Девушка-ошибка

Девушка-ошибка

Темный страшный лес, о котором ходят легенды, которым пугают людей. Так ли это? Одинокая избушка на окраине этого леса, в ней всегда должна быть хозяйка, готовая выполнить то самое предназначение, ради которого она живет... И вот, в назначенный час, в назначенный день в избушке рождается дитя. Вот только правильно ли это? Вроде бы все так, как должно было быть. Вроде бы все логично. Но, не кажется ли вам, что во всей этой истории закралась странная ошибка...

- А сказка со счастливым концом? - спросила девочка.

- А как же, - усмехнулось привидение.

Спасибо за обложку Valery Frost

На "Призрачных мирах"

Доступные форматы: FB2, ePub, PDF, MOBI, AZW3

 

- А-а-а! - кричала женщина.

Она выгибалась от дикой боли. Еще чуть-чуть и она упадет на расстеленные, на полу тряпки «изломанной куклой». Когда-то красивые и уложенные волосы, сейчас облепляли бледное лицо, свисая мокрыми и грязными паклями. Пот струился по вискам, затекая в уголки глаз, раздражая и без того красные очи.

- Терпи, дорогая. Все через это проходят и ты не исключение, - подбадривала повитуха, в сотый раз пытаясь успокоить женщину.

- Я умира-а-а-ю! - из последних сил крикнула роженица и обмякла.

В ту же секунду раздался детский крик. Маленький красный сморщенный комочек вздрагивал на руках повитухи. Пуповина еще связывала уже мертвую мать и только что родившееся дитя.

- Арина. Аря, твою мать! Аря, очнись! – кричала повитуха.

Она держала одной рукой сморщенное тельце ребенка, другой перерезала пуповину. Рядом стоящая девчушка с ужасом смотрела в стеклянные глаза умершей.

- Рада! Рада, да сделай же что-нибудь! - рыкнула повитуха.

Она передала кричащий комочек девчонке. Та, схватив его, помчалась в дальний угол комнаты, где от таза с теплой водой еще шел пар. Пока Рада мыла и пеленала только что родившееся чадо, повитуха, собрав воедино все свои способности и остатки сил, пыталась удержать душу в уже мертвом теле. Роженица была знатной и достаточно сильной магиней. Однако если она умрет, не успев передать дар ребенку, то и сама будет обречена на вечное скитание души, и ребенок будет обычным человеком. Этого нельзя было допустить.

- Рада, неси сюда! – устало крикнула повитуха.

Вынув из складок юбки ритуальный нож, надрезала запястье матери, после чего сделала надрез на руке ребенка. Соединив руки так, что бы кровь стала смешиваться, ведьма начала петь.

Комната погрузилась во мрак, потусторонний голос древнего заклинания лился, как ручей. Через несколько мгновений вспыхнул яркий свет, затем поднялся ветер, принеся с собой все нарастающий и нарастающий гул. От будоражащих звуков захотелось заткнуть уши. Истерика в любой момент могла накрыть присутствующих и еще пока живых с головой. И вот, когда мочи сдерживаться больше не было – все стихло.

Пыль, мусор и куски ткани медленно опускались на пол. Рада стояла посреди всего этого безумия, обводя взглядом полностью разрушенную комнату. На полу посередине помещения лежала окровавленная мертвая женщина, рядом с ней причудливо изломанное тело повитухи с остекленевшими глазами, устремленными в потолок. С другой стороны от роженицы – ребенок. Кроха, тихо посапывая, улыбался девочке.

- Меня убьют, - прошептала Рада.

После чего, будто очнувшись, кинулась прочь из домика в глушь леса. Она так и не поняла, почему знатная и явно богатая женщина приехала рожать к повитухе, которая жила в глухом лесу. Да, Рада была у нее ученицей, но за пять лет обучения - это первая роженица и вот такой исход. Прочь, прочь из этого богами забытого места.

Спустя час безысходных попыток выбраться из леса, Рада опять оказалась у избушки повитухи. Дверь нараспашку, вокруг - гнетущая тишина. На негнущихся ногах девчушка зашла в дом и обомлела. От былого беспорядка не осталось следа. Ее встретил чистый, убранный дом. В печке полыхал огонь, а на столе стояла тарелка с дымящейся картошкой, крынка с молоком и каравай только что испеченного хлеба. Рада заглянула в комнату, когда-то бывшую спальней повитухи. Там в деревянной люльке спал ребенок, а рядом сидел черный кот, лениво толкая эту люльку лапой.

- Вернулась? - спросил кот. Рада вздрогнула и попятилась. Уткнувшись спиной в косяк двери, она медленно сползла на пол. - Рада, теперь ты - хозяйка леса.

- Какого леса? - удивилась девочка.

- Того самого, в котором живешь, - мурлыкнул кот. – Гадира, так же как и ты, пришла в лес к повитухе. Она знала, что когда придет ее время, в дверь постучится женщина и придется принять одни единственные роды. После чего ее жизнь прекратится. Та же участь будет ждать и тебя, но до этого пройдет не одна сотня лет, - кот говорил тихим урчащим голосом. Рада же сидела на полу, пытаясь осознать все то, что с ней произошло. - Мы, жители этого леса, поможем тебе во всем. Ты не будешь нуждаться ни в еде, ни в питье, ни в одежде. В обмен на это ты всегда будешь с нами. Да, вот еще, тебе придется вырастить Ядвигу.

- Кого? – не поняла девочка.

- Её, - кот ткнул лапой в люльку. - До поры до времени я запечатал способности крохи. Всё, что сейчас есть, это маленькая струйка. Ты научишь ее всему тому, чему научила тебя Гадира, а потом мы отправим девочку в школу. А теперь главное... Никто и никогда не должен узнать, как она родилась и чья она дочь. Для всех и даже для нее - мы нашли ребенка на границе леса. Все, других версий нет. Рада, помни, ты ее крёстная. Ее сестра, ее мать… Ты для нее единственный родной человек. Четыре раза в год вы будете ходить на ярмарку в ближайшую деревню. Для всех ты, так же как и Гадира, будешь травницей и повитухой.

- А ты будешь со мной разговаривать? - спросила девочка.

Она не сводила взгляда с животного. Казалось, Рада на глазах взрослела и умнела.

- Да, но только с тобой. Ядвиге не нужны такие знания, - сообщил кот, при этом демонстративно умываясь. Мурлыкнув, еле слышно добавил: - Пока не нужны.

- А кто она, Ядвига? – спросила девчушка, переводя любопытный взгляд на кулек.

- Рада, в свое время ты все узнаешь. Сейчас ешь и ложись спать. Утро будет суетным...

 

Почти шестнадцать лет спустя.

- Рада, я не буду сидеть в этой избушке всю свою жизнь! – уж не знаю в который раз, вещала я. Однако моя крёстная усиленно делала вид, что ее тут нет. - Рада?!

- Что? - устало произнесла женщина.

Она медленно опустилась на скамью. Черный кот, мелкий предатель, тут же запрыгнул ей на ноги и что-то заурчал. Этот гад точно разговаривал с Радой, ибо всегда следил за мной и всегда докладывал крёстной, где я была и что делала. Шпион! Я мечтала застукать их за этим занятием. Увы, каждый раз, как только подкрадывалась к ним, опаздывала. Рада гладила этого проходимца за ушами, сообщая ему, что он «умница» и обещала напоить молочком.

- Рада, ты меня, вообще, слушаешь? - взвилась в очередной раз я.

- Яда, вот не поверишь, но последние пятнадцать лет я только тебя и слушаю. Может, хоть сейчас ты помолчишь? Дорогая, я очень устала.

- И что же ты делала? - с прищуром уточнила я.

- Ходила в деревню, - ответила крёстная, закрывая глаза и откидываясь на стену. - Чай собери, разговор будет.

- Длинный? - попыталась съехидничать я.

