Заветная дверь в счастье

Заветная дверь в счастье

Ирина была уверена, что в ее жизни все хорошо. Ну подумаешь профессия не слишком обычная - врач-сексопатолог. Разве можно при такой-то профессии иметь проблемы в личной жизни? Разумеется, нет. Нет личной жизни и нет проблем. 

Но у высших сил другие планы на Ирину. Неожиданно отправляют в отпуск, неожиданно сообщают семейную тайну, неожиданно подруга приглашает в гости... 

Просто дом, просто ночь, просто дверь, просто сон... А все ли так просто? 

Спасибо за обложку Валентине Езерской.

На "Призрачных мирах"

Доступные форматы: FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3

 

Заветная дверь в счастье.

Я стояла на берегу и смотрела на горизонт. Туда, где море сливалось с небосклоном, оставляя едва заметную линию. Лазурные волны набегали на галечный пляж, омывая камушки. Они, рассыпанные, словно драгоценности, искрились в лучах заходящего солнца. Тихий, по-летнему теплый ветер играл моими растрепанными волосами. Я же куталась в большую шаль. Нет, мне было не холодно, мне было удивительно тепло. И дело даже не в погоде и не в солнце, что, несмотря на закат, все еще грело. Мне было тепло внутри. Меня грела душа.

- Любимая? – руки самого дорогого мужчины заключили меня в объятия. – Думаю, пора возвращаться.

Я улыбалась, хотя и знала, что он не видит моего лица, ведь я стояла к нему спиной. Мой мужчина чувствовал меня, впрочем, как и я его.

- Дорогой, а давай купим тот дом, - неожиданно для самой себя предложила я.

- Дом? – удивился он.

- Да, тот самый дом, - с каждым словом моя уверенность в этом решении крепла.

- А зачем? – удивился он.

- Не хочу неожиданных визитов, - смутилась я, теснее прижимаясь к нему.

- Любимая, это глупо. Дверь больше не откроется, - он попытался меня успокоить, а быть может и переубедить.

- И все же, - настаивала я на своем.

- Любимая… - он сделал паузу.

Объятия стали сильнее и, наклонившись к моему правому уху, он продолжил:

- В пространстве бесчисленное количество миров. Дверь открывается только для того, кого ждут. И только в тот мир, в котором ожидают именно этого человека. Должно совпасть оба этих условия. Тогда и только тогда дверь откроется. Вот смотри. Миры бывают…

Дальше мое сознание, как всегда, решило, что эта информация лишняя и отключило мозговую деятельность. Вместо этого глаза сами собой закрылись, и я погрузилась в воспоминания. Все началось…

 

Глава 1. Сексопатолог – это диагноз.

- Ирина! Ирочка, ну нельзя же так. У нас приличная клиника! К нам приходят только по рекомендации, - возмущалась Зоя Игоревна.

Заместитель генерального директора и по совместительству главный врач частной клиники «Луиза» смотрела на меня своими рыбьими, навыкате, глазами. Уже не в первый раз она читала мне нотацию по поводу моего общения с пациентами. Я же, как и раньше, пропускала все мимо ушей. Я лениво рассматривала разноцветные папки на стеллаже за спиной главного врача, в кабинете которой и велась эта более чем предсказуемая беседа.

Позвольте представиться: Ирина Яковлевна Ярёмина - сексопатолог, психолог и просто «жилетка» для неудовлетворенных личной и половой жизнью женщин. Но это не самое странное в моей профессии. Та, кто должна давать советы на тему, как лучше соблазнять, удовлетворять и удерживать мужчин, была стопроцентным теоретиком. Хорошо, что знали об этом только два человека: моя мамулечка, которая, слава богу, жила не в этом городе и ее лучшая подруга – врач-гинеколог, Лидия Викторовна.

Я - молодая красивая девушка двадцати четырех лет. Закончила два ВУЗа одновременно и приобрела эту удивительную профессия – психолог-сексопатолог. Внешне очень даже ничего. С длинными до лопаток каштановыми волосами, карими глазками, обрамленными густыми ресницами, аккуратненьким носиком и пухленькими губками. Природа одарила вторым размером груди и стройными ножками. В меру сексапильна. Уж поверьте мне, я, как специалист, могу это определить. В меру эгоистична и чрезмерно стервозна. Последнее исключительно по причине сексуальной неудовлетворенности.

Как только с красным дипломом в руках я оказалась на пороге ВУЗа, мамулина подружка тут же пристроила меня в частную клинику.

- Золотце, тут такие клиентки… Да в твой кабинет будет очередь. Ну, а как наберешь личную клиентуру, начнешь не только теток консультировать, но и мужиков. А уж тут и года не пройдет, как замуж отправишься, - вещала тетя Лида, обнимая меня за плечи.

Ха, как будто «выйти замуж» - это предел моих мечтаний. Увы и ах, но к своим тогда еще двадцати трем годам, я вообще не понимала, чего, а главное, кого хочу.

А все началось, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Моя маман решила, что пора бы показать доченьку гинекологу. О том к кому идти, вопрос даже не стоял, при наличии-то лучшей подруги. Тетя Лида запихнула меня в кресло, которое кроме как пыточное, по-другому и не окрестишь, а затем долго и нудно меня осматривала. Вердикт шокировал всех.

- Оля, у меня плохие новости, - сообщила она мамулечке, стягивая резиновые перчатки. – Твоя красотка - не девочка.

- Это как? - вопрос мы с мамулей задали одновременно.

- А вот так, - развела руками одна из лучших врачей нашего города. – Оль, не падай в обморок. Мужиков у твоей ляльки не было, и никто ее не насиловал.

- Лидка, а ну живо говори, что там с Ирунчиком! – взвилась маман.

- Твоя дочка попала в одну десятую процента девочек, у которых нет девственной плевры. От рождения нет, - подчеркнула Лидия Викторовна, подходя к рабочему столу. – Не вижу в этом проблемы. Просто когда в ее распрекрасной жизни появится тот козел, что захочет на ней проскакать, ожидаемой кровищи и боли - не будет. Хотя и удовольствия она тоже не получит,- продолжала вещать подруга.

Маман села на стул, обмахиваясь какими-то листочками, и умоляюще взирала на тетю Лиду. Я же пыталась сползти с кресла. Грохот и мое распластанное на полу тело привлекло взрослых.

- Ирка, хватит дурачиться! – рявкнула тетя Лида. – Хотела быть врачом? – я кивнула, вставая на карачки. – Вот и будешь, сексопатологом. С таким атавизмом сам бог велел.

Возможно, гинеколог тогда пошутила, я же восприняла это как указание к действию. Количество литературы по вопросам полового созревания, полового акта, особенностей женских и мужских половых органов, было прочитано в таких количествах, что ужасалась даже Лидия Викторовна. Но меня было не остановить. Стоило мне только поступить в институт, как я тут же стала организатором различных опросов на тему сексуального воспитания подростков. Участвовать в раздаче презервативов на улицах города, ибо безопасный секс - превыше всего. Проводить круглые столы на тему, когда и как надо преподавать и рассказывать о сексе и любви. А также о том, чем это друг от друга отличается.

