - из экспедиции, хочешь - военного, а хочешь - из команды, - я пожала плечами и, подумав, добавила: - Заметь, конкуренции никакой.

- Вик, и долго ты будешь себя унижать? - вдруг встрепенулась подруга, вскочила и очень пристально посмотрела на меня. - Нет, так дело не пойдет. В этом на ужин я тебя не отпущу.

Я встала и внимательно посмотрела на себя в зеркало. Хм, джинсы, свитер, кроссовки. Что не так? На мой немой вопрос Кати закатила глаза и зарылась в мой шкаф. Через пятнадцать минут я смотрела на новую себя все в то же зеркало.

- Э-э-э, ты уверена, что для замкнутого пространства, наполненного похотливыми мужиками, это то, что надо?

При этом я перевела растерянный взгляд на Кати. Та расплылась в счастливой улыбке.

- Я же обещала найти мужчину твоей мечты, так вот, уже начала искать. Сейчас мы запустим тебя в этот аквариум с рыбками, и поверь, наживку проглотит самая достойная.

- Чтоб ему подавиться! - прошептала я, пребывая в полной уверенности, что в таком виде даже из каюты-то выходить нельзя, а не то, что идти в помещение с голодными мужиками.

- Вика? - спросила Кати, а я изобразила счастливую улыбку, мысленно набрасывая текст завещания.

- Все о`кей, пошли, - произнесла я, бросив последний взгляд на свою фигуру, упакованную в черный бадлон по фигуре, обтягивающий все что можно и нельзя, и длинную полупрозрачную темно-красную юбку. Черт, где же она откопала эту срамоту? Но было поздно. Волосы все также были завязаны в строгий узел, а вот над глазами Кати поколдовала, в итоге на моем бледном лице были только они. Ага, две фары.

Стоит ли говорить, что когда две красотки, как сказала подружка, вплыли в столовую, нас встретила гробовая тишина? Улыбнувшись и пролепетав слова приветствия, мы, в этой давящей на уши тишине, прошествовали к столику, за которым сидели Алекс, Валентин и Ден.

- Ты сногсшибательна, - шепнул мне Валя на ухо, как только я бесцеремонно подсела к нему.

- Вот именно, что мой внешний вид должен валить с ног не хуже современного оружия, - съехидничала я.

- Вики, я всегда знал, что ты прекрасна, но теперь я это вижу. Я готов благодарить Кати за то, что она дала мне такую возможность.

- Какую? - насторожилась я.

- Видеть тебя такой. Улыбнись, - он тихонько дунул мне в ухо, и я непроизвольно улыбнулась. - Ты прекрасна.

Смутившись, я уткнулась в тарелку. Потихоньку помещение наполнилось голосами, и на нас перестали обращать внимание. Ну, скажем так, перестали откровенно таращиться.

- Дамы и господа, жду вас в кают-компании, - сообщил капитан, как только ужин подошел к концу.

Все встали и медленно покинули столовую. Я шла между Валей и Алексом, которые наперебой рассказывали веселые истории из прошлых командировок. Я старалась скрыть веселье, но, видимо, мужчины добивались моей улыбки, ибо каждая новая история была смешнее предыдущей.

- Вики, - Валя потянул меня к дивану, но более проворные ребята уже оккупировали его.

Мой друг, не растерявшись, уселся в кресло и под всеобщий гул усадил меня к себе на колени. Возможно, это было опрометчиво, но я уселась, поерзала, поудобнее устроившись, и уставилась на командира, сверлящего меня прищуренным взглядом. Хм, чего это он?

- Дамы и господа, - начал Трафим. - Для начала поздравляю вас, ибо вам выпала честь представлять наш мир в новой экспедиции на Карук. Напоминаю, что мы - третья попытка установить с этим миром дружеские отношения. Хотя, чего скрывать, установить хоть какие-то отношения, вот наша задача. Напоминаю, экспедиции будет две. Одна отвлекающая, вторая основная. Через пять дней мы высадим первую, еще через сутки вторую. Если все будет по плану, то первую мы заберем через три дня, а вот вторую по требованию. Все это время сам корабль и его экипаж будет на орбите планеты. Вопросы?

- Уже известно, кто в какой экспедиции будет? - спросил Алекс.

Трафим перевел на него взгляд и покачал головой.

- Данная информация поступит за день до высадки первой группы.

- Понятно, - Алекс сжал кулаки и почему-то посмотрел на меня.

Вздрогнув, я непроизвольно вжалась в Валю.

-Ш-ш-ш, дорогая, все будет хорошо, я обещаю, - при этом мне показалось, что он поцеловал меня в затылок.

Глюк? Возможно...

Командир говорил о распорядке дня на ближайшее время, о полном запрете на алкоголь и увеселительные мероприятия, просил быть начеку и четко соблюдать все инструкции и устав корабля. Мы синхронно кивали, вот только я детали вспомнить не смогу, ибо полностью ушла в себя.

Дверь открылась, в кают-компанию вошел Макс. Надо же, я только сейчас поняла, что все это время его с нами не было. Подойдя к капитану, он наклонился и что-то ему прошептал. Трафим помрачнел, кивнул и тут же вышел. Макс же выпрямился и, обведя ленивым взглядом помещение, остановился на мне. Его глаза тут же потемнели, в них проскочило что-то, заставившее меня съежиться. Сглотнув, я попыталась отвести взгляд, но прозвучавший вопрос заставил вздрогнуть:

- Виктория, неужели мало стульев? Или вы даже тут хотите продемонстрировать нам вашу доступность? - меня будто ледяной водой окатило.

Молча встала, подошла к нему и, посмотрев снизу вверх, процедила:

- Вам-то какое дело? Уж кому-кому, а вам это точно не светит, - после чего вылетела в коридор и, не оборачиваясь, помчалась к себе.

Понятно, что надо было идти с гордо поднятой головой, вот только меня всю распирало негодование. Козел! Ненавижу. Боюсь и ненавижу!

Стоило только оказаться у себя, как я с остервенением стала сдирать юбку и бадлон. Забросив все это в шкаф, схватила полотенце и устремилась в душ. Горячая, холодная и снова горячая вода. Все проходит и это тоже пройдет. Пять дней, и я буду на Каруке. В том мире, о котором грезили и мой брат, и мой отец. И все будет хорошо и не будет всяких зарвавшихся козлов. Ненавижу.

***

Не знаю, сколько времени я простояла под обжигающими струями, но в какой-то момент поняла, что все прошло. Вылезла, завернулась в большое белое пушистое полотенце и вышла в гостиную. Приглушенный ночной темно-красный свет погружал помещение в странный «интим». Тихо выдохнув, сделала шаг от двери и застыла. Около иллюминатора, отражающего тьму бескрайнего космоса, стоял человек. Он медленно повернулся, и я замерла, будто кролик перед удавом. Глаза Макса светились нереальным ярко-желтым светом.

- Вики… - выдохнул он.

Я глазом не успела моргнуть, как уже была прижата к стене, и его глаза пытались расплавить меня.

- Вики, - то ли рык, то ли стон и его губы жадно впиваются в мои.

От изумления и шока я не то, что сопротивляться не могла, я вообще отказывалась верить в происходящее.

- Ви-и-и-ки…

Стон между поцелуями, но я плохо соображаю, ибо все мое тело будто плавится в печке. Ноги подкосились, и я судорожно вцепилась в его плечи, чтобы не упасть.

- Код двадцать двенадцать, - раздалось с потолка.

Макс замер, чертыхнулся и, уткнувшись носом мне в шею, промычал:

- Дождись, я скоро. Черт, как не вовремя!

После чего, оставив меня распластанной по стене, он сорвался и исчез за дверью.

- Что это было? - простонала я, сползая на пол. - Он псих?

В этот момент последние слова наконец-то дошли до моего расплавленного мозга. Черт, он вернется! Вскочив, я кинулась к шкафу. Так, белье, спортивный костюм, кроссовки. Не прошло и пяти минут, как я мчалась по коридору подальше от своей каюты.