- Нет моего терпения больше! Сейчас я ей затрещину отвешу, - раздался голос со скамьи.

Услышав это, я выпустила чашку, которая, упав на пол, закатилась под стол. Я в немом удивлении таращилась на кота.

- Он говорит, - прошептала я, падая на пятую точку.

- Яда, его терпение лопнуло, - усмехнулась Рада. - Мартын, - обратилась она к коту. - То есть ты тоже считаешь, что пора прощаться?

- Радочка, ты даже не представляешь, как я об этом мечтаю, - мурлыкнул кот.

- Прощаться? - в изумлении переспросила я. - Как прощаться? А я? А?

- Стоп! - подняла руку Рада. - Сядь за стол. Мартын, собери чай. Хотя погоди, лучше праздничный ужин. Яда завтра уезжает.

- Навсегда? - с умилением спросил кот.

- Перебьешься, - пискнула я, переползая на скамью.

- Не груби коту! - Рада стукнула ладонью по столу.

А вот тут я не выдержала. Вскочила, уперев руки в бока, открыла рот, чтобы высказать все, что думаю, но:

- Сядь, я сказала! - гаркнула крёстная.

Я, с наполненными воздухом легкими, шмякнулась обратно, забавно выкатив глаза. Помнится, как-то лягушку в лесу поймала и сжала ей пузо так, что глаза чуть не лопнули. Ох, как же я сейчас эту лягушку понимала.

- Успокойся! – попыталась привлечь мое внимание Рада.

Ага, сейчас, только воздух, застрявший в легких, выплюну и сразу успокоюсь. Но тут чья-то вредная, но, конечно же, заботливая лапа впечаталась мне меж лопаток. У меня не только воздух, у меня чуть легкие наружу не выпрыгнули.

- Ить... - только и сказала я.

- Ядвига! - Рада встала, уперла руки в стол, и в ее глазах промелькнули молнии.

Крёстная терпеть не могла, когда я ругалась, но эти словечки липли ко мне после каждого посещения деревни. Рада, конечно же, убеждала меня в том, что приличные девушки так не говорят. И да, я, конечно же, приличная, но иногда без этих словечек, ну никак эмоции не передать. А то, что эти самые эмоции во мне всегда были в избытке, это уж да, без этого никуда.

- Прости, - сказала я, потупив взор.

- Следи за своими словами, - грозно проговорила Рада, усаживаясь на скамью. - Яда, через месяц тебе стукнет шестнадцать. Тебе нужно образование, да и будущее свое как-то надо устраивать. Я договорилась в деревне, Казар отвезет тебя в город. Там ты поступишь в школу Градергара. Это школа-интернат для одаренных детей. Не делай такие круглые глаза, у тебя есть магический дар. Да, небольшой. Да, его надо развивать, но моих знаний для этого недостаточно. Да и кормить нас двоих мне стало тяжело.

- Но, Рада, ты же единственное родное существо у меня! - слезы сами собой навернулись на глаза.

- Да? - и столько ехидства в этом слове, аж мурашки по спине промчались, будто в салочки играя. - Не ты ли буквально только что орала, что не хочешь умереть в этой избушке?

- Рада?! - тут же возмутилась я.

- Остынь. Ты просила, я услышала и устроила твое будущее. Не все, конечно, но ближайшие пять лет ты будешь занята учебой. Если проявишь смекалку, станешь травницей, а при хорошем раскладе помощником лекаря - это удача для такой, как ты, вышедшей из леса. Не проявишь способности, но будешь хорошо учиться, останешься в школе как учительница. А вылетишь, то дорога тебе или в разносчицы или в поломойки. Ну, что насупилась? Дошла реальность? - сарказм, словно вода из пробитого ведра, сочился из Рады. Я невольно вздрогнула и уставилась на нее ничего не понимающим взглядом.

- Рада?

- А что Рада? Мне свою жизнь давно устраивать надо, а из-за тебя я даже мужика в дом пригласить не могу. Ты же, как червяк, везде пролезешь, тебе все надо знать. Яда, я свою семью хочу!

- А я? – еде слышно спросила, уже зная ответ.

- А ты подкидыш! Я тебя подобрала, я тебя вырастила. Хватит! Дальше сама, - после этих слов у меня внутри что-то замерзло, будто льдом сковало.

«Подкидыш»! Раньше, в детстве, меня так дразнили в деревне, но пару раз Рада кидала в них заклинание немоты, и пацаны отстали. Ну как же, я же под опекой травницы. А теперь эта самая травница меня же шпыняет? Слезы текли по щекам. Рада сначала дернулась в мою сторону, но кот преградил ей путь, и она, прикрыв руками лицо, села на скамью.

- Яда, все не так, как ты сейчас видишь. Я не прогоняю тебя насовсем. Если у тебя не получится в городе, ты можешь вернуться, - проговорила Рада, но кот около ее ног зашипел.

В это же мгновение я поняла, что больше сюда не вернусь. Да, Рада и правда сделала для меня очень много, но пора взрослеть. Пусть я еще мелкая, и пусть не могу за себя постоять, но я выберусь назло всем. Я стану известной, стану богатой, и вот тогда я вернусь сюда и надаю этому коту таких поджопников! И Раду заберу. Я выпрямилась, расправила плечи, утерла слезы и, с прищуром посмотрев на кота, вдруг поняла, что он улыбается. Кот явно был доволен мной, моим решением и поведением. Обалдеть! Я пятнадцать лет прожила в одном доме с разумным котом, где были мои глаза?

- Ну, вот и хорошо, - мурлыкнул кот, протягивая мне странную пыльную шкатулку. - Это тебе.

Открыв коробочку, я стала разбирать старинные вещи. Странный кулон в виде морды какого-то животного на длинной серебряной цепочке. Два кольца: одно золотое, в виде лозы, а другое серебряное со странным тусклым камнем. Серьги в виде змей, с такими же тусклыми камнями и два браслета, один на предплечье, он явно был парным. Я читала про такие. Есть расы, которые при заключении брака надевают вот такие парные браслеты. Второй же, в виде наручей, был весь осыпан разными камнями и руническими надписями. Руны я знала, но вот прочитать надпись не смогла.

- Это что? – прошептала я, перебирая украшения.

- Это - твое наследство, - проговорил кот. - А сейчас будь внимательна. Вот это и это, - кот протянул мне серьги и кулон. - Надень и носи не снимая. Остальное держи подальше и до поры до времени никому не показывай.

- А как я узнаю, когда можно?

- Узнаешь, - мурлыкнул кот. - Вырастешь, поумнеешь и узнаешь.

За свою жизнь у Рады я не раз спрашивала о том, знает ли она, кто мои родители и где я родилась. На все это крёстная лишь качала головой, говоря, что нашла меня в кустах на границе леса. И вот спустя пятнадцать лет выясняется, что у меня есть наследство, вот только кроме этих знаний у меня ничего по-прежнему нет.

***

На следующий день ближе к полудню я тряслась в кибитке с брезентовым покрытием. Казар и его старший сын Рон сидели на месте возницы и вели неспешную беседу о том, как приедут в город, поселятся у Срага, а утром на базаре продадут овощи и травы. Я же перепрятывала скудные сбережения, выданные мне Радой со словами: «На первое время хватит, потом что-нибудь придумаешь». Интересно, и что я должна придумать? Грабить научиться? Перспектива вырисовывалась мрачная. Я плохо понимала, насколько хватит тех денег, что дала крёстная. Рада всегда говорила, что моя голова не обделена хитростью, а потому, распихав деньги в сапоги, две монетки по полсеребрушки оставила на виду, то есть в маленьком замшевом мешочке. Но подумав, одну все-таки запихнула в подростковый лиф.

В какой-то момент телега подпрыгнула, и что-то хрустнуло под моей пятой точкой. Взвизгнув, я кубарем выкатилась наружу.