Моя бурная деятельность в этой области не оставляла сомнения в том, что уж у меня-то проблем с партнером нет. Да, проблем не было, так как самих партнеров не было тоже. А все потому, что из того злополучного дня, когда меня проинформировали об атавизме, я запомнила лишь одно: «боли не испытает, но и удовольствия не получит».

Все. На себе я поставила крест. Зачем заниматься сексом, если в отличие от всех остальных удовольствия я не получу? Вот когда захочу ребенка, тогда и найду того, кто естественным путем поможет мне его сделать. А все остальное… Ха, я же сексопатолог, уж как самой себе сделать хорошо, я знаю. И не только в теории…

Все это, как калейдоскоп, пронеслось в сознании, когда я, равномерно моргая накрашенными ресницами, смотрела на Зою Игоревну.

- Ирина, ты меня слышишь? – устало спросила она, не дождавшись от меня никакой реакции.

- Разумеется, Зоя Игоревна, я вас внимательно слушаю. Поверьте, истерика Волковой более чем объяснима, - как всегда, в таких дискуссиях я перешла на врачебный тон.

- Ириш, ну ты могла ей подыграть?

- А что, по-вашему, я делала? Поверьте, мои актерские таланты в общении с этой особой раскрылись на все сто процентов. Станиславский закидал бы меня цветами, если бы смог присутствовать на этом приеме.

- Ирочка! – предостерегающий выдох замдиректора, но меня было не остановить.

- Зоя Игоревна! – я заломила бровь. – Волкова безнадежна. Она – бревно. Ее силиконовое тело, поправленное бесчисленным количеством операций, полностью уничтожили чувствительность кожи. Она же переделала все! Разумеется, чувствительность вернется. Но, во-первых, не полностью, а во-вторых, не раньше чем через пару лет. Она жалуется, что не чувствует, когда Стасик к ней прикасается? Ну, так это и понятно. Сам же Стасик утверждает, что трогает не женское тело, а пластик. Заметьте, именно Стас был спонсором этих изменений, а в итоге у него в кровати оказалась «кукла Барби» в натуральную величину.

- Ира! – возмутилась главный врач. – Станислав Сергеевич очень много сделал для нашей клиники.

- Да кто бы спорил! Только карандашик к его достоинству я привязывать не буду. А на вашу Волкову у него не встанет! Не возбуждает мужика холодная упругая кожа. Лично мне она вообще ходячий труп напоминает. Там же еще отеки не сошли.

- И что же делать? – Зоя Игоревна с тоской посмотрела на меня.

- Я предложила ему два варианта, - скучающим голосом проговорила я. - Или Виагру, или поискать другую, более живую девушку.

- А как же Волкова? – с легким ужасом уточнила замдиректора.

- А вот тут… Получился «прокол», - усмехнулась я.

Перед глазами встало перекошенное в прямом смысле слова лицо пациентки. Ботекс еще не рассосался, поэтому, когда девушка злилась, брови забавно наползали на лоб, а с губ текла слюна, как будто красотка - бешеная.

- Волкова требует тебя уволить, - сообщила мне Зоя Игоревна. – Но Станислав Сергеевич отозвался о тебе как о незаменимом специалисте, поэтому…

- И что вы решили? – усмехнулась я.

- Я думаю, что сейчас самое время отправить тебя в отпуск. Пара месяцев на море пойдет тебе на пользу.

- Оплачиваемый? – уточнила я.

- Разумеется, - улыбнулась главный врач. – Тем более что сам Станислав Сергеевич решил внести небольшой взнос в фонд клиники. Вот лист, пиши заявление. Ириш?

- Да? – я, взяв протянутый лист, вопросительно уставилась на Зою Игоревну.

- Может, любовника заведешь? Уж больно ты агрессивная, - сообщила женщина, опуская взгляд.

- Я подумаю, - сказав, мысленно усмехнулась.

Любовника? Ха, где ж его взять-то? Да и потом, с моими проблемами не до любовника. Я же этих самцов еще на стадии подхода всех насквозь вижу. Да, издержки профессии.

Спустя пару часов, в меру счастливая, я подруливала к дому. Сознание грело наличие приличной суммы на счету, что позволяло отдохнуть с шиком. В багажник были сгружены продукты и подарки. На завтра в планах стояло отбыть к мамуле. Пару недель загородного ничегонеделанья, а затем на море. Я заслужила этот отпуск, и плевать мне на силиконовых Волковых.

Утро выдалось пасмурным. Для июня в нашем городе - это норма, но на мое настроение влияло негативно. Ехать триста с лишним километров по мокрой трассе было лень. Пообещав самой себе, что завтра точно поеду к маман, с чистой совестью продолжила валяться в кровати.

Сквозь негу полусна я слышала нудную трель мобильного телефона. Только бы не работа. Тьфу-тьфу, даже думать такое нельзя. Все, я в отпуске. Раньше чем через два месяца в клинику не ногой! Трель повторилась. Со скоростью улитки я стала выползать из мягкой кровати. Холодный пол и голые ноги не улучшили мое настроение.

- Алло? – лениво и отстраненно протянула я, нажав кнопку с зеленой трубочкой.

- Ийка! – визг любимой подружки оглушил.

Я поморщилась, отодвинула телефон от уха и, переждав накал страстей, поинтересовалась:

- И тебе доброго утра. Чего трезвонишь ни свет ни заря?

- Ия, у меня сногсшибательные новости, - затараторила девушка. – Мои родители купили дом в Комарово. Ну не в самом поселке, - тут же поправилась она. – Но до залива всего десять минут пешком.

- А чего ты молчала? – слегка обиделась на подружку я.

Новость была потрясающей. Дом, практически на Финском заливе, в элитнейшем месте Ленинградской области - это же мечта. В глубине души я была счастлива за Анютку и ее родителей. А то, что «болотная жаба» прилегла на грудь, рождая чувство зависти, так это мелочи.

- Маман с папиком укатили на две недели в Грецию. Косточки погреть, - щебетала Аня. – Дом - в нашем распоряжении. Ты приедешь? – с надеждой спросила она.

- Не поверишь, но «да», - мысленно улыбнувшись, прикидывала, что взять с собой. – Ань, я с сегодняшнего дня в отпуске. Так что через пару часов буду у тебя.

- Ага, сейчас адресок sms скину. Ой! Ийка, покутим!

- Даже не сомневаюсь, - отозвалась я, блаженно закатывая глазки.

Дом огромный и весь наш. Эх, и продукты есть, как чувствовала, вчера затарилась. И маман не успела позвонить. О да, все «в тему».

- Так, Ань, все, я собираться. Жду адрес, - решила я поставить точку в разговоре.

- Угу, - совпало с моим «отбоем».

Так, теперь главное ничего не забыть. Как угорелая я носилась по квартире, закидывая в сумку все, что может пригодиться. Две недели! Ну, вряд ли, мы пробудем там все это время, но! Эх, жаль, не успела про Макса спросить.