- Валя! - я скреблась в дверь друга. - Валя, пусти!

Дверь распахнулась, и полуобнаженный друг с удивлением смотрел на взъерошенную меня.

- Вики? Что случилось?

- Все хорошо, только спать я буду у тебя. Ты не против? – протараторила я, избегая смотреть в глаза биологу.

- Э-э-э, - проблеял он.

- Вот и прекрасно, чур, я в спальню.

При этом, отодвинув его рукой, я шмыгнула в указанном направлении и заперлась изнутри.

- Вики, с тобой все в порядке? – поинтересовался Валя, стоя у двери.

- Ага, завтра поговорим. Спать так хочется, просто жуть, - выпалила я.

Нырнув в кровать, явно только что расстеленную, и накрывшись с головой, я повторяла: «меня тут нет, меня тут нет». На сто пятидесятом повторе просто провалилась в забытье.

***

Проснулась резко и, тут же вскочив с кровати, кинулась к двери. Волосы дыбом, глаза припухли, видимо, ночью я все-таки плакала. Влетела в гостиную и тут же была оглушена грохотом.

- Черт, Вики!!!

Сфокусировав взгляд, обнаружила Валю, лежащего у моих ног и потирающего спину.

- Затекла, зараза…

Мужчина медленно поднялся и потянулся, он все еще был в одних спортивных брюках.

- Ты чего как угорелая-то?

Я беспомощно смотрела на него и хлопала глазами. Вдох-выдох, обвела помещение ошалелым взглядом и вдруг заметила перевернутое кресло:

- Ты где спал? - спросила я.

- Тут, - он ткнул пальцем в кресло.

- Но...

- Дорогая, если не помнишь, то вчера ты ворвалась, как ураган, промчалась в мою спальню и заперлась в ней, а на мои попытки поговорить лишь разрыдалась.

Черт! Осознав, что ничего не помню, беспомощно уставилась на друга.

- Умылась? - я покачала головой. - Иди, приводи себя в порядок, и пойдем на завтрак.

Когда мы вошли в столовую, то привлекли внимание всех. Кати смотрела на меня такими глазами, что я мечтала провалиться сквозь пол. Валя, держа меня за руку, провел мимо столов, но я слегка замешкалась и в этот момент почувствовала взгляд. Резко повернув голову, я уткнулась в злобный взор Макса.

- Как спалось? - его голос сочился ядом.

- Прекрасно.

Собрав всю силу воли, я выдержала его взгляд, после чего, медленно повернувшись, вложила ладонь в протянутую руку Валентина.

- Ну-ну...

Сев за стол и приступив к завтраку, я молилась только об одном - не поперхнуться. Валя время от времени бросал на меня странные взгляды, я же пыталась делать вид, что все в порядке. Ха, три раза.

- Вики, с тобой все хорошо? - раздался приглушенный голос Кати.

- Да, - ответила я быстрее и резче чем следовало.

- А, ну-ну…

Нет, если еще хоть кто-нибудь скажет это их «ну-ну», реально же заржу, как лошадь. Но все заканчивается и завтрак тоже. Стоило подруге подняться и последовать к выходу, как я тут же вскочила и кинулась за ней.

- Виктория, - раздалось в спину.

Черт, вот кто его просил рот открывать? Я замерла соляным столбом, боясь посмотреть на окликнувшего меня Макса.

- Могу я задержать вас на пару минут?

Как же хотелось сказать «нет»! Но я выдохнула сквозь стиснутые зубы и медленно развернулась к оппоненту.

- Слушаю, – на лице дежурная улыбка, спасибо мамуле, отрепетирована до мелочей.

- Прошу вас, - он сделал жест в сторону коридора, и мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним.

Два поворота - и его ладонь на полупрозрачных дверях еще одной общей каюты. Я мысленно выдохнула: «Хоть ни к себе привел, уже хорошо». Он жестом пропустил меня вперед и, последовав за мной, что-то сделал с дверью: из прозрачной она превратилась в абсолютно непроницаемую.

- Вики, я хотел бы кое-что объяснить, - он сделал шаг в мою сторону, и я тут же отскочила. - Похоже, ты не так меня поняла.

- Да? - искренне удивилась я.

- Да.

Он сложил руки на груди и посмотрел на меня таким странным взглядом, что я, не в первый уже раз, рядом с ним почувствовала себя полной идиоткой.

- Мне казалось, что нашей близости ты хочешь даже больше, чем я… - все, добил окончательно.

- Тебе казалось, - выпалила я.

- Да? - он ухмыльнулся и, сев в кресло, продолжал смотреть на меня, как на полоумную.

- Да.

Сама не поверила искренность своего ответа. Почему? А черт его знает почему, как-то жалко он прозвучал.

- Прекрасно, тогда я думаю, ты не будешь возражать против моего общения с твоей подругой, - как бы между прочим сказал он. - Вики, я тебя больше не задерживаю.

Этот гад просто махнул рукой в сторону двери. Выдавив улыбку, я пожала плечами и направилась к выходу, вот только эта зараза, я про дверь, не спешила выпускать меня из этого помещения.

- В чем проблема, Вики?

- Дверь не открывается, - проговорила я, продолжая сверлить эту поганку взглядом.

- Прекрасный повод остаться с мужчиной, - усмехнулся он, после чего я кожей ощутила его приближение.

Все тело сжалось в одну пружину и начало стонать.

- По-моему, ты слишком напряжена, - прошептал он мне в ухо, при этом не касаясь меня.

Это было настолько необычно, меня словно прошибло током. Однако я тихо выдохнула и прошептала:

- Откройте, пожалуйста, дверь.

Боже, это блеяние - мой голос? Ну все, пора лечиться.

- Как пожелаешь, - он протянул руку к красной кнопке, которую я не заметила.

Лишь только его рука коснулась меня, я вздрогнула и, дернувшись, прижалась к его груди. Тут же его конечность обвилась вокруг моей талии, еще сильнее вжимая меня в могучее тело.

- Вики, - выдохнул он мне в шею.

Непроизвольно закрыв глаза, я задержала дыхание. Сознание истерично орало: «Беги!», но ноги уже давно подкосились и отказались слушаться.

- Так что ты там говорила? - он резко развернул меня к себе.

Я не успела всхлипнуть, как жаркие губы впились в мои требовательным и злым поцелуем. Из последних сил я уперлась руками в его грудь и попыталась оттолкнуть. Увы, мои физические возможности были крайне жалкими, да чего греха таить, в этом поцелуе я практически растворилась.

- Ты все еще будешь убегать? - спросил он, оторвавшись на мгновение.

Но ответить я не успела.

- Код двадцать двенадцать, - раздался металлический голос с потолка.

Макс вздрогнул, выругался, активировал кнопку и вытолкнул меня в коридор.

- Уходи, - рыкнул он.

После чего опять нажал кнопку, и дверь закрылась перед моим носом. Черт! Это что сейчас было?

***

Следующие три дня я спокойно спала в своей каюте. Ну не круглые сутки, конечно, но большую часть времени. Кати показала мне, как блокировать дверь изнутри и нежданных гостей я больше не боялась. Разумеется, об инциденте с Максом я никому не рассказала. Для себя определила, что у мужика «проблемы с головой», а значит, держаться надо от него подальше.

На шестой день нашего путешествия раздался металлический голос:

- Членов экспедиций прошу собраться в центральной кают-компании.

Я вздрогнула, кинула взгляд в небольшое зеркало, поправила свитер, сунула ноги в балетки и поспешила в коридор.

- Привет, красотка, - со спины меня обнял Валентин.

Сначала я дернулась, но, признав голос, расслабилась.

- Ты чего такая дерганая и нервная? Может, успокоительного?

- Привет, дорогой, - усмехнулась я.