- Леший! - взвыл Казар, хватаясь за голову.

Колесо, на которое приходилась основная тяжесть груза, треснуло в двух местах. Нет, слава богам не развалилось, но ехать дальше было опасно.

- Батя, не стенай, - усмехнулся Рон и, подмигнув мне, залез в кибитку. Вынув странный плетеный шнур, он умело перекручивал колесо. - До города хватит, там купим новое.

- Новое? - удивился Казар.

- Да, я сторгуюсь, - уверенно сказал парень, заканчивая перевязь.

- Сторгуется он… - пробурчал Казар, забираясь обратно. - Яда, лезь сюда, а то тяжеленная, вона колесо и треснуло.

Ехать с мужиками впритык я не хотела, но идти пешком было далековато. Запахнувшись в плащ, постаралась сесть с краю. Куда там, Рон проворно спихнул меня на середину и, сев рядом, бесцеремонно прижал к себе своей грязной лапищей. Попытка вырваться, ни к чему не привела. Казар лишь усмехнулся и отвернулся.

Мысленно представила, что я укутана в большое теплое одеяло, мне все равно, я ничего не чувствую. Смешно! Чувствовала, конечно, как его похотливая ладонь спускалась по спине к заднице. Только сделать ничего не могла, а потому только шипела.

- Ты меня заводишь, - усмехнулся он мне в ухо.

От чего меня еще больше передернуло. Обычные деревенские девчонки моего возраста уже вовсю строили Рону глазки, мечтая, чтобы он взял одну из них в жены. Вот только Рон выбирал. Нет, я не сказала бы, что он красавец, или богат, или умен. Но, поймите, для деревеньки типа той, что стоит на границе Темного леса, да еще и в дне пути от города, он был недосягаемой мечтой. Я сказала мечтой? Ну уж нет, только не моей.

Мы с Радой жили в самом, что ни на есть, Темном лесу. Название это он приобрел не от того, что зайдя в него, мало кто возвращался назад, а потому, что во времена первой Темной войны был центром военных действий. Да, была еще и вторая Темная война, но прошла она мимо нас с Радой, мы просидели ее в нашем лесу. Так вот, во время той самой первой войны в Темном лесу был создан алтарь. На него в добровольном жертвоприношении легли семь магов и магинь, потом их назвали отступниками, но тогда казалось, что делали это они во благо мира. Камень впитал столько крови, сколько смог и открыл врата в другой мир. Уж не знаю, что проникло из того мира в наш, но переполошились все. То ли ритуал они провели неправильно, то ли сбой какой-то случился, но лес наполнился такими существами, что жутко стало всем.

Маги объединились и запечатали лес. И вот, прожив в этом самом лесу почти шестнадцать лет, ни одного подозрительного существа, кроме кота, я не встретила. Каждый раз, когда я слушала очередные байки про наш лес в деревне, порывалась кому-то что-то объяснить, Рада легонько сжимала мое плечо и качала головой. На все мои попытки узнать, почему она не хочет оправдать наш лес, она говорила, что тогда он перестанет быть нашим. Я слушала и соглашалась.

За всеми этими размышлениями я не заметила, что солнце стало клониться к лесу, а на горизонте возник серый и мрачный город. За свою недолгую и довольно скучную жизнь в городе я была дважды. А потому глаза не таращила, но украдкой старалась запомнить, где тут что. Однако в сам город мы не въехали. Не доезжая нескольких метров до ворот с уже ухмыляющимися охранниками, которые подсчитывали прибыль от въезда полной телеги, да еще и троих человек, Казар дернул повод слева, и лошадь, будто того и ждала, повернула и посеменила вдоль забора. Такого разочарования на мужских лицах я не видела никогда. Усмехнувшись, мысленно показала им фигу.

- Завезем девочку, - проговорил Казар, что-то рассматривая впереди.

- Отец! - возмутился Рон.

- Неприятности мне не нужны. Да и тебе тоже, - прекратил возмущения сына отец.

Стена закончилась и перед нами предстала река Рева. Широченная тихая и очень обманчивая, посередине реки стоял остров, и именно на нем была та самая школа - интернат. Я попыталась вытянуть шею, да посмотреть место своего заточения на ближайшие пять лет, но Рон, дернув меня назад, зло прошептал мне в ухо:

- Даже не думай. Я все сделаю, чтобы туда ты не поступила. Ты будешь моей. Я так решил! - в немом удивлении повернулась.

Вопросительно уставилась на парня или точнее было сказать на молодого мужчину. В его глазах страсть и решимость, а в дополнение ухмылка победителя на лице. Ой, что-то все это мне не нравится.

Попыталась отстраниться, но, увы, он еще теснее прижал меня к себе. Наклонившись, парень попытался поцеловать. Я же со всей своей природной гадливостью вцепилась в его нижнюю губу. Он шлепнул со всей силы меня по спине. В глазах потемнело, и из легких вылетели последние остатки воздуха. Я взвизгнула и чуть не упала меж двух палок под задние копыта животному.

- Строптивая дрянь, - усмехнулся Рон, вытирая кровь с губы. - Ну, ничего, объезжу. Не таких ломал.

От его слов мне стало плохо. Я взмолилась ко всем богам одновременно, моля оказаться от него как можно дальше. Кибитка подъехала к воротам, и Казар, соскочив с места, постучал в калитку.

- На сегодня прием окончен. Приходите утром, - раздался приглушенный чуть шипящий голос.

Я вздрогнула и уже собиралась соскочить с телеги, но Рон, прижав к себе, прошептал:

- Сама судьба подарила тебя мне. Ты моя, Яда, моя, - и такая победная ухмылка, что мне захотелось «сдохнуть на месте».

- Ядвига, переночуешь с нами, а завтра перед базаром я завезу тебя сюда, - сказал Казар, делая вид, что не замечает домогательств сынка.

Повозку развернули и пустили в обратный путь. Вопреки моим ожиданиям в город так и не въехали, а остановились в небольшом трактирчике с другой стороны от центральных ворот, которые к тому моменту, как мы проехали мимо них, были плотно закрыты. Да, в город можно въезжать только засветло - это правило едино для всех городов нашей страны. Хотя говорят, что за морем есть другие страны и там совсем другие правила. Эх, как же охота хоть когда-нибудь, хоть одним глазком взглянуть на мир. Увидеть что-то кроме Темного леса, деревушки Крякоры и города Эрога.

Въезжая на обширную территорию постоялого двора, я прокручивала в голове возможные варианты борьбы с Роном. Крёстная снабдила меня парочкой ценных зелий и подмешать ему снотворное или то, что заставит всю ночь просидеть в нужнике, очень даже подходили. Вот только как это сделать так, чтобы он ничего не заметил? Ведь если учует, то мало того, что снасильничает, так еще и изобьет. И как я тогда в таком состоянии в школу приду?

- Ядвига, у тебя деньги есть? - спросил Казар, но Рон бесцеремонно сорвал с моего пояса мешочек и вытряс монетку. - Негусто, но на ночлег и ужин хватит, - сказал отец Рона, забирая монетку и уходя внутрь дома.

Стоило только ему раскрыть дверь, как на меня пахнуло дымом, перегаром и сгоревшим мясом. Гул голосов и стук посуды стоял такой, что хотелось забиться в дальний угол. Да, после тишины леса к такому шквалу звуков я была не готова. Но осознать свою несостоятельность мне не дали. Рон, схватив меня, потащил к еще одному зданию, стоявшему сбоку от основного.

- Рон! - крикнул отец. Сын замер и, оскалившись, медленно повернулся. - Ключ! - и в нас полетела связка с деревянным набалдашником. - Буду к утру.

Казар скрылся в шумном зале. Рон, подхватив связку, дернул меня к двери.

- Ну что, красотка, ломаться будешь? – с издевкой спросил мужчина.