Братик Анюты одно время мне очень нравился, а потом ему понравилась я. Но, как это бывает, во временном этапе мы не совпали. В то время, когда «мачо» решил обратить на меня внимание, я уже давно считала его «чмом». Любви и симпатии не получилось, но это не мешало нам время от времени «отрываться» в одной компании. Не подумайте ничего плохого. Только алкоголь, только танцы и только целомудренные «обнимашки» исключительно с целью «не упасть». После таких вечеринок чаще всего ночевали мы у Аньки, куда нас всегда сопровождал Макс. «Чтобы «охмырков» не подхватили», - сквозь зубы цедил он, когда мы пытались его спровадить. Так и повелось, один брат на двоих. Ну о какой личной жизни можно говорить при таком «цербере»? Вот и мучились, прячась от Максика по клубам, клятвенно уверяя, что на самом деле в кино смотрим лирическую мелодраму. Ну да – врали! А кто не врет-то?

Не прошло заветных два часа, как я, запихнув объемную сумку в багажник, разместилась на водительском сиденье. «Опель Корса» – великолепная дамская машина, но с очень маленьким багажником. Если учесть мое желание иметь при себе полквартиры на всякий случай, то можно представить, скольких трудов стоило упаковать все то, что я взяла на пару дней. Эх, мама права: я - неисправима.

Пиликнувший телефон привлек мое внимание. Кинув взгляд на экран, ехидно усмехнулась. Это была двадцатая sms от Аньки, в которой она предлагала способы моего умерщвления, если я не прибуду в считанные минуты. Отвечать на это я не планировала. Ну еду я, еду…

 

Глава 2. Не мой дом моей мечты.

Съезжая с трассы на боковую грунтовую дорогу, я сразу заметила деревянный трехэтажный дом. Казалось, среди сосен спряталась сказка. Огромные бревна таили в себе нереальное волшебство. Дом притягивал взгляд. Только подъехав ближе, я с удивлением уставилась на железный, высотой в два человеческих роста, забор. Странно, как из-за него я дом-то разглядела?

Задаваться этим вопросом было глупо, так как другие эмоции будоражили сознание. Только я подняла руку, чтобы со всего маху надавить на клаксон, как глухие ворота передо мной медленно расползлись в разные стороны, открывая мощеную маленькой уличной плиткой дорожку к дому.

Я нажала педаль газа и с замиранием сердца тронула свой автомобиль. Колеса приятно зашуршали по брусчатке. На крыльцо выскочила Анька. Интенсивно размахивая руками, будто инспектор дорожного движения, впервые вышедший в патруль, она указала на стоянку. Под крышей, состоявшей из декоративного и живого плюща, причудливо сплетенного друг с другом, было место на пять автомобилей. Богато! Интересно, откуда у родителей Аньки деньги на такой дворец?

- Ну, наконец-то! – подскочила возмущенная подружка.

Чмокнув меня в щеку, она слегка придушила меня в объятиях и, не дожидаясь реакции, кинулась к багажнику.

- Жратву привезла? – поинтересовалась она, вытаскивая из нутра авто все, до чего дотягивались ее загребущие ручонки.

Я же меланхолично наблюдала за этим процессом, прекрасно понимая, что пока моя ненаглядная подруженция не убедится в том, что я «все» привезла, не успокоится. Выудив пакет с тремя бутылками мартини, Аня просияла и кинулась в дом.

- Надо в холодильник поставить, - на ходу крикнула она.

Эх, кое-кто уже никогда не поменяется. Подхватив сумку с вещами в одну руку, а пакет с продуктами в другую, с тоской посмотрела еще на два пакета и, решив, что отсюда они никуда не денутся, направилась в дом.

- Ну, где ты там? Я уже разлила! – раздался голос из глубины дома.

Мысленно усмехнувшись, я оставила сумки в коридоре, хотя помещение больше всего напоминало холл, и направилась на звук.

- Ань?! – крикнула я, заглядывая в первое же помещение, оказавшееся огромной кухней.

- Тут! – звук был более приглушенный, чем до этого.

Я вернулась в коридор и рассеянно посмотрела на комнату противоположную кухне, оказавшейся залом с камином.

- Тут это где?! – раздраженно крикнула я.

- Иди на голос, - отозвалась Анька.

- Ты мне еще карту с навигатором дай, - рыкнула я.

Дом был огромен. Высокие под три метра потолки, огромные видовые окна, которые не бросались в глаза с улицы, но открывали вид на сад со старыми раскидистыми яблонями. Полюбовавшись на гостиную, я вернулась в коридор и последовала туда, откуда, как мне казалось, доносился голос подруги. Следующая комната слева оказалась хозяйственной. Узкое окно, куча стеллажей и непонятные мне агрегаты. Скорее всего, что-то было газовым котлом, а что-то стиральной машиной. Хотя признаюсь, разбиралась я в этом плохо.

- Ия! – истеричный крик Аньки выдернул меня из раздумий.

Захлопнув дверь помещения, я поспешила на зов. Справа был кабинет, вдоль стен которого стояли стеллажи с книгами. Да, родители Аньки коллекционировали классическую литературу. Надо же, пригодилось. С завистью посмотрела на кожаное кресло и небольшой торшер. Мысленно представила себя в нем, с ногами, укрытая пледом, в руках бокал с коньяком и книга. Да, обязательно Вальтер Скотт. Именно его надо читать в такой атмосфере. Эх, я еще вернусь…

Слева оказалась скромная деревянная дверь со вставкой из матового стекла. Медленно открыв, оказалась в спальне. Огромная высокая кровать была именно такой, как описывали в исторических любовных романах. У-у-у, чувство зависти зашкаливало. Кремовое покрывало без единой складочки манило мое тело к себе. Как завороженная сделала шаг внутрь, но была остановлена цепкими холодными пальцами.

- Нет! – четко проговорила подруга. – Это - рай для родителей. Наши - второй и третий этажи.

- Ань, это великолепно, - выдохнула я.

- Поверь, наверху еще круче, - усмехнулась она.

- Верится с трудом.

Подруга потянула меня к последней двери. Это оказался выход на веранду. Сейчас она была зимней, то есть стекла от потолка до пола были плотно закрыты. В кадках стояли настоящие экзотические деревья. Круглый столик из ротанга со стеклянной столешницей стоял посередине помещения в окружении ротанговых же кресел, а чуть в стороне, под небольшой пальмой, пряталось ротанговое кресло-качалка. Все, я остаюсь тут жить!

- На, - сказав, Аня протянула бокал, наполовину наполненный мартини. – За нас!

- За вас, - отозвалась я. – За ваш дом…

Подруга усмехнулась, подмигнула и залпом выпила все содержимое.

- Ий, ты не поверишь, но это какое-то чудо. Когда папа сказал, что нашел дом, который продают за четыре миллиона, мы с мамой готовились увидеть халупу.

- За сколько? – в шоке переспросила я.

- Вот-вот. Представляешь теперь наш шок, когда мы сюда приехали? Макс тут же уехал в командировку во Владик, боясь сглазить такое чудо. Маман строго-настрого запретила даже думать о доме до тех пор, пока мы его не оформим.