Повернувшись в его руках, поцеловала в щеку. Он расплылся в счастливой улыбке.

- Как дела? – поинтересовалась я.

- Да все хорошо. Я так понимаю, сейчас будут вещать о нашем разделении. Кого хочешь в свою компашку?

- Тебя, - подмигнула я, прекрасно зная, что это невозможно.

Ответная улыбка Вали была какой-то грустной. Он с силой меня обнял, после чего отстранился и, взяв за руку, повел в кают-компанию.

Мы были последними. Взгляды команды корабля, экспедиции и части отряда были устремлены на нас, когда Валя, крепко держа меня за руку, прошел к креслу и, разместившись в нем, бесцеремонно усадил меня к себе на колени. И не то чтобы места не было, просто ему так захотелось, а я, как безропотное животное, молча подчинилась.

- Я рад, что все собрались, - проговорил капитан. - Валентин, Виктория прошу вас распаковать конверты.

Я протянула руку и, взяв оба, быстренько пробежала глазами надписи на конверте. Затем передала Валентину тот, что был адресован ему, и распаковала свой. Мой пакет был толще, ибо в нем лежало то самое специальное задание, которое в последний момент было изменено. Эти документы я сунула под мышку и углубилась в изучение основного текста. Черт! Да-да, это единственное, что пришло на ум, когда я увидела тех, кто входит в состав моей экспедиции.

- Итак, дамы и господа. Завтра нас ждет первая высадка, - при этом я вздрогнула и посмотрела на Трафима.

Капитан чуть заметно кивнул, и я напряглась. Черт, я не успею, столько дел...

- Завтра мы высаживаем вторую экспедицию. Ведущим биологом там будет Виктория Ракхер, - при этом он протянул руку и помог мне встать с колен Валентина.

Я обернулась к аудитории и, медленно выдохнув, уткнулась взором в лист:

- Итак, экспедиция, которая пойдет со мной, будет не основной.

- Они что, идиоты, отправлять девушку на фарш? - раздался голос мужчины, входящего в военный отряд.

Я подняла на него взгляд и поежилась: он смотрел на меня, как на смертницу.

- Прошу прощения, но я так не считаю. Еще раз, наша высадка носит чисто научный характер. В наши задачи не входит общение с местным населением. Мы изучаем только флору и фауну, ее влияние на человека. Все, больше ничего. У нас не будет оружия. Среди тех, кто пойдет со мной не будет военных и это не обсуждается, - с каждым словом мой голос становился все более жестким, и я сама начала четко верить в то, о чем говорю.

- Вика, - позвал Валентин, но я отмахнулась.

- Значит так, я сейчас озвучу тех, кто должен пойти со мной, но если кто-то считает, что это опасно для его жизни, то я требую, что бы он либо остался на корабле, либо отправился с первой основной экспедицией, - протараторив, я перевела дух и еще более грубым голосом продолжила: - Со мной пойдут: Константин Беляк, Александр Трогоров и... - я перевела взгляд на Кати и, увидев ее испуганные глаза, грустно улыбнулась. - И Дентан Врановский.

- Нет! - раздался всхлип подруги, и она кинула на меня умоляющий взгляд.

Прикрыв глаза, я просто отдала лист Трафиму.

- Да, все так, - подтвердил он, пробежав текст глазами. - Господа, кто желает остаться?

- Вика? - я повернула голову на голос и увидела подмигивающего Алекса. - Вик, все будет хорошо. Мы точно справимся. Я рад, что иду с тобой, в противном случае мне пришлось бы кого-то либо подкупить, либо убить.

Я вымученно улыбнулась, понимая, что, скорее всего, вернемся мы не все. А вернемся ли вообще? Нас же все считают смертниками.

- Константин? - капитан привлек внимание нашего основного врача.

- Разумеется, я пойду с Вики, и это не обсуждается. Наши изыскания как раз в одной плоскости. Она изучает флору и фауну, я же буду делать анализы на взаимодействие.

Костя встал и, подойдя ко мне, обнял за плечи.

- Спасибо, - прошептала я.

- По-другому и быть не могло, - усмехнулся он, вставая за моей спиной.

Алекс подошел, занимая место с другой стороны. Итак, два брутальных охранника у меня уже есть.

- Дентан? - командир посмотрел на Дена, а тот пытался отцепиться от руки всхлипывающей Кати.

- Да отпусти же! - рыкнул он на девушку.

Дернув конечность, он фактически скинул девушку на пол. Встал и, подойдя ко мне, щелкнул по носу.

- Я с тобой, малыш, - его обращение меня слегка покоробило, но я смолчала.

- Раз вы не оспариваете назначение, то можете идти и собираться. Ваш челнок отправится к планете завтра утром. Вы высадитесь в точке, указанной на карте. Вика, карта?

- Угу, - я показала кипу бумаг, зажатую под мышкой.

- Тогда вот вам жетон от переговорной. Там все данные о Каруке. Все устройства, которые вам могут пригодиться, там же. Вика?

- Угу.

- Все строго по заданию, никакой отсебятины, - проговорил Трафим, смотря на меня.

- Угу.

- Вика?!

- Да поняла, поняла, - отмахнулась я.

- Ребята, если ее будет заносить, разрешаю вырубить, связать и доставить сюда.

- Что?! - тут же возмутилась я.

- Это не мой приказ, а вашего директора, - усмехнулся капитан.

- Гад! - в сердцах выпалила я.

Мужской ржач оповестил о том, что меня услышали все.

- Свободны, - отпустил он нас.

Мы направились к двери, и уже из коридора я услышала:

- Валентин, теперь ты, сколько с тобой?

- Двенадцать человек, плюс отряд...

***

Я шла по коридору в окружении хорошо знакомых мне людей и тихо радовалась такому исходу. В переговорной мы разместились вокруг стола. Мужчины молча ждали, пока я вываливала бумаги и электронные носители неровной горкой. Алекс тут же выдернул из моих рук флешку и сунул ее в специальное устройство посередине стола. Активировав панель, он стал переписывать данные о планете. Все, что было в бортовом компьютере корабля. Увы, было очень мало. Константин пододвинул к себе папку с непосредственным заданием и стал внимательно ее изучать. Ден развернул бумажную карту планеты, выискивая точку, в которую нас завтра десантируют. Я же тупо смотрела на ребят и не могла понять, повезло мне или нет.

- Значит так, - проговорил Костя. - Вик, нам дается всего пять дней, необходимо собрать образцы вот по этому списку. Все опыты уже на борту будут. Алекс, на, посмотри… Как далеко все это от точки высадки? - и он протянул список пилоту.

- В сутках пути на восток. Кстати, судя по тому, что я вижу, вокруг ни одного поселения нет, - сообщил Алекс.

- Ага, - сказал Ден. - Ближайшее потенциальное поселение в двух неделях пути. Кстати, что у нас с провизией? - деловито спросил он.

- Судя по этой бумаге, - протянул Костя. - Мы можем брать все, что хотим, кроме транспортных средств. Вик, у тебя как с пешими прогулками?

- Никак, я лабораторная крыса, - честно созналась, пряча взгляд в пол.

- Хм, не страшно, - подмигнул Алекс. - Думаю, мы справимся.

- Стойте! – не скрывая эмоций, крикнула я. – На базе мне говорили, что доселе неизвестно – обитаема планета или нет.

- Вик, мы не первая экспедиция в этот мир, - улыбаясь произнес Ден.

- Я знаю, мы вторая. Первая пропала десять лет назад, в ней был мой отец и брат, - нервно сжимая и разжимая кулаки выдала я, при этом избегая смотреть на ребят.

- Да, но кроме твоих близких в экспедиции были и другие люди, - произнес Алекс, склоняясь над картами. – Кое-кто из них вернулся, именно по тем данным, что они доставили, нам и удалось создать эти карты. Также все эти десять лет за миром следили наши спутники. Да, многие из них пропали с орбиты, но не все.