Я молчала, понимая, что зельями не воспользуюсь, просто не успею. Паника накатывала волнами, готовая в любой момент поглотить полностью. В голове крутилось только одно: «Что делать?!»

Упираться и кричать, смысла не было. Все, кто мог помочь - в питейном зале, а там такой шум, что не услышат. А потому, выдохнув, пошла за Роном, будто корова в поводу. Казалось, все мечты рушились прямо у меня на глазах. Если еще помощницей учителя после лишения невинности я могла стать, то магические способности развить - уже нет. Еще в детстве Рада мне сказала, что внутренний магический дух формируется до тех пор, пока ты нетронута. А потому, мне с этим надо тянуть лет до двадцати точно. Мои способности и так были крошечными, а после Рона их вообще не останется. Слизнув слезинку со щеки, постаралась восстановить сбившееся от не нахождения выхода дыхание. «Жизни взрослой хотела?! Радочка, я усвоила урок. Что же мне теперь делать?!» - вот только все это я кричала внутри себя, боясь хоть чем-то выдать свою звериную панику. Нельзя, это его еще больше распалит.

Одной рукой сжимая мое предплечье, второй открыл комнату на втором этаже и, втолкнув меня внутрь, тут же запер изнутри. Развернувшись, оскалился так, что я попятилась и сама не заметила, как распласталась на кровати.

- Это приглашение? - усмехнулся Рон, расстегивая куртку и откидывая ее в сторону.

- Рон, - попыталась я воззвать к его разуму.

Он лишь покачал головой, прикладывая палец к своим губам в немом жесте «заткнуться».

- Раздевайся! - приказ, от которого я вздрогнула.

Рон медленно расстегивал рубашку, не сводя с меня безумного взгляда. Но поняв, что я следовать распоряжению не собираюсь, сдернул меня с кровати и рывком содрал плащ и сумку. После этого, глядя в мои наполненные ужасом глаза, разорвал платье. Я осталась стоять лишь в льняной рубашке и сапогах.

- Снимай! - снова приказ.

Я судорожно схватила края сорочки на груди. Я молилась, чтобы хоть что-то произошло в этом гребаном мире, что могло бы помешать этому уроду испортить мне жизнь.

- Рон! - взмолилась я, и слезы брызнули из глаз.

- Яда?! - удивился он. - Плачешь? Рано, ой, рано! Ты будешь стонать от счастья подо мной. Ты будешь молить еще и еще.

С каждым словом он двигался в мою сторону, а я же мелкими шажками от него.

Я уперлась в подоконник, откинувшись назад. Поймала себя на мысли, что лучше я упаду и разобьюсь, чем вот так изломаю свою жизнь. Что-то холодное и острое уперлось в мою спину. Подняв глаза на Рона, я завела правую руку за спину, и пальцы с жадностью обвились вокруг спрятанного за грязной шторкой подсвечника. Решение сформировалось чуть позже, чем тело пришло в действие, будто это была не я, а отчаявшееся существо, борющееся за свою жизнь. Рада рассказывала, что когда зверь попадает в силки, то не каждый готов смириться со своей участью, есть такие, кто отгрызает себе лапу, лишь бы спастись от, казалось бы, неминуемой смерти.

Рон протянул руку к моей судорожно сжимающей ворот сорочки руке, и в это же мгновение я со всей силы ударила его металлическим подсвечником по голове. В глазах мужчины на мгновение промелькнуло осознание того, что что-то не так, и он стал заваливаться на меня. Кинув свое оружие в сторону, я отпихнула парня и медленно сползла по стеночке на пол. «Боги, что же я наделала? Я же его убила!» За окном раздался пьяный бас Казара, который требовал распрячь его телегу и грозился похотливому сыночку поутру яйца оторвать. Поздно, дяденька, нет у вас больше сыночка!

Мой мозг, словно по волшебству, включился. Я подскочила и заметалась по комнате, понимая, что ждать утра не стоит, а стоит немедленно кинуться в школу и умолять, чтобы они меня спрятали. Почему я решила, что они мне помогут? Наверно потому, что другой надежды просто не было.

Свернув разорванное платье в бесформенный куль, я попыталась запихнуть его в сумку, сама же стащила с Рона брюки, радуясь тому, что Боги не дали мне истинно женской фигуры, натянула их на себя. Рубашка поверх сорочки, куртка туда же. Что, велико? Не беда. Брюки закатала, рукава тоже. Волосы? Так, где нож? Косу рубанула почти до плеч и запихнула в сумку, ткнув в середину изорванного платья. На голову повязала платок, заправив концы назад. Плащ поверх куртки. Кинула взгляд на тело Рона в одних подштанниках и вдруг поняла, что эта паскуда дышит. «Боги, спасибо, что не дали мне его убить». Откинув плащ в сторону, дотащила мужика до кровати. И тут в голову пришла странная мысль, вроде не моя, но отмахиваться не стала.

Пошарив глазами по комнате, нашла графин с водой и заляпанный стакан. Прекрасно, налив воды, размешала двойную дозу снотворного. А потом, подумав, добавила дурман травы. Медленно влила в мужчину, следя, чтобы гад не захлебнулся, а потом, преодолевая отвращение, поставила несколько достаточно видимых засосов на шее и теле. Усмехнулась и кинулась прочь из комнаты, да и с постоялого двора. Прокравшись к кибитке, вытащила свой вещевой мешок и, радуясь, что осталась незамеченной, направилась в сторону школы. В любом случае до утра время есть, Казар к сыну не сунется, а Рон будет спать до полудня.

***

Дойдя до ворот, осознала, что же я натворила. Руки затряслись, глаза наполнились слезами, предвещая хорошую девичью истерику. Со всей силы стукнув себя по лицу, запретила себе думать и двинулась дальше. Боги, мне через месяц стукнет шестнадцать, а я чуть не убила человека. Да если бы это произошло, самое простое что мне грозило бы - это виселица. Боги! Чем я думала?!

Медленно переставляя уставшие ноги и борясь с желанием лечь под кустом и уснуть, я упрямо шла вдоль городской стены к реке. Шум воды убаюкивал, шелест листвы призывал закрыть глаза и поспать хотя бы пару часов, но я знала - нельзя. Моя жизнь и судьба зависели от того, смогу я добраться до школы или нет.

Тропинка уперлась в небольшой лаз из плотно сплетенных веток кустов в человеческий рост. Я уже собиралась нырнуть внутрь, как до меня долетели тихие всхлипывания и грозный рык. Перед глазами тут же всплыла сцена насилия грязного мужика над милой и красивой девушкой. Недолго думая, скинула сумку и вещевой мешок, схватила камень и кинулась в лаз. Камень опустился на голову очень волосатого мужчины, он упал и явно кого-то придавил. Из-под обмякшего тела раздался писк. Еле скинув мужика, в немом изумлении уставилась на его рожу.

- Это не человек, - прошептала я.

- Это орк, - раздался голос, я повернула голову и увидела тощего оборванного пацана, закованного в цепи.

- Ты кто?

- Его раб.

- Кто? - глаза лезли на лоб.

Мужик зашевелился, и я с испугу второй раз долбанула ему по лбу, из пореза выступила странная зеленая жижа. Фу, еле сдержалась, заткнув рот рукой.

- Я его раб, - сказал парень, опустив голову на полуголые ноги.

- Ага, поняла. Тогда вопрос, ты тут останешься или со мной? - почему я это сказала - не знаю, но вот решила прихватить пацана с собой. - Тебе сколько лет?

- Шестнадцать, - ответил он, и я во второй раз уставилась на него, как на диво дивное.

- А зовут тебя как?

- Рон, - от имени меня передернуло, и я не сумела скрыть рык:

- Прости, ненавижу это имя.

- Вообще-то меня зовут Алан, но Грахтар звал меня Роном.

- Грахтар? – переспросила я.