- Но, Ань, почему? – выдавила я из себя вопрос.

От неожиданности даже не заметив, что уже давно сижу в кресле, вцепившись пальцами в стол.

- Почему его продали? – спросила подруга, я лишь кивнула. – Знаешь, он странный…

Аня потянулась к бутылке и, кинув на меня вопросительный взгляд, наполнила наши бокалы.

- Прошлые хозяева пропали два года назад. Бесследно, ни родственников, никого… – девушка отпила из бокала. – А месяц назад документы на дом всплыли в прокуратуре. Как и почему дом пошел на конфискацию, никто не знает, но стоило кому-то решить, что он готов его купить, как с этим человеком что-то происходило. Полковник, что первым положил на дом глаз, уже две недели как в коме после автомобильной аварии. Еще двое желающих на «том свете», одного сбила машина, другой умер от сердечного приступа. И только мы смогли его купить, и пока что живы, - грустно закончила Аня, допивая мартини.

- Аня, я тебя сейчас сама убью! Вы его освятили? – спросила я.

- Не-а, - усмехнулась девушка. – Священник, который перед родительским отъездом должен был сюда приехать – пропал.

- Как пропал? – с ужасом переспросила я.

- А вот так. Ия, ты первая, кроме нашей семьи, кто не просто доехал, но и смог войти в дом.

- А не судьба была рассказать мне раньше? – возмутилась я.

- А ты бы приехала? – прищурившись, уточнила она.

- Нет, - четко ответила я.

- Вот поэтому и не рассказала. Ну что? Пошли, дом покажу…

После рассказа Анюты о приобретении дома, я с меньшим восхищением ходила по комнатам. Восторг спрятался за страхом, а последний четко прилип к позвоночнику. Нет, свое очарование дом не потерял. Скорее, наоборот, с каждой комнатой он нравился мне все больше и больше.

Мысленно я уже жила в нем. Спала на кровати в гостевой комнате. Мылась в душевой кабине, чистила зубки в мраморной раковине. Я развешивала свои наряды в огромном шкафу и раскладывала обувь на удобных полочках. А свою бижутерию я с любовью распределяла по многочисленным ящичкам трюмо. Я чувствовала этот дом. Дышала воздухом, пропитанным ароматом дерева, украдкой гладила выступающие бревна, и каждый раз выдыхала при виде очередного помещения.

- А мебель и интерьер? – спросила я, когда мы с Анькой, осмотрев все помещения, спускались вниз.

- Все было, - отозвалась подружка. – Даже посуда и постельное белье. Все так идеально подходило, что впервые за всю свою жизнь мама ничего не стала менять.

- Вот это да-а-а… - протянула я.

- Да уж. Так, пойдем, поужинаем. А ты расскажешь мне, как так получилось, что тебя аж на два месяца спихнули в отпуск. Кого же так неудачно проконсультировала?

- А как твой Гошик? – тут же решила перевести тему я.

Рассказывать о Сергее и Волковой ой как не хотелось, а Гошик - это тайная Анькина любовь. И хорошо, что Макс о ней не знает, а то подчиненный был бы уволен в два счета.

- Не тронь мальчика, - усмехнулась Анька. – Гошик зреет.

- На что?

- На то, чтобы пригласить меня на свидание, - улыбнулась подруга.

- Ой, не могу! Ань, он год зреет, за это время любой фрукт успеет вырасти и превратиться в сухофрукт. У меня два вариант, либо он тебя боится, либо он гей.

- А может он Макса боится? – подала голос Аня.

- Ну, в данном контексте бояться тебя и Макса - одно и то же. Анют, зачем тебе «хлюпик»? Давай «мачо» поищем?

- Нет! – рявкнула подруга, усаживаясь за стол.

На столешнице красовались тарелочки, наполненные бокальчики, пара салатиков и мясо. Последнее источало дивный аромат по всей кухне.

- М-м-м, - протянула я.

- А то! – Анька подняла пальчик к потолку и погрозила. – Я же подругу ждала! А «мачо» мы больше искать не будем. Ий, после прошлой твоей идеи Макс до сих пор злится. Тебя спасло только то, что ты работала, а потом он уехал.

- А чем плоха была идея? – тут же ощерилась я.

Ну, подумаешь, сделали надпись на заднем стекле Анькиной машины: «Ищу мужика, из которого планирую сделать мужа. Козлов прошу не беспокоиться». Ну и телефончик оставили. Кто же знал, что предприимчивые козлы разместят фотографию машины в социальных сетях. Могли бы номер замазать, так нет же, еще и красным обвели. Знаете правило «пяти рукопожатий»? Вот! Макс об акции узнал на следующий день. Позвонив мне, он сказал одну фразу: «Ия, я запомню…» У меня ноги подогнулись от его злобного шепота. Вспомнила фильм «Звонок» и запихнула номер Макса в игнорлист. А что? Так спокойнее. И вот сейчас Анюта именно этот эпизод мне припомнила. Садистка!

За воспоминаниями и под закусочку первая бутылка закончилась и на столе появилась вторая, охлажденная, прямо из холодильника. Мы разговаривали, вспоминали, обсуждали мужиков и смеялись над курьезами.

Третья бутылка лишняя! Хоть кому-нибудь приходила такая мысль в момент, когда ее достают, а не на следующее утро? Вот и нам не пришла. За окном были «белые ночи», но даже они иногда бывают темными. Вы скажете бред? И будете правы.

Шатаясь и поддерживая друг друга, оставив недоеденное и недопитое на столе, мы направились наверх.

- Где, ик, будешь спать? – икая, спросила Аня.

- С тоб-б-бой, - ответила я, с трудом складывая буквы в слова.

Дойдя до Аниной спальни на третьем этаже, я вспомнила, что сумка с вещами, а главное, с зубной щеткой осталась при входе. Сгрузив подругу на кровать, я отправилась к двери.

- Куда? – раздался приглушенный голос.

Анюта лежала лицом вниз. Голову повернуть не догадалась, поэтому звук шел из нутра кровати. Господи, как она там дышит?

- За вещами, - отмахнулась я, протягивая руку к дверной ручке.

- Ия, какие, мать твою, вещи?! Ложись спать! – провыла подруга, приподнимая голову. – Ой, что-то мне хреново.

- Пить надо меньше, - настоятельно порекомендовала я.

- Или больше, - отмахнулась Анька.

Подруга попыталась встать с кровати. В итоге сползла вниз и на карачках поползла в сторону ванной. Проводив ее взглядом, в котором комната слегка покачивалась, я все-таки повернулась к двери:

- Я пока зубы не почищу, спать не лягу. У меня пунктик, - сообщила я.

Открыв дверь, сделала шаг в коридор, придерживаясь рукой за косяк. Определенно вдвоем идти было легче. Аня что-то крикнула вдогонку, но я не услышала. Спустившись вниз, я нашла свою сумку. Проходя мимо кухни, решила прихватить кружечку с водичкой. А что? Девочка я большая и про «сушняк» по утрам хорошо помню.