- Тогда почему мне не сообщили об этом на базе? – возмущенно поинтересовалась я.

- Виктория, - подал голос Константин. – Все просто, у каждого из нас был разный доступ к информации. Вы биолог, вам не нужны эти данные.

- Как не нужны?! Я ведь должна знать, что мир обитаем.

- Мир обитаем, - произнес Алекс, накрывая одну карту другой. – Вика, какая разница в том, когда ты узнала эту информацию? Теперь ты знаешь, это что-то меняет?

- Не знаю, - сдаваясь под натиском аргументов, произнесла я.

Я опустилась на стул и, прикрыв глаза, медленно выдохнула. Какие еще секреты скрывала эта экспедиция? Что еще осталось за гранью? Перед взором всплыли лица ребят, оставшихся в комнате отдыха. Их глаза выдавали бывалых воинов с головой. Нас провожали, но как…

- Ребята… - не выдержала я.

Мужчины тут же оторвались от изучения бумаг и посмотрели на меня.

- Они все считают нас смертниками, - но ребята все также, не мигая, смотрели на меня. - Вы меня слышите?

- Да, - прозвучал хор из трех голосов.

- И? - психанула я, вскочив со стула.

- Вика, - позвал Алекс, но я только отмахнулась от него. - Вика!

Мужчина гаркнул, и я села на первый попавшийся стул, уставившись на него.

- Успокойся, никто из нас не считает себя смертником, это раз. Во-вторых, тебя мы в обиду не дадим. Уж не знаю, что там думают остальные, а у нас самая интересная задача. И вот еще что… Да, официально мы безоружны, но каждый из нас прошел специальную подготовку. Поверь, мы умеем выживать в лесу и не просто выживать.

- Алекс, я... - но он прервал меня жестом.

- Посмотри. Костя - врач, а еще он в совершенстве владеет всеми стадиями и видами гипноза, в том числе воздействием на любых живых существ, включая животных, - при этом описании своих возможностей Константин отвесил шутливый поклон. - Ден ориентируется в любом пространстве, он найдет вход и выход даже там, где пасует техника, он чует сквозь любые препятствия. А еще он теневой убийца.

Ден подмигнул мне, погружаясь в изучение карты.

- Убийца? - опешила я.

- Именно! Так что поверь, лучше, чем он, тебя могу защитить только я, - продолжал Алекс.

- Боюсь спросить, кто ты? - прошептала я, но Алекс услышал.

- Я корент.

- Прости, мне это ни о чем не говорит, - призналась я, а мужчины усмехнулись.

- Ну вот и прекрасно, - улыбнулся он. - Просто знай, что я рядом с тобой.

- Мальчики, спасибо, - искренне поблагодарила я.

- Малыш, мы с тобой, - подмигнул Ден.

После чего каждый из мужчин занялся своим делом. Я же, подхватив свои бумаги, отправилась к себе собирать личные вещи. Они лучше меня знают, что надо брать с собой, и мешать им не стоит. Еще успею поистерить.

Стоило мне только завернуть за угол и пройти буквально пару метров по коридору с личными каютами, как на меня налетела Кати и, схватив за горло, прорычала в лицо:

- Ну ты и сука! Как ты могла его у меня отнять? Хочешь сдохнуть сама?! Да подыхай, но его оставь!

Я хватала ртом воздух, пытаясь разжать ее руки, но подруга словно обезумела.

- Тварь! Тварюга! Я тебя сюда притащила, я тебя и убью!

- Кати, - прохрипела я, но все было бесполезно.

В глазах потемнело, еще чуть-чуть - и мне конец. Судорожный вздох, но кислород не поступает в легкие. Вдруг руки на горле ослабли, и я, по инерции отлетев к стене, медленно сползла на пол.

- Вики?! - меня подняли и прижали к груди.

Перед глазами все плыло, красные точки мелькали, перемежаясь с насыщенно-черными. Я пыталась судорожно вздохнуть, но из горла раздавался только жалкий кашель.

- Вики?! - я попыталась ответить, но получался лишь хрип.

Подняв взгляд и проморгавшись, я в ужасе уставилась на Макса. Он стоял, смотрел на меня, и в его глазах бушевала живая тьма.

- Макс? - прохрипела я.

Он подхватил меня на руки и понес в сторону моей каюты. Лишь напоследок повернув голову, я увидела Кати, кулем валяющуюся на полу.

- Кати? - прохрипела я.

- Ей займутся, - сказал мужчина и сильнее прижал меня к себе.

Открыв дверь, он вошел в мою каюту, все еще держа меня на руках. Я уже пришла в себя и дернулась, намекая на то, что можно и отпустить. Медленно выдохнув, он поставил меня на пол и внимательно осмотрел мою шею, после чего, усадив в кресло, ушел в ванную. Вернувшись через мгновение, раскрыл белую коробку и достал оттуда мазь. Четкими умелыми движениями он обработал мою шею. Все это время я сидела, как зазомбированная кукла. Такого Макса я видела впервые.

- Макс? - шепотом позвала я.

- Тихо, тебе сейчас нельзя разговаривать.

Он заправил выбившуюся прядь волос мне за ухо и улыбнулся. Его глаза все еще были черными как ночь и это несколько напрягало. Продолжая улыбаться, он погладил меня по щеке и стал медленно наклоняться. Нет, я, конечно, дурочка, но догадалась, что он собирается сделать.

- Сейчас прозвучит код? - шепотом спросила я.

Он дернулся, взяв руками мое лицо, внимательно посмотрел мне в глаза, как будто заглядывая в душу.

- Заметила? - спросил он, я кивнула.

- Что это значит? - решила уточнить, раз он такой разговорчивый сегодня.

- Когда я теряю контроль над собой или своими эмоциями, срабатывает код, иначе...

- Иначе что? - с опаской спросила я.

- Я расскажу тебе позже, - усмехнулся он.

Такой Макс меня пугал даже больше, чем тот, которого я знала раньше. Большими пальцами он гладил мои щеки, вызывая бурю мурашек по телу, от нового ощущения я прикрыла глаза и медленно вдохнула, но выдохнуть мне не дали. Он припал к моим губам в страстном, глубоком и все сметающем на своем пути поцелуе. На задворках сознания я ждала, что вот сейчас сработает злосчастный код и все прекратится, но он все целовал и целовал, и в какой-то момент реальность просто ускользнула от меня.

Дернулась я лишь тогда, когда ощутила его губы на своей груди. Очнулась резко и попыталась его оттолкнуть, но мужчина ругнулся и еще сильнее вдавил меня в кровать. Я стала вырываться, но в ответ раздавался лишь звериный рык. Я испугалась, слезы брызнули из глаз, и, видимо, именно это привело мужчину в чувство. Выругавшись, он отстранился от меня, после чего встал и подошел к окну. Я же в немом удивлении рассматривала спальню, не понимая, когда я успела сюда переместиться, ведь последнее что я помнила - это поцелуй в гостиной.

- Я не понимаю тебя, - раздался чуть хрипловатый голос Макса. - Ты явно хочешь меня ничуть не меньше, чем я тебя, но стоит мне к тебе прикоснуться, как ты сжимаешься в пугливый комок. Вики, что с тобой?

- Макс, я... - начала и запнулась.

Он был очень притягательным мужчиной, но я не хотела быть девушкой на одну ночь.

- Я не могу, - выдавила из себя.

- Почему? - он обернулся и внимательно посмотрел на меня, я смутилась, опуская взгляд в пол. - Почему?!

Чуть громче рыкнул он, я же вздрогнула и выпалила:

- Я не хочу быть девицей на одну ночь, не для того я до сих пор девственность храню!

Сказала, испугалась и закрыла лицо руками. Сижу, дышу через раз, Господи, кто же меня за язык-то тянул?! Да мне вообще сейчас не об этом думать надо, у меня утром экспедиция, а тут этот. Решившись, я расправила плечи, встала и тут же уткнулась в Макса. Когда он успел подойти?