- Ага, ты его как раз камнем и приложила. Вот только если мы не смоемся, то за нападение на орка ты тоже станешь рабыней, - спокойно сказал парень. - Я именно так и попался. Девушку решил спасти, идиот. Она плакала, я и кинулся на орка, а потом оказалось, что она рабыня, и таким способом он себе новых рабов заводит. Дурацкий закон, - последние слова он будто выплюнул.

- Понятно, - отозвалась я.

Хотя чего скрывать, ничего понятно мне не было. Пока я раздумывала, орк пришел в себя и начал медленно подниматься за моей спиной.

- Берегись! - крикнул пацан и сжался в комок.

Я обернулась и с ужасом уставилась на приближающуюся к моему лицу лапищу. Резко вскинув руки, я уперлась в надвигающееся тело орка, при этом наклонив голову. Над ней раздался свист от пролетающей мимо лапы. «Как же я хочу тебя заморозить!» - пронеслась мысль в голове, и тут же я почувствовала, как из ладони полилось что-то дико холодное, постепенно замораживая мои пальцы, запястья, руки, локти. Когда холод добрался до предплечий, из последних сил я отдернула свои практически онемевшие конечности. Распахнув глаза, с ужасом смотрела на глыбу льда с открытой пастью и торчащими клыками. Свежемороженый орк.

- Боги, что это? - прошептала я.

- Магия льда, - отозвался пацан. - Только в этих землях никто не владеет этим даром. Ты кто?

- Ядвига, - прошептала я, с ужасом смотря на свои белые, покрытые инеем руки. - И что теперь делать?

- Ты можешь заморозить мои цепи? - спросил Алан.

Я подошла к нему и, встав на колени, приложила руки к браслетам на руках, они тут же покрылись коркой льда. Алан стукнул осколком камня по наручам, и они осыпались мелкой прозрачной крошкой.

- А-а-а, - только и смогла сказать я, отползая под куст.

- Тихо ты, кнопка. Сейчас все сделаем, - сказал он.

Алан взял палку и со всей силы ударил по фигуре, которая раскололась на несколько частей, одна из них попала в тлеющий костер и на глазах превратилась в воду.

- Значит так, ты спасла мне жизнь, и теперь я буду с тобой по доброй воле, пока не спасу жизнь тебе, - проговорил Алан.

Он укусил себя за запястье и капнул кровью на тлеющие угли. Огонь вспыхнул на мгновение и тут же погас.

- Ты маг? - заикающимся голосом спросила я.

- Мог бы им стать, если бы не стал рабом, - говоря это, Алан рылся в котомке орка, вытаскивая штаны и рубашку. - Так, это мне подойдет. Ну что, куда теперь?

- В школу, - сообщила я.

- В какую? - удивился Алан.

- В школу-интернат Гредаргар.

- Да? А что?! Не самое плохое учебное заведение. Значит так, кнопка, у тебя родня есть? - я покачала головой. - Прекрасно. Тогда мы - брат и сестра. Поняла?

- Ага.

- Идем поступать в школу.

- Ага.

- У тебя способности кроме льда есть? – уточнил парень.

- Не знаю. У меня и льда-то раньше не было. Только что проявился.

- Кто же тебя так сегодня напугал. Орк, что ли? – удивленно спросил пацан.

- Нет, - ответила я.

- А кто?

- Рон.

- Рон? Какой Рон?

- Сын деревенского торговца, он меня изнасиловать пытался, - начала я.

Почему все это рассказывала Алану? Не зная. Просто надо было кому-то рассказать и все. Уж больно длинная, и страшная ночь у меня получилась.

- И где он? – чуть скрипнув зубами, поинтересовался он.

- На постоялом дворе. Я ударила его подсвечником, а потом опоила сонным зельем и дурман травой.

- Хм, а ты небезнадежна, - усмехнулся Алан.

Он на глазах становился бодрее, а я с прищуром его осмотрела.

- Это были необычные цепи, они выкачивали и блокировали всю мою магию. Это чудо, что ты попалась мне, кроме магии люда и ключа от наручей, ничем их не открыть, - отозвался он заметив мой интерес.

- А ключ?

- А ключ от них за морем. Там, где дом этого урода. Был...

- Тут можно до утра просидеть? - спросила я, направляясь к дыре.

- Теперь можно. Ты куда?

- Там мои вещи.

- Подожди. Сейчас принесу, - Алан нырнул в лаз, но не прошло и пары минут, как вернулся с моей сумкой и вещевым мешком. - Это все? - я кивнула. - Тогда ложись спать, у тебя есть еще пара часов до рассвета.

***

- Значит Алан и Ядвига Краштан, - мы синхронно кивнули, глядя на мужчину с седой бородкой, который придирчиво рассматривал нас. - Брат и сестра? - опять синхронный кивок. - Хотите учиться? - и опять кивок, еще чуть-чуть и у меня заклинит шею. - А вы знаете, что без дара мы не берем учеников в этом году? - я вздрогнула, но Алан с силой сжал мою ладонь.

- Да, господин Арук, нам это известно. У меня есть дар, я готов продемонстрировать его при испытании. У моей же сестры скачущие способности, которые могут проснуться в любую минуту.

- Хорошо, Алан, тогда следуйте за мной. Мы рассмотрим ваши способности и оценим уровень силы вашей сестры. Я так понимаю, спрашивать о родителях вас не стоит. Вы же знаете, что мы учим только сирот? – уточнил встречающий.

- Господин Арук, наша мать умерла при родах Ядвиги. Отец почил около года назад, увы, не оставив нам ощутимого наследства. Боги даровали нам способности. Мы надеемся, что они не оставят нас без куска хлеба и крыши над головой.

- Да-да, конечно, - покивал мужчина, давая знак следовать за ним.

- Яда, не бойся, я покажу свою силу. Чтобы обучать меня, они в любом случае оставят тут и тебя, даже если шар способностей не выявит, - прошептал Алан, держа меня за локоть.

Я лишь кивнула, полностью доверившись своему теперь уже брату.

Я не боялась. Еще проснувшись утром в кустах, первое, что почувствовала, это как кто-то гладит меня по волосам. Повернув голову, увидела счастливое лицо Алана.

- Выспалась? – спросил он.

- Нет, - честно призналась.

Разминая затекшие ноги и руки, все-таки встала.

- Зачем косу остригла? - спросил парень.

Сам же укладывал оставшиеся от орка вещи в сумку. То, что явно не пригодится, бросал в костер. Вспомнив про волосы, я вытащила из сумки разорванное платье и тоже кинула его в костер. Алан проводил тюк прищуренным и слегка недовольным взглядом.

- Он точно тебе ничего не сделал?

- Точно. Не успел, - уверенно сказала я.

- Готова? - спросил мой братик, протягивая мне кусок хлеба с сыром. - Поешь по дороге.

- Ага, - откликнулась я.

Закинув на одно плечо сумку, на другое - вещевой мешок, схватила желанный завтрак и вгрызлась в него с урчанием.

- У тебя в роду кошек не было? - спросил, смеясь Алан.

Зыркнув из-под полуопущенных ресниц, усмехнулась и продолжила поедание вкуснятины.

Через час мы стояли перед вчерашними воротами, и Алан, сделав какой-то замысловатый пас рукой, приложил палец к губам, предлагая соблюдать молчание. Я пожала плечами и уставилась на дверь. Через несколько минут она распахнулась, и оттуда вышел представительный мужчина, который поинтересовался, кому тут нужна магическая помощь. Однако увидев нас с Аланом, нахмурился и, сказав, что прием в школу окончен, уже собирался закрыть дверь, как Алан, сформировав небольшой огненный шарик, кинул его под ноги мужчины, тот проворно отскочил и уже с куда большим интересом стал рассматривать нас.