Найдя пластиковую бутылку с водой, сделала жадный глоток. Ох, как же я сейчас понимала всех мультяшных героев, которые тянули в рот все, что попало, даже не проверив по запаху. В бутылке был спирт. Как только дыхание более-менее выровнялось, а глаза перестали слезиться, я поняла, что именно натворила.

- Черт! Надо доползти до кровати…

Мне кажется, это была последняя разумная мысль в моей голове. Все, что было после нее, больше всего напоминала кино на перемотке.

Я поднялась наверх, пройдя по коридору, нашла дверь в ванную. Кинув сумку в угол, я выудила из нее косметичку и все-таки почистила зубы. Запах перегара из собственной гортани не переживу. Я долго и нудно полоскала рот. Когда ванная стала покачиваться, я все-таки стащила с себя джинсы и футболку. Плюнув на ночнушку, что валялась где-то на дне сумки, я покачнулась и ударилась лбом о полотенцесушитель. На несколько мгновений в глазах потемнело.

Вернув себе подобие горизонтального вида, удивилась отсутствию света в ванной.

- Анька, зараза, нафига свет выключила? – бубня себе под нос, я нащупала дверную ручку и ввалилась в комнату.

То, что на мне были только лифчик и стринги, меня не слишком заботило. В комнате был полумрак. Прищурившись, а точнее, сфокусировав взгляд, обрадовалась наличию кровати прямо по курсу. Всего-то шагов пять и вот оно - райское местечко.

Раз… Ой, надо бы от двери отцепиться. Два… Что за черт, почему пол такой холодный? Три… С каких пор дерево стало мрамором. Четыре… Так, все, больше не пью… Пять…

- Черт! – выругалась я.

Плюхнувшись на кровать, потерла стопу, которой ударилась об ножку.

- Кхм… - раздалось с той стороны ложа.

О как! Прибыла по назначению. Откинув одеяло, я юркнула в кровать и, растянувшись, слегка поерзала, удобнее укладываюсь.

- Нютик, это я… Сладких снов, - мурлыкнула, с блаженством закрывая глаза.

Вот она - долгожданная тьма, покой и… О да, самое время для волшебного сна…

 

Глава 3. Сон это или не сон…

У меня была маленькая тайна. Да, я была девственницей, но, так сказать, номинально. То есть ей я не была, но и мужика в моей жизни тоже не было. Но при этом я была сексопатологом. Вопрос, как мне удавалось разбираться в том, чего я никогда не испытывала? Сны…

Удивительные, невероятные, насыщенные чувствами и эмоциями сны. В них мужчина дарил мне то самое наслаждение, о котором я втайне мечтала. Я никогда не видела его лица, но он был великолепен. Он делал все так, как мне бы хотелось. Это была моя тайна. Это была моя мечта. Это были мои сны…

Тот сон, в который погрузилась я, был необычен. Мысленно списав это на алкоголь, я расслабилась полностью, отдаваясь власти иллюзии и фантазии… О, да…

Я лежала на животе, запихнув обе руки под подушку и плотно закрыв глаза, размеренно дышала. Фантазия уже рисовала мне мужчину, что, повернувшись на своей половине кровати, мягко приподнялся на локте. Во всех моих фантазиях мужчина мне был незнаком. В своих мечтах я могла себе это позволить, быть такой, какой никогда не стала бы в жизни.

- Ты кто? – раздался хрипловатый вопрос.

Я улыбнулась краешком губ и проговорила то, с чего начиналась каждая моя мечта, каждая моя фантазия.

- Я? Ия, - пряча улыбку, слегка пошевелила бедрами.

Дыхание мужчины на миг замерло. Сейчас он поднимет руку и прикоснется к моей спине. Подушечками пальцев, едва касаясь кожи, он проведет вдоль позвоночника от поясницы до основания шеи, чтобы потом слегка погладить ее.

- Ия? – раздался чуть удивленный голос.

Ну что же ты? Давай, я жду! Приподнявшись на кровати, повернула голову в сторону мужского силуэта и прогнулась в спине будто кошка. В ответ раздался резкий выдох через сцепленные зубы. Да, милый, это мой сон! В нем я буду такой, какой хочу, а ты будешь таким, каким должен быть. Ты - моя фантазия!

- Я – Ия, - очень медленно проговорила я, опуская руки и приподнимая бедра, создавая волну возбуждения и удовольствия. – Ярёмина Ирина Яковлевна, но сегодня для тебя я буду Ией.

- Что ты тут делаешь? – он задал очередной вопрос, и я едва заметно сморщилась.

Не по правилам, но от легкой хрипотцы его голоса моя кожа на мгновение покрывается мелкими пупырышками. Спустя минуту волна жара прокатывается от макушки до пяточек.

- Уф, - выдыхаю я. – Разве сейчас это важно? Я тут, с тобой. Поверь, есть масса интересных… поз… для времяпрепровождения… Стоит ли тратить это время на разговор-р-р-ры… - рыкнув в конце, я резко развернулась и села, слегка откинувшись на подушку. – Или, может, я не по адресу?

- А ты наглая… - сообщил он.

Ха, а то я не знала. Это же мой сон и в нем я могу быть любой. И да, сегодня я буду очень наглой. Самодовольно улыбнувшись, я выпрямилась. Заведя руки за спину, расстегнула бюстгальтер. Одну руку положила на грудь, будто прикрываясь, а второй выдернула лифчик и, отведя ее в сторону, проследила за тем, как деталь туалета спланировала на пол.

- Наглая? У-у-у… Тебе же именно такие нравятся, - улыбнулась я и, слегка потянув подбородок вверх, сглотнула.

Я слышала, как его дыхание то и дело прерывалось, как сердце неистово стучало в его груди. Гортанные звуки, что издавал он при очередной моей провокации, сводили с ума мою безудержную фантазию. Да, определенно, это лучший мой сон.

- Чего ты хочешь? – он все-таки спросил, и я самодовольно улыбнулась.

- Тебя, на одну ночь! Здесь и сейчас. Только ты и я. Без вчера, без завтра…

- Как пожелаешь… - перебил он меня.

Через мгновение я была распластана на кровати. А он… Большой, сильный, властный нависал надо мной. Я не видела его глаз, но чувствовала, как он смотрит на меня. Как впитывает каждую черточку моего лица. Я была уверена, он видит в этой ночной тьме, видит как днем, а быть может еще лучше.

- Красивая… - едва различимый шепот.

Поцелуй был жестким. Не таким как в прошлых снах. Это был не мой рай, это был рай мужчины, в котором я оказалась подарком, долгожданным и очень приятным. Внутренне возмутившись вначале, я вдруг осознала, что мне это нравится.

Я млела от его звериной агрессии, от его ненасытности. Поцелуи покрывали лицо, шею, грудь. Казалось, он пробовал меня на вкус и этот вкус ему очень нравился. Я ощущала себя мороженым, которое то пробовали, едка касаясь губами, то слегка прикусывали, до безумия возбуждая, то зализывали место укуса, даря сказочное наслаждение и рождая невероятное возбуждение.