- Что ты сказала? - тихо спросил он, сжимая мои предплечья.

- Э-э-э, - выдавила из себя я, боясь смотреть ему в глаза.

- Повтори, - очень тихо проговорил он.

Я лишь замотала головой.

- Ты девственница? - я судорожно кивнула. - Черт, я же должен был догадаться, - прошипел он, после чего прижал к себе. - Это же прекрасно. Пойдем!

- Куда? - запоздало вякнула я, когда этот сумасшедший потащил меня к двери.

- Сейчас узнаешь, - усмехнулся он.

Плюнув на то, что я все время за что-то цепляюсь, подхватил на руки и куда-то помчался. Это уж точно была сверхскорость, люди так перемещаться не могут. Господи, я в руках одержимого монстра! Пугалась я недолго, как выяснилось, несся этот сумасшедший на капитанский мостик. Как только мы туда влетели, он одним взглядом выгнал из помещения всех, кроме капитана и, поставив меня на ноги и прижав к себе, заявил:

- Обряд!

- С ума сошел? - спросил Трафим, смотря то на меня, то на Макса.

- Нет. Она - моя, - проговорил Макс.

Капитан вздрогнул и с каким-то явным сочувствием посмотрел на меня.

- Виктория, а ты согласна? - спросил он меня.

- Она согласна, - ответил за меня мужчина.

- Макс, я ее спрашиваю, - повысил голос капитан.

Макс, рыкнув, промолчал.

- Виктория? – повторил капитан.

- Трафим, какой обряд?! - взвыла я. - Мне собираться надо, у нас завтра вылет.

- Что?! - прорычал Макс. - Какой вылет? Ты что, летишь во второй экспедиции?! Капитан, это правда?

Максимилиан зверел на глазах.

- Код двадцать двенадцать, - раздался металлический голос.

Но в этот раз он еще сильнее прижал меня к себе.

- Я лечу с ней, - заявил он.

- Нет, - четко произнес Трафим.

- Да!

- Нет! И это приказ, - настаивал на своем капитан.

В ответ только рык:

- Трафим, она должна вернуться!

Я стояла, переводила взгляд с одного мужчины на другого и понимала, что сейчас происходит что-то очень важное.

- Она вернется, я тебе обещаю, - устало сказал Трафим, опускаясь в капитанское кресло. - С ней пойдут лучшие, кто есть на корабле, кроме тебя, разумеется. Макс, пойми, без тебя первая экспедиция не выживет.

- Почему ты послал ее во вторую? - спросил Макс, все еще прижимая меня.

- Это не я. Это еще на Земле было решено,- устало сказал капитан.

- Я с самого начала знала, что буду во второй, - пискнула, хотя не надеялась, что меня услышат.

- И ничего мне не сказала? - спросил Макс, с отчаянием заглядывая мне в глаза.

- Ты не спрашивал, - глупое оправдание, но другого как бы не было.

- Так, все, валите, голубки. Макс, отпусти ее, ей пора собираться. Вернется, я проведу обряд, - отдал распоряжение капитан. - Отпусти девушку. Иди сюда, нам еще для них готовить беспилотник, ты же хочешь, чтобы она долетела и вернулась?

- Убью, - рыкнул он, после чего повернул меня к себе, поцеловал и подтолкнул к двери. - Иди, я сделаю все, чтобы ты вернулась, и тогда мы будем вместе.

Я, как примерная девочка, подчинилась и как в тумане дошла до каюты. Войдя внутрь, устало опустилась в кресло, пытаясь понять, вот это все, что такое было? Одно я знала точно: Макс - не человек, и это пугало. А еще я знала, что меня безумно к нему тянуло. Губы до сих пор хранили его поцелуй, а вспомнив, что чуть не отдалась ему, покраснела до кончиков ушей. Нет, это все не вовремя, у меня завтра старт экспедиции и там нет места чувствам. Нет и все!

***

Меня разбудил писк будильника, который я каким-то чудом умудрилась завести посреди ночи. Похоже, мы больше не летели, точнее, не двигались, ибо шум двигателя напоминал холостые обороты. Да, за время работы на станции и за время полета, я научилась различать такие звуки. Приняв душ и переодевшись в комбинезон, я заплела и замотала волосы в узел. Закинув рюкзак на плечо, подошла к двери. Стоило только ладони коснуться выемки, как ураган в виде Валентина влетел в мою каюту, чуть ли не снеся меня с ног.

- Успел, - выдохнул он, обнимая меня.

- Доброе утро, - улыбнулась я, высвобождаясь из его объятий.

- Я не мог не попрощаться. Викуля, если бы ты только знала! Я ведь весь вечер и всю ночь думал только о тебе, вспоминал наши посиделки на базе, наш пикник. Вик, выходи за меня замуж, - выпалил он, а я позорно открыла рот и округлила очи.

- Прости, что? - пискнула, собравшись с силами.

- Ты выйдешь за меня замуж? - повторил он, что-то нервно вытаскивая из кармана.

«Только бы не кольцо», - мелькнула позорная мысль.

- Э-э-э, - начала я.

И тут раздался звук сирены. Это означало, что через пять минут я должна быть с вещами в грузовом отсеке.

- Валя, дорогой, у меня старт через десять минут, - протараторила я. - Давай вернемся к этому разговору, когда все закончится.

- Нет! - он схватил меня за руки и заглянул в глаза. - Я должен знать, что нужен тебе, только тогда я вернусь.

- Нужен, конечно, Валя, ты мой самый лучший друг. Единственный друг, - поправилась я, вспоминая руки Кати на моем горле.

- Только друг? - его взгляд потух.

Я не могла этого допустить и просто поцеловала его. Я хотела только приободрить, не более, но он будто ожил и, прижав меня к себе, стал покрывать мое лицо жадными поцелуями. Я постаралась вырваться, но не тут-то было, он перехватил мою голову и с силой впился в губы.

- Отпусти ее немедленно! - этот голос я не перепутаю ни с кем.

Вздрогнув, Валя отпустил и тут же отступил. Я же, утерев губы, подняла взгляд на Макса.

- Тебя ждут, идем.

Он схватил меня за руку и потянул в сторону грузового лифта. Когда створки кабины бесшумно разъехались, он с силой закинул меня внутрь. Больно ударившись плечом об противоположную стену, я зашипела.

- Больше он к тебе не подойдет, - холодный и отстраненный голос Макса пугал и напрягал. - Ты вообще его больше не увидишь.

- Почему? – спросила я.

На меня посмотрели так, что я пожалела, что вообще задала этот вопрос.

- Ни один мужчина не смеет касаться женщины, которая принадлежит мне, - процедил он сквозь зубы, подходя ко мне.

- Я тебе не принадлежу, - зачем-то пробормотала себе под нос.

- Что? – полушепот-полурык над самым ухом.

Дернувшись, хотела повторить, но мне запечатали рот поцелуем. Идиотская мысль на заднем фоне: «И чего это они все меня целуют?» мелькнула и потухла. Макс дарил страсть, желание и будоражил что-то такое, от чего ноги вмиг становились ватными, а сознание напоминало манную кашу.

- Не спорь со мной, дорогая. Просто не спорь. Это бесполезно. Траги никогда не отказываются от того, что принадлежит им. И я не откажусь от тебя. Чтобы там внизу не случилось. Я буду рядом, я найду тебя и верну. Ты моя половина, просто смирись.

- Траги? - спросила я.

Что-то знакомое билось в сознании, но не хотело всплывать.

- Да, я траг. После обряда и смешения крови ты будешь наполовину трагом. Не волнуйся, это не больно, - будничным тоном произнес Макс.

Волноваться? Отнюдь. Я в панике. Какие траги? Какие обряды? Что за бред? Я дернулась в руках этого трага, но он даже не заметил моих трепыханий.