И вот теперь нас вели по коридорам огромного замка. Я глазела по сторонам, то и дело рискуя потеряться, зависнув перед очередным чудным предметом. Большинство этих красот я видела только на картинках в тех книгах, что с присущей ей въедливостью заставляла меня читать моя крёстная. Но о существовании некоторых я даже не подозревала, а потому останавливалась, раскрыв рот. Алан шипел, таща вперед за руку, будто на буксире. К концу нашего похода моя правая рука была явно длиннее левой.

- Готов, мальчик? - спросил мужчина.

Алан кивнул и, повернувшись ко мне, сказал:

- Стой здесь. Никуда ни на шаг. Поняла?

Я улыбнулась, соглашаясь. Братик потрепал меня по голове и вошел в странное темное помещение.

Минуты тянулись, стоять было скучно, и я стала делать два шага вправо, а затем четыре влево, потом шесть вправо и еще восемь влево. Через четверть часа я уже бегала по коридору взад и вперед, останавливаясь то у одной, то у другой картины и рассматривая до мельчайших подробностей все, что было на них изображено.

- Яда! - раздался голос Алана над моим ухом.

Это было как раз в тот момент, когда я рассматривала богато одетую женщину, стоявшую на кургане из черепов. Ее пальцы были унизаны разноцветными перстнями и одно из колец мне явно что-то напоминало.

- Ты почему ушла? - рычал брат.

- Я не ушла, мне было скучно. Алан, смотри, а на чем она стоит?

- А это, милая девушка, вы узнаете на предмете истории, - услышала я слегка грубоватый женский голос.

Резко обернувшись, смогла увидеть его обладательницу. Женщину с абсолютно белыми волосами, затянутыми в тугой узел, в ушах были громоздкие белые серьги с ярко-красными камнями, а на шее была короткая цепочка, практически под самое горло, на которой висел громоздкий и какой-то слишком кричащий кулон, с россыпью очень мелких черных камушков.

- Ядвига, это госпожа Кларисса. Она является директором школы, и именно она определяет уровень дара, - Алан говорил ровным голосом, давая понять, что все в порядке и бояться нечего. - Пойдем, сейчас ты коснешься шара, и он покажет уровень твоих способностей.

- Алан, я прошу подождать вас за дверью. Мне бы не хотелось, чтобы ваши способности мешали чистоте проверки.

- Да-да, - проговорил юноша.

Делая шаг в сторону, брат подмигнул мне. Я усмехнулась и перевела взгляд на Клариссу, которая очень внимательно разглядывала меня.

- Готова? - спросила она.

Я кивнула и вошла в темное помещение. Буквально в то же мгновение в трех шагах от меня зажегся шар, он переливался всеми цветами и просто приковывал взгляд.

- Положи на него обе руки, - раздался голос директора.

Я подошла и очень медленно коснулась сначала пальцами, но поняв, что он холодный, приложила и ладони.

Ничего не происходило. Испугавшись, что сейчас меня отправят домой, так как никакого дара у меня нет, я зажмурилась и прошептала: «Пожалуйста». Через мгновение шар под моими руками стал нагреваться, а внутри его закрутился маленький вихрь, я не успела и пару раз моргнуть, как яркие цвета сменились темными, а потом и серыми. Еще через минуту внутри шара пошел дождь. Испугавшись, что может пойти снег, я одернула руки.

- Ну что же, - раздался удовлетворенный мужской голос. - Как и говорил ее брат, дар слабенький, но он еще в стадии формирования. Она нам подходит. Кларисса, что там у нее? Ветер и вода?

- Похоже на то, - отозвалась директор. - Думаю, через год мы проверим ее повторно. Мне показалось, там есть третья стихия.

- Третья? Помилуйте. Три стихии могут быть только у аристократии, даже если она незаконнорожденная, то максимум две. И потом, у ее брата две стихии четко. Сильный огонь и ветер.

- Не знаю, не знаю...

- Кларисса, ну проверь ее на наличие тьмы, некромантию и успокойся уже.

- Нет, тьмы в ней нет. Хотя... И все-таки я ее не чувствую. В любом случае она наша. Да еще и явный растущий потенциал. Да, думаю, через годик она догонит братика.

- Ядвига? - я вздрогнула, так как в помещении зажегся свет.

Шар исчез, зато вокруг меня сидели несколько человек и с любопытством меня рассматривали. Я нашла глазами Клариссу и вопросительно приподняла бровь, вспоминая, как эмоционально делала это крёстная.

- Вы с Аланом погодки? - я кивнула, мы еще по пути обговорили ответы на подобные вопросы. - Тебе когда исполнится шестнадцать?

- Через три недели.

- Прекрасно, значит, пойдете в один класс, - я мысленно ликовала. - Дрон, - Кларисса обратилась к молодому мужчине, сидящему за соседним столом. - Проводи Ядвигу и Алана в их комнаты. К сожалению, дорогая, жить вы будете раздельно. У нас не принято селить разнополых детей вместе. Зато вы будете видеться на занятиях, да и вообще, проводить время вместе. Я прекрасно понимаю, что такое родственные узы, когда все, что у вас осталось - это вы.

В этот момент распахнулась дверь, и вошел мужчина в форме. Он обвел комнату взглядом, а увидев меня, усмехнулся.

- Госпожа Кларисса, - начал он. - Девчонка все врет!

Я вздрогнула, но вспомнив, что даже если я вру, то доказательств этого у них нет, в немом удивление уставилась на мужчину.

- Ясь! - возмутилась Кларисса. - Что значит все?

- За воротами стоит ее жених, который требует вернуть девушку, - отозвался вошедший.

В один миг поняв, кто может там стоять, я в изумлении открыла рот.

- Ясь, ты хочешь сказать, что у пятнадцатилетней девочки есть жених? Но такое возможно только в одном случае, если она беременна, - при этих словах Кларисса повернулась ко мне. Я же в ужасе мотала головой. - Что же, думаю, следует прогуляться до ворот.

Охранник шел впереди, за ним госпожа Кларисса, дальше вели меня. По бокам шли двое мужчин, которые ненавязчиво то ли защищали меня, то ли боялись, что я сбегу. Мои пальцы медленно, но верно замерзали и это пугало куда больше, чем предстоящая встреча с Роном, а что за воротами именно он, я не сомневалась.

- Что происходит? - рыкнул Алан, преграждая нам путь.

- Алан, за воротами мужчина, который утверждает, что Ядвига его невеста, потому что беременна от него, - проговорила Кларисса, внимательно наблюдая за Аланом.

- Ну вот видишь, к чему приводит твоя доброта, - взвился братик. - Надо было его убить!

- Что?! - удивилась Кларисса.

Оба мужчины замерли с явным намерением скрутить Алана при первой же возможности.

- Вчера мы остановились в таверне около городской стены, - проговорил насупившийся Алан. - Я отлучился буквально на несколько минут, а в комнату, где была Ядвига, ворвался пьяный мужик. Он стал нагло к ней приставать, разорвал платье и пытался лишить невинности.

- Что? Ты не девушка?! – удивилась Кларисса.

И тут я заплакала, не потому, что хотела, а потому, что вдруг поняла: именно так надо сделать.

- Нет, - успокоил Алан. - Он не успел, но разодрал платье и отрубил косу. Он кричал, что теперь она опозорена. Я ударил его подсвечником, и мы с Ядой убежали.

- Значит, пьяный, - прищурилась Кларисса. - Значит, пытался изнасиловать потенциальную магиню. Да еще и не достигшую шестнадцати лет?

- Да, - пискнула я, продолжая всхлипывать.

- Григорий, камень сюда! - рявкнула Кларисса и, переведя горящие глаза на вмиг побледневшего Яся, прошипела: - Сколько?

- Госпожа Кларисса? - проблеял мужик.

Магиня искрилась силой, вокруг нее заворачивался ветер, и стало ощутимо жарко.