Низ живота свело от предвкушения лучшего в моей фэнтезийной жизни секса. О да, я была готова… Я жаждала… Но ведь это мой сон? А значит, я хочу свою игру…

Выставив руки, слегка надавила ему на грудь, отстраняя мужчину от себя. В ответ раздался тихий, но предупреждающий рык. Ох, зверь, а не мужик… Да, в этот раз моя фантазия оторвалась по полной!

- Доверься, – прошептала я.

В ответ раздался хмык, но мужчина подчинился. Он отодвинулся, а потом и вовсе лег рядом, закинув руки за голову. На губах блуждала улыбка. В окно спальни заглядывала абсолютно белая луна. Именно ее свет бликовал на белоснежных зубах брутального самца.

Облизнув губы, я поднялась и, прогнувшись в спине, встала на кровати. Положив руки на свои груди, я обвела пальцами ореолы возбудившихся сосков, при этом прикусив нижнюю губу. Медленно выдохнув, я переместила ладони на живот, после чего очень медленно отвела их на талию. Слегка задержав пальцы на собственном теле, я расправила плечи, следя за тем, как дыхание мужчины сбилось.  Едва заметное движение и мои пальчики цепляются за резинку трусиков…

Шаг… Я, переступив через мужчину, стою над ним, расставив ноги. Медленно, тягуче, облизывая губы, я стягиваю трусики вниз.

- Дальше… - его слово тонет в хриплом выдохе.

Я же, самодовольно улыбаясь, наклонилась вперед, прекрасно осознавая, как возбуждающе выглядит моя грудь в этот момент. Я чувствую его судорожный выдох, он щекочет мне щеку, но я не поддаюсь. В последний момент уворачиваюсь от его руки. Трусиков нет, он просто порвал их, не дав снять до конца. Я обиженно надула губки и, сложив руки на груди, села на его живот.

- Иди сюда… - слова звучат как приказ, но мой мозг воспринимает это как музыку.

Усмехнувшись, стала медленно соскальзывать вниз по его телу. Далеко не уползла, пятая точка наткнулась на то, что не могло мною больше игнорироваться. Да, мужчина был возбужден. Это вызывало в крови сумасшедший коктейль желания, власти, смелости и азарта.

Уперевшись двумя руками по обе стороны от мужского, уже очень желанного тела, я приподнялась и, сделав шаг назад, опустилась на его ноги. Возбужденная плоть оказалась передо мной, намекая на факт полного игнорирования. Мужчина подарил мне улыбку, больше напоминающую оскал и, заведя руки за голову, стал ждать. Чего?! Ах, этого?..

Протянула руку к мужскому естеству. Едва дотронулась пальчиками, как плоть тут же дернулась в мою сторону. Усмехнувшись мужской покорности, провела пальчиком от основания к головке. Обвела пальцами конус, слегка надавив на верхушку. Склонив голову к плечу, прикусила нижнюю губу и повторила маневр другим пальчиком. Дыхание мужчины стало рваным. То, что было передо мной, слегка увеличилось в размерах, вызвав у меня ехидную улыбку. Устроившись поудобнее на ногах мужчины, я пальцами обеих рук, стала поглаживать ствол. Делая вид, что изучаю.

- Ия… - мое имя как стон.

Я предвкушающе улыбаюсь и, обхватив ствол рукой, чуть сжала его. А потом сделала легкое скользящее движение вверх и чуть более сильно вниз. Затем опять вверх, и опять вниз. При этом второй рукой дотронулась до собственной груди. Двумя пальцами чуть сдавила свой возбужденный сосок. Я слышала его стон, и сама вторила ему. Возбуждение приходило волнами, накрывая не все тело целиком, а лишь создавая невероятное предвкушение… Ожидание…

- Девочка… - рычит он. – Что же ты… делаешь…

- Хочешь? – провокационно спрашиваю я, чуть приподнявшись с его ног.

- Да! – хриплый ответ.

Но я, отодвигаюсь еще чуть дальше. Отпустив горячую плоть мужчины, уже двумя ладонями ласкаю собственные груди. Они ноют, прося других рук, но я удерживаю желание в узде. Облизнув пересохшие губы, медленно склоняюсь над мужским естеством.

- Ия? – удивление было поразительным.

Это же мой сон, так чему ты удивляешься? Мои длинные волосы первыми дотрагиваются до вздрогнувшего ствола и падают на живот мужчины, заставляя его судорожно выдохнуть. Отведя растрепанную гриву за спину, я дотрагиваюсь до конуса губами, будто целуя его.

- Ия… - я улавливаю выдох на грани сознания, но мне интересно.

В моем сне такое впервые, и я хочу испытать это до конца. Лизнув головку, я почувствовала сладковатый привкус. Хм, мороженое? Нет, скорее клубника. Спелая, сочная… Высунув язычок, я прошлась им от основания до верхушки. Затем еще раз и еще раз… Каждое мое касание вызывало вздох безумного возбуждения. Мужчина еле сдерживался, но позволял мне этот эксперимент.

- Девочка моя… - шепчет он, и его руки уже в моих волосах, едва ощутимо массируют голову, вроде как направляя.

Мысленно усмехаюсь и прекращаю эксперимент. Мужчина не дурак, понял, что мной управлять нельзя. Руки убрал, и я тут же вернулась к прерванному занятию. Вобрав ствол практически целиком, поразилась тому, как наполнился мой организм. Медленно освободила и так же вобрала снова… Опять отпустила, слегка облизав головку. Рык и резкий толчок вперед дали понять, что терпение мужчины на пределе. Сделав последние пару движений, хотела приподняться, но мужчине надоело бездействовать.

Меня распластали на кровати. Ноги согнули в коленях, слегка приподняв. Сам же мужчина склонился надо мной и до меня долетели едва различимые звуки.

- Иечка, теперь моя очередь… Я хочу узнать насколько сладкая ты… - от предвкушения у меня свело низ живота.

Эта мечта… Тайная, необъяснимая… Я не давала ей шанса даже во снах. Но сегодняшний сон необычен, так почему бы нет?

- Да милый, я твоя… - пусть банально, но так хотелось это произнести.

Тихий смех в ответ, а потом будто тысячи иголочек пронзают мое тело. Точка J, все о ней говорят, все ее ищут, но этот невероятный мужчина определил ее местонахождение с первого раза. Мое тело выгнулось навстречу страстному языку. От нахлынувших эмоций я потерялась в ощущениях. Его руки приподняли мою попку, а его язык устремился туда, куда даже мои собственные пальчики боялись проникать.

- Да-а-а… - прохрипела я, напрягаясь всем телом, до ломоты в мышцах и слезах в глазах. – Да!

- Хочешь? – провокационно спросил он.

- Да… Я хочу… почувствовать тебя…. целиком! – простонала я.

- Сладкая… Нежная… Страстная… Ия… - мне кажется, я все это слышала, но с уверенностью утверждать не буду. – Девочка моя, маленькая…

- Я не… - договорить не успела, ибо он медленно вошел в меня.

На мгновение тело замерло, и я судорожно сжала ноги за его спиной, вцепившись пальцами в его плечи. Воздух в легких застрял, а в глазах я увидела тысячи звезд.