Лифт остановился, и двери медленно разъехались. На грузовой палубе полным ходом шла подготовка к старту челнока. Макс вывел меня из кабины и направился в сторону капитанского отсека, не выпуская из захвата моей холодной ладони. Сквозь огромное стекло я видела, что вся моя группа в полном составе уже стоит и смотрит в сторону каплеобразного челнока. Именно он доставит нас на планету, а если повезет, то вернет обратно.

Как только мы вошли внутрь, я тут же переместилась за спины ребят и уже оттуда наблюдала за Максом.

- Ты им сказал? - спросил Макс, глядя на капитана.

Тот повернул голову в сторону нашей команды, усмехнулся и кивнул.

- Хорошо, - кивнул Макс.

После чего траг развернулся и вышел из помещения. Скажу честно, я постыдно выдохнула, чем вызвала смешок у Дена и тут же ткнула его кулаком меж лопаток.

- Щекотно, - шикнул на меня он.

Сбоку раздался мужской гогот. Алекс с Костей, не скрываясь, продолжили веселье.

- Это он о чем? - спросил Алекс, когда смех утих, смотрел он при этом на меня.

Я пожала плечами и перевела взгляд на Трафима.

- Виктория, Макс тебе сказал, кто он? - спросил капитан, глядя на меня.

- Ну, как бы, наверно, да, - выдала я мало внятную фразу.

- Он траг, - сказал Трафим, и веселье в помещении мгновенно стихло.

- Что?! - процедил сквозь зубы Алекс.

- Да, и вчера он решил, что Вики - его пара, - озвучил новость капитан.

- Перебьется, - сказал Ден, поворачиваясь ко мне и обнимая за плечи. - Трафим, даже не мечтайте. Вику мы не отдадим.

- Судя по всему, Вика не знает, кто такой траг, - усмехнулся капитан, глядя на меня.

Я лишь пожала плечами.

- Мы просветим, - пообещал Алекс. - А ты сделай так, чтобы этот… - он запнулся и, медленно выдохнув, продолжил: - Чтобы траг держался подальше от Вики. У тебя с ним был секс? - спросил Алекс, разворачивая меня к себе и смотря в глаза.

- Нет, но вас всех это не касается, - почему-то разозлилась я.

- Вот и хорошо, - улыбнулся Алекс, вжимая меня в свою грудь. - Мы тебя ему не отдадим.

- Вам пора, - сказал капитан, что-то высматривая за моей спиной. - Берегите ее, - он кивнул на меня. - А по поводу Макса, думаю, они сами разберутся.

Но отвечать ему никто не стал. Все похватали рюкзаки и направились к серебристой капле, что призывно мигала синими и зелеными огнями. Загрузившись внутрь, мы прошли в переднюю часть челнока и заняли места перед приборной панелью и обзорным окном.

- Беспилотник, но с ручным управлением, - обрадовался Алекс, занимая капитанское сиденье.

Я пристегнула ремни безопасности и зафиксировала шейный стабилизатор. Мы не знали, какой будет посадка, а потому сразу договорились готовиться к худшему варианту. Двигатели тихо зашуршали, на табло появилось время, отсчитывающее секунды в обратном порядке. Я успела сделать только три вдоха, как на табло мигнуло: два, один и ноль. Капсула дрогнула и покатилась к стене, за мгновение до столкновения стена будто растворилась, выпуская нас в открытый космос.

***

Перед нами была зелено-голубая планета, укутанная манящей дымкой. Я в немом восторге следила за тем, как она приближается, как вдруг челнок дернулся и стал заваливаться влево. Алекс усмехнулся и, нажав пару кнопок, перевел аппарат в режим ручного управления.

- Ну что же, так я и думал, - весело проговорил он.

Подмигнув Дену, Алекс развернул капсулу вправо.

- Еще десять минут и можем снижаться, - сказал Ден, внимательно наблюдая за трехмерным изображением планеты.

Я поняла, что что-то идет не так, но пока оснований паниковать и не доверять ребятам не видела. Мы вошли в плотные слои атмосферы, и я задохнулась от восторга. Это была не просто красивая планета, это был шедевр. Мы медленно снижались, и все, что простиралось под нами, было зеленым. Огромный, бескрайний лес. В восхищении я повернулась к Константину, ибо надеялась, что хоть он разделит мое счастье. Но мужчина, глянув на меня, как на ребенка, лишь дружелюбно подмигнул. Сам же стал с напряжением вглядываться в окно. Все трое мужчин что-то высматривали, я же готова была визжать от восторга.

- Вот она, - сообщил Костя, тыкая пальцем в трехмерную голограмму леса, над которым мы медленно скользили.

- Думаешь, она достаточно большая? - с сомнением спросил Алекс. - Ден?

- Дай минуту, - мужчина прикрыл глаза, прижав пальцы к вискам.

Мы все, как завороженные, изучали голограмму.

- Да, туда мы влезем, - через пару минут произнес Ден. – Снижайся.

Алекс кивнул. Я зажмурилась, так как с детства боялась взлетов и приземлений, но на меня никто не обращал внимания. Мужчины внимательно смотрели вперед, кто на голограмму, кто в окно, а кто на приборы. Я же чувствовала себя рекламной брошюрой в научном журнале. Ага, навязанной и полностью бесполезной.

Само приземление было незаметным, мы просто зависли над какой-то полянкой, а затем очень медленно на нее опустились. Как только двигатель затих, я подняла вопросительный взгляд на ребят.

- Вик, а теперь слушай внимательно, - подал голос Алекс.

Он говорил, но параллельно собирал какие-то приборы в рюкзак, кое-что перекидывал Косте. Ден же сворачивал голограммы и бумажные карты. Казалось, они ни один раз работали в тройке и точно знали, что, как и когда делать.

- Мы не там, где должны были приземлиться, - произнес пилот.

- Уже поняла, - буркнула я, все еще ощущая свою полную бесполезность.

- Не дуйся, тебе не идет. Еще вчера, когда мы сверяли данные о планете и координаты высадки, заметили неточности. Посовещавшись, решили, что для нашей общей безопасности будет разумнее спланировать посадку именно в этом квадрате. Смотри, - при этом он выхватил одну из карт у Дена и подошел ко мне. - Вот тут, - он ткнул пальцем в красный круг. - Мы должны были высадиться, а теперь посмотри.

Он включил голограмму на приборной панели, и я с удивлением обнаружила, что приземлиться мы должны были на окраине города, ну, по крайней мере, он был сильно на него похож. Я перевела изумленный взгляд на мужчин.

- Но ведь нам нужны только леса, никаких контактов, - рассеянно сказала я.

- Вот видишь, ты тоже заметила, что являться перед очами местного населения, как снег на голову, не лучшее занятие.

- Но? - рассеянно блеяла я.

- Вик, не парься, мы переиграли план высадки. Сейчас мы в трех днях пути от города, притом заметь, не пешего, а на мотоболах. Но их нам не дали. У тебя есть четкое задание, вот его мы и будем выполнять. Ближайшие разумные в трех днях пути отсюда. Нам дано всего четыре дня, на пятый мы должны быть на борту корабля.

- И что мы будем делать? - то ли мозг не проснулся, то ли я туго соображала.

- Сейчас соберем все, что сможем унести, замаскируем капсулу и направимся на юго-восток. Тут, в семи часах пешего хода, есть прекрасное место, где можно разбить лагерь. Ден?

Алекс вопросительно посмотрел на брюнета, тот кивнул, пытаясь в рюкзак запихнуть странную трубку.

- Там вокруг есть все, что нужно тебе. Вы с Костей сделаете все необходимые, двух дней вам хватит, а затем мы вернемся сюда и на четвертый день, как и было запланировано, отправимся на корабль. В любом случае у нас еще будет день в запасе.

- Хорошо, раз ты все продумал, не вижу повода сомневаться, - сдалась я, хотя интуиция подсказывала, что что-то мы упустили.