- Ясь, ты же знаешь, как я это не люблю? – шипя, произнесла директор.

- Но он сказал, что девочка бездарна, - оправдывался охранник.

- Бездарна? Идиот! У нее две стихии. Две! - рявкнула Кларисса.

Взмахнув рукой в сторону Яся, тут же устремилась к воротам. Мы, было, последовали за ней, но нас остановил Дрон.

- А вам, детки, на это лучше не смотреть. Не бойся, Яда, твоему мнимому женишку лично я не завидую, - усмехнулся он. - Думаю, нам стоит отправиться в жилое крыло и подобрать вам комнаты, вы как?

Я перевела взгляд на Алана, и он едва заметно улыбнулся.

- Да, так будет лучше, - сказал он за нас двоих.

Однако в этот момент раздался крик с улицы:

- Да кого вы прячете?! Это безродная и бездарная девка из Темного леса! Она живет там со своей теткой! Это моя шалава! Отдайте мне ее!

- Григорий, да от молодого человека несет дурман травой! - раздался смех Клариссы. - В кандалы! На каторгу, пожизненно! Ясь, как ты мог поверить в такой бред? Темный лес необитаем. Это знает каждый, там нельзя жить. Любой, кто задержится в нем больше чем на час, умирает в жутких муках. Или ты думал, его просто так назвали Темным? Ты разочаровал меня, Ясь. Григорий, отдай его Гансу, за то, что деньги любит и ценит больше долга.

- Госпожа, умоляю, пощадите! - взвыл охранник, но его руки уже были в оковах.

- Госпожа, я ничего не знал, я тут не при чем, я был пьян! - я услышала пищащий голос Казара.

Отец предал сына при первой же возможности.

- Уходи! Я запрещаю тебе приезжать в этот город. Навсегда.

- А-а-а, - раздался вопль.

- Татуировка проклятого, - пояснил Дрон. - Ну, все, хватит.

Я кинула последний взгляд на ворота и последовала за братом и Дроном в сторону замка. Казалось, одна часть моей жизни навсегда закончилась, а другая вот-вот начнется.

 

Первый учебный год.

Как ни странно, но учиться мне нравилось. Моей соседкой по комнате оказалась очень скромная и крайне молчаливая на первый взгляд девушка, ее звали Звонки. Вообще-то, полное имя - Звонида, но как-то сразу прикрепилось сокращение, и использовалось оно не только одноклассниками, но и преподаватели. Она лишь улыбалась и молчала. Не соседка - клад.

Девушка не была обделена даром, впрочем, как и все учащиеся здесь. Рада была не права, если бы во мне не проявился дар, я бы тут не осталась. Каждые три месяца тех, у кого дар был так же нестабилен, как и у меня, проверяли на шаре в темной комнате, только комиссии, как в первую проверку, уже не было. Лишь ты и шар. Так вот, даром Звонки была земля. Стоило ей кинуть пару семечек в разрыхленную землю, добавить чуть силы и кое-что нашептать, как росток на глазах не только пробивался сквозь толщу земли, но и превращался в очередное упитанное и радующееся жизни и солнышку растение. Не знаю почему, но я всегда смотрела на это с таким детским умилением, что веселила половину нашего класса. Увы, мой дар так и оставался нестабилен. Иногда у меня получалось все, а иногда ничего. Легкий ветерок, мог вырваться из моих рук и в мгновение ока превратиться в смерч, который, так и норовил в первую же очередь потрепать меня. Вода же вообще слушалась только тогда, когда я начинала злиться.

Буквально через месяц после начала обучения, Алан принес мне странный шнурок и, обмотав его вокруг моего запястья, строго настрого запретил его снимать.

- Почему?

- Хочешь, чтобы все узнали, что ты неучтенный маг льда? - спросил он.

А так как историю нам вовсю преподавали, да и книги, прочитанные у Рады, еще из головы не выветрились, я интенсивно замотала головой.

- Вот и носи. Пока дар не перешел на новый виток, этого хватит, а дальше что-нибудь придумаем.

Могу сказать только одно, то, что я встретила Алана, и он стал моим братом, это было лучшим за всю мою жизнь. Нет, я, конечно, испытывала благодарность к Раде за то, что она меня вырастила, вот только именно в школе я осознала, насколько замкнутым был мой мир. Лес, а если быть точной, то Темный проклятый лес – это, собственно, все что я видела за свои шестнадцать лет. Деревенька не считается, так как там я появлялась лишь для того, чтобы забрать посылки и продукты. Ну а те две поездки в город вообще были яркой вспышкой, не оставив более или менее четких воспоминаний.

И вот теперь я оказалась в кругу общения. О нет, друзья были, но врагов почему-то оказалось больше. Хотя какие они враги? Так, завистники. Ну во-первых, нам с Аланом завидовали, так как мы мало того что как брат и сестра учились в одном учебном заведении, так еще и в одном классе. А во-вторых, уж не знаю почему, но я привлекла внимание самого красивого парня школы.

- Эй, кнопка! - раздался крик.

Это было первое проявление интереса ко мне, спустя полтора месяца от начала учебы. Я даже не вздрогнула, будто ничего не замечая, только что закончилось первое практическое занятие по стихиям, и мне не отозвалась ни одна из двух. Я шла, опустив голову, и костерила стихии, на чем свет стоит.

- Мелкая, я к кому обращаюсь? - так как голос раздался над ухом, я встрепенулась и остановилась.

После чего, чертыхнувшись, повернулась и в изумлении уставилась на высокого блондина с длинными волосами, убранными в хвост. Так как в своем изумлении, я, видимо, была забавна, он, расправив плечи и подарив мне очаровательную улыбку, выдал:

- С этого дня и до конца года ты - моя девушка.

- С чего вдруг? - опешила я, пытаясь поймать брови в районе лба.

- Я так решил, - сказал этот самодовольный блондин.

Развернувшись, он направился в сторону тренировочной площадки.

- А-а-а, - протянула я. - Размечтался, - буркнула себе под нос и продолжила движение к основному корпусу.

Уж не знаю, что это было, но вечером ошарашенная Звонки выдала тираду, состоящую из такого количества слов, какого я не слышала от нее за все эти полтора месяца. Итогом криков, эмоциональных всплесков и двух разбитых горшков с цветами стало следующее заявление:

- Яда, ты попала.

- Куда? - опешила я, так как из монолога ничего не поняла.

- Ты стала девушкой года.

- Да ну, - искренне удивилась я. - С чего вдруг?

- Тебя выбрал Петр. Ядвига, ты что, меня не слушала?

- Почему не слушала, внимательно внимала, но ничего не поняла. Кто такой Петр? При чем тут он? И при чем тут я?

- Ох, - Звонки села на кровать, обхватив голову руками, и стала раскачиваться. - Теперь нам жизни не будет. Они нас затюкуют. Прежде всего тебя, ну и меня за то, что живем вместе. Вот скажи мне, зачем он тебе? Все же знают что это ненадолго!

- Стоп! - рявкнула я, потому что слушать непонятные мне стенания по второму кругу я не собиралась. - Объясни!

- Яда, я тебя прикопаю! - раздался голос злого Алана от двери.

Это, мягко говоря, обескуражило. За все это время Алан злился дважды, правда, оба раза на меня. Но там я хоть знала за что, а тут полная «несознанка». Я выкатила круглые глаза и попыталась зареветь. Увы, слезы явно не торопились на представление, а потому, тихо шмыгнув носом, я села на кровать и, сложив руки на груди, насупилась:

- Или вы толком объясните, из-за чего орете, или я разговаривать с вами не буду!

- О Боги, она уже корчит из себя госпожу, - взвыла девушка, падая на кровать. - Все, переселите меня срочно!

- Успокойся, Звонки! - рыкнул Алан.

Девушка тут же заткнулась и забилась в угол кровати. Если честно, то я подозревала, что мой братик безумно нравится моей соседке, но она не сознавалась, а я тем более молчала.