- Да… - выдохнула я. – Еще… - простонала, впиваясь ногтями в мощную спину.

Ответом мне был рык властного мужчины, который начал двигаться во мне, постепенно наращивая темп. Я же задыхалась от того ощущения, что будило его естество внутри моего лона.

- Да, еще, еще… - твердила я как сумасшедшая, понимая, что до того самого осталось лишь несколько секунд.

- Нет… - мужчина остановился и повернулся на спину, увлекая меня за собой.

- Нет?! – удивление и досада, сродни детскому разочарованию.

Но я чувствую его внутри себя и уже сама двигаюсь в удобном мне ритме. Выгибаясь будто кошка, я урчала и рычала, то увеличивая, то замедляя темп. Он придерживал меня руками, помогая держать ритм. До заветного «оно» оставалась секунда, когда он сильнее подкинул меня вверх, и я чуть не расплакалась от досады, падая на кровать.

Перевести дух мне не дали. Меня развернули и очень осторожно поставили на дрожащие колени. Выгнувшись в пояснице, я зарычала будто тигрица. Он ворвался в мое нутро, наполняя собой и позволяя ощутить, насколько я желанна.

- Да!.. – возглас раздался одновременно.

Волна удовольствия прокатилась по телу, колени задрожали, но мужчина не дал мне упасть. Еще один толчок и вторая волна догоняет, накрывая все тело. Я до боли закусила губу, чтобы не раствориться в этом блаженстве, не потерять себя окончательно. Еще один толчок и я с хрипом приподнимаюсь, не выпуская его из себя. Перехватив меня за талию, он, прижимая меня к себе, сделал еще один толчок, надавливая на ту самую точку J. Слезы брызнули из глаз, вот оно…

- Спасибо… - еле слышно прошептала я, опускаясь на кровать.

- Тебе спасибо… Ия, ты невероятна, - проговорил мужчина, ложась рядом и прижимая меня к себе. – В ванную?

- Нет… - сонно отзываюсь я.

Зачем в ванную, если это лишь сон? Самый волшебный и самый невероятный… Тьма поглотила мое сознание, а тело нежилось от легких поглаживаний заботливых мужских рук…

 

Глава 4. Утро добрым не бывает.

Сушняк, сглотнув, поняла я. Ой! Еще и головная боль. Это первые мысли, всплывшие в полной пустоте моего сознания. Попыталась открыть глаза и с ужасом вспомнила, что зубы-то я почистила, а вот тушь с ресниц смыть не догадалась. И вот теперь качественная французская косметика намертво склеила мои глазки. Черт!

- Анька! – прохрипела я, шаря рукой по кровати.

Гробовая тишина в ответ меня разозлила. Ну и ладно, сама справлюсь. Откинув одеяло, поразилась тому, что абсолютно голая. Дома я позволяла себе такие эксперименты, но тут, в гостях… Это сколько же мы вчера выпили? И хорошо еще, что Макса дома нет.

Спустив голые ноги на пол, сморщилась от ощущения холодного пола. Странно. Анька утверждала, что везде в доме деревянные полы, ну, кроме ванной, конечно. Не в ванной же я сплю?!

Встав, сделала пару шагов в ту сторону, где, как мне показалось, была уборная. Зацепив ногой какую-то тряпку, попыталась наклониться и скинуть ее, но покачнулась и чуть не упала. Ну и бог с ней! Несколько шагов с вытянутыми руками и я, к моей несусветной радости, натыкаюсь на открытую дверь. Ура, я почти дошла. Именно в этот момент судьба решила устроить мне подножку в прямом смысле этого слова.

То, что болталось на моей ноге, за что-то там зацепилось, и я влетела в ванную вперед головой. И ладно бы просто упала на пол, так нет же. Я впорхнула в душевую кабину, ударившись головой о кафельную стенку.

- Ёпрст… - простонала я.

На несколько мгновений в сознании потемнело. Возможно, я даже провалилась в обморок, утверждать не буду. Сами понимаете, после вчерашнего застолья ни в чем уверенной быть не могу. Но…

Когда ощущение того, что я все-таки на этом свете, а не на том, вернулось, я, цепляясь за всё выступающее, попыталась встать.

- Мать вашу! – взвыла я, когда на мою многострадальную голову полилась ледяная вода.

Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Глазки расклеились. Отрегулировав воду и закрыв душевую, я уже в полной мере насладилась душем. Хорошо… Благодать… Рай…

Вылезая и заворачиваясь в большое полотенце, с возмущением уставилась на мятые джинсы и футболку, почему-то заляпанную кетчупом. Наклонилась к сумке и замерла. Что такое? Странные болевые ощущения во всем теле… Как будто тот волшебный сон про невероятный секс мне не приснился, а я действительно им занималась. Бред!..

Выпрямилась и потянулась всем телом. Да, мне не показалось. Мышцы болели, и эта боль мне была незнакома. Ничего себе поспала!..

Так, стоп… Где Анька?

Присев у сумки, и сморщившись от очередных неприятных ощущений, я выудила летние брюки и футболку, а также комплект нижнего белья. Разумеется, предварительно осмотрела пол ванной на предмет того, в чем была вчера. Увы, поиски закончились полным провалом, ни лифчика, ни трусов не было.

Руки слушались плохо, странная нервная паника подбиралась, норовя в любой момент поглотить. Я старалась отогнать ненужные мысли. Во-первых, пока ничего не ясно. Ну, подумаешь, где-то посеяла белье. Ну, подумаешь, все тело болит. Так еще непонятно, чем мы вчера с Анькой занимались. Да, кстати, где эта самая Анька вообще? Ну, а сон… Хм, классный, я бы повторила, только в более трезвом виде. Во-вторых, ничто не мешает мне позвонить тёте Лиде, и на приеме выяснить, был секс, или это мне только приснилось. Ха, вот так и сделаю.

Размышляя, а точнее пытаясь собрать все свои сумбурные мысли в кучу, я запихнула свои вещи в сумку и распахнула дверь.

- Черт! – простонала я.

Что-то слишком часть последнее время я поминаю рогатого. Не к добру это.

Передо мной была спальня с идеально убранной кроватью. Складывалось стоическое убеждение, что несколько минут назад тут закончили уборку. Но… А где я тогда спала? Стоя в дверях ванной, я на всякий случай осмотрела помещение помывочной на предмет второй двери. Искомое нашлось. Радостно подскочив к ней, я дернула за ручку. Наличие коридора заставило дергаться левый глаз. Медленно закрыв дверь, я вернулась в комнату. Господи, где я?

Дверь в комнату из коридора с грохотом распахнулась, явив крайне взъерошенную Аньку с глазами, полными слез. Увидев меня, она остановилась и разрыдалась.

- Ийка, дура! – орала она. – Я тебя по всему дому ищу. Ты что в комнате Макса делаешь? Я тебя у себя ждала.

- Как в комнате Макса? – выдохнула я.

- А, это что, по-твоему? – резко выдохнув, Анька демонстративно обвела девственно чистое помещение рукой.