- Ну, раз вопросов больше нет, то пошли, - скомандовал Алекс.

***

Через четыре часа пешего хода я рухнула на колени и встать не смогла. Ноги не просто гудели, они орали о том, чтобы безмозглая хозяйка сделала перерыв. Мужчины бросили на меня тоскливые взгляды, но смирились. Скинув все, что было на моих плечах, а это два рюкзака и еще две боковых сумки, я вытянула вредные конечности, расположившись под огромным деревом.

- Вик, ты как? - рядом подсел Алекс.

Спрашивая меня, мужчина не сводил взгляд с Дена, который, достав вакуумную горелку, установил ее на землю. Активировав прибор, он подвесил котелок, а в нем уже плескалась вода. Костя высыпал туда два порошка, и я с нескрываемым счастьем вдохнула запах кофе, поплывший по полянке.

- Если ты дашь мне тот божественный напиток, - мурлыкнула, косясь на котелок, - то я буду самой счастливой женщиной.

Ден, услышав это, усмехнулся, и первая чашка кофе досталась мне, разумеется, вместе с огромным бутербродом, в который я вгрызлась с нескрываемым счастьем. Несколько минут на поляне было тихо. Все наслаждались небольшой передышкой.

- Алекс, - позвала я мужчину.

Он, привалившись к дереву, закрыл глаза, медленно вдыхая и выдыхая воздух.

- М? - раздался коровий звук.

Я улыбнулась и ткнула его локтем.

- Изверг, дай словить кайф, - отозвался Алекс.

- Алекс, кто такие траги? - задала я вопрос, который просто-таки буравил мой мозг.

- Странно, что именно ты этого не знаешь, - усмехнулся Алекс. - Вы же должны были проходить эту расу в институте?

Он повернулся ко мне и, прищурив взгляд, вопросительно изогнул бровь. Я пожала плечами, мол, да, должны были, но где именно в этот момент была я – непонятно.

- Расскажешь? - с надеждой спросила я.

- Да, - отозвался мужчина, для верности кивнув. - Траги - это особая раса воинов. Более ста лет назад была открыта целая сеть миров в дальней части вселенной. Как оказалось, эти планеты между собой прекрасно общались. Как только первые наши корабли ввалились в их пространство, да еще и с требованиями, то ответный интерес к нам оказался не столь дружественным, как мы рассчитывали. Когда наши проявили излишнее рвение в общении с иномирянами, да-да, не удивляйся, - усмехнулся Алекс, видя мои округлившиеся очи. - Против нас выставили всего два корабля, но состояли они целиком из трагов. Так вот, от нашей флотилии в двести кораблей не осталось ни-че-го.

- Как ничего? - опешила я.

- Так, - грустно усмехнулся Алекс. - За полчаса они уничтожили двести судов, не понеся ни одной потери.

- Но как? - я все еще не могла поверить.

- Свели с ума все команды, а те, перебив друг друга внутри кораблей, совершили налеты на своих же.

- Прости, что? - шок на моем лице явно позабавил мужчину.

- Так мы узнали, что есть воины и не просто какие-то там обученные сверхлюди, а настоящая военизированная раса. Траги внушали не просто ужас, они... Достаточно иметь одного трага в команде - и все, ты выберешься из любой, даже самой никчемной ситуации, - Алекс поднял взгляд и посмотрел в небо. - Но была и другая сторона. Траги - только мужчины. Как оказалось, они могут соединяться с женщиной любой расы, и от этого союза появится только траг. Но и это не самое странное. Понимаешь, золотце… Если траг находил свою половину и проводил обряд, то он становился непобедимым, а его женщина... Ну, как бы тебе объяснить... - я затаила дыхание, боясь услышать продолжение. - Она становилась божеством для всей его команды.

- Прости, что? - на мгновение мне казалось, что я ослышалась.

- Черт, Вика, иногда с тобой очень сложно!

Алекс запустил пятерню в волосы, пытаясь подобрать слова.

- Короче, если ты соединишься с Максом в обряде, то тебя - Виктории Ракхер - больше не будет. Будет Виктория Тай, что для трагов, ну и всех остальных, означает что-то типа великая, неземная, неприкасаемая. Ты будешь его источником, и пока ты жива, Макс будет непобедим. Если при этом у него будет команда трагов, то считай, что это - машина, способная уничтожить мир.

- Скажи, что ты пошутил, - попросила я.

Алекс лишь покачал головой, при этом отворачиваясь от меня.

- Так, и что мне делать? - с тоской спросила я.

- Ты любишь Макса? - я зависла, вот просто натурально сидела и смотрела в одну точку. - Вика? – позвал Алекс.

- Да не знаю я, - взвыла, заламывая руки.

Мужчина смотрел на это действо с нескрываемым сарказмом.

- Не все так просто. Мы были знакомы до экспедиции, - созналась я.

- Это я уже понял, - усмехнулся он.

- И это знакомство было не очень хорошим. И все это время я думала... Нет, я была уверена, что он меня ненавидит, не замечает, что я для него что-то типа мусора. Короче, теперь я ничего не понимаю...

- Ну у тебя есть четыре дня, чтобы собрать мысли в кучу. Решишь соединиться с ним – отговаривать не буду, - произнес Алекс, при этом смотря на ребят, которые молча прислушивались к нашему разговору. - Решишь отказаться – помогу уйти.

- Куда уйти? - спросила я.

- Уйти от трага. Это не так просто… Но если ты не хочешь, насильно обряд проводить никто не будет, это смертельно опасно.

- Ага, - только и сказала я.

Вопросов была масса, но задавать их Алексу не видела смысла, каждый его ответ порождал еще больше вопросов. Нет, все потом, через четыре дня.

***

Уже смеркалось, когда наша группа вышла на то место, которое, по мнению Дена, было идеальным для лагеря. Устало опустившись на жёсткую траву, я таращилась на огромный холм. С трех сторон он был покатым и заросшим кустарником, а вот с четвертой стороны представлял собой скалистый срез. Только прищурившись я разглядела узкий проход. Пещера? Мы будем обитать там? Ну точно, не люди, а горные тролли. Хотя в наличие последних в природе, я сильно сомневалась.

Перед входом в пещеру была небольшая ровная площадка, на которой явно неуставшие ребята уже монтировали три палатки. Глядя на эту активность, я поражалась тому, откуда у них силы. Они что, двужильные? Крайняя палатка оказалась самой большой, в ней решили сделать мини лабораторию. Нам с Костей надо было где-то проводить первичные опыты. Оказывается, все те тюки, что ребята, даже не пискнув, тащили всю дорогу, вмещали переносное оборудование. Среднюю маленькую палатку отдали мне под личные апартаменты. А вот третью, что стояла ближе к лесу, ребята застолбили за собой.

Все, на что нас хватило, – это легкий перекус из бутербродов, наспех запитых холодной водой, и составление кратких планов на ближайший день. Я ушла первой, сославшись на дикую усталость. Стоило только зайти в палатку, как, на автомате стащив куртку, ботинки, я рухнула на спальник, забыв снять штаны. Голова лишь коснулась подушки, а сознание уже уплывало в вязкий сон.

Проснулась резко. Во-первых, насторожила гнетущая тишина. Мы ведь в лесу? А значит, должен быть шум ветра, пение, или хотя бы стрекотание птиц. Да хоть какие-то звуки, но быть должны! Но это было не главным. Организм, обидевшись на вечерний игнор, резко потребовал себя опорожнить. Прислушавшись к себе, я пыталась понять по внутренним биологическим часам: уже утро, или еще глубокая ночь. Спорить с самой собой и уговаривать подождать до утра, было бесполезно. Накинув куртку и запихнув ноги в ботинки, я подкралась к выходу. Медленно расстегнув молнию, высунула наружу голову и тут же застыла, в изумление разглядывая окружающую среду.