- Алан? – подала я голос.

- Ты и Петр? – то ли вопрос, то ли утверждение, то ли вообще – угроза.

- Все, достали. Кто такой Петр? – не выдержала я, вскакивая с кровати.

- Блондин из старшего класса, - ответил брат, сдерживая гнев.

- А-а-а...

- Что между вами? Яда, ты же знаешь, что тебе нельзя!

- Перестань орать, я все помню и все знаю. И даже не собираюсь это обсуждать. Пойми, до того момента, как вы со Звонки стали на меня орать, я даже не знала кто такой Петр.

- Но вся школа обсуждает, что ты новая пассия Петра, – не унимался Алан.

- И? Я-то тут при чем? – я вытаращилась на брата в ожидании пояснений.

- Яда! - рыкнул брат и я, вздрогнув, созналась:

- Иду с первой практики, у меня, кстати, ничего не получилось, - тут же решила пожаловаться. - И в этот момент подкрадывается какой-то псих и говорит, что, мол, я его девушка. И ладно бы это, так уточнил, что только до конца года. Пока я хватала ртом воздух от возмущения, он уже ушел. Я плюнула и продолжила свой путь. У меня, знаешь ли, дела и поважнее будут, чем общаться с психами.

К концу рассказа Звонки рыдала от хохота на кровати, а Алан, присев рядом и обняв, сказал:

- Девочка моя, я в тебе не сомневался. Помни, нам надо пробудить твои способности, а когда мы окончим эту школу, то сразу уедем.

- Куда? - с надеждой спросила я, втайне радуясь, что Алан не собирается меня бросать.

- Куда захочешь, - улыбнулся он, целуя меня в макушку.

- Хочу за море, - тут же озвучила свою мечту.

- Значит, так и будет.

На этом историю можно было бы закрыть, если бы не одно но… На следующее утро, открыв дверь в коридор, я уперлась взглядом в двух девиц.

- Ты Ядвига? – спросила правая. Я кивнула.

- Держись от Петра подальше, - сказала левая.

- Дальше некуда, - пискнула я.

Тут из-за поворота вынырнул Алан, отодвинув опешившую девушку, чмокнул меня в щеку.

- Привет, дорогая, - сказал он таким томным голосом, что у меня подогнулись коленки. Я хлопала глазами и таращилась на него. - Готова? - кивнула, все еще ища свой голос. - Пошли, завтрак ждать не будет.

- Ты кто? - ошарашенно выдала одна из девиц.

- Я Алан, а вот что вы тут делаете? - спросил он, прищурив взгляд.

Девушки нервно дернулись и, опустив глаза в пол, пролепетали:

- Простите, мы обознались.

После чего резко развернулись и практически бегом направились к лестнице.

- Алан, это что сейчас было? – с прищуром поинтересовалась я, уже взяв себя в руки.

- Могла бы и спасибо сказать, - насупился братик и потянул меня в ту же сторону.

- Спасибо. А за что? – все-таки не унималась я.

- Яда, иногда твоя девичья тупость меня пугает. Если ты не поняла, то это бывшие девушки Петра, и они пришли предупредить тебя, чтобы ты не смела на него претендовать.

- Боги, ну почему я? Он что, не мог найти другую?

Я понимала, что вопрос, заданный в потолок, скорее всего, останется без ответа.

- Вот и мне интересно, почему именно ты? - прищурившись, Алан внимательно прошелся по мне взглядом.

С момента начала обучения и даже несмотря на то, что шестнадцать мне исполнилось, внешне я не сильно изменилась, вот только волосы отросли. Я предпочитала широкие брюки, широкие белые блузки и мальчиковые жилетки темных тонов, вот и весь мой гардероб. В такой одежде фигуру было не видно. Волосы, как всегда, в косу и узел, косметикой я пренебрегала. Короче, до красавицы мне как до Темного леса пешком. Хотя, по словам Алана, пока дар не проснулся окончательно, этот имидж - мой родной. Вот определюсь со способностями, тогда он лично купит мне самое лучшее платье. На такие заявления я лишь улыбалась, давно решив, что не в замужестве счастье. Я мечтала о путешествиях, о приключениях, о жизни боевого мага. А значит, надо пробуждать и приручать способности, тем более две стихии это лучше, чем одна, и в сто раз лучше, чем ничего.

***

Стоило войти в столовую, как все взгляды устремились на нас. Я, было, дернулась назад, но, державший меня за локоть Алан, поволок к нашему столу, за которым уже сидела всклокоченная Звонки и сосед Алана по комнате, Таврий, на руке его крутился маленький огненный шарик.

- Привет, - жизнерадостно сообщил Алан, впихивая меня на скамью. - Присмотрите за ней, - оба фыркнули и кивнули.

Я сидела, как нахохлившийся ворней. Ага, такая маленькая смешная птичка и пыхтела. Потихоньку столовая наполнилась обычным шумом и на нас перестали таращиться. Алан принес завтрак, и я с удовольствием приступила к трапезе, вот только мгновенно обрушившаяся звенящая тишина создала странный дискомфорт.

- Ядвига, девочка моя, я что, недостаточно четко сказал?

Вопрос заставил меня прыснуть только что отпитым компотом. В изумлении я повернулась и уставилась на ехидную рожу Петра.

- Тебе чего? - спросила, прокашлявшись.

Казалась, вся столовая затаила дыхание. Под столом я сжала руку Алана, моля не вмешиваться, ответное пожатие было сигналом, что он будет ждать.

- Чего? Детка, ты, видимо, не поняла, теперь ты - моя девушка.

- С чего?

- Я так решил, - проговорил он.

Парень явно стал злиться. Это четко отразилось на сжатых в тонкую линию губах и сверкающих глазах.

- Отвали, - сказала я.

Отвернулась, демонстративно беря ложку в руку и зачерпывая творог. То ли мальчик что-то упустил, то ли я не вписывалась в образ той, кто от одного предложения должна была пасть перед ногами и целовать тропу, по которой он горделиво вышагивал. Петр решил мне что-то объяснить, а потому, положив руку на плечо, резко развернул меня к себе. Я повернулась, вот только вместе с ложкой, наполненной жидким творогом. По закону «подлости» все содержимое ложечки легло ровнехонько на его камзол и брюки.

- Ой, - вроде бы удивилась я.

- Ах, ты?! - рыкнул Петр, делая шаг назад. - Мы еще не закончили!

После чего, развернувшись, он четким и быстрым шагом покинул столовую.

- Ты глянь, голодным остался. Вот теперь все понятно, это он с голодухи такой неадекватный, - сказала я, растерянно смотря на пустую ложку.

- Яда, я тебя обожаю, - стонал Алан, прикрывая руками лицо.

Да что там братик, ржала вся столовая. Видимо, это первый день, когда Петру не повезло. Не с той он связался, не с той. И ведь главное, я же не специально!

Если вы думаете, что Петр оставил свои поползновения в мой адрес, то, увы - нет. Однако каждый раз, как по закону этой самой подлости, что-нибудь да случалось. Через неделю после истории в столовой, я опрокинула на него таз с грязной водой. А не надо было караулить меня у двери. Мы со Звонки уборку генеральную затеяли, а тут этот красавчик. Еще через месяц я случайно, выкинув из окна старый разбитый горшок с цветком. Конечно же, попала четко по голове самому завидному парню в школе. По углам стали шушукаться, что я его прокляла и теперь хочу сжить со свету. Радовало одно, сам Петр в это не верил и все еще считал себя лучшим в школе, мы ему в этом не препятствовали, ну почти...

***

- Ядвига! - раздался крик Петра за спиной. 

37393 просмотров

Категории: Законченные произведения


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.


алина

класс!

31.08.2015, 19:00

Готовый сайт из галереясайтов.рф