Я проследила за ее жестом, четко осознавая, что мне срочно нужно к Лидии Викторовне. Сглотнув, я все-таки вышла из ванной, прикрыв за собой дверь, после чего на всякий случай подошла к кровати и села на нее. Худшие опасения подтвердились. Кровать явно была другой.

- Ань, мне нужно в город, - пролепетала я.

- Зачем? – удивилась подруга. – Ты же в отпуске.

- Я забыла, что записалась к гинекологу, - на ходу врала я. – Вот и тетя Лида sms прислала.

Я потрясла в воздухе выключенным телефоном, втайне радуясь, что Анька на него даже не смотрит. Подруга с прищуром осматривала спальню.

- Ия? – растерянно спросила она. – А ты где спала?

- Э-э-э… Знаешь, Ань, а давай я вечером вернусь, и мы все обсудим.

Понимая, что правду сказать не могу, ибо сама ее не знаю, а врать не получится, я выскочила в коридор и понеслась к лестнице. Только спустившись вниз, я поняла причину ошибки. Анютины покои, впрочем, как и гостевая комната, предназначенная мне, были на третьем этаже. А вот спальня Макса, и еще пара пока пустых комнат на втором. Так вот я спустилась как раз со второго этажа.

Черт! Как же я могла перепутать? Увы, сознание подкинуло массу вариантов, и все они начинались с того момента, как я глотнула спирт. Странно, что вообще хоть до второго добралась.

- Ань? - крикнула я из кухни, где нагло намешала себе растворимый кофе. – А почему в бутылке с минералкой спирт?

Задав вопрос, я обвела помещение взглядом в поисках той самой бутылки. Поражало очевидное. Ее не было.

- Какой спирт? – переспросила подруга, входя в кухню. – И да, от минералочки я бы не отказалась.

- Похоже, кто-то ее допил за нас, - себе под нос проговорила я.

- Не пугай меня, - отмахнулась Анюта, наливая себе чай. – Лучше скажи, зачем мы вчера звонили Гоше?

- А мы вчера ему звонили? – удивилась я, четко осознавая, что сам вечер помню кусками.

- Да. Судя по вот этому, - подруга протянула мне свой телефон, – раз пять не меньше. Но больше всего пугают sms.

- А там-то что? – я активировала телефон и посмотрела список smsок.

На девятой мой правый глаз задергался, после пятнадцатой я тихо всхлипывала. Но, прочитав последнюю, сильно зауважала нас. Если вкратце, то началось все с банального «разводилова» этого самого Гошика на «слабо». А именно на «взять такси и приехать к нам». Что самое удивительное, предлагалось для храбрости прихватить друга. На глупые вопросы: «а зачем?», «а что мы будем делать?», две, судя по всему, уже сильно нетрезвые девицы, сообщили, что мальчики ничего делать не будут. Все что надо, девочки сделают сами, а потом так же тихо их, то есть мальчиков, прикопают тут же в лесочке.

Разумеется, мачо-мен сильно возмутился такому откровенному хамству. Скорее всего, позвонил и, судя по длине звонка, был послан. И вот бы двум красоткам успокоиться… Так нет же. Мы стали названивать ему и засыпать sms с более чем фривольными предложениями. Судя по всему, даже перешли к sms-сексу, который почему-то закончили фразой: «что-то ты как бревно, с тобой не интересно, иди, удавись».

Ну, что тут скажешь? Красотки, слов нет.

- Ань, а телефон точно у нас был? – спросила я, отсмеявшись.

- Точно, кое-какие моменты я помню очень хорошо, - сообщила подруга, подмигивая.

- Это какие? – с прищуром уточнила я.

- А это то, как ты с придыханием рассказывала, как раздеваешь меня. Как твои пальцы гладят мое податливое тело, - сообщила Анька, а увидев мои круглые глаза, добила: - И судя по стуку падающего тела на том конце связи, он проникся.

- Ань, ты же все это придумала? – с надеждой спросила я. Но увидев грустную улыбку подруги, уронила голову на руки, лежащие на столе: - Если Макс узнает, он нас убьет…

- Макс знает, - и, не смотря на то, что фразу эту Анюта сказала очень тихим голосом, прозвучала она словно набат.

- Нам конец, - подтвердила я уже витающую в воздухе фразу. – Так, я в город. Будут новости, звони. Хотя нет, лучше пиши.

- Ага, нарисую, - отозвалась подруга, вставая и направляясь к двери. – Ий, ты только вернись.

- Да уж, вернусь. Не брошу же я тебя одну,- уже выходя на улицу, я резко обернулась. – Ань? А Гоша ведь не приехал?

- Не знаю, но когда я искала тебя по всему дому, его не нашла.

- А лопату? – спросила я.

- Какую лопату? – удивилась подруга.

- Ту, которой мы могли бы его прикопать, - уточнила я.

- Иди на фиг, дурочка, - отмахнулась Анька, захлопывая дверь.

Сев в машину, я с минуту прислушивалась к ровному шуму мотора, а потом, включив телефон, с опаской на него посмотрела. Так, десять звонков с работы, два от мамы и один с неизвестного номера. Только этого мне не хватало. В это же мгновение телефон ожил у меня в руках, кинув взгляд на экран, я повеселела:

- Доброе утро, тетя Лида, а я как раз вам звонить хотела, - протараторила я, радуясь такому совпадению.

- Засранка мелкая, - тут же отозвалась Лидия Викторовна, – Тебя мать обыскалась. Ирка, она хочет, чтобы ты приехала. Срочно.

- Что-то случилось? – я тут же напряглась.

- Не то чтобы случилось, но она сказала, что вам надо срочно поговорить.

- Хорошо, только можно мне сначала заехать к вам, на прием? Это очень важно, - сказала я, мысленно строя варианты того, что могло случиться у маман.

- Что, козла нашла? – тут же отозвалась тетя Лида.

- Нет, - на автомате брякнула я. – Но мне, правда, очень надо.

- Ладно, только я сегодня в Сестрорецке принимаю, подъедешь? – спросила врач.

Обрадовавшись такому несказанному везению, я заверила, что буду минут через двадцать. После чего, не теряя времени, вывела машину за пределы участка и покатила на трассу. Включив тихую музыку, я следила за тем, как солнце поднимается, озаряя небо. Мысленно настраивалась на позитив и только вздрагивала от очередного звонка с рабочего номера. Все потом…

 

Глава 5. Все тайное становится явным или не рекомендуется терять бдительность.

37256 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.


Анастасия

Книга класс,интересный сюжет,читается легко. Мне очень понравилась .

12.02.2017, 22:29

Людмила

Очень понравилась. Было так тоскливо расставаться с героями. Перечитывала несколько раз. Спасибо Вам. Вообще купила практически все Ваши книги. Очень нравится как Вы пишете. Вдохновения Вам.

12.08.2016, 17:13

Автор

Книга целиком доступна в Интернет-магазине Призрачные мира, ссылка на книгу в начале файла.

24.08.2015, 10:43

валентина

Интригует,а значит интересно.Где можно прочитать проду?

24.08.2015, 08:16

Готовый сайт из галереясайтов.рф