Деревья, а точнее, листва, трава, кусты – все переливалось удивительным сиянием на фоне проглядывающего сквозь ветки ночного светила. Сам источник света был бледно-желтым. Угадывалась небольшая схожесть с земным ночным освещением, но глядя на этот идеальный круг, только слепой мог принять его за Луну. В воздухе витал удивительный аромат. Вдохнув полной грудью, я тут же пошатнулась, ухватившись за край палатки. Прикрыв глаза, я с большей осторожностью вдыхала дивный воздух, поворачивая голову то влево, то вправо.

Легкая судорога, пробежавшаяся по мышцам живота, напомнила о цели моего ночного бдения. Сделав шажок в сторону леса, я воровато оглянулась. Видимых охранников нашего импровизированного лагеря не наблюдалось, а значит, от стыда менять цвет лица я не буду.

Тишина давила на уши. Закутавшись в легкую куртку, я осторожно направилась вниз с холма в сторону, как мне показалось, пушистых кустов. Под ногой гулко хрустнула ветка. Над головой раздался легкий хлопок, и в темном небе я увидела, как что-то большое и продолговатое, взвившись вверх, заложило крутой вираж, чтобы скрыться в листве высокого дерева.

- Страшно… - прошептала я.

Мысленно уговаривая себя не трусить раньше времени, ибо это грозило наличием в моем гардеробе мокрых штанов, я продвигалась вперед. За спиной сомкнулся первый ряд кустов. Природная скромность не позволяла мне первые же кусты превратить в туалет на природе, и я последовала дальше.

Наступив на неровность, я резко припала на правую ногу, колено ударилось об выступающий корень. Взмахнув рукой, дабы соблюсти видимое равновесие, я ухватилась за светящуюся ветку и тихонько вскрикнула, когда что-то острое впилось в мою ладонь.

- Ой… - с удивлением разглядывая неглубокий порез на руке, я додумалась перевести взгляд на ветку.

На глазах продолговатый, ровно очерченный зелёный лист, уродливо покрытый темно-алой кровью, складывался пополам. Будто что-то неведомое уничтожало его. Но не успела я и дыхания перевести, как листочек распрямился, поражая мое воображение абсолютно чистой поверхностью. От самого же дерева повеяло теплом и удовлетворением.

- Черт… - выдохнула я, прижимая пальчики к губам. – Дерево-вампир?!

Организм капризно послал очередную судорогу, снабдив легким приступом боли. Резко выпрямившись, я в два прыжка достигла очередного куста, чтобы там сделать то, ради чего отправилась ночью в лес. Не могу сказать, что совершила сей акт с легкостью. Наоборот, воровато озирались и вздрагивая от любого скрипа, я мечтала об одном, чтобы все звуки немедленно прекратились. Но лес будто издевался надо мной. Я слышала шорох каждого листочка. Движение каждой веточки. Четко ощущала, с какой стороны переступает лапками небольшая птичка, а где более увесистая хищная пернатая выковыривает их ствола запрятавшегося червяка, чтобы тут же взметнуться в ночное небо, унося вожделенную добычу своим птенцам.

Я была лесом, и природа щедро делилась со мной своими ощущениями. Оглушенная, обескураженная, я брела сквозь кусты к палатке, мечта об одном: я проснусь, и все это окажется лишь волшебно-захватывающим и при этом пугающим сном.

Боясь обернуться и последний раз взглянуть на ночной лес, я скрылась в палатке, плотно застегнув молнию. Свернувшись калачиком на постели, я с головой накрылась походным одеялом и попыталась мысленно отодвинуть от себя странный лес, со всеми его изысками. Далеко не с первого раза, но у меня получилось. Сон утащил меня в серую мглу, в которой то и дело пролетала то птица, то прямо из тумана возникал куст со светящимися листочками, то ветка приветливо махала оскалившимися зелеными листочками…

***

- Костян, разбуди ее, нам уходить через четверть часа! – раздался зычный голос Алекса, вырывающий меня из беспокойного сна.

Напоследок очередной кустик помахал мне веточками и исчез. Распахнув глаза, я смотрела на потолок своей палатки, пытаясь вспомнить, а ходила ли я ночью в лес?

- Вики?! – раздался крик Дена возле входа.

Подскочив, я чуть не свалилась с лежанки.

- Уже проснулась, - чуть хриплым голосом отозвалась я.

- Ну ты и засоня. Викуль, дофига дел! Тащи сюда свою хорошенькую задницу, - откровенно ржал Алекс.

- Ща, притащу… - бурчала я, натягивая штаны. – И не только ее…

В этот момент я вспомнила о пострадавшей ладони. Разглядывая тонкую, едва различимую полоску, я гадала: это от ночного пореза, или я обзавелась ей давно и просто позабыла о таком интересном украшении? Линия пореза почти в точности повторяла «линию жизни».

В институте у нас был один любитель «хиромантии». Помнится, он руки всех девушек подробно исследовал чуть ли не под микроскопом. Что же он мне тогда сказал? Ах да… «Твоя судьба умрет, чтобы возродиться вновь».

Пф… Бред. Умереть может тело, на крайний случай - душа, но судьба?! Бред и есть…

- Вика! – гаркнул Костя практически мне в ухо.

Именно этот момент я выбрала для того, чтобы явить мужчинам свою заспанную личность.

- Не ори, - прошептала я, прочищая ухо, на которое пришлась звуковая волна.

- Прости, - усмехнулся Константин.

Пока я хлопала ресничками, взирая на яркий свет утреннего светила, мужчина проворно чмокнул меня в щеку, вызвав резкое пробуждение остатка мозга и «вылезание зенок из орбит».

- А ты забавная по утрам, - произнес Костя, направляясь к большой палатке.

- И что это было? – заломив бровь, произнесла я.

Ответом мне была тишина. Однако не это было важным. Я осторожно осматривала лес. Сейчас, при свете дня, «зеленое море» выглядело миролюбиво. Он словно звал и манил, обещая показать все самое лучшее, что у него есть. Ага, как же, верю.

Прищурившись, я свела бровки к переносице, но ветки качнулись, и лучик местного светила ударил в глаза, заставив зажмуриться и улыбнуться. От ночных обид и опасений не осталось и следа. Я припустила в палатку за завтраком и оборудованием, в голове уже строя план первой вылазки. 

3899 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.


Неля

Леночка огромное вам спасибо за окончание Вики.Мне понравилось. Здоровья вам вдохновения,с нетерпением жду все что вы пишете.

23.08.2015, 16:06

Наталья

Елена! Прошу внести меня в список на окончание,на СИ не смогла войти в комментарии,пишу здесь. Мой mail ( bubich.n@mail.ru ) Заранее спасибо.

14.07.2015, 09:13

Фэи

Товарищи, а книга вновь появилась на СИ!
Ура! товарищи!

12.05.2015, 21:49

Наталья

Ну когда же продолжение,а,милый автор????

30.04.2015, 11:44

Олик warrior

Леночек, а когда сюда продку ждать? Уж очень хочется)

25.04.2015, 16:08

Валери Фрост

Немного критики
"даже самой утопической ситуации, " - утопия, это немного не то, что ты думаешь))
Утопия - это когда все идеально: никаких передряг, все добрые и улыбчивые, социум процветает, коммунизм и равенство с демократией в одном флаконе.
Думаю, тебе стоит заменить "утопической" на как минимум - безвыходную, зубодробительную, безысходная, плачевная, жопа, в конце концов))

31.03.2015, 13:07

ValeryFrost

Аха! Недавно натыкалась на список фантастической литературы. Человек собрал подборку произведений и обозвал "Фантастика с женским лицом"))
Тебя пока там не было))

31.03.2015, 13:02

Деминана

кто-то обещался подки? )))

26.03.2015, 21:31

Ксюша

Так, дошли до трагов и ,,что это такое,,. Сюжет закручивается, леночке - вдохновения!

09.03.2015, 17:37

Готовый сайт из галереясайтов.рф